Валентина Самкова. Исседоны и иткульцы: первые свидетели путешествия Аргонавтов

В основу нашей работы легли антропологический и этнографический опыт, картографический материал, касающийся Каспийского и Арабского морей прошлых лет и веков, а также сюда вошли работы и дневниковые записи русских путешественников, исследовавших эти места, начиная с  Крашенинникова, путешествовавшего по Сибири в 1733—36 годах; Георги, изучавшего Алтай в 1768—74 годах; Ф. Берга, совершившего экспедиции в Среднюю Азию в 1823 и 1825 годах; Эйхвальда, Эверсмана и  конечно, Александра Гумбольта, 1829 г. и многих других.

Изучая историю и географию путешествия по России Александра Гумбольта мы понимаем, что на огромном пространстве, особенно азиатской части нашей страны, он собрал массу новых сведений, идей и наблюдений. Он и его спутники по возвращении на Родину долго и скрупулёзно трудились над их обработкой, благодаря чему мы можем делать не только выводы, но и выдвигать новые гипотезы. На наш взгляд, обозрение Прикаспия, плавание по Каспийскому морю возбудили в Гумбольдте столь живой интерес, что он решил снова проштудировать всю имевшуюся литературу греческих, римских и арабских авторов, идеи которых касались в той или иной степени вопросов географии, истории, культуры районов Западной Азии. Он подверг тщательному анализу всю историю античного мира. Перечитывая классические труды мыслителей древности, Гумбольдт пришел к выводу, что народы, населявшие территорию современного Казахстана, на определенных этапах своего развития играли заметную роль в торговых и культурных сношениях не только с соседними странами, но и с довольно отдаленными азиатскими, европейскими и даже африканскими государствами. «Цивилизация не принадлежит исключительно одному какому-нибудь, так называемому, первобытному народу. Цивилизация не может быть делом одного какого-нибудь народа, но она суть взаимных отношений, она плод, результат, если не всеобщих, то весьма значительных международных сношений», пишет по возращении из России Александр Гумбольдт

Александр Гумбольдт, сравнивая книжное описание с живой действительностью мест, только что посещенных им, отмечает, что древнегреческий историк и путешественник Геродот, по праву носящий почетное имя «отца истории», в своем классическом труде «История», посвященном греко-персидским войнам (около 500—441 гг. до н. э.), впервые указал, что Каспийское море составляет со всех сторон закрытый бассейн, и что у его восточных берегов, так же как и у западных, живут различные племена. Гумбольдт, описывает путь с запада на восток через Урал, указывает на наличие за Уралом еще одной горной цепи, более высокой, и подтверждает, что у подошвы Урала живут некие аргиппеи. Гумбольдт, так же как и ряд других этнографов его времени — Герен, Нибур, Эйхвальд, — определил, что аргиппеи — монгольское племя, предки калмыков, соседи скифов. «Что далее аргиппеев, — спрашивал Геродот, — и  никто не может ответить ему ничего достоверного; стоят там высокие неприступные горы, которых никто не перехаживал… Впрочем, известно, что к востоку от аргиппеев живут исседоны». Гумбольдт считал, что «высокие, неприступные горы» Геродота — это Алтайские горы, а не Уральские горы, а племена, обитавшие в юго-западной части Алтая или «в нынешней средней Киргизской степи, между Каркаралы и Семипалатинском», относятся к исседонам.

Г. М. Бонгард-Левин и Э. А. Грантовский в своей работе [1] пишут, что страну причерноморских скифов и их близких соседей греки знали достаточно хорошо; сведения же о более отдаленных народах, вплоть до аргиппеев и исседонов, были не столь определенны, и уже совсем фантастический характер носили описания стран за аргиппеями и исседонами. Там якобы обитали «люди с козлиными ногами» и «одноглазые» аримаспы, постоянно борющиеся со «стерегущими золото грифами». Мы помним, что этот популярный сюжет вдохновил Эсхила в его трагедии «Прикованный Прометей» на следующие строки: «Остроклювых бойся грифов, зевсовых собак безмолвных! Одноглазой конной рати аримаспов, живущих у золототекучего Плутонового потока». Реки, текущие в золотых руслах, золото, которое стерегут грифы, связывались в таких рассказах с высочайшими горами; многие античные авторы назвали их Рипами, Рипейскими (или Рифейскими) горами. В этих горах, в пещере, находилось жилище сурового Северного ветра Борея. А еще дальше, за горами, помещали море, или океан, и «славившийся баснословными чудесами» народ, который греки называли гипербореями, иткульцами, да исседонами.

Важным свидетельством о живом соприкосновении народов Северной Индии, Персии, Греции с другими соседними народами, являются многочисленные упоминания о проникновении на территорию Срединной Азии не только торговых караванов, монахов и отшельников, порой, с меркантильными, религиозно-философскими и астрологическими фантазиями, о чем говорят Бонгард-Левин и Грантовский [1].

О том, что в Средней Азии обитали могучие народы, можно судить хотя бы по тому, что персидский царь Кир погиб в борьбе с массагетами, саками и дербиками, а войска Александра Македонского понесли небывалые за весь Восточный поход потери во время грандиозного сражения на реках Танаис (Яксарт, Сырдарья) и Политимен (Зеравшан), где войскам Бактрии и Согдианы помогали мамакены и саки — кочевые воинственные племена, обитавшие на территории современного Казахстана и других близлежащих районов Средней Азии. Также в древних источниках имеются сведения о том, что сакские женщины наравне с мужчинами принимали участие в сражениях, «притворно обращаясь в бегство, стреляли с коней, оборотясь назад», как делали это амазонки.

Установив ареалы расселения аргиппеев и исседонов, Гумбольдт подверг исследованию еще один важный вопрос: «Кем и где добывалось золото, которое в большом количестве поступало в греческие приморские владения?» и отвечает, здесь на Урале или Гипербореях. Также известно из работ древних авторов, и прежде всего из трудов Геродота, греческие причерноморские княжества обладали большим количеством золота, да и раскопки греческих курганов, проводившиеся в последующие века, обнаружили немало золотых браслетов и других украшений, а также золотых сосудов, монет и т. п. В то же время установлено, что в местах обитания причерноморских греков добыча золота отсутствовала. Профессор Г. Е. Щуровский, путешествовавший по Алтаю и Казахстану, в своих исследованиях по этому вопросу пишет: «Итак в юго-западной части Алтая, как можно полагать, во времена Геродота обитали исседоны, а в северной части аримаспы и гриппы. Которые же из этих народов добывали золото и перепродавали его скифам? Из описания Геродота видно, что золото находилось в руках аримаспов и гриппов. Гумбольдт назначает им место в соседстве нынешних Салаирских гор, заключающих в себе золотые россыпи. В Салаирские горы Гумбольдт, видимо, включал и Алтайские [3]. По мнению Гумбольдта, эти самые россыпи вместе с Южно-Уральскими были главным источником золота для скифов и для греческих причерноморских колоний, для понтийских эллинов. Греки, по его предположению, получали золото от исседонов, которые одни только могли находиться в прямых сношениях с аримаспами». Так где проживали и куда ушли исседоны? Мы однозначно сказать затрудняемся, но при этом, мы знаем, что их имя осталось в названии озера Иткуль и реки Исеть, которая берет свое начало в Исетском озере, и бежит она сотни километров на восток, где впадает в Тобол.

Исходя из всего выше сказанного, мы выдвигаем гипотезу: герои-Аргонавты, похитив Руно, уходя от преследований, возвращаясь в Грецию, плывут по северным рекам, могли они побывать в стране гиперборейской, где могли вступать в торговые отношения с исседонами и иткульцами. Находим мы подтверждение этой гипотезы и в поэме «Аргонавтика», написанной в первой половине III века до н. э., ставшей единственной сохранившейся эпической поэмой эллинистической эпохи. Аполлоний Родосский говорит, что возвращаются они домой долгим кружным путём — вверх по Истру, через Африку и страну феаков, могли они в этом долгом вынужденном путешествии побывать в землях Гиперрборейских.

Чуть позже, древнеримский учёный Плиний Старший в своей «Естественной истории» напишет о гипербореях следующее: за этими (Рифейскими) горами, по ту сторону Аквилона, счастливый народ, который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда солнце не скрывается (как о том думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем. Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется как отдельными людьми так  и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью <…>  Сегодня уже не стоит сомневаться в существовании этого народа, и здесь мы представляем авторскую версию мифов и легенд исседонов и иткульцев [2].

 

Мифы и легенды земли исседонов и иткульцев

Земли  исседонов и иткульцев не ведали границ, пролегая далеко на север, где горы уходили высоко в небо. Долы и долины были бескрайними, на них паслись стада быстроногих скакунов. Леса земли исседонов были полны дичи, говаривали старики, что встречались в них серебристые барсы и единороги. Жили в богатстве и достатке, учили навыкам охоты не только мальчиков, но и девочек. Правителями иткульцев была Богиня Луны, мать богатыря Таганая и девы-птицы Хумай. Правителями исседонов были три брата-богатыря: Шарташ, Урал и Шульген. Глубоко в недрах хранил Богатырь-Таганай богатства родной земли. Владел Таганай кузнечным ремеслом в совершенстве, мог выковать булатный клинок, который был острее молнии и прочнее гранита. Научил Богатырь Таганай свой народ кузнечному ремеслу, научил как управляться у плавильного горна, клинки ковать, а главное клинком владеть. Следил Богатырь за тем как создают лучшее оружие… Был Таганай сильным богатырем, почтительным сыном и братом. Когда мать-Луна стала терять свои жизненные силы, выковал Таганай ей в своей кузнице трон, посадил ее на него и вознес на небо. Так и стали его называть, «тот, кто ковал трон».

Богатыри  Шарташ и Таганай. Дерево Жизни

В долине Земли исседонов посадил Богатырь Шарташ Дерево Жизни — символ всего живого на Земле. Следил Шарташ за сохранением баланса сил Добра и Зла. Энергия и сила Дерева была способна спасти миры и народы от зла, живительные соки Дерева Жизни наделяли людей мудростью. В корнях дерева Жизни были расположены неиссякаемые источники с живой и мертвой водой. Это Дерево Жизни было как Основа Миров. Питает Мировое древо  живительный мед, который варила сама Царица Лугов – Таволга, текла по стволу живительная влага, в ней была сила самой Матери Земли. Священным живительным медом пропитан был весь ствол дерева, кто отведает этой живительной влаги, тому открывались истинные знание и мудрость.

Это Дерево Жизни было как Основа Миров и как Алтарь Вселенной, в который призвал Богатырь Шарташ  служить Таганая.  И велел Шарташ Таганаю беречь Дерево Жизни, ибо пока будет живым это дерево, будет мир и справедливость царить между людьми, будет доступно им беспредельное счастье. Дерево Мира корнями уходило глубоко под землю, где находилось пространство преисподни, состоящее из восьми адов, каждый из которых мучительнее предыдущих. В самом нижнем уровне преисподни были заключены демоны, выпускать которых, было запрещено под страхом смерти. Середина ствола дерева включала в себя модель срединного мира, мира природы и человека, в центре которого и был Алтарь Вселенной. Кроной Дерево прорастало в небеса, самая верхняя часть достигала неба возрастающего сияния, где было место для обитания освобожденных душ от земной привязанности. А выше и дальше был только ветер.

Стал служить в Алтаре Вселенной Богатырь Таганай. Выходил Таганай из Алтаря к подножию Небесного трона только раз в месяц в полнолуние, чтобы увидеть радостное лицо своей матери – Богини Луны! Вот какой был почтительный сын! Своей семьи не завел, не нашел себе пару Таганай, никто ему так и не приглянулся! Умер богатырь Таганай у Небесного Трона, держа его своими сильными руками, а люди назвали это место его именем.

Сам Шарташ оставил памятку людям: вырезал из дерева исполинского идола, на его теле нанес все тайные знаки символы, зашифровал в них послание будущим поколениям, как жить им на земле исседонов. Приставил к исполину посвященных людей-мудрецов, да потерялась эта священная мудрость в веках. И исполин исчез, люди думали, сгорел в пламени войн! Ан нет, нашелся! Шигирским его называют!

Мудрая дева-птица Хумай обладала магическим искусством перевоплощения. Превращалась она в птицу-лебедь, летала над просторами земли своих соплеменников. Пролетая над землею, горами и озерами, следила за порядком жизни. Встретил Деву-птицу — Хумай  Богатырь-Урал в пору юности, полюбили они друг друга с первого взгляда и эта встреча оказалась для них судьбоносной. Случилось это тогда, когда еще Богатырь-Урал и его младший брат Шульген искали по свету Источник Вечной Жизни. Тогда, когда лелеяли братья мысль – вместе Смерть победить. Как найти этот источник и победить Смерть они не знали, где источник Жизни, они не ведали. Отправились они искать Источник Вечной Жизни по свету да разошлись пути дороги двух братьев. Шульген избрал путь неправедный: с детства был хитер и коварен, гордыня не давала ему покоя. Стремился Шульген во всем к превосходству, лукавство и коварство использовал он в достижении своих целей. Где появлялся Шульген со своими слугами, там к людям приходили беда и смерть, разрушение нес коварный Шульген. Разошлись дороги-пути двух братьев, врагами стали Богатыри, до конца жизни Урал-Богатырь вел борьбу с коварным Шульгеном, теряя силы и время. Смерть Урал-Богатырь не одолел, отказался он от этой пустой затеи, разубедил его старший брат Шарташ. Первым из Братьев понял Богатырь Шарташ закон жизни: всему свой черед, а главное, во всем должен быть закон и порядок. Закрепилась слава мудреца за Богатырем. А бессмертие обретают в детях, эту простую истину осознал стареющий Богатырь Урал.

Дети Богатыря-Урала  Славные дети были у Богатыря-Урала: семь сыновей-богатырей, да  красавицы дочери. Подросли сыновья, вместе с отцом боролись со Злом, утверждая мир, добро и порядок на земле. Матерью двух девочек  была сама Хумай, любимая жена Урала-Богатыря. Рождению дочерей безмерно рад был Урал-Богатырь. Глядел на них как на великое чудо, чувствовал тепло любви в своей груди. Дочери радовали отца с матерью, росли красавицами, богатыршами. Не устоял от искушения стареющий Урал, подарил им не пяльца для рукоделия, а булатные воинские клинки, которые сам Таганай ковал в своей кузнице. В минуты счастливого отцовства был добр и щедр Богатырь. Брата Шулгена после поимки и победы не казнил за злодеяния, отпустил на свободу, дал ему последний шанс.

Только коварству Шульгена не было границ, отравил он брата Богатыря Урала черными водами источника Смерти. Умер Богатырь-Урал на руках любимой жены Хумай, окруженный детьми и слугами. Дева-Хумай похоронила Богатыря Урала на высокой гряде. Ту могилу вода не зальет, огонь не сожжет. На высокой горе, что поднял в пору еще своей юности Урал-богатырь из моря, та могила. Та гора стала именоваться по имени богатыря — Урал-гора. А вскоре и всю страну стали называть его именем — Урал. После смерти любимого мужа, стала Дева-Хумай забывать сбрасывать свой лебединый наряд, и превратилась Дева-Хумай в белую лебедь. Улетела прочь Хумай, скрылась от глаз людских.  А сыновья Богатыря Урала превратились в могучие реки: Идель, Яик, Миасс, Ирюм, Нугуш и Хакмар.

Уренга и Иткуль, так нарекли своих дочерей Урал с Хумай, остались на земле одни.  Решили дочери-богатырши продолжать дело своего отца, боролись со злом, утверждая на земле справедливость и порядок. Высоко в горах Ямантау в жестокой схватке столкнулась Уренга  с Шульгеном. Бились они, восседая оба на богатырских конях в воинских доспехах, не признал Шульген в смелом воине девушки. Уренга была в отцовских доспехах, серебром отливали кольца кольчуги, золотом играл ее шлем. Бились не на жизнь а на смерть, бились долго, спешились с коней воины, выхватили свои клинки, искры  разлетелись по ущелью. Острый клинок, подаренный отцом, наносил смертельные раны Шульгену. Упал Шульген в ущелье Крык-тау и сгинул на веки в нем. Стало с тех пор ущелье называться Черным. До сих пор в страшную непогоду слышится со дна ущелья стон великий. Обходят люди это ущелье стороной.

А Уренга, смертельно раненная, направила своего верного коня домой, где встретила ее младшая сестра Иткуль. На утренней заре, когда гаснет звезда на небосклоне, умерла от ран Уренга на руках у сестры. Омыла ее тело Иткуль, одела в белые одежды и похоронила на границе земли иткульской. Решила Иткуль вместе с Уренгой погрести клинки, в знак вечного отказа от войн и распрей на земле. Большой скалой закрыла она место погребения сестры и булатных клинков, тех, что сам Таганай — Богатырь выковал в своей кузнице. Села у подножия скалы Иткуль в скорби и печали, и плакала она о своем великом горе. Осталась она без отца и матери, без братьев и любимой сестры, одна одинешенька на этой земле. В час великой скорби солнце померкло для Иткуль. Много времени прошло с тех пор, мудрые люди сказывают, что озеро слез наплакала Иткуль, а сама окаменела от горя, вросла в землю каменной девой.

…С той поры ранней весной на берег озера Иткуль стали прилетать белые лебеди. В камышах гнезда вьют, птенцов выводят. В лунную ночь не отвести глаз от озера, по его зеркальной поверхности скользят белоснежные птицы. Человек, оказавшийся на берегу, превращается вслух, тихая песня плывет над озером. Только доброму сердцу слышна колыбельная песня, ее поет женщина — мать, мудрая Дева-птица… Хумай.

Таволга

Отличались исседоны не только особой красотой и статью, владели тайной силой и сакральными знаниями. Среди соплеменников особой красотой выделялась девушка по имени Таволга.  Красота ее была сродни красоте богини Киприды, той, что родилась на острове теплого южного моря, тело Таволги было белое, стройное, волосы были пышными, в тугие косы, заплетённые, отливали золотом. Глаза Таволги были голубыми, но когда она сердилась, глаза темнели, становясь серыми и бездонными. Многие юноши, славные наездники, ловкие и бесстрашные охотники засматривались на девушку. Родители Таволги жили в богатстве и достатке, поэтому не торопили дочь с выбором, знали, что придет и ее черед.

Ранним утром, когда алая заря покрыла восток, появился в этих краях Богатырь Урал, спешился Богатырь у источника, где Таволга воду брала. Увидел он красавицу и лишился покоя, сердце в груди не находило места. Страсть сковала его члены, дара речи лишился Богатырь. Молча стоял, как каменный исполин Богатырь, засмеялась Таволга звонким смехом девичьим, плеснув родниковой воды на богатыря. В это время в кустарнике, растущем около родника, запела флейта, удивительная нежная песня любви заполняла пространство вокруг. Это пела иволга. После этой встречи родила Таволга дочку, которую назвала Исеть, красотой вся в мать пошла дочка, а характером в отца. Родителями в приданное красавице дочери даны были сундуки золота да каменьев драгоценных.  Когда подросла Исеть, полюбила она юношу по имени Тобол и убежала из родительского дома за своим возлюбленным, снося на своем пути все преграды.   Разбила родительское сердце красавица Исеть.

Умер богатырь Урал. Когда узнала Таволга о смерти своего возлюбленного, свет стал ей не мил, умерла она от горя и печали. На месте погребения Богатыря Урала выросли горы, а на могиле Таволги заросли кустарников, которые в июне месяце покрываются шапками ароматных белых соцветий. До сих пор некоторые виды таволги (спирея городчатая) произрастают на безводных каменистых склонах, солнечных скальных обнажениях. Сквозь этот кустарник не пройдет ни враг, ни животное. Это растение обладает высокой ценностью: аромат таволги возбуждает работу мысли, отваром веток и листьев спиреи городчатой лечат телесные и душевные раны. Стали люди находить золотой песок по следам беглянки, который рассыпала она в быстром беге. С тех пор говорят, что Время – река, которое не остановить и не купить, даже заплатив золотом.

Список источников:

  1. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. М.: Мысль, 1983
  2. Самкова В.А. Мифологемы: проблемы поиска подлинной идентичности в уральском эпосе// XII Конгресса антропологов и этнологов России. Ижевск, 3 – 6 июля 2017 г./ сб. материалов. Отв. Ред. А.Е. Загребин, М.Ю. Мартынова. Москва; Ижевск: ИЭА РАН, УИИЯЛ УрО РАН, 2017.- 512с. (387- 390с.)
  3. Цыбульский В.В. Научные экспедиции по Казахстану (А. Гумбольдт, П. Чихачев, Г. Щуровский. — Алма-Ата: Казахстан, 1988. — 184 с.
Реклама
Рубрика: научно-популярное | Метки: | Оставить комментарий

Надежда Колышкина. Герой на Земле, или Аргонавты

Зевс был в гневе, и гнев был в нем, требуя выхода.  Вопросы роились в  голове Громовержца, готовые излиться громыханием небес, молниями и камнепадом, но он сдерживал себя, жалея своих земных чад.

И, тем не менее, самовольство смертных следовало пресечь. Геракл только что получил предписание совершать искупительные подвиги за убийство детей, а его, видите ли, в заморские страны потянуло. Кто его там проконтролирует?  Эврисфей,  которому сын Зевса отдан под опеку на время свершения подвигов, слишком трусоват, чтобы плыть с героями за три моря за каким-то мифическим руном. Кроме того, он слишком практичен, чтобы поверить в золотого барашка, когда обыкновенных овец вокруг Микен – тьма тьмущая.

А главное, кто позволил Гераклу собирать юношей по всей Элладе, чтобы пуститься в плавание за абсолютно ненужным ему артефактом, смысла и ценности которого его буйный, но не вполне разумный сын явно не понимает? И смельчаки нашлись! С Тесеем все ясно, тому море по колено, ведь Посейдон снабдил своего сына всем необходимым для морских походов и даже для жизни под водой. Возможно, он и соблазнился дальним плаваньем,  чтобы проверить свои способности и стать ближе к отцу, но с какой стати за ним увязались неразлучники Кастор с Полидевком, бессмертия которым никто пока  не обещал. А смешнее всего то, что  пустоголовый  Орфей готов этих сорвиголов песенками в пути развлекать! Кто подбил их на эту губительную авантюру?  Для чего смертным  понадобилось Золотое руно? Для какой, скажите на милость, цели? Чтобы чресла свои прикрывать? Так для этого их божественная сестра Афина научила своих мастериц ткани разноцветные ткать, да такие, что сама Афродита ими не брезгует.

Кстати, а не позвать ли Афину, чтобы она разъяснила смысл этой нелепой затеи – плыть за три моря, рискуя  превратиться по пути в биологический материал, пригодный разве, что на корм любимцам Посейдона, рыбам?

Зевс поднялся с удобного кресла, стоящего под раскидистым дубом, и направился через цветущую лужайку ко дворцу, надеясь, что дочь его Афина, гостившая в эти дни на Олимпе, не улетела на очередную войну, чтобы прекратить бессмысленное кровопролитие, затеянное по недомыслию из-за  заросшей бурьяном межи или соседского урожая.

