Радик Кагиров. Аргонавты – астронавты


L.Costa, Einschiffung der Argonauten - L.Coast, Embarkation of the Argonauts - L. Costa, L'Embarquement des Argonautes

В октябре этого года будет отмечаться 60-летний юбилей Космической эры. Годовщина великого прорыва человечества. 60 лет – по историческим меркам совсем немного. Мечтали ведь об этом многие тысячи лет. Мечтали и готовились. Еще со времен Древней Греции, когда и появился сам термин «космос».

Космонавтика, или, иначе, космоплавание, – не только совокупность специфических дисциплин, но и собирательный образ, наводящий на вполне определенные ассоциации. Это относительно новое явление в истории цивилизации и характерный знак времени. Многое в ней символично.

Символика есть видение бесконечного в конечном – видимое изображение невидимых, таинственных вещей. Все значительное в нашей жизни есть знаковое, символическое. Символы как таковые отображают смысл, заложенный в ином, духовном мире, и символическое миросознание обращается в глубину бытия. Они связывают не только с другим порядком бытия, но и в этом мире объединяют разрозненное в целостность, как звезды в созвездия. Связавший столь многих и разных, символизм освоения космоса служит весьма важным объединяющим фактором в науке, да и в обществе. Благодаря ему светила разных областей деятельности, их знания и усилия объединены в единое «созвездие» космонавтики.

Признают, что наша жизнь мифологична и что мифы не есть описание иллюзий или выдумок, но они выражают первореальность духовной жизни. Корни нашей цивилизации – в культуре эллинского периода, оттого и не угасает интерес к мифам того времени.

В повествовании о путешествии аргонавтов далеко не главная роль принадлежит искусству мореплавания. Но если бы древние греки не развивали свой флот, сотворение столь значимого символа оказалось бы невозможным.

Достижения космонавтики и работа современных астронавтов (космонавтов) продолжают этот мифотворческий процесс, обогащают космическую символизацию и культуру человечества в целом. Космонавтика традиционно знаменует собой самое передовое. Но это не просто флаг, не кусок высоко поднятой материи, который развевается и трепыхается на ветру. Это вдохновляющее и развивающееся действие, своей драматичностью вызывающее трепет у многочисленных зрителей.

В каждодневной деятельности космических коллективов, помимо некоторого показного лоска, достаточно много скучноватого и ортодоксального, но есть и скрытый глубинный смысл. Космос виделся нашим предкам ареной божественных актов, потом он был театром большой холодной войны, а ныне стал манежем маленьких шоу-представлений. И все-таки это эмоционально значимое, полное драматизма действо, а человечество внимает происходящему, словно зритель, более или менее, но заинтересованный.

На орбитах работают сложные технические устройства, управляемые и одушевляемые людьми, словно в кукольном театре, где к куклам отношение столь же заинтересованно-трепетное, как к живым людям. Например, судьбой орбитальной станции «Мир» были озабочены не менее, чем участью живого человека. Вопрос о его затоплении обсуждался столь же эмоционально, как и допустимость эвтаназии. Потом достойно ушедшему орбитальному комплексу рукоплескали как погибшему герою. Как это часто бывает с героями в пьесах, над «Миром» изрядно поиздевались, но «под занавес» он красиво ушёл, оставив о себе добрую память.

Когда-то американские астронавты миссии «Аполлон 13» столь же трогательно прощались с лунным модулем «Аквариус». После отстыковки корабля, ставшего для них спасительным убежищем, они говорили ему вслед слова похвалы и благодарности. Эти трогательные фразы спустя годы сильно впечатлили киношников из команды режиссера Рона Говарда изучавших архивные записи того трагического полёта. Как рассказывал в одном из интервью актер Бил Пакстон, снимавшийся в фильме «Аполлон 13», космические корабли наряду с людьми были участниками и героями той кинопостановки.

Когда сворачиваются такие программы как «Восток», «Аполлон» и «Мир», они остаются в культуре человечества как символы, как яркие повествования, подобные древним мифам об Одиссее или Аргонавтах.

Во времена Древней Греции, когда возникли те весьма значимые мифы, и когда во многом сформировалась присущая западной цивилизации символизация, возникло понятие упорядоченной вселенной (греч. kosmos) и процветало и театральное искусство (греч. theatron).

Как писал автор книги «Обратный отсчет. История космического полета» T.A. Хаппенхеймер: « …основная цель пилотируемой космической программы может быть приравнена к представлениям в театре. Все же театр в течение долгого времени был существенным элементом наиболее серьезной и продуктивной политики. Пышными представлениями прославилась Британская империя, с ее эскадронами бравых гусар на парадах и облаченными в парики судьями, смотрами ее военно-морских эскадр и воспеваниями оркестров «Боже храни королеву». Представления играли существенную роль в работе Уинстона Черчилля и Джона Кеннеди, мастеров риторики вызова и надежды. Драматизация идеалов интернационализма в новом столетии, и придание им жизни, могут привести к тому, что предвидения Фон Брауна и Королева сбудутся».