Сова, сидевшая в кроне дуба, прямо над головой Зевса, тихо снялась, и по ступеням дворца они поднимались уже вдвоем – Громовержец в златотканой тоге, и его любимая дочь Афина, в простой одежде воина.

— Как славно, доча, что ты еще не улетела! Мне нужно с тобой об этих безумцах потолковать, что пустились в путь, по чьему-то злому наущению, уверенные, что богам срочно потребовалась шкура Золотого овна, —  сдерживая клокотавший внутри гнев, молвил Зевс, в принципе не одобрявший, чтобы его любимица появлялась в облике совы.  Громовержцу куда больше нравилось наблюдать, как его гордая дщерь летит над миром в своей боевой крылатой колеснице, сверкая на солнце шлемом. А Сова – это как-то не солидно для Воительницы. Однако Зевс терпел пристрастие Афины к оринтологии, поскольку та выбрала своей второй ипостасью мудрую птицу Сову. Не то, что женушка Гера,  что частенько, назло супругу, летает вороной, а то и павлином вырядится, чтобы перед гостями хвост распускать. Чисто дети малые! А ведь боги!!! Присвоили себе эту высокую функцию, так и ведите себя соответственно!

Афина смущенно молчала. Сидя в кроне, она запросто считала мысли и тревоги отца, и теперь гадала, стоит ли доложить Зевсу, что она причастна к походу Аргонавтов. Более того, даже советовала корабелу, как сделать посудину более остойчивой,  предвидя, что кораблю со звучным именем Арго предстоит испытать на себе и морские штормы, и непредсказуемость горных рек Колхиды.

— Да они, собственно, не для богов стараются, — уклончиво ответила Воительница. – Просто Ясон, потомок царя Фессалии Афаманта, вырос, возмужал,  и решил вернуть себе престол отца, а нынешний царь поставил условием добыть Золотое руно, которое, по легендам, охраняет их род. Ныне руно находится на Кавказе, у царя Колхиды, вот Ясон с друзьями и собрались отвоевать семейную реликвию.

— Все извратили, все переврали в этих мифах и легендах, — поморщился Зевс! – Хоть ты-то им не верь, доча! Ведь ты у меня такая умница! Не вдаваясь в подробности, скажу тебе,  что ребят послали на верную гибель, забыв, что у меня на земных героев свои планы. Мыслимое ли дело, чтобы местные царьки моими детьми и племянниками командовали, да еще губили раньше срока! – Зевс усмехнулся недобро, поскольку полномочий своих он не уступал даже титанам, не говоря уж о земных царях, и продолжил назидательно: — Золотой овен, да будет тебе известно, давно уже в Горних сферах, поскольку время его на Земле истекло,  а руно он людям оставил в качестве наглядного пособия, чтобы не забывали, как золото добывать. Глянь на Звездное небо, заодно вспомни уроки брата твоего, Гермеса,  и поймешь, что в эпоху Овна как раз и были открыты первые золотоносные жилы. На Кавказе, кстати, были самые богатые прииски, оттуда и легенды эти пошли про Золотое руно. Золото тогда добывали по старинке, открытым способом, промывая золотоносный песок с горных ручьях, а фильтрами служили шкуры обыкновенных горных баранов.

— Да я все это знаю и без поучений Гермеса, — буркнула Афина, недолюбливавшая  хитроватого брата.

— Не дуйся, я тебя не корю, — миролюбиво отвечал Зевс. — Тебе-то, собственно, эти знания ни к чему, Гермес для людей свои книжки писал, но эти тупицы, похоже, так ничего и не усвоили. Кто их учит, и чему? Храмов понастроили, школ понаоткрывали,  а люди ходят стадом, как те бараны. Не успел Ясон сбор объявить, как герои со всей Эллады потянулись, будто дома им заняться нечем.  Суются в воду, не зная броду! На мифы и легенды полагаются, а ведь это зачастую сказки бродячих бардов!

Афина пристыженно молчала, поскольку, не то, что поощряла поход молодых героев  за древним артефактом, но косвенно способствовала ему, предполагая, что тем самым предотвращает кровавую битву за царский престол, а главное —  дает молодым воинам возможность проверить себя  в экстремальных условиях дальнего морского похода. Воительница наждалась в сильных, хорошо тренированных юношах, прошедших школу командной работы и борьбы за выживание, а какую цель они себе выбрали,  об этом вовсе не задумывалась. Все земные цели казались Афине одинаково пустыми и никчемными А уроки Гермеса Трисмегиста она считала упражнениями для незрелого человеческого ума, поэтому всерьез их не воспринимала.

— Ты прав, отец, во всем, кроме того, что под командованием Ясона собрались одни неучи, которым лишь бы победокурить, — мягко возразила она. – Ясон, чьи права на трон явно попраны,  успешно окончил школу Хирона, Геракл также у кентавра учился, и хоть полного курса не осилил, Хирон его любит и даже простил своему ученику нечаянное ранение отравленной стрелой.

— Может, Хирон ему что-то и простил, — посуровел лицом Зевс, не терпевший возражений даже от любимой дочери, — но наказание за убиенных детей он понести обязан. Какие могут быть походы, когда Гераклу назначено Пифией свершить 12 искупительных подвигов? Или ты будешь утверждать, что царь Микен,  Эврисфей, которому Геракл отдан  в рабство на время исполнения подвигов, решил таким образом избавиться от своего работника? Пусть, мол,  сгинет в малярийных болотах Кавказа. Впрочем, на этого труса похоже! Я слышал, Эврисфей приказы Гераклу отдает, спрятавшись в пифос, зарытый в землю… — Громовержец хохотнул, представив себе эту уморительную сценку, и продолжил, вновь нагоняя на лицо суровость: — но посылать моего сына на верную гибель – таких полномочий у него нет!

Афина растерянно молчала, теребя эгиду,  лицо ее полыхало румянцем стыда. Зевсу понравилась покорность обычно строптивой дочери, и он продолжил почти шутливо:

— А ведь я просил тебя присматривать за Гераклом, как же ты упустила из виду, что твой подопечный с дюжиной таких же, как он сорвиголов, плывет навстречу своей погибели.  Только что, оплодотворив целых остров, населенный матерями-одиночками, они снова ринулись в путь. Мне пришлось Посейдона просить, чтобы тот развернул их убогое суденышко, а тот ничего за просто так не делает. Уже забрал к себе самого красивого из аргонавтов, чтобы тот служил пажом у его супруги. Мол, Амфитрита сильно скучает, когда он сам уплывает с инспекциями…  Знаю я эти его инспекции, — добавил Громовержец  игриво. – Другая бы женушка всю  бороду супругу повыдирала, заметив  там пряди зеленых русалочьих волос, которые  якобы волны приносят невесть откуда.

— А!!! Так это Посейдон забрал Илока?! – воскликнула Афина, тем самым выдав свое незримое присутствие на борту Арго. – А я дивилась, почему этот красавчик, кстати, отлично плавающий, не смог выбраться из речушки, которую мог бы перепрыгнуть даже с нимфой на руках. Я видела, что воин из него все равно никудышный, а любовник отменный, поэтому и не стала возвращать. Ведь он за нимфами  увязался, самовольно покинув отряд.

— За нимфами?! – расхохотался Зевс. – Скорее, за одной нимфой. Так жене Посейдона как раз и прислуживают нимфы! Получается, что Иолка забрала  Амфитрита, а брат мой, как всегда, подчинился капризу женушки. Да, ладно, не стану его высмеивать, ведь я сам попросил помочь, а кто выполнил просьбу, не важно. Зато я тем временем выманил  с корабля Геракла, воспользовавшись тем, что для твоего смертного брата бросить друга в беде – горчайшее из предательств.

— Собственно, так оно и есть, — смущенно подтвердила Афина, сокрушаясь, что план ее по воспитанию воинов и мореходов потерпел сокрушительное фиаско. Зевс наверняка не ограничится возвращением любимого сына Геракла, а скорее всего, развернет Арго, или попросит Посейдона забрать рискованных молодцев к себе.

Однако Зевс недаром славился своей непредсказуемостью.

— А ты,  дочь, впредь ставь отца о своих планах, а особенно о таких непродуманных экспедициях.

Афина попыталась что-то возразить или оправдаться, но Зевс жестом остановил ее.

— Если твоим воинам нужны тренировки, испытывай их, хоть в пекле у дядюшки своего, Аида, но  выживших  накажи примерно. Пусть поймут тщету своих усилий, если берутся вершить свои судьбы, пренебрегая волей богов. И Ясона накажи со всей строгостью, пусть в конце жизни останется  и без трона, и без семьи, наедине со своим разбитым корытом, как та старуха. – Встретив недоуменный взгляд дочери, Зевс заливисто рассмеялся. – Я тут с гением одним забавным беседовал, из будущего. Так он мне сказку про рыбака и рыбку рассказал, — смешная, обхохочешься! При этом весьма поучительная.  Да не смотри ты на меня так, доча! Твой отец не выжил из ума, чтобы сказки слушать. Просто я новый проект задумал. Выращиваю теперь не героев, а гениев, потому что наш проект «Герой на Земле» – не очень себя оправдал. Согласись, глуповаты наши герои. Ничего без нашей подсказки и помощи не могут! Посмотрим, как с этим справятся гении.

Рубрика: проза | Метки: | Оставить комментарий

Алексей Aэдов. Ясон и Аргонавты

Пролог

1

Тёмная тихая ночь над Великой Элладой,

Катятся тёплые волны к её берегам,

Веет над сушей гористой приятной прохладой,

А на Олимпе светло, и не спится богам.

Ими от скуки плетутся для смертных интриги,

Жизнь на прекрасной Земле для Кронидов – игра,

Сброшены людям надежда, любовь и вериги,

Чтобы включались герои в затеи с утра.

2

Гера, царица богов и супруга Зевеса,

Мужу в отмщенье за славных, но смертных детей

Тайно бродила старухой от Фив до Эфеса

И незаметно плела нити хитрых сетей.

В игры её были втянуты многие боги:

Дева Афина, Эол, Афродита, Гефест.

Славным героям она преграждала дороги,

И насылала несчастья на дивных невест.

3

Гера прекрасно владела безумством жестоким,

Жалостью к людям простым не гордилась она,

Ревность царицы к супруга сынам синеоким

Часто бывала, как лава вулкана, страшна.

Не успевал защищать иногда их Властитель –

Не было Гере в коварности равных богинь!

Но продолжал обольщать страстный Тучегонитель

Смертных красавиц и многих баллад героинь.

Афамант и Нефела

4

В море Тирренском на острове бога Гефеста,

Где непогода царила, и климат был зол,

Выбрал для жизни себе подходящее место

Сын Посейдона и Арны – могучий Эол.

Первое время пришлось людям жить под шатрами,

Но их властитель Эол был умён и силён –

Он управлять научился морскими ветрами,

Остров в пять лет мастерами был им заселён.

5

Вскоре галеру построили островитяне,

Парус придуман царём для его корабля,

Стали ходить и в Элладу на нём Эолитйцы –

Сильно манила далёкого брега земля…

Не избегали они путешествий по свету,

К дивной Фессалии плавали ради невест.

В маленькой Трикке увидел Эол Энарету,

Самую лучшую деву божественных мест.

6

Славилась сильным характером дочь Деимаха,

Как амазонка, она усмиряла коня,

Замуж царевна пошла за Эола без страха,

Не оставаясь в Фессалии больше ни дня.

Годы их в счастье летели Зефиром крылатым,

И не скупилась она на рожденье детей,

Род властелина ветров на сынов стал богатым:

Магнет, Сизиф, Афамант, Салмоней и Кретей!

7

И, повзрослев, сыновья становились царями:

В древнем Коринфе тираном был выбран Сизиф,

А Салмоней-бунтовщик управлял дикарями,

Магнет в удел получил скромный остров Сериф.

Щедрой была для тирана ветров Ойкумена,

Боги ценили его несомненный талант –

Пятому сыну досталась вся власть Орхомена,

Там беотийцами выбран был сын Афамант.

8

Был властелином доволен народ Орхомена –

В нужное время Зефир приносил влагу к ним,

Стал урожай орхоменцев богат неизменно,

С прежними скудными был он уже несравним.

Царским делам предавался властитель всецело,

Часто обходы свершал по зелёным лугам,

Взор обратила на юношу с неба Нефела,

Девой припасть возжелала к могучим ногам.

9

К Зевсу она обратилась по этому делу,

Ей разрешил Олимпиец стать верной женой.

И Афамант взял в супруги богиню Нефелу,

Ради любимого ставшую девой земной.

Светлые волосы с ярким алмазным отливом,

Чистые очи небесно-густой синевы,

Счастье сверкало на лике её горделивом,

Голос казался нежнее шуршащей листвы.

10

Стройная женщина с лёгкой летящей походкой

Быстро влюбила в себя орхоменский народ –

С мужем была не по-царски внимательно-кроткой,

Сильно любила его, как желал *Гимерот.

А через год одарила наследником трона,

Фриксом гордился его венценосный отец:

«Будет учиться он в школе кентавра Хирона,

Знаний и навыков много даст сыну мудрец!»

11

Маленький Фрикс только начал ходить неумело,

Как подарила Нефела ребёнку сестру,

Славное имя присвоили девочке —  *Гелла,

Ибо,  она родилась в ясный день и в жару.

Царь Афамант разъезжал по богатым владеньям,

Обозревал с удовольствием зелень долин,

И относился с любовью к младым насажденьям

Быстро растущих на склонах чудесных маслин.

12

Туча-Нефела, труды на полях уважая,

С тёплых морей пригоняла легко облака

И повышала дождями прирост урожая,

Распределяя потоки воды с высока…

Горд был властитель, взирая на славные нивы –

Спас орхоменцев тиран от чудовищных бед!

Стали его приглашать в Семивратные Фивы –

Кадму-правителю нравился юный сосед.

Измена

13

Был *Эолид Афамант атлетически сложен,

Речи держал повелитель достойно царю,

Авторитет орхоменцев был им преумножен,

Но не хватало голубки-жены «сизарю».

Видел фиванец его одиноким и мрачным

И понимал, что жена не живёт во дворце,

Не был союз Афаманта с богиней удачным,

Жили сиротами дети при юном отце.

14

Мудрый властитель беседовал часто с соседом,

Как-то сказал ему Кадм, не таясь, напрямик:

«Жизнью своей приведёшь орхоменцев ты к бедам,

Лучше избавься от тяжких небесных «вериг»!

Ты, Афамант, внемли умным словам *финикийца:

Будет Нефела-богиня всегда молода!

Ты – человек, и не станешь роднёй Олимпийца,

Годы младые уйдут, как в пустыне вода!

15

Лет через тридцать, властитель, ослабнут объятья,

В небо супругу отправишь, по странам – детей…

Ты посмотри, как живут твои кровные братья –

Счастлив в Коринфе Сизиф, а в Иолк – Кретей!

Ты, властелин Афамант, молодой и красивый

Сохнешь без женщин, как гриб под высокой сосной!

Только с царевной Ино будет брак твой счастливый

Я уверяю, она будет верной женой!

16

Вспомни, когда обнимался с супругой Нефелой?»

Юноша молвил в ответ: «До поры всех дождей!»

«Значит, она не встречалась ни с Фриксом, ни с Геллой?

Кем посчитают такую жену средь людей?»

Дочь финикийца была влюблена в Эолита,

Ревность душила её от подобных речей,

Душу царевны снедала большая обида,

Что проводил он один вереницу ночей.

17

Дева бросала на юношу томные взоры,

Красноречиво молчала она на пирах,

Слушала скрытно за дверью мужчин разговоры,

Мелом чертила его силуэт на коврах…

После серьёзной беседы прошли две недели,

А молодой Афамант был, как перст, одинок.

Мыслями он возвращался к богине Нефеле:

«Бродит по небу жена, как по речке – челнок!

18

Зря я увлёкся когда-то богиней прекрасной!
Много ли было счастливых с супругою дней?

Жизнь без любимой становится явно напрасной –

Я постарею один, что не скажешь о ней.

Разве оставит Богиня себя без работы?

Будет летать вечно юная тысячи лет!

Я и с земли вижу ясно Нефелы красоты,

Только от прелести этой мне радости нет.

19

О, как расчётлив потомок отца *Агенора –

Видно, что в Кадме течёт кровь царя-торгаша…»

И Афамант обручился с царевною скоро,

Полнилась счастьем тогда орхоменца душа.

Жаль, что не ведал жених, как разгневал он Геру!

Эта Богиня вручила Нефелу ему,

Он по женитьбе попал в Олимпийскую сферу –

Браки такие нельзя разрушать никому.

20

И в Орхомен устремилась царевна поспешно,

Быстро она стала властной хозяйкой дворца,

Муж по делам и друзьям разъезжал безмятежно,

Ночью с супругой любовью скрепляя сердца…

Осень покинула с тихой тоской Ойкумену,

В дальние страны на отдых умчались ветра,

Освободили тяжёлые тучи Селену,

Дивной Нефеле домой возвращаться пора.

21

Спрятались Гелия кони за морем спокойным,

Тихую лунную ночь не будила  волна,

Не подбирался Зефир к туям лёгким и стройным,

А в Орхомен возвратилась богиня-жена.

Стража закрыла Нефеле дорогу отныне,

«Наши все дома!» – послышался голос чужой.

Вышла Ино, усмехаясь навстречу Богине:

«Кто здесь стоит перед новой своей госпожой?»

22

«Ах, госпожа, говоришь? Кто тогда повелитель?

Где Афамант мой любимый и двое детей?»

«Царский дворец – ныне наша с тираном обитель!

Прочь уходи поскорей, мы не звали гостей!»

Вышел покорный властитель к чудесной Нефеле:

«Я без тебя жил, Нефела, как юный вдовец!

Необходимость была в женских ласках и теле,

Ты же пасла облака, как бездомных овец!»

23

«Я орошала поля и леса в Ойкумене,

Многие реки питала небесной водой.

Разве представить могла, что ты склонен к измене…

Не обернётся ль предательство страшной бедой?»

«Я понимаю, Нефела, твой долг пред богами –

Щедрою быть ты должна  для лесов и полей,

Благодарю, что была над моими лугами!

Но, как супруга земная, Ино мне милей!

24

Жизнь человека для Бога короче мгновенья,

Время разлуки для вас – это сущий пустяк,

Молодость наша, Нефела – одно дуновенье…

Многие годы б я жил, как простой холостяк!»

Злилась вторая супруга на каждое слово,

Сердце с душою наполнились ядом змеи,

К  подлости явной Ино оказалась готова,

Чтобы в борьбе отстоять притязанья свои.

25

Лишь об одном  попросила  Нефела тирана:

«Плачет душа, что детей не могу взять с собой –

Им не дано возноситься  на крыльях орлана,

Вместе со мною парить в вышине голубой.

Если ты выбрал другую супругу, властитель,

Чтоб не остаться соломенным горе-вдовцом,

То не оставь  без заботы детей, как  родитель,

Будь до кончины своей настоящим отцом!»

26

Царь разрешил попрощаться ей с Фриксом и Геллой,

Он понимал, встреч других ей не будет дано.

Горестно плача, расстались детишки с Нефелой,

И улетела с тоскою Богиня в окно…

Злодеянье Ино

27

Не проявляла Нефела ни мести, ни злобы

И к орхоменцам была, как и прежде, добра,

С неба не видела с мужем ревнивой особы –

Царь покидал по привычке столицу с утра.

Год пробежал, как шакал по Ливийской пустыне,

И появился на свет у супругов Леарх,

Зрила Ино лишь соперника в первенце-сыне:

«В будущем он, а не Фрикс, настоящий монарх!»

28

А через год родила злая Ино второго,

Имя даруя от предков отца – Меликерт,

Сын оказался достойным богатого крова,

Как перенявший от матери множество черт…

И воспылала Ино нестерпимым желаньем

Фрикса и Геллу свести незаметно в Аид,

Мачеха план составляла с огромным стараньем

И не пугала её даже месть *Эвменид.

29

Людям Ино показала пределы коварства:

Жертвы богине дождей запретила она

И разослала указ по селениям царства,

Всем объяснив, что Нефела полям не нужна.

Молча сносила богиня её оскорбленья,

Лишь бы могла поглядеть на детей с высока!

Но для прислуги царица дала повеленье,

Чтоб малышам не давали смотреть в облака!

30

Несколько лет пролетело, как туча с грозою,

И перестала Нефела летать в Орхомен,

Не умывалась природа небесной слезою,

Требовал люд от царицы больших перемен.

«Сохнут поля? Значит, вы не готовились к зною –

Засухой вас наказала за глупость весна!

Делайте, женщины, так, как приказано мною –

Надо сушить на горячем огне семена!»

31

Вняли *пейзанки приказу суровой царицы,

Пашня была без обильных дождей, как зола,

В ней схоронили иссохшие зёрна пшеницы,

Вскоре земля стала твёрдою, словно скала.

Гибли под солнцем жестоким сады и оливы,

Осенью голод ужасный пришёл в Орхомен,

Вспомнили люди богини Нефелы поливы,

Стал Афамант недовольным народом презрен.

32

Царь был до смерти напуган возможностью бунта,

В Дельфы поспешно направил послов-бедняков,

Чтобы узнать, почему же посевы из грунта

Не показали пейзанам зелёных ростков?

«Должен властитель Ваш – молвил Оракул Дельфийский. –

Слёзно мольбу о прощенье послать в небеса.

В царских интригах замечен мной след финикийский –

Это Ино там творит на полях «чудеса!»

33

Пусть Афамант исполняет желанья Нефелы,

Сильно богиня обижена вашим царём!

Были решенья его до сих пор скороспелы,

Так можно сделать большую страну пустырём!»

Жаркое утро. Властитель направился в Фивы –

Кадм и *Гармония ждали соседа-царя.

Грустно в дороге царь видел пожухлые нивы,

Листья в садах стали летом желтей янтаря.

34

Выехав следом за ним из богатой столицы,

В Дельфы другая повозка направила бег.

Платье пейзанки скрывало величье царицы,

Стражники приняли облик несчастных калек.

Им на пути повстречалась царя колесница –

То возвращались из Дельф молодые послы.

Стала расспрашивать их с интересом царица,

«Уж не везёте ли вы Афаманту хулы?»

35

«Вы промышляете здесь, на проезжей дороге? –

Мы – не добыча! – ответили ей бедняки! –

Выбрали место вы ловко на горном отроге,

Или желанья ограбить людей велики?»

«Нет! — отвечала Ино им, хитря, как лисица,

Мы предлагаем отведать лепёшки, вино.

Просто сломалась у нас по пути колесница,

Кони устали немного – мы едем давно!»

36

Пир был устроен под сенью густого каштана,

Жадно набросились тут на еду бедняки.

«Дал нам оракул ответ на вопросы тирана!» –

Быстро вино развязало послам языки.

Знайте, послы, вы – мои подчинённые лица,

И при народе вы скажете слово моё,

Я – не пейзанка простая, а ваша царица!» –

Молвила строго дочь Кадма, снимая тряпьё.

37

«Ино, как можно властителя потчевать ложью?

Если узнает наш царь, разорвёт на куски! –

Молвил посланник в ответ слабым голосом с дрожью. –

Мы небогатые люди, нет сильной руки!»

«Как вы осмелились спорить со мною, невежды?» –

Взвыла Ино, направляя на стражников взор

Те с шумом бросили наземь кошель и одежды:

«Думаем, острым оружьем скрепим уговор!»

38

«В этом мешочке богатство для вас и свобода,

Или хотите, чтоб здесь появился Танат?»

«Что нам сказать о причинах в полях недорода,

Кто в наших бедах, по-твоему, был виноват?»

И пред послами блеснула царица талантом –

Людям внушать только то, что полезно самой:

«Боги давно недовольны царём Афамантом,

Он виноват, что поля все пусты, как зимой!

39

Станут зелёными вновь Орхоменские нивы,

Если отец принесёт Фрикса в жертву богам.

Будут протоки в долинах, как прежде, бурливы,

Щедрость Деметры вернётся к лесам и лугам!

Это должны вы сказать Афаманту публично,

Будто оракул вам дал предсказанье в горах –

И, усмехнувшись, Ино  возвестила цинично:

«Пусть Афамант испытает и горечь, и страх!»

Чудесное спасение

40

Эос пылала расплавленным в горне металлом,

Медленно люд собирался пред царским дворцом,

Словом недобрым язвили царя, словно жалом:

«Юношей сел он на трон и остался юнцом!»

Вышел тиран и окинул собрание взором:

«Люди от страшного голода стали слабы,

Может, правленье моё и закончится мором,

Но не намерен бежать я от тяжкой судьбы!»

41

Площадь заполнилась, люди галдели, как птицы:

«Пусть нам решенье богов перескажут послы!

Мы без ответа из Дельф не покинем столицы,

Знать мы должны, почему наши дни тяжелы!»

Взору тирана явились голодные дети –

Над головами держало их множество рук:

«Мы не позволим держать предсказанья в секрете,

Голод сужает семей обездоленных круг!»

42

«Едут послы, слышен грохот колёс по брусчатке!

Эй, расступитесь!» – послышался крик у ворот.

Быстро подумал властитель: «Бунт в самом зачатке!

Надо скорей успокоить голодный народ!»

Он приказал: «Поднимитесь, послы, на ступени,

Вас лучше слышно и видно с большого крыльца!»

Те с возвышенья сказали: «Беда в Орхомене

Из-за ошибок в правленье царя-гордеца!

43

Боги вещали: вернутся прохладные ветры,

Тучи примчатся с потоками тёплых дождей,

Снова увидите поступь богини Деметры,

Голод навеки покинет невинных людей…

«Всё это будет! – молвила *Пифия-дева,

Если пожертвует сына богам властелин,

Должен коснуться нож детского нежного чрева,

Крови хотят пересохшие земли равнин!»

44

Вмиг просветлели угрюмые злобные лица,

Люди услышали ветра полёт в небесах,

С лёгкой усмешкой взирала на мужа царица –

Блеск серебра засверкал у царя в волосах!

Белое облако резало синь небосвода,

Гнал его северный ветер сюда, в Орхомен.

Но оставалось незримым оно для народа

Из-за высоких, обзор заслоняющих стен.

45

«Это неправда! Не слушайте их горожане! –

Царь возопил, – нет на сыне тяжёлой вины!»

«В жертву царевича! – громко кричали пейзане. –

Вымрет иначе весь бедный народ до весны!»

Эти слова привели всех людей в возбужденье.

«К склону горы отнесите его!» – крикнул жрец.

Мачеха вывела Фрикса толпе в угожденье,

Следом и Гелла покинула, плача, дворец.

46

Встретило пылью идущих бесплодное поле –

В этом году не росла на равнине трава.

Царь шёл в толпе, но без разума, силы и воли,

Краем *хламиды прикрыта была голова.

Вскоре народ оказался на склоне пологом,

Спешно на камень уложен жрецами юнец.

«Боги! Пускай будет жертва царя эпилогом

Всем нашим бедам!» – промолвил с надеждою жрец.

47

Люди желали увидеть триумф ритуала,

Жрец попытался вложить в руку царскую нож,

Бедный отец не желал наступленья финала,

И поразила его неуёмная дрожь.

Гелла к отцу подбежала: «Не жертвуй, не надо!

Это – мой брат, пусть со мною останется он!

Ты, мой отец, испугался голодного «стада»,

Ты наши жизни отдашь за Ино и за трон?

48

Вырвала девочка нож из дрожащей десницы:

«С братом уйду, вас оставив с фиванским «добром»!

Будешь всю жизнь ты рабом финикийской царицы…»

Гневную речь оборвал оглушительный гром.

Плотное облако пало на землю туманом,

Гелла разрезала быстро на брате ремни,

Удивлены были оба возникшим бараном –

Золотом шкура сверкала, как в небе огни.

49

Дети услышали голос прекрасной Нефелы:

«Этот баран унесёт вас из чуждой земли,

И не достанут на небе ни копья, ни стрелы,

Выше, чем вы, полетят лишь одни журавли».

Впрыгнули брат и сестра на широкую спину,

Стал подниматься уверенно в небо баран,

С двойственным чувством покинули дети равнину –

Ими оставлены смерть, и родитель-тиран…

50

Страх пережили, упавшие наземь пейзане:

Облако, гром в ясный день, ослепляющий свет,

Дети властителя на златорунном баране

Ввысь улетели, и в небе растаял их след.

Двинулась молча большая толпа к Орхомену,

Детскую кровь не узрев на большом валуне,

Здесь, в одиночестве, понял царь ложь и измену,

Разочарованным стал он в прекрасной жене…

Золотое  Руно

51

Лёгкая тучка плыла над парящим бараном,

Чтоб не страдали изгои от сильной жары,

Тень их промчалась, как западный ветер, по странам,

Где плодородные нивы к народам щедры.

Долго летели они над Элладой гористой,

К вечеру мальчик увидел её берега,

Дети устали сидеть на спине шелковистой,

Крепче вцепился малыш в золотые рога.

52

Встречный Борей обдувал их усталые лица,

С дальнего севера гнал облаков пелену,

Вздыбилось тёмное море, как в ярости львица,

Гипнос склонял незаметно изгоев ко сну.

Маленький Фрикс умолял золотого барана:

«Дай отдохнуть до рассвета, спаситель детей!

Нас разбудили сегодня достаточно рано!»

Но златорунный молчал, как в цепях Прометей.

53

Гелла во сне не смогла удержаться за брата,

Что привело к неизбежной и страшной беде –

Вмиг соскользнула царевна с летящего «злата»

И оказалась в холодной бурлящей воде.

Мальчик внезапно очнулся от сильной прохлады –

Быстрый озноб пробежал по открытой спине,

Геллу позвал, но услышал лишь ветра рулады,

Понял, что в море упала сестрица во сне.

54

*Гипнос мгновенно покинул царевича тело,

Ливень короткий, но тёплый накрыл малыша –

Это печально заплакала в небе Нефела,

В царство теней улетела царевны душа.

Ветер утих, появились на небе созвездья,

И перестала тревожить царевича мгла:

«Разве достойна сестрица такого возмездья?

Для перелёта была Гелла очень мала!»

55

Эос явилась печальному детскому взору,

Златом сияла, как яркий осенний листок,

Фрикс удивлялся чужому морскому простору

И понимал, что баран мчит его на восток!

«Кажется мне – думал мальчик, –  в полёте давно я,

Этой опасной дороге не видно конца!

Сколько страдать мне придётся от ливней и зноя,

Где же найдётся приют для меня, беглеца?

56

Странно, откуда узнал златорунный дорогу? –

Выбран им путь над землёю прямой, как стрела!

Пусть принесёт меня овен к такому порогу,

Где понимают наречья любого посла!»

Жаркое солнце светило уже за спиною,

А впереди засиял ледниками Кавказ,

Гордо стояли вершины вдоль брега стеною,

Словно себя выставляли они напоказ.

57

Город из белого мрамора встал над водою,

Дельта реки хрусталём украшала брега,

Мальчик увидел равнину с травой молодою,

Плавно баран опустил малыша на луга…

Пал обессиленный Фрикс на зелёные травы,

Плакал надрывно, с надеждой смотря в небосвод.

Ныли у мальчика руки, спина и суставы –

Вот и настал для него грустной песни *эпод.

58

Видел пастух этот дивный момент приземленья,

И побежал в беломраморный царский дворец,

Он не сумел пред властителем скрыть удивленья:

«На златорунном баране к нам прибыл юнец!»

Царь устремился в долину, а следом – охрана,

Быстро на луг прибежали они, чуть дыша,

И обнаружили там золотого барана,

Пасся который спокойно подле малыша.

59

Мальчик лежал на спине, были сомкнуты веки,

То, что он дышит, показывал впалый живот,

Видя его красоту, думал царь об опеке:

«Выращу зятя, продолжит он *Гелия род!»

Спящего на руки взял повелитель Колхиды:

«Я не хочу нарушать малышу сладкий сон,

Скоро узнаем, откуда у нас *Апатриды!

А золотого барана отправьте в загон!»

60

В жертву богам принесли златорунного овна,

Шкуру повесили в роще, у Бога войны,

Оберегали реликвию *колхи любовно –

Преумножала святыня богатство страны.

Частые гости теперь посещали столицу –

Чудо не скрыл от народа колхидский тиран,

Пели рапсоды окрестным царям «небылицу»,

Как прилетел из далёкой Эллады баран…

Братья

61

Годы летели в объятья жестокого Крона:

Кротос-кентавр превратился в созвездье Стрельца,
Царь Афамант отлучён был народом от трона,

Вырастил славный колхидский тиран беглеца,

Умный и хитрый Сизиф побывал у Аида,

Двух сыновей воспитал благородный Кретей,

Славился подвиг геройский Персея-зевсида –

Время пришло для рожденья великих детей!

62

В царство Аида спустились потомки Эола,

Лишь Афамант доживал свой безрадостный век,

Тайну родне он открыл до уплаты *обола:

«Есть на востоке за морем загадочный брег…

Там, в охраняемой змеем Ареса дубраве

Шкура златого барана висит много лет.

Что привело государство к невиданной славе,

Это  Руно Золотое – царя амулет.

63

Фриксу и Гелле был послан летающий овен,

Чтобы спасти от безумства народа детей,

Каюсь пред вами, что в бедах один я виновен –

Не избежал финикийки злонравной сетей».

Все отнеслись к сообщенью, как к старому мифу –

Разве бараны летают, как стая гусей?

Но Афамант всем поведал, как плавал к Серифу

С матерью в ящике сын Громовержца Персей…

64

Знала богиня Нефела, что берег *Эвксинского Понта,

Там, где томится в оковах Титан Прометей,

Недостижим для родни очень мстительной Ино!

Должен был овен туда переправить детей!

Чтоб совершить в жизни подвиг, достаточно веры –

Верить в себя, поклоняясь Великим богам…

Нужен строитель надёжной и быстрой галеры,

Чтоб за Руном устремиться к чужим берегам!

65

«Я завещаю потомкам великого рода:

В Аттику шкуру барана вернуть навсегда!

Будет навеки прославлен свершитель похода,

Станет богатой страна, расцветут города!»

Вскоре несчастный отправился в царство Аида,

Белому свету оставив царей суету.

Не оценили потомки слова Эолита –

Шкура ценней была та, что близка к животу.

66

В Лету бы канула эта со шкурой затея,

Если б в судьбу не вмешался богов пантеон –

В городе-порте Иолк схоронили Кретея,

К власти пришёл добродушный потомок Эсон.

Город богатым оставил покойный родитель,

И преумножил наследник богатства отца,

Ввёл молодую жену Полимеду в обитель,

Крепкой любовью Эрот наградил их сердца.

67

Мать властелина, Тиро, одобряла супругу –

Сыну досталась невеста из царских кровей:

Славились очи сияньем своим на округу,

Лоб украшали изгибы изящных бровей.

Счастьем безмерным наполнился дом властелина,

Где не витало житейских штормов и тревог.

Дни пролетали плавней журавлиного клина,

Царский дворец превратился в любви островок.

68

В Иолк  прибывали торговцы со всей Ойкумены,

Порт на глазах превращался в морские врата,

В полис ввозились товары, что были бесценны,

Радовал эллинов рёв племенного скота.

Частыми были пиры во дворце у Эсона,

Стали желанными в нём и купец и рапсод,

Здесь обсуждались не только Парнас и Мамона,

Но и вещали, чем славен правителя род.

69

… Слушал Эсон о трагичных вещах с сожаленьем,

Знал он, что в жизни бывает немало чудес,

Но удивлён был безмерно подобным явленьем —

Два незнакомца,  как будто, свалились с небес.

«Мама! – сказали они седовласой царице. –

Мы – близнецы, коих бросила ты на лугу!

Тщетно пастух нас пытался вернуть роженице,

Мать не найдя, взял детей к своему очагу».

70

Царь с интересом смотрел на пришельцев незваных –

Мать не обмолвилась словом ни разу о них!

Бедно смотрелись в одеждах они самотканых –

Понял, что их не касались десницы портних.

«Кто вам Тиро? –  раскатился вопрос Эолита. –

Вы не ошиблись, мужчины, пришедшие к ней?»

«Нет, не ошиблись, пришли мы из царства Элида,

Где был тираном безумный наш дед Салмоней!»

71

Мать побелела, как мел, от услышанной вести,

Но попросила пришельцев продолжить рассказ.

«Стали грудные младенцы позором невесте,

Брошенных ею детишек нашёл волопас.

Он не отдал никому их, хоть был и немолод,

Так получили младенцы седого отца.

В этой семье не царили нужда или голод,

Скрасили дети тоскливую долю  вдовца…

72

Выросли мы, не изведав ни школ, ни гимназий,

Но научились владеть и мечом и копьём –

Много в Элиде пришлось нам пресечь безобразий,

Против разбойников смело ходили вдвоём.

Смерть подступила к отцу, словно к стаду волчица,

И поспешил правду нам рассказать волопас:

«Бросила в поле ненужную двойню девица,

В Иолке у дяди скрывается матерь от вас!»

73

Вытерла слёзы  Тиро : «Это правда, властитель,

Что близнецов я оставила в пышной траве.

Не потерпел бы детей незаконных родитель –

Мысли дурные витали в его голове!

Буйный отец представлялся великим Зевесом –

Медь вместо грома гремела в повозке его!

Царь насмехался над Богом подобным *эксцессом,

Нравилось праздным людишкам его баловство!

74

Я нелюбима была у царя-самодура,

Гневался часто отец, – продолжала Тиро.–

Мачехой грозной крепилась его диктатура,

Злостью пылала супруга его Сидеро.

Жаждала страстно я в жизни дурной перелома,

Так как отец с каждым днём становился глупей!

К берегу тихой протоки сбегала из дома,

Где мне являлся из вод бог реки – Энипей.

75

Он из воды выходил в человечьем обличье:

Рослый, красивый мужчина, совсем молодой!

Разве могло не встревожиться сердце девичье,

В миг драгоценный, когда он возник над водой?

Душу наполнил мне чувствами сын *Океана,

Не объясню я сейчас, что творилось со мной.

Не было в нашей любви никакого обмана,

Бог Энипей предложил мне стать верной женой.

76

Каждую ночь я ждала наступленья рассвета,

Чтоб у реки насладиться мужской красотой

И оказаться в объятьях речного атлета.

Видел лишь Гелий тот миг с колесницы златой…

Но Посейдон возжелал оказать мне вниманье,

Друга, любимого мной, отослал далеко,

Вид Энипея приняв, он пришёл на свиданье,

И овладел бог морей юной девой легко…»

77

В зале высоком повисло глухое молчанье,

Слышно бы было, как падает на пол перо,

«Знаем прекрасно истории той окончанье! –

Громко пришелец изрёк. – Что нам делать, Тиро?»

На близнецов посмотрела она виновато:

«Я предлагаю задать властелину вопрос!

Ваше признанье зависит от младшего брата –

Он в этом городе новом – Титан и колосс!»

78

«Как вас зовут?» –  вопросил близнецов повелитель.

«Это – Нелей, Пелий  – я, что с пятном на щеке!»

«Царский дворец – ныне общая с вами обитель,

Братья всегда говорят на одном языке!

Больше не будете жить вы с семьёю в разлуке!» –

Молвил властитель с улыбкой на добром лице,

И протянул старшим братьям он радостно руки:

«Здесь ваше место со мной и с  Тиро  во дворце!»

Дворцовый переворот

79

Жизнь продолжала бурлить в процветающем Иолке,

Многие дни близнецы проводили в пирах,

И поползли по столице морской кривотолки,

Что ожидает правленье властителя крах.

Добрый Эсон доверял близнецам, как младенец,

Им поручил собирать с приезжающих мзду.

Вскоре с причала явился к нему порученец:

«Царь, эти братья на город накличут беду!

80

Воинов в грозный отряд собирают негласно,

На кораблях нанимают они всякий сброд.

Здесь оставаться тебе и царице опасно,

Ими подкуплены стражи дворца и ворот».

Но не воспринял Эсон ни единого слова:

«Это же братья мои, и они не бедны!»

Ночью возникли враги на пороге алькова,

Били царя на глазах у *чреватой жены.

81

«Я стану править теперь!» – декларировал Пелий.

«Будем царями мы оба! – поправил Нелей. –

Я неразлучен с тобой много лет с колыбели,

В крепком союзе правленье сильней и смелей!»

«Вместе, считаешь, надёжнее будет правленье? –

Едко спросил узурпатор с пятном на щеке. –

Так отвези недостойного брата в селенье,

Чтоб находился от нас он всегда вдалеке!»

82

Вывез «достойный» Нелей властелина к лачуге

И поспешил возвратиться скорей во дворец,

Мальчика в ночь родила Полимеда в испуге,

С ним на заре поскакал к Пелиону отец…

Пир закатили в тот день узурпаторы власти,

Буйные головы братьев вскружило вино:

«Мы позабудем отныне все наши напасти —

В Иолке богатом теперь нам царить суждено!

83

Надо подумать о жёнах, наследниках трона,

Отпрыскам нашим должны мы оставить престол!

Кстати, близнец, мы забыли о чаде Эсона,

Должен ребёнок был «выпасть» жене на подол!»

«Утром отправимся к ним, ночью ехать опасно –

Нас за царей в темноте не признает народ!

Жаль, что родит Полимеда ребёнка напрасно –

Бросим в пучину, как жертву властителю вод!»

84

Сонная *Эос румянила край небосклона,

Над площадями витал от костров едкий дым,

Две колесницы катились к лачуге Эсона,

Грех совершить не терпелось царям молодым.

Свергнутый брат приобщался к обычной работе:

Воду носил от ключа, заготовив дрова,

Думать теперь приходилось о сытости плоти,

Кончилось время  счастливой судьбы торжества…

85

Издалека он узнал грохот царской повозки,

Ясно был слышен ему цокот медных подков:

«Едут к изгою по ранней заре переростки,

Мал для двоих оказался дворцовый альков?

Или одержана ими на поле победа,

Что от улыбок таких сразу стало светлей?»

«Мы озабочены, брат, родила ль Полимеда? –

Роды вчера намечались!» – промолвил Нелей.

86

«Да, родила малыша, но ушёл тот к Харону.

Ножками слабыми топчет в Аиде луга!»

«Где же супруга?» – Нелей обратился к Эсону.

«В сильном ознобе сидит у огня очага».

«Вы погубили! – послышался плач Полимеды. –

Время его не пришло появиться на свет!

К нам вы приехали, чтоб продлевать наши беды? –

С дымом малыш улетел, не оставив свой след!»

87

Радостно братья-цари возвратились в покои,

Вновь на пиру во дворце разливалось вино:

«С этого дня не страшны нам супруги-изгои!» –

Пелий сказал, на щеке потирая пятно.

Меры не знали пришельцы из дальней Элиды –

Несколько дней ублажали они животы:

«Славное царство оставили нам Эолиды,

Быстро познают они горький вкус бедноты!»

88

Хмель и еда утомили детей Посейдона,

Спать разошлись близнецы, свой покой полюбя.

В комнате скрылся Нелей, не снимая хитона,

Изобразил из одежд на постели себя…

Выпрыгнул тихо в окно: «Надо быть осторожным –

С детства меня недолюбливал скрытно мой брат!

Верит близнец, наслаждаюсь я сном бестревожным,

Лошадь свою оседлав, буду правым стократ!»

89

В полночь послышался скрип открываемой двери —

Пелий для брата явился служить палачом,

В сон, овладевший усталым Нелеем, поверив,

Вмиг поразил он фигуру на ложе мечом.

«Многого стоит о брате такая забота!» –

Думал Нелей, восседая верхом на коне,

Стражу спугнул он, открылись въездные ворота,

Цокот копыт удалился в ночной тишине…

Забавы Геры

90

Годы летели, как тучи прекрасной Нефелы,

Боги на землю спускались не реже дождей,

Хитрый Эрот рассылал золотистые стрелы,

Сильной любовью они награждали людей.

Гелий по-прежнему гнал над землёю квадригу,

Каждую ночь выходила на небо луна,

*Гера-богиня затеяла в Иолке интригу,

Что всем затеям Зевеса казалась равна!

91

Смертные выбраны ею на важные роли,

Выращен Главной богиней истории ствол,

Ветви его – как лианы большой каприфоли,

Всё там означено, даже последний обол!

Найдены Герой места для кровавых сражений,

Где для *Аргеи любимцы свершат чудеса,

Не избегут ни потерь, ни в любви искушений,

Ветром попутным наполнятся их паруса!

92

Грозной богиней замечен был судостроитель –

Скромный Арестор, надёжный во всём семьянин.

Верный супруг обожал и жену, и обитель.

К мастеру Геру однажды доставил *павлин…

Тёмная ночь. Тучи спрятали облик Селены,

Иолк до зари погрузился в прекрасные сны,

Быстро сгустился туман в виде ласковой пены,

Гости с Олимпа во тьме никому не видны.

93

Мастеру в снах предсказала богиня-царица:

«Мною, Аргеей, назначены роды жене –

Мальчика умного явит на свет молодица,

Имя его поплывёт на додонском бревне!

Знанья и опыт ему передай без остатка –

Это, Арестор, всей жизни отцовской цена!

Лет через двадцать раскроется Геры загадка,

Помни, что будет прославлена сыном страна!»

94

Скрылась Аргея в повозке с огромным павлином,

Быстро над Иолком рассеялся плотный туман,

Ранняя песнь петухов разнеслась по долинам,

А на причале сзывал моряков капитан…

Вмиг оказалась богиня в горах Пелиона,

Облик старухи она приняла средь камней

И поплелась, притворяясь, в обитель Хирона,

Чтоб не прознали кентавры божественность в ней.

95

Медленно женщина шла по дороге к пещере,

Зевом маячил пред нею загадочный грот.

Знать достоверно хотелось влиятельной Гере –

Спрятан ли сын Полимеды средь юных сирот…

С радостью Гера вернулась к великому трону,

Зная, наследник Эсона –  в надёжных руках!