В спектаклях все заключается в систему образов и художественных обобщений, а к зрителям обращаются с эмоционально сильным зарядом идей, размышлений и сопоставлений, вызывая сильные эмоции и чувства. Страх, амбиции, гордость – эти специфические термины, описывающие психологическое состояние часто используются в высказываниях о космических исследованиях. Их с самого начала двигали эмоциональные импульсы. Когда массы людей оказывались не безучастными зрителями, и поднималась волна общественного энтузиазма, тогда эта отрасль получала мощнейший толчок. Так случилось после запуска первого спутника – непредсказуемо высокий восторг был у советских людей и чрезвычайно сильный испуг у «проклятых капиталистов». В октябре 1957-го журналисты говорили: «Спутник уязвил самолюбие американцев» и Эйзенхауэр признал, что у СССР имелось «большое психологическое преимущество во всем мире». Именно волна общественного интереса подстегнула развитие космических исследований, отчего «самодеятельные представления» Королева и Брауна, поначалу почти не интересовавшие политиков, были поддержаны властями – конструкторам выделили огромные средства, и наделили их огромными полномочиями, обязав их держаться на идеологическом гребне. Потом взволнованность от очередных достижений конкурентов заставляла каждого из соперников гнать волну собственной космической программы.

Получилось так, что перед «стихийно собравшимися» зрителями «противостоящих лагерей» по обе стороны высокой сцены развернули захватывающее представление, используя космическую символику как флаг в идеологическом наступлении. И у этой истории намечается продолжение – коммунистический Китай запускающий свои пилотируемые корабли, тоже занял престижную позицию на «небесном Олимпе» и числится третьей по счету космической державой. И тут дело не только в международном авторитете государства – такие знаковые события объединяют страну, ее многочисленных жителей, как когда-то они своей символичностью объединяли людей в наших противостоявших «супердержавах».

Кстати термин «символ» (греч. σύμβολο), исконно означает закреплять, соединяя отдельное». Благодаря значимой символике освоения космоса научно-технические светила, их усилия, идеи и идеалы объединены в единое «созвездие» космонавтики. Ведь не только экономическими интересами, или указаниями политиков объединены в единые коллективы и связаны между собой специалисты авиакосмических предприятий, но приверженностью к важному делу и душевными нитями межчеловеческих отношений.

Трепет перед высокой безбрежностью наслаивался веками – почти во всех культурах космические символы наиболее значимые. Они собраны и переданы нам через века, и влияют на наше самосознание.

Словно собираемый пчелами нектар, духовный опыт людей был накоплен и запасен многими поколениями. Он содержится в культуре подобно тому как мед (греч. μέλη) хранится в сотах. Этот «мед», собранный с «полей вечности», оформленный в ячейках культурных символов и общественных институтов, имеет связь с Бесконечным, с Космосом. Эта «сотовая связь», работающая с древних времен, выражает концентрированный смысл, «закодированный» в символах, текучие образы которых выражаются в разных формах – в научных знаниях, традициях, поверьях и т.д. Человечество их непрерывно потребляет и преобразует. Мы не только питаем им наши души – подобно тому, как после изъятия меда используется оставшийся воск, мы применяем воплощенную в материи символику в каждодневной жизни, для общественных ритуалов, для оформления декораций, для объединения разрозненных вещей и явлений.

Наши «крылья вдохновения» скреплены тем, что досталось от многочисленных поколений предков. Это уподобляет нас легендарному Икару, полетевшему на крыльях, построенных его отцом Дедалом. Как повествуется в известном мифе, увлеченный полетом юноша не послушался предупреждений своего отца, и поднялся слишком высоко. Солнце расплавило крылья, перья которых были скреплены воском и льняными нитями – Икар упал в воду и утонул. К счастью, мы не столь ограничены в нашем желании лететь все выше и выше. Но очевидно, что в последние годы межличностные нити в нашем обществе ослабли, и наши крылья лишились былой крепости, потеряли прежнюю жесткость, опали и стали какими-то куцыми.

Люди стали больше беспокоиться о цене билетов на «представление» и не так охотно верят провозглашаемым свыше репликам. Внимание к космосу широкого круга «зрителей» несколько притупилось. Заинтересованно за событиями следят только любители и критики. И все же в космосе и на Земле продолжает развиваться фантастическая и эмоционально значимая драма. Что будет дальше, поживем – увидим.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике научно-популярное, статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Радик Кагиров. Аргонавты – астронавты

  1. Ника Черкашина:

    Замечательные размышления о символике Мифов — от древней Греции с Икаром и Аргонавтами до сегодняшних космических полетов. Да, Мифы — те же символы. А Символы — словно своеобразные алгоритмы, в которых зашифрованы все прошлые, а, возможно, и будущие достижения человечества. Спасибо автору за неожиданный поворот в теме «Аргонавты» и увиденную им преемственность древних Мифов и Символов с сегодняшним днем и с нашим Будущим.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s