Лишь поглотить двадцать лет нужно строгому Крону,

Чтобы узнала страна о своих смельчаках!

Время героев

96

Годы промчались звенящей стрелой Аполлона,

Мир облетела крылатая *Осса-молва –

Вырос могучий герой на полях Киферона,

Сын Громовержца сразил там свирепого льва.

Выбрали Фивы царём молодого Эдипа,

Радовал Фракию пеньем подросток Орфей,

Сидя на троне, дрожал от тележного скрипа

Хилый потомок Персея – юнец Эврисфей…

97

Мастер Арестор не думал об имени чада –

Аргом назвал в честь Великой царицы богов!

Будет прославлена сыном родная Эллада

От Пагассийской воды до чужих берегов!

С детства дитя приучалось к великому делу,

Часто малыш рисовал на дощечках суда,

Позже отец инструмент изготовил пострелу,

Арга рука становилась с годами тверда.

98

В это же самое время в горах Пелиона

Арга ровесник учился ремёслам иным:

Фортификации Крита, Микен, Илиона,

Как подниматься в бою по камням крепостным.

Мальчик обучен был музыке, пенью и чтенью,

Мудрым Хироном привит крепко навык письма,

К звёздам тянулся подросток, как влага к растенью,

Душу ласкала ребёнку небесная тьма.

99

Копья метал он точнее любого кентавра,

И превосходно владел и щитом, и мечом,

Раны лечить мог не хуже врачей *Эпидавра –

Видел Хирон фессалийца хорошим врачом.

Не было в беге по скалам «приёмышу» равных,

И отставал от него круторогий муфлон,

Пасшийся часто на склонах пологих дубравных,

Чем так прославлен лесистый большой Пелион.

100

Юноше как-то промолвил учитель саврасый:

«Вырос ты умным, исполнен в душе доброты,

Крепок сложеньем, красив, словно Бог златовласый,

И для царевны любой ты – мужчина мечты!

Матери нежной ты станешь надёжной опорой,

Радовать сможешь делами седого отца,

Будешь овеян, воспитанник, славою скорой,

Что обретёшь ты вдали от покоев дворца!

101

Время пришло возвращаться в родную обитель,

Больше не даст тебе знаний бессмертный Хирон!

Самостоятельным будешь отныне, целитель –

Именно так у кентавров зовётся Ясон!

Утром, воспитанник мой, ты отправишься к дому,

Ждёт тебя в Иолке семья двадцать тягостных лет,

Что пожелать человеку совсем молодому? –

Ты оставляй за собою лишь радостный след!»

102

Эос зарделась оттенками спелой малины,

Скалы блестели от льющихся с неба щедрот,

Встретили пеньем идущего птицы долины,

Юноша с грустью покинул учителя грот.

Острые копья под мышкой, и меч наготове,

Спину украсил убитый юнцом леопард,

Взор смельчака, очи бога, властителя брови –

Дерзок началом своим, взятый юношей старт…

103

В Иолке властитель по-прежнему правил жестоко,

Не становился с годами умней и добрей!

Втайне боялся правитель превратностей рока,

Ибо супруга рожала одних дочерей.

В Дельфы отправился Пелий с любимой женою –

Пусть на загадку оракул прольёт ясный свет

И объяснит им подробно, что стало виною

Жизни такой, что у мужа наследника нет!

104

Именно здесь, над расщелиной в горной теснине,

Был Аполлоном трёхдневным убит змей Пифон,

Что не позволил на суше чреватой богине

Двойню родить, но Латоне помог Посейдон.

Высказал Пелий оракулу сердца тревогу,

Слабо скрывая на участь свою царский гнев:

«Будет наследник, скажи, к моему эпилогу

Или продолжит жена мне рожать только дев?»

105

«Царь,  ты женился на доброй супруге недавно,

Непозволительно зря упрекаешь жену!

Если рождались лишь дочери, то не бесславно –

Ты получил четырёх дочерей, не одну! –

Молвил оракул, –  В течение этого года

Сына подарит тебе молодая жена!

Ты озабочен, тиран  недовольством народа?

Только опасней тебе леопарда спина!

106

Ты совершил преступление в Иолке когда-то,

Время придёт дать за это деянье ответ.

Знай, властелин, что наступит отмщения дата,

Мститель оставит одной лишь сандалии след!»

В недоуменье властитель взошёл в колесницу.

«Горе нас ждёт?» – вопросила в испуге жена.

Пелий ответил неспешно, взглянув на царицу:

«Сына родишь через год! Ты ни в чём не грешна!»

107

Ехал обратно он медленно, как черепаха,

Не пожелал беспокоить кнутом лошадей –

Старый оракул нагнал на властителя страха,

Пелий теперь опасался зверей и людей.

«В город отныне нельзя пропускать одноногих!» –

Вечером в Иолке прочитан был царский указ.

И выдворять из столицы калек и убогих

Стражники стали по воле тирана тотчас.

Путь домой

108

Время прошло, и забыл предсказание Пелий,

Мерами жёсткими он укреплял свой престол,

Не отступался тиран от неправедных целей,

В царстве своём безрассудно творил произвол.

Пелий гордился подросшим наследником трона,

Замуж готовил тиран четырёх дочерей,

Но был бессилен он против великого Крона –

Старили годы, прожитые в страхе, быстрей…

109

Северный ветер размётывал редкие травы,

Гелий поднялся лениво над дальней горой,

В Иолк направлялся Ясон для божественной славы –

Подвиги юноши станут для Геры игрой.

Яркое солнце и зелень на склонах лесистых,

Дивная трель свиристелей в сосновом бору,

Думать сподвигли *эфеба о помыслах чистых:

«Как хорошо, что душой мы стремимся к добру!

110

Дни в Ойкумене прекрасны и ласковы ночи,

Много для радости в ней мы находим причин.

Жаль, что встречаются люди до *брани охочи –

Уничтожают детей, стариков и мужчин.

Вон леопард, что висит у меня за спиною –

Не убивал ради славы ни коз, ни овец!

Так почему же тираны «болеют» войною,

Разве они не имеют ни душ, ни сердец?

111

В Иолке желаю добиться единственной цели –

Чтоб воцарился по праву отец мой, Эсон!

Выдворен будет бескровно завистливый Пелий,

И возвращу я отцу им потерянный трон!»

Вскоре увидел он реку, шумящую глухо

В тесных брегах между светлых и скользких камней.

А на одном восседала безмолвно старуха,

Клочья убогой одежды висели на ней.

112

Словно корабль провожая в открытое море,

Хилой спиной изогнулась старуха, как хорь.

Юноша громко спросил: «Не случилось ли горе

Или настигла в дороге тяжёлая хворь?

Я врачевать был научен кентавром Хироном,

Вылечу так, что опять распрямится спина!»

«Не возвращается молодость к старым матронам –

Я не могу перейти через реку одна».

113

«Матушка, горный поток для двоих – не преграда!

Через мгновение будешь на том берегу!

Помощь тебе оказать – для Ясона отрада,

Далее вместе пойдём к моему очагу!»

С лёгкостью он усадил старушонку на плечи,

Копьями начал ощупывать тёмное дно –

Плохо порою кончаются с ямами встречи,

Можно упасть, и двоим утонуть заодно.

114

Медленно двигался он по бурлящей стремнине,

Только старушку нести становилось трудней,

С мыслью такой подошёл он к речной середине:

«Сколько *талантов теперь заключается в ней?»

Острые скользкие камни царапали ноги,

И рассеклись у одной из сандалий ремни,

Сразу её унесло за речные пороги,

Ранил Ясон о гранит всю подошву ступни.

115

Дальше шагать становилось ещё тяжелее —

Словно гора  опустилась на плечи юнца,

Но продолжал он движенье,  старушку лелея:

«Эту дорогу я должен пройти до конца!»

И превозмог он и тяжесть, и ярость теченья,

Словно на луке тугом отпустил тетиву,

Кончилось в водах бурлящих юнца заточенье,

Бережно женщину он опустил на траву.

116

Юная кровь продолжала сочиться из раны,

И наклонился к ступне измождённый Ясон.

Сверху послышался голос красивый и странный,

Словно с небес раздавался над берегом он:

«Ты не старуху пронёс через воды Анавра,

И не сломался под весом царицы богов,

Будешь украшен венком из чудесного лавра,

После того, как достигнешь чужих берегов!

117

Выдержал с честью ты эти мои испытанья,

Памятью станет о них на подошве рубец…

Но поспеши – двадцать лет ожидают свиданья

С сыном любимым достойные мать и отец!»

Юноша лик поспешил повернуть к говорящей,

В женщине Геру признал по сиянью лица,

Пал на колени Ясон пред Богиней стоящей,

Нежно коснулась Аргея плеча храбреца…

118

Силы вернулись к герою сияньем во  взоре,

И ощутил он цветущих полей аромат,

На горизонте синело далёкое море,

Сосны шумели на склонах скалистых громад.

И от такой красоты испытав наслажденье,

Двинулся юноша в путь, чтоб исполнить свой долг.

Ясному взгляду предстало за лесом виденье –

Тихий залив впереди и белеющий Иолк!

Возвращенье Ясона

119

Путник пошёл по дороге, ведущей под горку,

Сердце стучало в груди, как в горах камнепад,

И повторял он известную всем поговорку:

«Доброму сыну родитель всегда будет рад!»

Юноша в город ступил, как герой-победитель,

Спрашивать стал у людей про жилище отца.

«В дальнем селении ныне Эсона обитель!

Кто он тебе?» – властный голос раздался с крыльца.

120

Путник взглянул на мужчину в богатом хитоне:

«Я от рожденья наследник его, господин,

Но обучался с младенческих лет в Пелионе!»

«Лгать мне не смей, самозванец и простолюдин!»

Стали сбираться вокруг незнакомца зеваки –

Юноша был, как Гермес с Аполлоном, красив!

Люди ему подавали особые знаки,

И говорили: «Тиран наш жесток, как Сизиф».

121

Смело Ясон заявил, что он слышал об этом:

«В город пришёл я отнять у захватчика трон!

Кто, горожане, поможет разумным советом:

Где проживает опальный властитель Эсон?»

Вызвался местный пастух послужить провожатым,

Следом Ясон устремился к лачуге отца,

Выглядел Пелий безмолвный слегка глуповатым,

Взор удивлённый направив на спину юнца:

122

«Левой сандалии нет на ноге и в помине,

Шкурой пятнистого зверя укрыта спина!

Должен меня привести незнакомец к кончине,

Прав был оракул – доказана будет вина!»

Бросился в страхе властитель к своей колеснице:

«Срочно мне нужен рапсод или хитрый мудрец!

Смерть от юнца мне грозит или голод в темнице,

Если не сгинет на землях далёких храбрец!»

123

Праздником стало в семье возвращенье Ясона,

Возле лачуги бедняцкой столпился народ,

Слушали люди рассказ о горах Пелиона,

Юноша пел и на лире играл, как рапсод.

Стало огромным шатром необъятное небо,

Тёмная ночь одарила прохладой небес,

Звёзды рассыпались лёгкой рукою *Эреба,

Дым поднимался столбом от горящих древес.

124

Жарилось свежее мясо быков фессалийских,

*Килики бедных людей наполнялись вином,

Славили люди великих богов Олимпийских,

С радостью все говорили о счастье земном.

Принято было Ясоном такое решенье:

Мирным путём отобрать у захватчика трон,

Выделить Пелию в городе дом в утешенье,

Чтобы безбедно с семьёй жил до старости он.

* * *

125

Царь в это время призвал мудреца и поэта

И объяснил им, что помощь тирану нужна:

Хочет послать на окраину белого света

Юношу, чтоб возгордилась героем страна.

Нравилась песня ему о Медузе Горгоне,

Что обитала на море, где гаснет закат,

Он упивался балладой о грозном драконе –

Северный край чудесами такими богат.

126

Пелий отнёсся с почтением к *Беллерофонту

Слушая, как *Гиппоноем был пойман *Пегас,

Но проявил интерес он к *Эвксинскому Понту:

«А не послать ли пришельца на дивный Кавказ?»

Сон потерял он, услышав о шкуре барана.

«Эврика! –  крикнул правитель, пугая гостей. –

Пусть привезёт он Руно для седого тирана,

Выполнит то, что велел Эолидам Кретей!»

127

В городе было с утра необычно и шумно,

Люд ожидал у дворца молодого «*врача»,

Что заявил о свержении власти бездумно –

Трон Эолидам вернуть обещал сгоряча.

Вышел тиран на крыльцо после ночи бессонной:

«Где этот юный храбрец?» – властно выкрикнул он.

«Пелий, я жду возвращения власти законной,

Иль поединок рассудит, кто сядет на трон?»

128

Вмиг побледнел беззаконный тиран от испуга,

Силою воли смирил он дрожание рук:

«Власть возвращу, убивать мы не будем друг друга,

Прежде узнай, что *Кретеем завещано, внук!»

«Выполню с радостью я пожеланье Кретея,

Чтоб возвратить Эолидам законный их трон!»

«Выполнишь – Иолк  будет жить, с каждым днём богатея,

К этому времени Пелия встретит Харон!»

129

«Что нужно сделать, правитель, согласно завету,

И далеко ли отправиться мне суждено?»

И рассказал царь о Фриксе и Гелле атлету:

«Дед завещал возвратить Золотое  Руно!»

«Не напугал ты меня златорунным бараном,

Будет лежать «одеянье» его пред дворцом!

Не торопись отправляться в Аид к ветеранам,

И проследи, чтоб беды не случилась с отцом!»

Арго

130

Гера к себе позвала Афродиту, Афину, Гекату,

Радость *Аргеи светилась на строгом лице:

«Я покажу венценосному мужу и брату,

Как я забочусь о добром и храбром юнце!

Вас я прошу: помогайте Ясону, богини –

Путь будет трудным на край неизвестной земли.

Подвиг покажется эллинам горше полыни –

Прежде в Колхиду не плавали их корабли!

131

Ты, *дочь Зевеса, в ремёслах земных мастерица,

Юноше Аргу могла бы помочь, как сестра –

Нужен корабль для Ясона, летящий, как птица,

Завтра, богини, начнётся большая игра!»

Утром на площади крикнул воззванье пришелец:

«Надо построить корабль для морского пути.

Есть ли средь Вас, земляки, корабельный умелец

Вместе с командой большой, человек тридцати?»

132

«Мастер Арестор и сын, юный Арг, наготове –

Скоро сдают взятый ими в работу заказ…»

«Где? –  оборвал фразу юноша на полуслове. –

Я с мастерами хочу повидаться сейчас!»

Люди послали Ясона на берег залива,

Там он нашёл корабелов у новой ладьи,

Сразу сказали ему мастера горделиво:

«В новый корабль воплотим все задумки твои!»

133

«Нужно построить большое и лёгкое судно,

Чтоб над волнами летело, как Феба стрела!»

«Сделать, Ясон, для тебя нам любое нетрудно –

Будет корабль твой на море быстрее орла!»

Не были долгими важные их разговоры,

Арг попросил лишь снабдить пелионской сосной:

«Гордости ради свернём мы Кавказские горы,

Не постоим, Эолид, за высокой ценой!»

134

Весть о походе в Колхиду неслась по Элладе,

Много героев стремилось в далёкий поход,

И не мечтали они о высокой награде –

Славного подвига жаждал отважный народ.

Аргу на помощь пришли мастера из Пирея,

Сосны таскали кентавры, как груз муравьи,

Прежде не строили в Аттике судна быстрее,

Даже на Крите не так создавались ладьи.

135

Арг начертил на песке под широким навесом

Нового крупного судна подробный «скелет»,

Мудрый Арестор взирал на него с интересом –

Рядом с рисунком он видел божественный след.

«Это богиня Афина вносила поправки, –

С гордостью Арг объяснял необычность отцу. –

Здесь будут рёбра из дуба, на них лягут лавки,

Форма сиденья должна быть удобна гребцу…»

136

Изобретением Арг удивил корабела:

«Я поражаюсь и знаньям твоим, и уму!»

«Это Афина меняет конструкцию смело –

Дубом додонским желает усилить корму!

В снах беспокойных приходит богиня Паллада,

Каждую ночь предлагает совет или два,

Ясно расскажет, как делать мне правильно надо,

Каждый совет проверяю – богиня права!

137

Мы *пентеконтор должны предоставить Ясону –

Это желанье Великой богини, отец,

Чтоб он по морю промчался подобно дракону,

Критским галерам являя собой образец!»

С ясной зарёй начиналась у Арга работа:

В медных котлах на кострах закипала смола,

Громко стучали вокруг топоры и долота –

Каждый трудился во славу страны, как пчела.

138

Вырезал мастер Арестор из дуба фигуру

Грозной Аргеи, царицы великих богов

И для защиты от влаги отдал смолокуру,

Чтоб талисман не страдал от ветров и снегов.

Быстро каркас корабля обрастал древесиной,

Сохли готовые вёсла под сенью дубов,

Гнёзда в бортах обивались надёжно *бычиной,

Были откованы цепи для крепких рабов…

139

Новый корабль оснащён был подарком Хирона –

Мачта была из ствола пелионской сосны,

В небо когда-то вздымалась пушистая крона,

Были иголки её от корней не видны.

Парус надёжный прислали купцы-финикийцы,

Корпус, натёртый смолой, засиял янтарём,

Были довольны таким кораблём олимпийцы,

Гера могла им хвалиться пред Богом-царём.

140

Сдали Ясону работу свою корабелы:

«Создан корабль для похода, во всём – по уму!

Будет летать по волнам он быстрее Нефелы,

Только хотелось бы имя присвоить ему!»

«Звучным должно быть, Арестор, названье творенья,

Будет прославлено имя его, мастера!»

«Верю, Ясон, что ты выскажешь мне одобренье,

Если узнаешь, насколько Богиня добра…

141

Ночью глубокой, когда был низвергнут родитель —

Твой благородный отец и правитель Эсон,

Гера вошла незаметною в нашу обитель

И прорицанием верным нарушила сон.

Мне предсказала рожденье ребёнка до срока,

И сообщила, что будет малыш одарён,

Взрослым увидит великие страны востока,

Станет наукой строительства сын умудрён.

142

Я в честь Аргеи хотел бы дать судну названье.

Грозный «Арго» – покоритель восточных морей!

Выполни, добрый Ясон, наше с Аргом желанье,

С именем этим корабль будет вдвое быстрей!»

Просьбу отца  не оставил Ясон без ответа:

«Мы обойдёмся, Арестор, без лишних торгов,

Вы заслужили в названии приоритета,

Пусть судно носит в честь мастера имя «Арго»!

Сборы в поход

143

Мелкие волны бежали под крыльями Нота,

Дивный корабль красовался у кромки воды,

И предстояла Ясону большая работа —

Выбор людей на «Арго», заготовка еды.

Первым он принял в команду создателя судна –

Арг заслужил это право шедевром своим.

Выбрать достойных из всех остальных было трудно –

Из десяти эта честь доставалась троим…

144

С каждым желающим юноша вёл диалоги –

Спутника видеть хотелось с различных сторон.

Прочь отметались лгуны, хвастуны, демагоги –

Длинный язык лишь наносит немалый урон.

Принял в команду Адмета из города Феры,

Следом за ним взят на борт корабля Теламон,

Лаэрт из Спарты отмечен любимчиком Геры,

Тифия кормчим на судно назначил Ясон

145

В Иолк  прилетели на крыльях своих Бореады –

Вспыльчивый Зет и спокойный близнец Калаид,

Многие ждали могучего сына Эллады,

Но не пришёл до загрузки «Арго» к ним Алкид.

Искренней радостью встречен был Идас Мессенский –

Неотразимым копьём обладал великан,

Вскоре Аскалаф явился, тиран Орхоменский –

Много героев здесь было из эллинских стран!

146

Всех рассмешил стройный юноша с гибкой фигурой

И с семиструнной кифарой за узкой спиной,

Люди над ним усмехались: «Прикройся хоть шкурой,

Чтоб не светился, как призрак во тьме под луной!»

И музыканта в команду не взял предводитель:

«Разве врага поражает кифары струна?

В дальнем походе потребен могучий воитель,

А не рапсоды, которых смывает волна!»

147

Громко Ясон объявил, что закончены сборы:

«Новый корабль должен быть на спокойной волне!

Жиром намажьте настил от воды до опоры,

Щедро «Арго» искупайте в прекрасном вине!»

Дружно команда толкала «Арго» по настилу,

Сдвинулось судно на добрый десяток локтей,

Но задержался корабль, невзирая на силу

Грозных героев, а в сущности взрослых детей.

148

Стало тревожно от этой задержки Ясону –

Дружно герои собрались вокруг корабля,

Люди взывали к владыке морей Посейдону,

Но не пускала корабль на свободу Земля.

Лишь кифаред был к такой суете равнодушным

Юноша думал: «Удача – не в крепком вине!

Станет прекрасный корабль дивным звукам послушным,

Вскоре он будет качаться на тихой волне!»

149

Юноша сел не спеша на обломок гранита,

Медленно лиру достал из-за тонкой спины,

Сильными пальцами тронул струну деловито,

Громко запел для незримой народом волны:

 

«О, дивное море, чудесный залив!

Нетленной Земли украшенье,

Ваш бог Посейдон и силён, и красив,

Для женщин Кронид – утешенье!

Мы славим просторы великих морей,

И нас не страшат непогоды,

Но молимся, чтоб седовласый Нерей

Дарил нам спокойные воды!»

150

Вздрогнул залив от мелодии дивной рапсода,

Начали птицы слетаться на берег крутой,

Чудом небес стала песнь для простого народа,

Шёпот послышался: «Голос звучит золотой!»:

 

«Прими наш корабль, мировой Океан,

Он – лучший во всей Ойкумене!

Позволь нам увидеть с ним множество стран,

Скользя по хрустальной «шагрени»!

Пошли, Океан, в Пагассийский залив

Волну или с ней наводненье!

Я знаю, что ты без судов сиротлив,

Желаешь себе поклоненья!»

151

Мощные волны промчались по глади залива,

Новый корабль окатили внезапно водой,

Съехал по брёвнам «Арго» и легко, и красиво,

Но продолжал песнопенье *аэд молодой:

 

«Я вижу, стремится на берег волна,

Послушно внимая рапсоду,

Звучит для неё, восхваляя, струна,

И спущен «Арго» наш на воду!

Спасибо тебе, о, великий Титан,

Что слышишь зовущее слово,

Спою я не раз на просторе пеан,

Оценишь певца золотого!»

152

Вскоре отхлынули воды залива от брега,

Освободила пленённое судно земля,

Сильно поранили волны Анкея-*лелега,

Но обласкали лазурью борта корабля.

Первым примчался к рапсоду Ясон изумлённый:

«Песней ты нас поразил, как в дожди суховей!

Кто ты, поведай нам имя, поэт устремлённый?»

Юноша скромно ответил: «Фракиец Орфей!»

153

«С нами в Колхиду пойдёшь, песнопевец от Феба!

Музыкой скрасишь дорогу к чужим берегам,

Песни твои зазвучат между морем и небом,

Будут угодны они олимпийским богам!»

Принял с улыбкой Орфей от друзей извиненья –

Слышал насмешки и раньше фракийский аэд.

Рад был поэт, что развеял героев сомненья –

Песни его в Ойкумене оставят свой след…

154

Дал приказанье Ясон устанавливать сходни,

Сброшены в воду с «Арго» из камней якоря,

Берег затмили собой наблюдающих сотни,

И подоспели из Иолк а повозки царя.

Скрыть не сумел от героев тиран любопытства,

Жаждал увидеть отход корабля бунтарей,

Скупость и страх подавил, проявляя бесстыдство –

Много еды к ним прислал, чтоб спровадить скорей.

155

Кто-то заметил, что царь удалился из вида –

Будто внезапно его обуял сильный страх,

И на дороге увидели люди Алкида.

«Это Геракл!» – разнеслось, словно эхо в горах.

Стройный, могучий, сравнимый с самим Аполлоном,

Спрятано тело под шкурой огромного льва,

Смело убитого им на полях Киферона,

С юности шла по стране о *Зевсиде молва.

156

«В братство примите!» – промолвил Геракл Эолиду,

Тот предложил великану возглавить поход:

«Ты, я уверен, легко приведёшь нас в Колхиду,

И возвратимся назад мы без всяких забот!»

«Нет, предводитель! Мешает мне личное горе –

Дети мои у Аида по воле отца…

Грех искупить я хочу на широком просторе.

Есть ли, скажи мне, свободное место гребца?»

Вперёд в Колхиду!

157

В жертву Аргее заколоты были бараны,

А Повелителю моря – большие быки,

Спеты баллады, замолкли у моря тимпаны,

И догорели дотла в очагах угольки.

Втайне принёс предводитель богине Киприде

В жертву медовые сласти, гранаты, цветы –

Чувство любви возгоралось тогда в Эолиде,

Жаждал он встретиться с девой из юной мечты.

158

Тронула Эос перстами леса Пелиона,

Жители Иолк а ещё пребывали во снах,

Спешно грузилась на судно команда Ясона –

Тихо качался корабль на спокойных волнах.

Первым на берег примчался завистливый Пелий –

Ждал с нетерпеньем отправки в поход корабля:

«Пусть Посейдон их отправит на луг асфоделий,

И упокоит героев чужая земля!»

159

Солнечный луч дотянулся до мачты сосновой,

В городе громко пропели зарю петухи,

Стал собираться народ у залива «подковой»:

Слуги, торговцы, ткачи, гончары, пастухи.

Жителям Иолк а понравилась эта затея,

Те, кто не знал подоплёки, хвалили царя –

Он снарядил это судно к цепям *Прометея,

В край им неведомый, где просыпалась заря.

160

«Якорь поднять!» –  прозвучала команда Ясона,

Крыльями вёсла взлетели над тихой волной

Хлопнули дружно по глади воды Посейдона,

Вздрогнул «Арго» и поплыл по стихии родной.

Выскочил быстро корабль из «подковы» залива,

Вмиг обогнул с пелионскими соснами «рог»,

Мчалось, как ветер, вперёд корабельное диво,

Песню запел «соловей» бесконечных дорог…

161

Сел на носу корабля, за спиной грозной Геры,

Лиру удобно Орфей разместил под рукой,

Гимны он пел до ближайшего города Феры,

Громко *пеан разливался над гладью морской:

 

Много в Иолке бывает отплытий

Кораблей от родных берегов,

Жаждут люди великих открытий

В дальних странах средь гор и снегов.

Мы выходим в огромное море,

Манит нас голубой Океан,

На его необъятном просторе

Старт великим свершениям дан!

Я – Арго!

Я пройду сквозь туманы и бури,

Обойду скалы грозных морей,

Буду мчаться по гладкой лазури,

Не бросая своих якорей

 

Славим Вас, Олимпийские боги,

Что построить корабль помогли,

Мы проложим морские дороги

Вдалеке от родимой земли.

Мы покинули берег Эллады,

Чтоб вернуть Золотое Руно,

Для Аргеи и Девы Паллады

Этот подвиг свершить суждено!

Я — Арго!

Я пройду сквозь любые преграды,

Словно птица промчусь по волнам!

Не пугают меня Симплегады,

Я стремлюсь по иным временам!

 

Далеко за морями Колхида,

Где  Руно охраняет дракон,

Но спасёт нас Афины эгида

И властитель морей Посейдон!

Мы достигнем неведомых целей,

Но прославит Элладу одна –

Трон покинет безнравственный Пелий,

Расцветёт с талисманом страна!

Я – Арго!

Я с триумфом вернусь из похода,

Вновь увижу родные края

И приму восхищенье народа –

Станет мифом планида моя!

162

Смолкла мелодия звучной и громкой кифары,

С лёгкостью парусник мчался уже на восток,

Дружно летели, корабль провожая, гагары,

Только по спинам гребцов пробежал холодок…

Все обратили вниманье на смену погоды:

Быстро по глади морской прокатилась  волна,

Рябью покрылись зеркальные  синие воды,

И начала заслонять небеса пелена.

163

Парус широкий наполнился ветром попутным,

Спряталось жаркое солнце в седых облаках,

Не предавался Ясон опасениям смутным:

«Надо держать и себя, и команду в руках!

Лунная ночь нас проводит в поток Геллеспонта,

Дальше должна быть лихих амазонок страна,

Устье с прохладной и чистой водой Фермодонта,

И долгожданная цель вскоре будет видна!»

Остров Лемнос.

164

Дружно гребли на «Арго» молодые герои,

И соловьём заливался * «сшиватель» баллад,

Засветло быстрое судно прошло мимо Трои,

Ночью достигло оно страшных скал Симплегад.

Но недовольна была достижением Гера –

Славу Ясона затмил ненавистный Алкид,

Богу морей изрекла: «Это крайняя мера –

Останови ураганом галеру, Кронид!»

165

«Отпрыск Зевеса мгновенно достиг апогея –

Быстро дошёл с ним корабль до «живых» Симплегад!

Надо Алкида изгнать! –  размышляла Аргея. –

Пусть возвращается детоубийца назад!

Для великана найду непосильное дело,

Подвиги будет свершать в одиночку Зевсид!

Не для него рисковала потомком *Нефела!

Жду с нетерпеньем, когда же он будет убит!»

166

Издалека доносились ужасные стуки,

Северный ветер пронёсся над чёрной водой,

Парус  на судне свернули проворные руки,

Чуял Ясон, в *Геллеспонте запахло бедой.

Ветер галеру крутил, как перо альбатроса,

Волны её относили к родным берегам,

«Так унести может буря «Арго» до *Пароса!» –

Думал Ясон, обращаясь безмолвно к богам.

167

Грозные тучи во тьме обнимались с волнами,

И норовили отправить галеру на дно,

Только отважно боролся Геракл с бурунами –

Сердце его было страха совсем лишено.

Сильная буря утихла к началу рассвета,

Судно героев вошло в неизвестный залив.

«Лемнос! –  воскликнул вдруг Тифий. – Дурная примета! –

Еле я спасся, однажды его посетив!

168

Остров для женщин, где редко героев явленье.

После любовных утех здесь простой ритуал –

Жизнями платят мужчины за совокупленье,

Их отправляют к Аиду, бросая со скал.

Что предпринять собираешься, вождь светлокудрый?

Нет больше пресной воды – вред нанёс ураган!»

«Опытный Тифий, мне нужен совет очень мудрый –

Дай мне его, если знаешь обычаи стран!»

169

«Я виноват, что оставил без влаги галеру! –

Крикнул подросток,  что был, как атлет, коренаст. –

В ночь пред отплытьем я в *пифос залез, как в пещеру,

Пелий меня б не пустил, я – царевич Акаст!

За ночь я вычерпал пресной воды половину,

В страшную бурю продрог, словно мокрый шакал,

Можете смело казнить молодого мужчину,

Бросить, как женщины эти, в пучину со скал…»

170

«Нам ли, героям, бояться девиц крепкотелых? –

С хитрой улыбкой воскликнул атлет Теламон. –

Остров не видел доныне воителей смелых,

Отрока к девам берём для проверки, Ясон!»

«Надо вопрос разрешить с корабельной охраной.

Кто на «Арго» остаётся?» – воскликнул Пелей.

«Я остаюсь здесь на пару с душевною раной! –

Молвил Геракл. – Грусть-печаль мне веселья милей!»

171

«Ах, ты хитрец! – рассуждала Олимпа царица. –

С лёгкостью всем заявил, что несчастьем убит?

В снах пусть являются мёртвые детские лица,

Не обретёшь ты покоя, проклятый Зевсид!

Я разрешаю команде любимца Ясона

Страстью своей ублажить обезумевших дев!

В отдыхе этом достаточно много резона –

Жить без семьи не способны ни львица, ни лев!»

172

И моряки, предвкушая любовную негу,

Дружно ударили вёслами все, как один,

Хищником бросилось судно к скалистому брегу,

Носом врезаясь в огромную стаю сардин.

Вскоре попрыгали юноши в тёплые воды,

Тотчас услышали девы оружия звон

И закричали: «Мужчины лишают свободы!»

Громко смеялся над этим наивный Ясон.

173

«Тифий, ты – взрослый! Прошу приглядеть за гребцами!» –

Кормчему крикнул вдогонку печальный Алкид.

«Не беспокойся, Геракл, пригляжу за юнцами –

Я – семьянин и незыблемый, как монолит!»

На берегу Тифий тронул десницу Ясона:

«Не торопись подниматься к прекрасным дворцам!

Есть у красавиц оружие крепче заслона,

Вмиг самых смелых отправят они к праотцам!

174

Выслушай, добрый Ясон, часть недавней баллады,

Что рассказал мне на судне весною аэд.

В Ликию шёл он со мной из Великой Троады,

Был, как и я ныне – добр, разговорчив и сед.

Он и команда, как мы, после бури ужасной,

По непонятной для них воле грозных богов,

Вдруг оказались в плену «половины прекрасной»,

В городе жутком вдали от родных берегов.

175

Улицы были полны разложившихся трупов,

Кровь на граните являла большую беду,

Запах стоял, как от сотни воняющих крупов,

Словно живые справляли нужду на ходу.

Нос зажимая, аэд подступился к старухе,

Что развалившись сидела у толстой стены:

«Матушка, что за беда? Люди мрут с голодухи?»

«Нет, кифаред! В наших женщинах много вины!

176

Мы не стремились завидовать  Кипру и Криту,

Женщины Лемноса счастливы были всегда.

Гордость заставила нас осмеять Афродиту,

Что красота Титаниды для мужа —  беда!

Мы называли Киприду богиней разврата,

Частой любовью истерзано сердце её,

А одиночество – это за страсти расплата,

Ей приводили в пример смертных женщин житьё.

177

Мы нанесли Афродите упрёком обиду,

Словно разбили в песок Титаниды алмаз,

Так довели до жестокого гнева Киприду,

Что «наградила» Богиня зловонием нас!»

«Матушка, с запахом ясно, а трупы откуда?» –

Тихо спросил у неё любопытный аэд.

«Это супруги лежат! Все виновники блуда,

Жили с рабынями нагло по несколько лет!»

178

«Как после брани, народа немало убито!

Я, повидавший бои, этим видом сражён!

Матушка, разве сгубила их всех Афродита?»

«Нет, кифаред! Это месть обезумевших жён!»

Быстро покинули остров аэд и команда,

Видя на них наступающих грозных матрон»…

«Ждёт нас на Лемносе вонь, а отнюдь не лаванда,

Может быть, зря мы рискуем здоровьем, Ясон?»

179

«Кто нас торопит увидеть златого барана?

Пелий не ставил числом обозначенный срок!

Ветер доносит из города запах шафрана,

Видишь, нас женщины ждут на одной из дорог!»

Двинулся в город отряд Аргонавтов голодных,

Тифий пошёл за юнцами без всякой нужды.

«Сколько по глупости женской осталось бесплодных?» –

Кормчий подумал, забыв о запасах воды…

180

Медью сверкали доспехи воительниц грозных,

Что разместились подковой у крепких ворот.

«Тифий, не чувствую я «ароматов» навозных,

Может, лукавил тебе добродушный народ?»

«Скоро узнаем всю правду о них, предводитель,

Нынешний запах усилил желанье и страсть!

К рослой девице направься, «сердец покоритель»!

Сосредоточена в ней безграничная власть!»

181

Вышла герою навстречу в доспехах девица,

Светлые кудри прикрыл повелителя шлем.

Бросила взгляд на него, как голодная львица

И возмечтала Ясона завлечь насовсем:

«Я – Гипсипила, царица несчастного царства,

Где вы не встретите юношей или мужчин!

Каемся, глупостью мы довели государство

До вымиранья мужей без весомых причин.

182

Я приглашаю гостей долгожданных к застолью!

Пусть будет в радость вам пир незамужних девиц,

Мы исстрадались, наказаны тяжкой юдолью,

Но не сочтите меня и сестёр за блудниц!»

Вмиг засверкали улыбки друзей жемчугами,

И закрутилось чудесных знакомств колесо,

Стало понятно, что девы не будут врагами,

Тифий тотчас обратился к седой Поликсо:

183

«Мне говорили весной, по приходу *Деметры,

Что было здесь – всюду трупы, жестокость и смрад,

Женщины все испускали вонючие ветры,

Якобы, это Киприды одна из «наград!»

«Да, это было, скрывать нашу глупость негоже,

Но Афродита простила – помог нам Гефест!

Он говорил, что должно быть супружеским ложе –

Быть женихам для прекрасных и юных невест!

184

В ночь за неделю до вашего здесь появленья

Город накрыло огромное полчище туч,

Вымыла начисто влага небес испражненья,

Не было видно наутро ни трупов, ни куч.

В город вернулся тогда аромат майорана,

Сразу иссякала у женщин безумная злость,

Великодушно простила нас дочерь *Урана,

Смело к застолью иди, уважаемый гость!»

Кизик

185

Грустные мысли довлели над сыном Зевеса:

«Долго ли мучить меня будут страшные сны?

Нет ни семьи, ни детей, ни к войне интереса…»

Душу Геракла терзало сознанье вины!

Судно кормой затащил он на брег каменистый,

Пифос неспешно наполнил водой из ключа,

Дров для костра заготовил воитель плечистый,

Быть обещалась холодною ночь силача.

186

Гелий горячий ушёл за скалистые горы,

И пробежал по заливу холодный Борей,

Сверху, из города слышались женские хоры,

Благоуханье еды становилось  острей…

Шум голосов показался ещё басовитей,

Смех храбрецов выдавал, что команда пьяна:

«Значит, дошло до любовных и страстных соитий,

И Аргонавтам весёлым сейчас не до сна!»

187

Слушал Геракл лепетание волн говорливых,

Глядя в раздумьях на пламень большого костра:
«Много сегодня на острове женщин счастливых,

Страстью невиданной будут пылать до утра!

После любовных утех тяжелы расставанья,

Завтра придётся услышать страдальческий плач,

Будут звучать к моему милосердью взыванья,

Но на «Арго» повлеку моряков, как «палач».

188

Выждал три дня на брегу в одиночку воитель

И с возмущеньем направился в царский дворец:

«Все морякам – на «Арго»! Ждёт нас колхов обитель,

Или наступит всем подвигам нашим конец!»

Голос Алкида гремел, словно гнев Громовержца,

В зале царицы повисла на миг тишина,

Слышал Геракл возмущённый биение сердца,

Громко добавил: «Мир ждёт возвращенья руна!»

189

Выпив немного вина из большого *ритона,

Так завершил великан свой последний глоток:

«На корабле видеть боги желают Ясона,

Быстро плывущим за дивным  Руно на восток!»

Бросились женщины сразу в мольбы и рыданья:

«Не поднимай, великан, на «Арго» якоря!

Лучше подумай серьёзно, что шкура баранья

Может цениться дешевле престола царя!

190

Лемнос богат и размером не меньше Колхиды,

Слава героя – далёкий мираж для глупца!

С этим согласны *Ифит и царевич *Элиды,

Главное в жизни – любовь и покои дворца!»

«*Авгия можем оставить! – промолвил воитель. –

Но остальные… на судно *Аргеи – бегом!»

И Аргонавты покинули с грустью обитель,

Чтобы не стать для Геракла презренным врагом.

191

Спущен поспешно на воду «Арго» молчаливый,

Юноши быстро забрались на борт корабля,

Дал им команду Геракл, великан терпеливый:

«Парус поднять! Ждёт за морем другая земля!

Гилас, на память оставь этот мостик причальный –

Женщины плачут навзрыд, словно путь наш – в Аид…

Славный Орфей, спой нам гимн боевой и прощальный!» –

Распорядился скучавший три ночи Алкид:

Песня Орфея

Жизнь течёт, как река по земле непаханой,

На порогах шумят юности года,

И впадает в неё со слезой наплаканной

Ручейком молодым чистая вода.

А у нас жизнь сейчас – море с треволнением

Без родных берегов и сухого дна,

Мы стремимся к мечте с юным поколением,

Чтоб коснуться рукой дивного руна.

И в Колхиду спешим, ветрами гонимые,

Наша смелость горит пламенем сердец,

Мы вернёмся сюда, женщины любимые,

И  Руно м золотым освятим дворец.

Не впадайте в печаль, милые прелестницы,

Свет горячей любви озаряет нас,

Остров ваш не забыть, Лемноса кудесницы,

Но позвольте узреть нам седой Кавказ…

192

Прыгнуло судно вперёд, как свирепая львица,

Берег чужой захлестнуло высокой волной,

Плакали женщины, громко рыдала царица,

Что не смогла стать Ясону любимой женой…

Все Аргонавты увидели мощность Алкида –

Зависти скрытой достоин был каждый гребок,

После полудня встречала корабль *Пропонтида,

С гордостью Тифий направил «Арго» на восток:

193

В сумерках вышла галера из вод Геллеспонта,

Дальше спокойно к Босфору пошла напрямик.

Тифий сказал: «Не достичь нам в ночи Фермодонта!

Я повернул, предводитель, «Арго» на Кизик!

На полуострове —  город царя долионов,

Люди полны благородства, любви и добра,

Предком у них, полагают, был сын Посейдонов –

Царь нас накормит и даст отдохнуть до утра!

194

У женихов наших скоро не будет печали –

Выгонит тьму из души золотое вино!

Вижу я факелы, это народ на причале,

Значит, у них пировать до утра суждено!»

Гостеприимным был юный Кизик-повелитель,

Всё морякам предоставил для отдыха он:

Свежую пищу, вино и большую обитель,

Где ожидал Аргонавтов пленительный сон…

195

Эос открыла врата золотой колеснице,

Гелий поднялся неспешно над синей водой,

Каждый моряк вспоминал о прекрасной девице,

Молча склонившись в мечтаньях над вкусной едой.

Много напутственных слов изрекли долионы:

И пожелали героям великих побед:

«Вы сокрушите на долгом пути все заслоны,

Вспыхнет в Элладе руна удивительный свет!»

196

«В море недавно, а сколько уже впечатлений,

Люди с великим почтеньем относятся к нам! –

Думал Ясон, принимая восторг восхвалений. –

Слава героев пристанет к великим сынам!»

Сказано всё, и пополнен «Арго» провиантом,

Но помешал кораблю устремиться к заре

Камень, что брошен в залив шестируким гигантом,

Жившим вдали на высокой Медвежьей горе.

197

Судно, готовое плыть, захлестнуло водою,

Мощный Геракл вмиг отправил в гиганта стрелу –

Пал шестирукий, сражённый рукой молодою,

И покатился к воде, как яйцо по столу.

Вышли на смену погибшему монстру другие,

Скалы бросая в залив впереди корабля,

Но натянули друзья быстро луки тугие,

Стрелы пустили в гигантов, Алкида хваля.

198

Тифий ругал великанов: «Настроили рифов!

Должен  петлять наш корабль между ними, как сиг…»

Громко ответил Геракл: «Быть им пищей для грифов!

Мирно теперь будет жить дружелюбный Кизик!»

Быстро «Арго» обогнул полуостров гористый,

Выйдя в открытое море, взял курс на Кавказ.

В парус ворвался стремительно ветер игристый,
Судно, казалось, готово взлететь, как *Пегас.

199

Справа и слева виднелись пустынные горы,

Воздух слегка охладел, надвигался закат,

Опытный Тифий увидел гранитные створы:

«Движутся скалы вдали, слышен гром Симплегад!

Ночью пройти их нельзя, надо плыть нам к мизийцам,

Видишь. Ясон, в море править примчался Борей!

Время настало молиться богам-олимпийцам,

К южному берегу надо грести поскорей!»

200

Тучи затмили спокойную синь небосклона,

Грозные волны удар нанесли по бортам.

«Это ночные забавы царя Посейдона! –

Кормчий кричал, прилагая ладони к устам. –

Парус снимайте скорее, нас ждёт приключенье,

Надо доверить галеру бурлящей волне!

Нас унесут к Пропонтиде Борей и теченье –

Лучше туда, чем покоиться тихо на дне!»

201

Дикие волны бросали «Арго» непрестанно

И заливали героев солёной водой,

Стало от ветра движенье галеры спонтанно,

Тифий подумал: «Шалит повелитель седой!»

Воду вычерпывать всем приходилось щитами,

Выброшен за борт запас двухнедельный еды,

Люди себя к кораблю привязали жгутами,

Чтоб их не смыло потоками бурной воды.

202

«Юношам трудно в походе – для них всё впервые:

Качка жестокая, ливень в ночи, ураган –

Ветер такой, что ломает дубы вековые,

С лёгкостью вырвет из почвы огромный каштан!»

Шорох песка по обшивке огромной галеры

Дал всем понять, что их судно достигло земли,

Тифий промолвил: «Удачно прошли все барьеры,

Только, похоже, сидеть нам теперь на мели».

203

Ветер исчез, унося стаю туч и зарницы,

Схлынули волны, повисла вокруг тишина,

Тонкими крыльями хлопнули где-то ночницы,

Кромка земли незнакомой, как сажа, черна.

После грозы воздух стал и прохладным, и пряным,

Опытный Тифий подумал: «Цветение лип!

Кто-то подходит сюда по дорожкам песчаным,

Хоть я и стар, только слышу отчётливый скрип!»

204

Тихо герои спустились на берег пологий,

Не проявляя себя без ненужных бравад.

Вдруг с высоты прозвучал голос громкий и строгий:

«Прочь убирайтесь отсюда, плывите назад!»

И загремели оружье и медные латы,

На Аргонавтов напали во тьме чужаки:

«Собственной кровью упьётесь, ночные пираты!

Силы у нас для отпора врагу велики!»

205

Бой завязался во мраке и стал обоюдным,

Медь от ударов звенела, и слышался стон,

Для моряков стало это сражение трудным –

У Аргонавтов отнял много сил Посейдон.

Юноши были смелы, но Геракла дубина

Стала решающей в этом кровавом бою,

С ног всех сбивала надёжней, чем крепкие вина,

Не оставляя ночных лиходеев в строю.

206

Бился Ясон в темноте с неизменной отвагой,

Ориентируясь в схватке на слух и чутьё,

Он в поединке сошёлся с напавшим бродягой

И погрузил в супостата меча остриё!

Тускло сверкнули зарницы на медных доспехах,

Точен в бою был Ясона надёжный клинок,

Мог он теперь говорить о победных успехах,

Только ценней жизнь друзей, а не славы венок!

207

Эос персты показала над дремлющим морем,

И прокатился Ясона отчаянный крик:

«Боги Олимпа, за что нас караете горем? –

Мною невольно убит благородный Кизик!»

Он обратился с вопросом к властителю неба:

«Зевс! *Пантеон на иронию щедр, как всегда –

Мы убивали друзей под покровом Эреба,

Разве приносит вам радость людская беда?»

208

Но оставался безмолвным сапфир небосклона,

Не появился на нём понимающий взгляд!

Все Аргонавты и люди царя-долиона

Дружно свершили трёхдневный прощальный обряд…

Снова «Арго» устремился по глади залива,

Грустный Ясон ускорял темп работы гребцов,

На полуостров смотрели герои стыдливо,

Похоронив на холме семерых мертвецов…

Мизия

209

Вновь на «Арго» обратила внимание Гера:

«Правит походом прекрасно любимчик Ясон!

Мчится в Колхиду стремительно «наша» галера

После свершённых в Кизике вчера похорон!

Пройдена быстро «моим» кораблём Пропонтида,

Скоро «Арго» будет возле живых Симплегад!

Но не желаю я видеть в походе Алкида –

Надо вернуть сына Зевса в Элладу назад!»

210

Вызвала Гера поспешно в покои Гермеса,

Чтоб провести с быстроногим такой разговор:

«Срочная помощь нужна мне, посланник Зевеса –

Брат твой Алкид гонит судно к проливу Босфор!

Юный Ясон обойдётся без детоубийцы,

Он заработал отвагою авторитет!

Ждут от Алкида двенадцать боёв олимпийцы,

В Дельфы пускай направляется дерзкий атлет!»

211

Быстро галера скользила по глади лазурной,

В дымке туманной исчез дружелюбный Кизик,

Бился Орфей безуспешно над песней бравурной –

Сильно  препятствовал чаек назойливый  крик.

Тифий внезапно с волнением крикнул Ясону:

«Грозная туча стремится по краю небес!

Я направляю галеру к *Адрамиттиону,

Есть там спокойный залив, а за городом –  лес!»

212

Сели на вёсла Геракл и Ясон-предводитель,

Чтобы ускорить стремительный ход корабля,

Грёб из последних усилий и судостроитель,

Ранил ладони Аска́лаф, от боли скуля.

Но *Эолид не снижал темп весельной работы –

Силы вернутся ко всем после крепкого сна.

Люди должны пережить злой судьбы повороты,

Чтобы коснуться рукой Золотого Руна!

213

Падали люди без сил, бросив вёсла безвольно,

С жалостью Тифий смотрел на уставших юнцов,

Кормчий седой понимал, как воителям больно –

Трудно из юных царевичей сделать гребцов!

Буря ревела, вздымая волну за волною,

Смелый Ясон и Геракл углубляли гребки,

Не обошёл сильный ветер корабль стороною,

Но побережье и лес были очень близки!

214

Чувствовал слабость Ясон, участилось дыханье,

Тёмная кровь от ладоней текла по веслу,

И, обессилев, юнец потерял вдруг сознанье…

Высказал Тифий героям свою похвалу:

«Ты, как Зевсид, непомерно силён от рожденья,

И в Ойкумене подобного воина нет!

Но Эолид не достоин сейчас осужденья –

Он хоть и юн, но воитель и мощный атлет!

215

Будешь один ты грести, сын прекрасной Алкмены,

Знаю, не скажешь, что это тебе тяжело!»

Вздулись на дланях героя багровые вены,

Но от усилий сломалось большое весло…

Носом уткнулась галера в песок жёлто-белый –

Буря морская уже кораблю не страшна,

К дальним брегам устремился Борей ошалелый,

И усмирилась внезапно большая волна.

216

Вышло горячее солнце на край небосклона,

Паром белёсым вздохнула от бури земля,

Тифий в сознанье привёл молодого Ясона,

Дружно команда героев сошла с корабля.

Сразу готовиться начали люди к ночлегу,

Руководил Аргонавтами кормчий седой,

В поисках дров разбрелись мореходы по брегу,

Гилас-подросток в дубраву ушёл за водой.

217

В лес углубился Алкид за высокой сосною:

«Вёсла на судне Аргеи подходят не всем!»,

Скромный Орфей занимался ослабшей струною,

Скрылся в чащобе на склоне холма Полифем.

Тёмная ночь опустилась на берег мизийский,

Быстро заснули воители возле костров,

Только не спал в эту ночь пантеон олимпийский,

Гера смотрела на землю сквозь мрака покров…

218

Вызвала южного *Нота царица к престолу,

И объяснила ему: «Есть желанье богов –

Ты помоги Аргонавтам и богу *Эолу,

Утром «Арго» унеси от мизийских брегов!»

В плотном тумане встречала зарю Пропонтида,

Плавно качалась галера, не ведая сна,

За Аргонавтами тайно следила *Ирида,

Геру должна известить об интриге она.

219

Ветер внезапно примчался с холмов каменистых,

Пыльную бурю со смерчем неся за собой.

Крупные ветви трещали в дубравах тенистых,

Рыжим в мгновение ока стал свод голубой.

Смелый Ясон пробудился в неясной тревоге

И протрубил для сонливых друзей быстрый сбор:

«Видно, на нас рассердились великие боги —

Ветер уносит «Арго» на бескрайний простор!»

220

Спешно залиты водою в кострах головешки,

Вмиг погрузилась команда на борт корабля,

Гилас, Геракл с Полифемом оставлены в спешке,

Скоро вдали оказалась мизийцев земля.

Судно летело, как *Дафна от рук Аполлона,

Вдруг Теламон прокричал: «Где могучий Алкид?

Не ожидал я измены такой от Ясона,

Ты, Эолид, за пустые обиды с ним квит?»

221

Вмиг побледнел Эолид от услышанной вести,

И устремил на героя страдающий  взгляд:

«Я, Теламон, не желал воздаяния мести,

Сам предлагал я Гераклу возглавить отряд!

Тифий, «Арго» поворачивай к месту потери,

Горе принёс нам спокойный мизийский ночлег!

Буду взывать я о помощи к царственной Гере,

Чтоб не пропал самый сильный в стране человек!»

222

Вмиг  навалились на вёсла друзья-мореходы,

Чтоб возвратиться скорей на чужой материк.

Но забурлили под судном лазурные воды,

И показался из моря огромный старик.

Вздрогнул корабль, и возникла внезапная давка,

Громоподобно вещало для всех божество:

«Смертные люди, послушайте мудрого Главка,

Нет вам возврата – решенье Богов таково!

223

Сын Громовержца уже на дороге к Троаде,

В Дельфах его ожидает Зевсид Аполлон,

Гилас и нимфы сейчас предаются усладе,

А Полифему достанутся город и трон».

Мощной десницей старик развернул их галеру:

«Мачту скорей облачите в её полотно

И не гневите ошибками грозную Геру,

Если решили вернуть Золотое  Руно!»

Финей

224

Ветер ослаб, повинуясь божественной силе,

Парус остался без дела, но люди в труде,

Вспомнил Ясон о страдавшей вдали *Гипсипиле:

«Словно она не даёт мирно плыть по воде!

Страстное чувство во время печальной разлуки

Часто бывает сильнее тяжёлых оков,

Словно сомкнулись на шее любимые руки –

Не выпускает Киприда корабль из силков!

225

Месяц назад мы в Колхиду ушли из Эллады,

Только гостим до сих пор по другим берегам

И не сумели доныне пройти Симплегады,

Разве такое угодно Великим богам?

Сильные бури измучили воинов смелых,

Сделать стоянку во Фракии надобно нам.

Там отдохнём возле скал ослепительно-белых

И поспешим на восток по морским бурунам!»

226

Плавно к причалу пристала галера *Аргеи,

И моряков поразил ужасающий вид —

Словно набегом прошлись по стране лиходеи.

«Город приморский разграблен! – решил Эолид. –

Тифий, а здесь поклоняются люди *Пандоре,

Действуя с правдой и совестью явно вразрез?»

«Юный воитель, в порту непонятное горе,

Славился прежде народом своим Салмидесс!

227

В нём продавали товары не только фракийцы,

Но для развития города было важней,

Что приезжали сюда торговать финикийцы –

Царствовал здесь славный сын Агенора Финей!»

Малый отряд Аргонавтов прошёл мимо зданий

Мёртвых садов, неопрятных пустых площадей,

То, что узрели, страшнее любых ожиданий –

Царский дворец разгромил беспощадный злодей!

228

Сломана крыша, запачканы окна и двери,

Кучи вонючих объедков на царском крыльце.

Молвил Ясон: «Велики у тирана потери!

Знать бы ещё, кто живёт в разорённом дворце?»

Вышел на голос Ясона старик худосочный,

Напоминавший обтянутый кожей скелет:

«Я здесь живу, повелитель слепой и порочный,

В тяжких мученьях последние несколько лет!»

229

«Что же случилось с тобой? – вопросили герои. –

Кто умудрился лишить повелителя глаз

И разорил так жестоко чужие покои?

Слышать желаем об этом подробный рассказ!»

«Я очень слаб, чтоб вести о несчастьях беседы».

«Надо его накормить!» – предложил Теламон.

«Я не пирую давно, не поют кифареды,

Радость осталась одна у меня – крепкий сон!»

230

Юноши вместе с тираном вошли в помещенья,

Сбросили на пол объедки с большого стола,

Явно не ведал давно властелин насыщенья,

Жизнь у слепого была, словно грех, тяжела.

Выложил Авгий на стол по указу Ясона

Хлеб, козий сыр и *кофон молодого вина.

Но появилась внезапно иная персона –

Женщина-птица в проёме большого окна.

231

В двери разбитые шумно влетели сестрицы,

Камнем упали на стол пред царём с потолка,

Мигом смели всю провизию страшные птицы,

И опустела без хлеба Финея рука.

Тифий смекнул: «Это Гарпии, злые созданья:

Женское тело, лицо, ненасытный живот,

Сильные крылья и груди в поре увяданья,

Мощные когти, с зубами огромными рот!»

232

Сразу в щиты загремели мечами герои,

Чудища-птицы разлили в испуге вино,

Вмиг испражнились вонючим помётом все трое

И полетели в разбитое ими окно.

Вслед устремились на мощных крылах *Бореады,

В дланях у братьев могучих сияли клинки:

«Если придётся за ними лететь до Эллады,

То всё равно этих птиц рассечём на куски!»

233

Слуги Финея вбежали, крича с удивленьем:

«Гонят чудовищных птиц два крылатых юнца!

Наш повелитель измучен был их появленьем

И умирал в разорённых покоях дворца».

«Кто же привадил страшилищ к столу властелина? –

Тифий со знанием дела спросил у людей. –

Очень ужасной представилась эта картина!

Я не встречал человека Финея худей!»

234

Вымыли люди царя, приготовили пищу,

Восстановили порядок в покоях дворца,

Думая, птицам не будет пути к пепелищу,

Их за глумленья накажут два смелых юнца.

Тифий сказал: «Властелин, эти пытки измора

Ты получил неслучайно, признайся скорей!

В юности ты убежал от отца Агенора,

Чтобы сестру не искать на просторах морей!»

235

«После того, как исчезла сестра из *Сидона,

Сразу отправил на поиски нас Агенор,

И запретил без *Европы он нам беззаконно

В дом возвращаться. – Так начал Финей разговор. –

Я обнаружил сестру на загадочном Крите

И поразился, что мужем её был Зевес.

Но не старался примкнуть к этой славной элите

И отказался вернуться в Сидон наотрез.

236

В поисках счастья бродил по дорогам Эллады,

В дивном Коринфе жильё предлагал мне Сизиф,

Дальше – Микены и Спарта, Тиринф и Киклады,

Жил много лет я у брата, правителя Фив.

Крепкие ноги меня привели в этот город,

Вскоре народ предложил мне властителя трон,

Страх перед тяжестью власти был мною поборот,

В царскую жизнь окунувшись, забыл про Сидон.

237

Я торопился свершить добрых дел очень много,

И пребывал на причале почти дотемна –

Путь по воде – это главная наша дорога,

С пристани вся Ойкумена была мне видна.

Случай для смертных – вершитель судьбы своенравной!

Именно он повернул русло жизни моей:

С берега я наблюдал за борьбою забавной –

Гнал с корабля старый кормчий подростка взашей.

238

Тот, оступившись, свалился к прибрежную воду

И закричал, призывая на помощь к себе,

Я, проклиная холодную нашу погоду,

Бросился в море, а значит, навстречу судьбе.

К месту паденья приплыв, обнаружил я деву —

*Пилос-колпак смыт волною с прекрасных волос,

И, прикоснувшись нечаянно к женскому чреву,

«Кто ты  такая?» — ей задал, не медля, вопрос.

239

«Холодно мне, и не место вести диалоги,

Выйти на сушу из вод помоги поскорей!»

Были заметны в словах отголоски тревоги:

«Может увидеть меня здесь суровый Борей!»

Быстро доставил я бледную деву в обитель.

«Кто ты, беглянка, откуда явилась сюда?»

«Я – Клеопатра, дочь ветра, чудесный спаситель,

В мир мне хотелось уйти из родного гнезда…»

240

Я предложил Бореаде стать верной женою,

И родила Клеопатра мне двоих сыновей –

Будет потомок мой править фракийской страною,

Горд был слиянью таких благородных кровей!

Стал я седым, только сердце пылало вулканом,

Ездил немало тогда по чужим городам,

Очень понравилась встреча со скифом Дарданом,

Жившим в краях, где привычен народ к холодам.

241

Я научился тогда же давать предсказанья —

Даром великим меня наградил Аполлон,

Жаждал услышать Дардан о судьбе прорицанья,

Думы свои доверял предсказателю он.

Скифский правитель, о счастье семейства радея,

Мною решил укрепить дипломатию стран –

В жёны была мне предложена дочерь *Идея,

Не посмотрел на седины пророка тиран!

242

Юноши, если бы видели вы чаровницу!

Не было прежде красивей девиц на земле!

Без промедленья взял в жёны царевну-юницу,

Сразу исчезли морщины на старом челе!

Первой жене отказал я в защите и власти  –

Вместе с сынами  в темницу отправил скорей.

Переживать не хотелось с Идеей напасти –

Мог Клеопатру бездомной увидеть Борей!

243

Я по ночам упивался любовью с супругой,

Днём разъезжал по соседям, женою хвалясь,

Царством тогда управляла Идея с прислугой,

И выливала на узников лживую грязь.

Мать и детей бичевала жестокая стража,

Якобы, так приказал исполнять властелин.

Даже Идея хлестала их, себя будоража,

Видели все, но незрячим был я лишь один!

244

Старый слуга, не стерпев, мне поведал об этом,

В гневе безумном отправил я к тестю жену,

Но за незнанье своё распрощался со светом —

Словно набросили боги на лик пелену…

Молвили люди, Дардан обезглавил Идею

За истязанья невинных в темнице сырой,

Боги наслали чудовищ ко мне, любодею,

Так я наказан за действа супруги второй…»

245

Ловко влетели в покои дворца Бореады:

«Гарпий прогнали до двух небольших островов,

Определили им Боги для жизни Строфады,

Зевс не позволил оставить сестёр без голов!»

«В местной темнице ютится с детьми Бореада!» –

Молвил решительно братьям-героям Ясон.

Царь прошептал: «Я забыл о родных из-за смрада:

Где вы, мои Клеопатра, *Плексипп, *Пандион?»

246

С жадностью ел властелин Аргонавтов припасы,

Юный Адмет подливал в килик старца вино.

«Как же несчастны бывают слепцы седовласы –

Думал царевич из Фер. – Видно, так суждено!»

Мигом умчались в темницу крылатые братья,

Стражников там отогнали от крепких дверей,

И Клеопатра-сестра к ним попала в объятья,

Женщина стала за год дряхлой жрицы старей.

247

Гордо ступила она во дворец обветшалый,

Кожа была у царицы, как плод миндаля.

Села на трон, бросив взгляд отрешённо-усталый,

А сыновья попросились на борт корабля.

Вдруг приподнялся слепец от удобного ложа,

Чуткое ухо услышало в зале шаги:

«Как эта поступь на поступь супруги похожа,

Словно я слышу движенье скользящей ноги…»

248

«Ты, Клеопатра! – Промолвил. – походка знакома!

Можешь Финея казнить, как Идею Дардан!

Снова ты будешь хозяйкой и царства, и дома,

Время своё отслужил я, несчастный тиран!

Не говори ничего! – Мне без слов всё понятно,

Красноречивой бывает порой тишина!

И на Селене прекрасной есть тёмные пятна,

Ненависть к бывшему мужу без глаз мне видна!

249

Вам, мореходы-герои, не дам предсказанья –

Бедами крупными это чревато для вас!

По акваториям долгими станут блужданья,

Только об этом не смею вести я рассказ.

Ждут впереди ваш корабль острова Симплегады,

Что принесли за столетья достаточно бед,

Их миновать могут только орлы-Бореады,

Но за спасенье своё дам хороший совет:

250

Скалы – живые, и бьются они меж собою,

Не допускают проход кораблей сквозь Босфор,

И неподвластны богам и ветрам, и прибою,

Но подскажу, как возможно пройти этот створ:

Голубь полётом укажет Вам путь безупречно –

Коль пролетит между ними, гребите скорей,

Если пройдёте, то скалы застынут навечно.

После Колхиды вернётесь вы в Иолк и Пирей».

251

Прятался город безлюдный под чёрным хитоном,

Был освещён только царский разрушенный зал,

Тихая скорбь овладела безмолвным Ясоном –

Груз пережитых Финеем несчастий немал!

Глаз не сводил со слепца предводитель похода,

Слушал внимательно каждое слово царя:

«Только бы в помощь была нам в Босфоре погода,

Чтобы увидеть успешный полёт сизаря!»

Симплегады

252

Строгая *Эос коснулась рукой небосклона,

Западный ветер гнал крупные волны в Босфор,

На корабле ждал народ возвращенья Ясона,

Громко ведя меж собой о Руне разговор.

В этот момент Аргонавты прощались с Финеем,

Не обещая зайти по дороге назад –

Им предстояла тяжёлая встреча со змеем,

Если удачно минуют живых Симплегад.

253

Вскоре вернулась на судно команда с Ясоном,

Подняты были и парус, и все якоря,

Голубь красивый был взят на корабль Пандионом,

Лика Аргеи коснулась лучами заря.

Весело ветер попутный гнал судно к проливу,

Громко вели о Финее беседу гребцы,

В думах  Ясон ворошил непокорную «гриву»:

«Много несчастий приносят тираны-глупцы!

254

Личная жизнь старика стала выше правленья,

Должен оставить был трон ради юной жены,

Что довела венценосного до ослепленья

И до невиданной прежде разрухи страны!»

Тотчас отбросил он мысли о старом Финее:

«Пусть отдыхают друзья до живых Симплегад!

Должен в проливе стать ветер попутный сильнее,

В Понте Эвксинском надеюсь увидеть закат!»

255

Солнце сияло над зыбким чужим горизонтом,

Судно Аргеи скользило легко между гор,

Ближе к полудню оно оказалось пред Понтом,

Два исполина скалистых венчали Босфор.

Остановилась галера по воле Ясона,

Чтобы увидели люди движение скал:

«В спешке легко оказаться нам в лодке Харона

И наблюдать, как страдает от жажды Тантал!»

256

Скалы стояли недвижно, как горы *Тайгета,

О легендарные камни ласкалась волна.

Думал Ясон: «Между ними довольно просвета,

Двадцать галер в ряд пройдут – такова ширина!

Эй, Бореады, слетайте к живым исполинам,

Чтобы увидеть в работе седых Симплегад!

Вам не страшны эти скалы в полёте орлином,

Вы на просторах морских не найдёте преград!»

257

Вмиг устремились к просвету потомки Борея,

Словно орлы, долетели до замерших скал.

«Движутся горы! – послышался возглас Линкея. –

Гонят они пред собою чудовищный вал!»

Вздыбились воды в сходящемся медленно створе,

Омуты страшное горе влекли за собой –

Так по неведенью гибли галеры в Босфоре,

Для кораблей были скалы трагичной судьбой.

258

Долго кружили над ними крылатые братья,

Гор столкновенье желая узреть с высока

И оценить, как страшны роковые обьятья,

Чтоб кораблю не помяли «убийцы» бока.

Громко ударили мощные скалы друг друга,

Грохот пронёсся по диким пустым берегам,

Вздрогнули все моряки от большого испуга

И обратились поспешно к великим богам.

259

Быстро волна докатилась до Иолкского судна

И облила Аргонавтов холодной водой.

Тифий сказал: «Скалы спали в тиши беспробудно,

Но просыпаясь, грозят нам Великой бедой!»

«Голубя выпусти!» – крикнул Ясон Пандиону.

Вспомнив совет, что давал на прощанье Финей.

Взоры юнцы устремили теперь к небосклону –

Голубь стрелою помчался меж страшных камней.

260

Вызвала Гера Афину к высокому трону:

«Наша галера стоит, миновав весь Босфор!

Надо помочь, дочь Зевеса, любимцу Ясону,

Должен «Арго» одолеть всегубительный створ!»

«Я обещаю, Аргея, помочь Эолиду!

Впрочем замечу, царица, мой любимец – не трус!

После полудня покинет корабль Пропонтиду,

Силу вложу незаметно в додонский мой брус!»

261

Птица летела на страшные скалы упрямо,

Те расходились легко по своим сторонам,

Образовалась пред ними огромная яма,

Волю дающая грозным морским бурунам.

Горы опять оказались во встречном движенье,

Серая точка вдали потерялась, как цель,

Грохотом вновь увенчалось громадин сближенье,

И незаметною стала меж скалами щель!

262

Вскоре вернулись на борт корабля Бореады:

«Трудно нам выйти, друзья, на широкий простор!

Легче вслепую без вёсел пройти сквозь *Киклады,

Чем миновать безопасно убийственный створ!»

Только, как будто крылатым юнцам в возраженье,

Птицу узрел остроглазый Линкей над волной,

Вскоре другие увидели это движенье,

И Пандион закричал: «Голубь, пущенный мной!»

263

Птица смогла пролететь через дикие горы,

Скалам оставив одну половинку пера,

Сразу в команде возникли горячие споры,

Прав ли слепец, рассказавший о птице вчера?

«Я заточён был незрячим Финеем в темницу,

Но не согласен с Ифитом, – изрёк Пандион,

Что предлагает забыть про летящую птицу.

Мы Симплегады пройдём! Будь уверен, Ясон!»

264

«Ради чего мы случайно убили Кизика,

В Мизии брошены Гилас, Геракл, Полифем?

Перед камнями склониться? По-моему дико!

Не испугать настоящих героев ничем!

Парус поднять! – дал команду потомок *Эола. –

Гимн мореходам пропой, сладкозвучный рапсод!

Рано нам думать, друзья, о *прохладе обола –

Мы не достигли ещё небывалых высот!»

Песнь Орфея

265

Вперёд Аргонавты! Вперёд, мореходы!

Пусть быстрый «Арго» полетит, как стрела!

Ему покорятся солёные воды,

И в борт корабля не ударит скала!

Пройдём невредимыми сквозь Симплегады,

Нам нужно проплыть через них на восток!

И нас не пугают живые громады —

Не время для страха, и путь наш далёк!

 

Нам вестник богов обозначил дорогу,

С которой свернуть Аргонавтам нельзя!

Придём мы успешно к чужому порогу,

Где подвиг свершим неизбежно, друзья!

Пройдём невредимыми сквозь Симплегады,

Откроем ворота в другие моря!

И смогут галеры прекрасной Эллады

У дальних причалов бросать якоря!

 

Враждебные волны нам станут подвластны,

И парус широкий наполнят ветра,

Стремления к славе не будут напрасны –

На подвиги нам отправляться пора!

Гребцы, напрягите могучие руки,

Пустите «Арго» по бурлящим волнам!

Взбодрят нас кифары волшебные звуки,

Великие боги содействуют нам!

266

Грохнули горы опять, как Титанов кимвалы,

Крикнул Ясон: «Начинайте грести, храбрецы!»

В стороны медленно плыли огромные скалы,

А между ними направили судно гребцы.

«Резче, друзья, чтоб скатиться могли в углубленье,

Дальше валы нас поднимут на десять локтей!

Тифий, прошу, ни на миг не теряй управленье,

Волны с боков будут встречного вала лютей!»

267

Сделали скалы на миг у брегов остановку,

Судно летело быстрее попутной волны,

Кормчий седой проявлял безупречно сноровку,

Чтоб не смещали галеру с пути буруны.

Съехал корабль в углубленье, как камень на склоне,

Скалы с валами воды надвигались с бортов,

Бедный «Арго» был, как пестик в вечернем бутоне

У закрывавшихся на ночь огромных цветов.

268

«Братья, гребите сильнее – осталось немного,

Взмыла галера на пик водяного холма!

Мы недостойны сегодня Аида чертога!

Гера, царица Олимпа, ну где ж ты сама?»

Неумолимо сдвигались могучие горы,

Быстро сужался меж ними заметный просвет,

Тифий с Ясоном к Олимпу направили взоры:

«Где вы, Афина, Аргея, Зевес, Мусагет?»

269

Тотчас застыла на месте одна Симплегада,

Славный «Арго» накренился к ней левым бортом,

И появилась в просвете богиня *Паллада,

В брус из Додоны толкнула могучим перстом!

Съехала быстро галера в спокойные воды,

Дева Афина исчезла вдали без следа,

Между собою столкнулись опять антиподы,

И разошлись далеко, замерев навсегда…

270

«Ужас какой был! – промолвили люди устало.

Не обманул нас полётом своим голубок!

Но для спасения силы гребцов было мало,

Главным стал Девы Афины сильнейший гребок!

Нас без Великой Богини разбило бы в щепы

Не было б лучшего в мире сейчас корабля!»

Молвил им Тифий в ответ: «Как вы, юноши, слепы –

Разве не видите, судно теперь без руля?»

Аретиада

271

Ветер прохладный сменился полуденным зноем,

С радостью люди смотрели на тихий пролив,

Буря восторга промчалась над морем спокойным,

Двинулся дальше «Арго», новый  путь проторив.

«Мы без *кормила идём! – молвил *Тифий Ясону.

Надо к лесистому брегу пристать, *Эолид!

Пусть принесут люди жертвы на нём *Пантеону,

*Арг изготовит мне руль – этот в щепки разбит!»

272

Ветер горячий пригнал судно к девственной суше,

Парус опущен, и люди сошли с корабля,

И непривычным покоем наполнились души –

Встретила юношей дивной красою земля.

Ждали там отдых и тихая песня аэда,

С новым кормилом работа больших мастеров.

С Тифием мудрым была у героев беседа –

Кормчий сказал Аргонавтам: «Я стал нездоров!

273

Мне сорок девять исполнится завтра, герои!

*Мойрами был установлен означенный срок.

Я об *оракуле вспомнил у берега *Трои,

Но не пройти Симплегады живые не мог!

Рок этих лет нависает скалою над родом –

Дед виноват! – Вдруг слетело с безжизненных губ. –

Укоротил наши жизни одним эпизодом –

Молвят, случайно срубил он божественный дуб.

274

Именно эти года были прожиты древом,

Боги решили и нам отпускать столько лет!

Но не относится в нашем роду это к девам.

Знаю, последним сегодня был славный рассвет…»

Вечер на суше прошёл без рассказов и песен,

Только охрана шепталась всю ночь у костра,

После признанья в судьбе Тифий был бессловесен –

Лёг на горячий песок, чтобы спать до утра.

275

Неторопливо заря поднималась над *Понтом,

Мелкие камни ласкала морская вода,

Обеспокоились люди великим *геронтом –

Верить они не желали, что рядом беда.

К Тифию первым шагнул *Теламон громкозвучный,

И, наклонившись, коснулся холодного лба:

«Вот и пришёл к мореходу рассвет злополучный.

Знал достоверно герой – непреклонна судьба!»

276

Кормчего предали *Гее в высоком кургане,

Соорудив из прибрежных камней *саркофаг,

Знали герои, сюда не придут горожане –

Тифий на этой земле даже мёртвый – чужак.

Вечером падали слёзы несчастной *Нефелы,

К юным героям была *Титанида добра –

Люди спешили к *спасителю *Фрикса и *Геллы,

И утомили друзей беды, бури, жара…

277

Встретила Эос корабль на бескрайнем просторе:

В парус широкий влетел шаловливый Зефир,

Бережно приняло судно Эвксинское море,

Гелиос выгнал коней на небесный сапфир.

Плавно скользила галера по яркой лазури,

Глухо на ласки волны отзывались борта,

Было спокойно вокруг, как в момент после бури,

В трауре все Аргонавты сомкнули уста.

278

Только Орфей не остался в прискорбном молчанье,

С лёгкой тоскою запели струна за струной,

Ветер внезапно затих, чтоб услышать звучанье

Песни о кормчем, летящей над быстрой волной:

Памяти Тифия… Песня Орфея

«Друзья, не печальтесь о кормчем седом! –

О нём будут петься баллады!

Героем ушёл Тифий в каменный дом,

Пройдя на «Арго» Симплегады.

Он был самым лучшим для всех моряком,

Его не пугали преграды.

Была жизнь ушедшего мощным гребком,

Венчали её Симплегады.

 

Душою он с нами навеки, друзья,

Великий потомок Эллады,

Таких моряков забывать нам нельзя,

Что судно провёл сквозь громады!

Наш друг — настоящий отважный герой,

Известен среди мореходов,

Его доброта удивляла порой,

А слава достойна рапсодов.

279

Юный *Анкей был Ясоном поставлен к *кормилу,

Вёл он корабль вдоль лесных и пустых берегов,

Мощный *лелег верил в смелость, сноровку и силу –

Руки его не боялись больших рычагов.

Править галерой могучему было нетрудно,

И до заката работал усердно лелег,

Вечером он направлял превосходное судно

В устья глубоких протоков невиданных рек.

280

Так незаметно промчались две тихих недели

После прохода по створу живых Симплегад,

Судно не встретило рифов, порогов и мели –

Плыло, спокойно качаясь, как дремлющий скат.

Видели люди с галеры лесистые горы,

Крепости, пристани, устья сверкающих рек.

Но не желали герои вступать в разговоры,

Не нарушали они судна радостный бег.

281

Вскоре Линкей разглядел крупный риф у прибрежья:

«Понт небогат на обилие в нём островов,

Этот не больше собой, чем берлога медвежья,

Только я вижу на нём золотистых орлов!»

«Ты не ошибся, Линкей? – вопросил предводитель. –

Стаями, друг, не живут никакие орлы!»

«Не собираюсь я спорить с тобою, воитель,

А докажу правоту аргументом стрелы!

282

Впрочем, смотри! Златокрылый летит на разведку,

Морда чудовища льва киферонского злей,

Быстро оставила птица кровавую метку –

Острым тяжёлым пером поражён Оилей!»

Сбросив перо, улетела коварная птица.

Крикнул Ясон: «Всем доспехи надеть поскорей!

Эй, Бореады! У вас появилась должница,

Перья её блещут ярче любых янтарей!»

283

Следом за первой к галере примчалась вторая.

Всех моряков удивила её быстрота.

Но зазвенела «посланница» *Амфиарая –

Меткой стрелой он попал птице в низ живота.

Грохнулась птица на судно со звоном тимпана.

Громко воскликнул Линкей: «Перья – чистая медь!

Это созданье страшнее *Горгон или *Пана –

Когти в крови! Значит, люди – любимая снедь?»

284

Менее *стадия было до птиц-людоедов,

Как *Бореады согнали чудовищ со скал,

Те улетали стремительно, не отобедав,

Сбросив над морем лазурным излишний металл.

«Ступим на остров, чтоб можно размять было ноги,

Переночуем спокойно, – промолвил Ясон, –

Юный Орфей нам о птицах споёт *апологи,

Пустим по кругу наполненный  влагой *ритон!»

285

К берегу низкому ловко пристала галера,

Кости повсюду белели, средь них – черепа.

«Не одного эти птицы сгубили *ивера, –

*Авгий сказал, – здесь народа погибла толпа!»

«Остров проверь! – повелел предводитель *Адмету, –

Может быть, кто-то случайно остался в живых!

«Ты, *Мелеагр, – приказал он большому атлету, –

Предусмотри, как расставить вокруг часовых!»

286

Вскоре закопаны были иверов останки,

Тщательно вычищен жёлтый прибрежный песок,

Голос Адмета послышался: «Есть здесь *времянки!

Люди живые в них, просят водицы глоток!»

Перенесли на руках их на берег атлеты,

Вымыли в чистой воде, дали вдоволь еды.

Страшно смотреть было людям на эти скелеты,

Молвил бедняга один: «Мы пять дней без воды!»

287

Их вопросил с интересом Ясон: «Вы откуда?

Остров для жизни негоден — опасен и мал!»,

«Он хоть и мал, но костей человеческих груда,

Многие люди нашли здесь печальный финал…

В трещинах скал мы скрывались, как в море *смариды,

Для меднокрылых любой человек – лишь  *«бекас»!

Мы —  дети *Фрикса, и путь наш лежал из *Колхиды –

Плыли в Элладу, оставив навеки Кавказ…»

288

«Вы Афаманта покойного юные внуки? –

Сильно Ясон изумился. – Мы с вами – родня!

Как развлекаются боги Олимпа от скуки! –

Снова смогли удивить чудесами меня!»

Праздник *Фриксидам устроен был в честь их спасенья:

Чаши с вином, разговоры в ночи у костра,

И о далёких колхидских царях песнопенья,

И обсуждение планов под сводом шатра.

289

Сон необычный приснился в ту ночь Эолиду:

Дева Афина явилась закрытым очам:

«Ты одарить должен утром цветами Киприду,

Чтобы прониклась Богиня вниманьем к *«врачам!»

Эос ещё не ступила на край небосклона,

А предводитель сбирал полевые цветы,

И приняла Афродита букет от Ясона –

Значит, поможет ему в исполненье мечты!

290

Вспомнил Ясон о рассказе Фриксидов несчастных:

«Царь очень жаден, коварен, хитёр, как лиса!

Он не чурается действий жестоких, ужасных,

И пресекает не в пользу его голоса!

Шкура златая висит под надзором дракона,

Что у Ээта оставил могучий Арес,

Ночью сияет Руно это ярче циркона,

Днём за сокровищем смотрит сам Гелий с небес!»

291

Бросила яркая Эос в мир взгляд вдохновенный,

Люди – на судне. Закончен к отплытию сбор,

Вновь продолжался в Колхиду поход дерзновенный,

Смело направил Линкей на восток ясный взор.

В город родной возвращались бесславно Фриксиды,

Слушал внимательно добрый Ясон их рассказ –

Жаждал он знаний о нравах жестокой Колхиды,

Видел в мечтах Золотое Руно и Кавказ…

Тайны Колхиды

292

*Аргос поведал о жизни в Колхиде балладу:

«Многое знаем и видели мы во дворце

И неслучайно попали на *Аретиаду,

Так как хотели всю правду узнать об отце.

Исчезновенье отца стало тайной Ээта,

Где Фрикс томится последние несколько лет?

Но не давал нам тиран никакого ответа,

Так что,  вестей никаких об отце больше нет!

293

*Перс, младший брат властелина, правитель *Тавриды,

Несколько раз приходил к нам в Колхиду с войной.

Может быть, он, сохранявший на брата обиды,

Смерти загадочной Фрикса случился виной?

Братья-цари воевали за шкуру барана,

Но по закону лишь Фрикс был  владельцем Руна!

Исчезновенье его непонятно и странно,

Жизнь за «овчинку»… Быть может, такая цена?»

294

«Аргос, а шкура златая под оком *дракона?

Вы бы могли взять её без решенья царя?»

«Змей жил без сна, только он – не *Медуза Горгона –

К дубу привязан дракон, как к «Арго» якоря!

Мы его видели часто в божественной роще,

Но с расстояния больше полсотни локтей,

Ближе, под дубом лежали истлевшие мощи

Дерзких погибших воров и несчастных детей.

295

Славен властитель Колхиды магической силой,

Только затмила тирана красавица-дочь

(Вспомнил Ясон восхищенье своё Гипсипилой!),

Ей колдовать помогают Геката и Ночь!

На колхиянок Медея совсем непохожа:

Лик *носолобый, глаза, словно пламень костра,

Длинные чёрные косы, сама смуглокожа,

Телодвиженья легки. И к несчастным добра.

296

Фрикс, наш отец, все права передал *Халкиопе,

Мы, вместе с матерью, тоже владельцы Руна!

Но есть великая жадность в царе-мизантропе –

Словно огромный ларец для сокровищ без дна.

Он ни за что не отдаст эту шкуру барана,

Ныне священно  Руно  для царя, как *пенат!»

Молвил Ясон: «Мы вернём его поздно иль рано!

Не помешает нам в этом и грозный *Танат!

297

Братья Фриксиды! Хочу я спросить вас попутно –

Что помешало доплыть вам на землю отца?»

«Грозный Ээт предоставил нам ветхое судно,

Даже не выделив кормчего или гребца!»

«Царь вас отправил на верную встречу с *Аидом

И не обмолвился словом про створ *Симплегад!

А провожал властелин в море с ласковым видом? –

Вашей погибели жаждал седой *Гелиад!»

298

Так пролетело три дня в разговорах с Фриксидом,

Нового много узнал о Колхиде Ясон,

В  свете ином виден Пелий был пред Эолидом –

Этим походом царь Иолк а отстаивал трон.

«Будет в Элладе Руно золотого барана! –

Нам до него остаётся лишь день или два!

Не  помешает закону любая охрана,

Право владенья имеют сыны и вдова!»

299

Западный ветер сменился на юго-восточный,

Парус опущен, и стали работать гребцы.

«Скоро Колхида! – промолвил Фриксид худосочный. –

Зол будет царь, что вернулись к нему беглецы!»

«Над горизонтом виднеются белые горы!» –

Крикнул Линкей, находясь на носу корабля.

Все на восток повернули горящие взоры –

Вечером примет героев чужая земля!

300

Встречные волны «Арго» разрезал неустанно,

Дружно гребли Аргонавты, в Колхиду спеша –

Стала она для героев, как дева желанна –

И для великих свершений страна хороша!

«Грозная чёрная птица летит над водою! –

Вновь сообщил наблюденье Линкей морякам. –

Может чудовище стать для галеры бедою,

Только не стоит склоняться пред ним смельчакам!»

301

«Всем приготовить тяжёлые луки и стрелы! –

Крикнул Ясон. –  Наш поход в непрестанной борьбе!

Вооружение дайте и внукам Нефелы –

Пусть упражняются юноши в точной стрельбе!»

Издалека все услышали гул непривычный,

Чёрный орёл мчался к ним, как могучий Борей.

«Вёсла на воду! – раздался опять голос зычный. –

Вряд ли орёл меднокрылых чудовищ добрей!»

302

«Это *Зевеса орёл! – закричали Фриксиды. –

Он пролетит мимо судна «Арго» стороной!

Мы для него не ценнее прибрежной ставриды,

Только накроет галеру тяжёлой волной!»

Крылья огромные резали воздух над морем,

Шумный полёт заглушил моряков голоса,

Вал позади великана грозил людям горем –

Мог он легко сокрушить корабля древеса!

303

Ясно и живо припомнились всем Симплегады,

Влево «Арго» устремился от грозной волны,

Быстро над судном мелькнула тень чёрной громады,

И храбрецы разглядели орла со спины.

«Когти и клюв окровавлены! – Резкая фраза

Вдруг прозвучала, как гром среди чистых небес. –

Он утоляет свой голод на склонах Кавказа –

Печень Титана клюёт – так назначил Зевес!»

304

*Мопса-провидца слова были прерваны стоном,

Взоры людей устремились в прибрежную даль.

«…Был *Прометей так наказан богов Пантеоном,

Чтобы в цепях на скале избывал он печаль».

«Надо попробовать вырвать из плена Титана!» –

Высказал громко идею могучий *Пелей.

Мопс отвечал: «Это делать пока ещё рано.

Освободит его тот, кто Зевеса смелей».

305

«Есть ли такой на просторах большой Ойкумены,

Чтобы он духом был, словно крепчайший гранит?»

Мопс предсказал: «Он покинул сегодня Микены –

Шкуру с Немейского льва спустит мощный Алкид!»

Яркое солнце укрылось за тёплое море,

К Фасису двигалось судно вдоль кромки воды.

Аргос Ясону шептал: «Никого нет в дозоре –

Колхи своей безопасностью очень горды!

306

В Фасис галеру направь, там большая лагуна,

В ней собирается много чужих кораблей!

Есть здесь ладьи почитающих бога Перуна…»

«В тихую заводь нам надо! – промолвил Пелей. –

Это направо сейчас, в небольшую протоку,

Скроют надёжно корабль на брегах камыши!

Дальше доверься, воитель, счастливому року

И вдохновенным порывам прекрасной души!»

307

В заводь загнали герои галеру Аргеи,

Вышли на берег при свете неполной луны.

И произнёс Теламон: «Приложиться бы к Гее,

Чтобы усталость дороги ушла со спины…»

В жертву богам совершили они возлиянья,

Великолепной Киприде послали цветы,

Быстро сменили герои свои одеянья

И окунулись во снах в мир прекрасной мечты…

Визит к Ээту

308

Дивная ночь отдыхала в предгорьях Кавказа:

Слышен был шорох травы и звучанье цикад,

С неба на землю Селена смотрела вполглаза,

А на Олимпе не время для сонных услад.

Вызвала Гера Афину к великому трону:

«Дочь Громовержца, Ясону вновь помощь нужна!

Наши герои уже приложились к ритону,

За олимпийцев в Колхиде испили вина!

309

Юноши спят, как медведи зимою в берлоге,

Дивные песни поют им тростник и трава,

А в это время шагает Алкид по дороге,

Вместе со шкурой большого Немейского льва!

Долгие думы о внуке тирана Кретея

Предполагают составить обдуманный план:

Выкрасть Руно у Ээта плохая затея –

Мой благородный любимец – не вор и мужлан!

310

После того, как галера прошла Симплегады.

В плаванье были Фриксиды отправлены мной.

Прав не имеют на это Руно Гелиады –

Фрикс им владел с сыновьями и доброй женой.

Судно Фриксидов разбилось у Аретиады,

Думали братья, что там умереть суждено,

Их Аргонавты от смерти спасли без бравады,

Те обещали Ясону в награду Руно.

311

Шкуру потребовать можно по слову закона,

И отказать в притязаньях не вправе Ээт,

Знаю, Афина, Ясон наш осилит дракона,

Только и царь-Гелиад – превосходный атлет!

Есть у Ээта не только дракон от Ареса,

Но и горящие пламенем чудо-быки!

Наперекор всем насмешкам супруга Зевеса

Мой Эолид уцелеет у дальней  реки!

312

Преодолимы любимцем все эти преграды –

Видела, как покорял он чужие моря!

Но есть одна, что мощнее скалы Симплегады –

Это Медея, волшебница, дочерь царя.

Надо заставить её полюбить Эолида –

Перед любовью горячей и боги слабы!

Думаю, в помощи нам не откажет Киприда

И от Эрота добьётся прицельной стрельбы!

313

«Гера, а если Ясон вдруг полюбит Медею,

Женится там и оставит свой Иолк без Руна?»

«Я отвергаю, Афина, такую идею –

Подвига ждёт от героя родная страна!

Я предлагаю сейчас навестить нам Киприду –

Скоро в Колхиде забрезжит тревожный рассвет,

И предстоит отправляться к царю Эолиду,

Но непреклонным останется грозный Ээт!»

314

И к Афродите богини направили ноги,

Чтоб озадачить Эрота, мальчишку-стрельца.

Редко бывали великие в этом чертоге –

Важность вопроса заставила быть у крыльца.

Дивный дворец их опять поразил красотою –

Преобладал в нём мотив неизвестных морей,

Он не сверкал, как у многих, лепниной златою,

Но потолок был прекрасней любых эмпирей!

315
Белыми розами густо увиты колонны,

Пол из земного сапфира блистал синевой,

Но любоваться всем этим богини не склонны –

Был им важнее вопрос исключительно свой!

Музыка слышалась в здании многоколонном,

В дальнем покое звучал громкий радостный смех,

В думах сидела Киприда на выступе тронном

И вспоминала с тоской время бурных утех.

316
Рядом с богиней играли задумчиво в кости

Шумный Эрот и доверчивый друг *Ганимед,

Тихо вошли к Афродите высокие гости,

Вскинула руку Киприда, и звякнул браслет:

«О, как приятно мне видеть вас в тихих покоях,

Где пребываю я с грустью в далёких мечтах!»

«Времени нет нам шептаться о розах-левкоях,

Поговорим мы поздней о любимых цветах! –
317
Гера промолвила так, начиная беседу. –

Нужен в интриге моей шаловливый Эрот,

Только вели, Афродита, уйти Ганимеду,

Нужно в двух судьбах свершить роковой поворот!»

Сразу поведала Гера богине часть плана,

Та обещала отправить к Ээту стрельца:

«Он долетит до Колхиды быстрее орлана,

Будет к приходу Ясона в покоях дворца!»
318
«Что мне подаришь за стрелы мои, Афродита?» –

Мать вопросил с интересом  лукавый хитрец.

«Будет игрушка с мелодией древнего Крита! –

С нею играл в детстве Девы Афины отец».

«Дай мне сейчас, а потом я слетаю в Колхиду!» –

Громко воскликнул от радости хитрый божок.

«Ах, мой Эрот, обмануть попытался Киприду?

Знай, не украсит тебя перед нами должок!»

319
Взял озорник лук тугой и любовные стрелы,

Мигом унёсся в Колхиду весёлый хитрец!

Гера заданье дала для прекрасной *Нефелы:

«Облаком скрой Аргонавтов в пути во дворец!»

Тронула *Эос перстами вершины Кавказа,

Ярко сверкнули их пики в небесной дали,

Склоны тенистые были черней *диабаза,

Двигались в море спокойном купцов корабли.
320
А на речном берегу, где проснулись герои,

В заводи молча качался высокий тростник,

Рядом собрали они для костра сухостои

И обнаружили чистый хрустальный родник.

Голод слегка утолив, устремились к тирану,

Братья Фриксиды пошли впереди остальных,

В облаке плотном они миновали охрану,

Зримыми стали в дворцовых воротах входных.
321
Не ожидал возвращенья Фриксидов правитель:

«Как вы живыми остались? Сберёг вас *Борей?

Но не для всех мореходов он – добрый спаситель,

Видимо, вы оказались всех прочих хитрей!

Посуху можно направить в *Беотию стопы –

В возрасте вашем до *Таврии хаживал я…»

Братья услышали голос родной *Халкиопы:

«Счастье! Живыми вернулись домой сыновья!»

322
*Аргос Фриксид заявил, не страшась, властелину:

«Мы возвратились за шкурой барана, Ээт!

Боги желают увидеть в Элладе овчину,

А для отказа нам в этом и повода нет!»

Яростью вспыхнул мгновенно могучий властитель:

«А не желают ли боги отдать вам и трон,

Следом за ними – богатства, семью и обитель?

Стражникам я прикажу гнать бессовестных вон!»

323
«Что ты шумишь, как Харон на плохой переправе? –

Вдруг прозвучал голос девы у белых колонн. –

Требовать шкуру барана просители вправе…»

Взгляд устремил на красавицу эту Ясон…

«Царь, подтверждаю богов Олимпийских желанье!» –

Он произнёс, вынимая из ножен клинок.

Сразу спокойнее стало Ээта дыханье:

«Юноша, я для Фриксидов исполнил, что мог!

324
Вырастил их во дворце, воспитал безвозмездно,

Не обижал я своих добрых внуков, пришлец!

Жаль, что судьба их отца до сих пор неизвестна,

Он осудил бы пристрастие к шкурам овец!»

Но предводитель пришельцев не слушал Ээта

(Царь на команду смотрел, словно волк на козлят),

А наблюдал за красавицей взором поэта,

Не отводила и дева от юноши взгляд…
325
Царь седовласый любил изрекать монологи,

Видя, как слушает речи пустые народ.

Но не по нраву великим богам демагоги –

Слушать Ээта устал шаловливый Эрот:

«Не понимаю, зачем это Гера-царица

Просит свершить, что случилось легко без меня?

Если б взглянула она на влюблённые лица –

В каждом узрела бы пламя большого огня!

326
Стрелы пускать в этом случае – лишняя трата…

Но Афродита не даст мне игрушку тогда!

Не пожалеет Медея за чувства и брата –

Эта стрела для царевны – любовь и беда!»

Выпустил в деву стрелу озорник поднебесный,

Телом божественным вздрогнула сразу она,

И устремился к Олимпу содеятель честный –

Будет Кипридой игрушка ему вручена!

Цена золотого руна

327

Скрылась в покоях прелестная дочерь *Ээта,

Молниеносно исчезнув за рядом колонн,

«Быть я с *Медеей согласен и в роли *курета –

Дивной красы эта дева!» – подумал Ясон.

«…Не откажите принять приглашенье тирана! –

Снова услышал воитель поток царских слов. –

А на пиру мы вернёмся к той шкуре барана,

Что за работу отдать я *Фриксидам готов!»

328

Не отказались от пира посланцы Эллады,

Гостеприимство Ээта не знало границ:

Мясо с костров и вино, и, конечно, тирады,

Песни аэда, мелодии скифских *цевниц.

Кратко поведал воитель о цели похода,

Честно признался Ээту, что он небогат,

Спел восхваленья тирану в манере рапсода,

Но отмолчался о тайне седых Симплегад.

329

Слушал властитель Ясона с огромным вниманьем –

Нравился *колху  воспитанный юный пришлец:

«Не обделён молодой Эолид дарованьем,

Зятем достойным бы стал, как Фриксидов отец!»

Но не подал седовласый правитель и виду,

Что в *гинекее есть дочь, что прекрасна собой.

Вслух же сказал с хитрецой властелин Эолиду:

«Шкуру возьмёте вы – я не страдаю алчбой!»

330

«Я не желаю, Ээт, получить шкуру даром,

Подвиг свершить за Руно Золотое готов!»

«Славно, что видишь добро ты в правителе старом,

Этим трудом укрепишь мой ослабленный кров!

Юноша, я уничтожил в стране скотокрадство,

Мною жестоко казнён был последний пират,

Только при мне колхияне узрели богатство,

Люди стремятся сюда, словно к морю *Евфрат.

331

Счастье в торговле приносит нам шкура барана:

Из самых дальних окраин спешат к нам купцы!

Овен златой для Колхиды ценней талисмана,

Не понимать это могут, Ясон, лишь глупцы!

Нам  без Руна оставаться довольно опасно –

Слухи о слабой стране облетят белый свет!

Что мне заменит Руно ? — он спросил  громогласно. –

Поле Ареса!» – продолжил с ухмылкой Ээт.

332

«Чем, властелин, примечательно поле *Зевсида,

Там схоронил все трофеи свирепый Арес?» –

Царь улыбнулся в ответ на вопрос Эолида:

«Надо вспахать и засеять без лишних словес!

Нет на Кавказе героя, чтоб выполнил это –

Там каменистая почва, одни валуны!»

«Хоть я – не пахарь, но сделаю всё для Ээта,

Только ярмо, острый плуг и быки мне нужны!»

333

«Я предоставлю быков, но свирепого нрава,

Будут на поле с утра и ярмо, и соха!

Если окажешься слаб, то наступит расправа –

В поле оставишь валяться свои потроха!»

«Жди меня завтра на поле, властитель Колхиды,

И не забудь мне доставить туда семена –

Данное слово привыкли держать Эолиды!

Мы покидаем дворец твой для крепкого сна!»

334

В думах глубоких покинули пир мореходы,

Аргос Ясону сказал: «У царя были зря!

Завтра начнутся на поле Ареса невзгоды –

План уничтожить всех нас точно есть у царя!

Многих соседей мой предок оставил без флота,

Чтоб безраздельно на море мог властвовать он,

В умных речах властелина – одна «позолота»,

Выход искать из ловушки нам надо, Ясон!»

335

«Аргос, скажи мне, а что за быки у Ээта?»

«Сделан был деду богами подарок такой:

Ноги до *бабок у них медно-красного  цвета,

Пламень из пасти огромной и нрав бунтовской.

Их никогда не впрягали в плуги, предводитель,

Это, наверное, сделать мог только Алкид!

Хочет тебя погубить колхиян повелитель –

Поле Ареса – площадка из каменных плит!»

336

Грустно взглянул на закат предводитель похода:

«Ждут меня там те, кто  жизни свободной родней…

Чист горизонт, значит, будет хорошей погода…

Кажется, утро всегда вечеров мудреней?»

Молча отряд Аргонавтов вернулся к стоянке,

Где обсудили с другими свой завтрашний день.

А предводитель подумал о той колхиянке,

Скрывшейся в царских покоях, как в чаще олень.

337

Думать о деве мешало друзей обсужденье,

Он перешёл на корабль, чтоб побыть в тишине.

Вдруг белый голубь нашёл у Ясона спасенье,

Коршун в погоне разбился на крепком бревне.

*Мопс, видя это, изрёк: «Неплохая примета,

Нам *Афродита удачу послала с небес!

В прах разобьются коварные планы Ээта –

Будет доволен забавой жестокий Арес!»

338

Стал небосвод над *Эвксином подобен *пиропу,

Западный ветер игриво шуршал тростником,

*Аргос сказал: «В темноте навещу *Халкиопу,

Может, расскажет, как сладить с могучим быком?»

«Друг мой, она будет рада присутствию чада –

Смело иди к ней в покои, но только один!

Жертвы  пока принести Афродите мне надо,

Чтоб не позорить отцовских печальных седин…»

Магическая ночь

339

Слово сказав, удалился Ясон от галеры,

Чтоб принести Афродите цветы в тишине,

Он замечал потемненье Зевесовой сферы

И размышлял о Медее, быках и Руне…

Тёмная ночь опускалась в предгорье Кавказа,

Месяц сиял, как *Гермеса начищенный меч,

В море на волнах сверкали осколки алмаза,

У воспылавших костров тихо слышалась речь:

340

«Скверно идти на быков без какой-то идеи,

Только в Элладе доверились юным сынам…

Братья, смотрите скорей на фигуру *Аргеи! –

Грозная Гера во тьме улыбается нам!

Мы не позволим Ээту обидеть Ясона,

Без размышления с колхами ввяжемся в бой,

Власти жестокой лишим внука *Гипериона,

Нас не погубит волшебник своей ворожбой!»

341

Камни со склона посыпались вниз на тропинку,

Вынули вмиг Аргонавты из ножен мечи,

Каждый из них был готов в темноте к поединку,

Но это Аргос сверкнул им улыбкой в ночи́:

«Был я случайно под окнами грозного деда,

Сыну велел сжечь «Арго» вместе с нами, злодей!

Слышал, согласьем у них завершилась беседа,

Я и не думал, что жил средь коварных людей!

342

Я незаметно прокрался к покоям деви́чьим,

Мать и Медея вели меж собой разговор.

Хоть не страдают они обе к нам безразличьем,

Но почему-то о травах глаголили вздор.

Мать умоляла помочь мореходам Эллады –

Их погубив, царь убъёт и её сыновей!

Всех четверых уничтожит Ээт без пощады,

Он нас назвал недостойными царских кровей!

343

«Я прекословить отцу не могу, *Халкиопа! –

Он беспощаден, как солнце! – сказала сестра. –

Но не узрит царь покорности *гелиотропа –

Всем невиновным  помочь —  время есть до утра!

Дам чужеземцу я мазь: в ней чешуйки дракона,

Слёзы мои, горный воск и отвары корней,

Кровь Прометея, мной взятая с горного склона –

Мазью себя натерев, станет воин сильней.

344

Только найти бы гонца, кто подскажет атлету,

Чтоб в храм Гекаты пришёл он на встречу со мной,

Если намажет себя этой мазью к рассвету,

То чернокрылый Танат пролетит стороной…»

Тихо вошёл я незримый в покой Халкиопы:

«Мать, я готов ради вас на поступок любой!

Знаю отсюда ведущие тайные тропы,

Располагай  мной, Медея, как будто собой!»

345

«Если незримым сумел ты пройти анфилады,

Думаю, Аргос, ты сможешь быть в роли гонца,

И передай срочно просьбу герою Эллады:

В храме Великой Гекаты я жду храбреца!»

Я возвратился на берег со скоростью птицы,

Чтоб передать предводителю эти слова –

Надо, спаситель, довериться магии жрицы,

Чтоб уцелели и мы, и твоя голова!»

346

«В храме Великой Гекаты, трёхтелой богини?

Где это, Аргос?» – спросил удивлённый Ясон.

«Это за Фасисом бурным, на тихой равнине!

Зданье высокое со множеством чёрных колонн!»

Смело пошёл предводитель на встречу со жрицей,

Время терять не желая, успеху во вред.

А вдалеке, управляя своей колесницей,

К храму летела Медея, запутав свой след.

347

«Даже не верится, в храме с царевной свиданье!

Мог ли об этом мечтать неизвестный пришлец?

Станет счастливым ли это с колоннами зданье?» –

Думал, в волненье спешащий к Медее храбрец.

«Разве важнее всего эта шкура барана

Или превыше любовь? – размышлял Эолид. –

Будут ли страсти важнее престола тирана? –

Сильные чувства расплавят и лёд, и гранит!

348

Странным мне кажется жрицы такой поведенье –

Действа девицы направлены против отца!

Голубь, она, Халкиопа… Ужель совпаденье

Или же это обман молодого  гонца?»

В Фасис войдя, вспомнил Геру питомец *Хирона:

«Будешь украшен венком!» – не её ли слова?

Значит, Медея обманет властителя трона,

Кровью моей не окрасится в поле трава!»

349

Выйдя на берег, узрел с колоннадой строенье,

Рядом –  царевны двуколку и пару коней,

Слышал отчётливо юноша сердцебиенье –

Вот и решится, что в жизни героя главней!

Смело вошёл он в обитель всесильной Гекаты,

Факельный свет ниспадал с потемневшей стены,

Очи Медеи сверкали, как медные латы,

Страсть и любовь были в девичьем взгляде видны.

350

«Юноша, нет лучшей жрицы на диком Кавказе,

И в волшебстве я сильней *Гелиада-царя!

Тело твоё сбережёт слой магической мази

С запахом горного *воска и цветом *угря.

С чёрной овцой, что лежит у меня в колеснице,

Должен, герой, ты свершить ритуальный обряд –

В жертву её принесёшь *Полуночной царице,

Будут быки пред тобою послушней телят!»

351

«Мне бы с Медеей-невестой и шкурой барана

В Иолк возвратиться сквозь бури, что шлёт Посейдон,

Свадьбу устроить под звуки кифар и тимпана,

И принародно Эсону вернуть царский трон!»

«Ты, Эолид, не витаешь случайно в мечтаньях? –

Очи сверкают, как молнии в гуще дождя!»

«Вспомнил в реке о божественных предначертаньях…» –

Молвил в ответ он, с красавицы взор не сводя.

352

«Слушай внимательно, чтобы исполнить, как надо:

Выкопать яму придётся в твой рост глубиной,

В чёрном плаще будешь ты при свершенье обряда,

Вот он, надень, и последуй на берег за мной!»

Выйдя из храма, Ясон подошёл к колеснице,

Быстро овцу водрузил на могучий хребет,

Вспомнил опять Эолид об Олимпа царице:

«Тяжесть Аргеи запомню на тысячу лет!»

353

«Этой овце горло вскроешь над ямой кинжалом,

Чтобы животного кровь истекла прямо в ров,

Тушу столкнёшь, и останется дело лишь в малом:

Факел зажечь и уйти, ужас свой поборов!

Будут собаки бежать по пятам за тобою,

Громко реветь за спиной станет грозный дракон,

Но не стремись ты готовиться к страшному бою,

Только вперёд взгляд направь, словно пёс-лисогон!

354

А возвратившись на судно, натри этой мазью

Тело до самых мизинцев на сильных ногах –

В этом кувшине, где буквы написаны вязью,

Есть твой успех и Ээта жестокого крах!

Станешь от мази волшебной ты крепче Титана,

Не опасайся дыханья ужасных быков,

Только пойми, что не может тиран без обмана,

Он кровожаднее стаи свирепых волков…

355

Даст он тебе не пшеницу, а зубы дракона,

Будет ужасен такой небывалый посев –

Вырастут воины, видом страшней, чем Горгона,

Как и она, все проявят невиданный гнев!

Только подпрыгнут они над землёю упруго,

Камнем тяжёлым нарушь их сияющий строй,

Будут они убивать беспощадно друг друга,

Ты победителем станешь, прекрасный герой!»

356

Дева кувшин протянула к деснице Ясона,

Встретились руки, и вдруг пробежала искра,

Остановилось течение времени Крона,

И простояли б влюблённые тут до утра…

Первой очнулась Медея, печально вздыхая:

«Завтра, Ясон ты получишь Златое Руно ,

Знаю, меня ждёт в Колхиде кончина лихая,

Только  прошу: ты меня вспоминай всё равно!»

357

«Трудным, Медея, окажется день предстоящий,

Может случиться: не хватит на всё волшебства!

Бой будет завтра немало секретов таящий,

Если вернусь, то скажу непростые слова!»

Девушка спешно шагнула к своей колеснице,

Юноша слёзы узрел в золотистых очах…

«Как я мечтаю жениться на девственной жрице,

И вожделею о страстных любовных ночах!»

358

Крепко запомнил воитель её указанья,

Жертву Гекате принёс  без испуга атлет:

«Выполню утром я все Гелиада заданья –

Пелий тогда будет в шкуру барана «одет»!»

Эос открыла врата золотой колеснице,

Смолкли цикады на склонах, запел соловей,

Тело намазал Ясон, дань воздав чаровнице,

Тронул на лире струну сладкозвучный Орфей:

359

Вышел «Арго» из залива,

Сея надежды в сердца…

Фасис узрит ныне диво –

Праведный бой храбреца.

Смело питомец Хирона

Явится прямо на  луг,

Шлем заблестит, как корона,

Станет светлее вокруг!

 

Выпустит царь из пещеры

Пару свирепых быков,

Пышущих пламенем серы

И без тяжёлых оков!

Но не отступит воитель

Перед коварством царя,

Подвиг свершит победитель,

Верой в успех свой горя!

360

Только растаяли звуки кифары у леса,

Как прискакал к кораблю от Ээта гонец:

«Срочно идите, пришельцы, на поле Ареса,

Едет туда властелин, он покинул дворец!»

Вызвались вместе с героем пойти мореходы,

Но только дюжину взял предводитель с собой:

«Царь ненадёжен, как зыбь, мне сказали рапсоды!» –

Вымолвил юноша, глядя на свод голубой…

На поле Ареса

361

Малый отряд Аргонавтов направился к полю,

Где предстояло Ясону вершить чудеса.

Намеревался тиран посмеяться там вволю,

Видя, как чудища рвут чужака телеса…

Но предводитель стремился к сражению смело,

Зная заранее битвы нечестной итог.

Силу богов ощущало геройское тело,

Юноша мчался вдоль брега, не чувствуя ног.

362

Съехались к полю тиран, царедворцы, прислуга,

Дети Ээта и гости из множества стран,

Двое рабов суетились у крупного плуга,

Западным ветром ласкался душистый шафран.

Издалека слышал юноша крик возбуждённый –

Жаждал кровавой забавы восточный народ

И предвкушал видеть то, как Ясон побеждённый

Будет растерзан зверьми у пещерных ворот.

363

Гулом тревожным был встречен посланник заморский,

Громче народа ревёл лишь в горах водопад!

Но не сбивался от этого шаг *юниорский,

Страха Ясона не видел тиран-Гелиад!

А на холме под ветвями густого каштана

Дева взирала со страхом на каменный луг,

«Должен сегодня на поле быть твёрже Титана

Смелый герой и душою возлюбленный друг!»

364

Стал Эолид пред вратами, обитыми медью,

Медленно их открывали верзилы-рабы,

Турам явился Ясон замечательной «снедью»,

Вздулись, казалось, на спинах высоких горбы.

Изголодались быки после тягостной  ночи,

Ярко сверкнул на рогах и копытах металл,

Из темноты посмотрели горящие очи,

Красная шерсть заблестела, как свежий *сандал!

365

Вырвались звери на волю под хохот Ээта,

В ужасе замер вокруг любопытный народ,

Стали быки, на мгновенье ослепнув от света,

Не унимался смеющийся царь-сумасброд!

Бросились с рёвом ужасным быки на Ясона,

Пламя из пастей коснулось некошеных трав,

Юноша быстро лишил эту пару разгона,

Головы мощных быков к небосводу задрав.

366

Звякнули громко копыта по кованым латам,

Но Аргонавт для быков стал гранитной скалой:

«Мне за работу на поле Ээт платит златом –

Или вы пашете, иль ваши души долой!»

Поняли звери, воитель шутить не намерен –

Быстро им шеи свернёт превосходный атлет,

Крепко их взял за рога, значит, в силах уверен,

И согласились служить, как богам *Ганимед.

367

Вздох облегченья пронёсся по страшному полю,

Сразу тиран оборвал торжествующий смех:

«Что мне свершить, коль он выполнит царскую волю?

Надо убить и Ясона, и эллинов всех!»

Радость свою не скрывала прекрасная жрица,

За Аргонавтом любимым следя из тени,

Но не видны были ей возбуждённые лица

Ни властелина седого, ни прочей родни.

368

Словно телят, вёл животных любимец *Аргеи,

Крепко держа исполинов десницей одной,

Смело ярмо возложил на могучие шеи,

И борозда потянулась за плугом струной.

Он выворачивал камни из поля, играя,

Были герою послушны Ареса быки,

Каменный луг был распахан от края до края,

Силы у юноши были ещё велики.

369

Царь улыбнулся: «Посмотрим на труд *эпигона

После того, как взойдут на лугу семена!»

Вместо зерна дали юноше зубы дракона,

Чтобы на поле возникла с Ясоном война…

Высыпал в щит Аргонавт эти страшные «зёрна»:

«Сеять дракона клыки – не пахать целину!»

Эту работу пейзанина сделав проворно,

Молвил Ясон: «Сделан шаг к Золотому Руну!»

370

По борозде, не спеша, шёл Ясон к властелину,

Ловко с лица отирая стекающий пот.

«Юноша, юноша! Быстро взгляни на равнину!» –

Дружно и громко кричал возбуждённый народ.

Там шевелилась земля, поднимаясь буграми,

Словно гиганты-кроты прорывали ходы.

«Явно порадует поле Ареса «дарами»! –

Думал Ясон. –  С урожаем не будет нужды!»

371

Замер в испуге народ, как пред бурей дубрава,

Многозначительной стала вокруг тишина,

Воины вмиг вырастали и слева, и справа,

Очень высокой должна быть победы цена!

«Станет сегодня на поле кровавым сраженье –

Воинов всех упокоить должна мать-земля!

Так предсказала Медея им всем пораженье! –

Буду кружиться меж ними быстрее шмеля!»

372

Двинулось войско Ареса сверкающим строем,

И загремели ужасно щиты и клинки,

Зорко следили царевны глаза за героем:

«Камень, – воскликнула дева, – у правой руки!»

«Кто это крикнул! – послышался голос Ээта. –

Быстро схватить и казнить предо мной крикуна!»

Но не нашлась та, что молвила слово совета —

Скрылась мгновенно в толпе многолюдной она.

373

Взгляд на огромный валун под рукой был недолог,

Камень по силам иль нет – не подумал герой,

Быстро поднял Аргонавт этот горный осколок –

Словно Титан, он его бросил с лёгкостью в строй!

В кучу смешались все воины бога Ареса,

Между собой завязался у них смертный бой,

Трёх поразил Аргонавт, избегая *эксцесса,

Ибо они на героя напали гурьбой.

374

Яркое летнее солнце висело в зените,

Грозный Ээт пребывал в непонятной в тоске:

«Мощь великанов была в улетевшем граните,

Или огромная сила богов в чужаке?

Можно не ждать на жаре окончания битвы,

Виден уже нежеланной победы финал,

Ловко юнец избежал необычной *ловитвы,

Кто-то с умом подбирал на «Арго» персонал!»

375

Кровью багряной окрасились камни и плиты,

Чистая медь между ними сверкала огнём,

Крепкие воины были друг другом убиты.

Молвил воитель: «Засеять бы мог ячменём…»

Не дожидаясь прямого вопроса Ясона,

Засобирался отбыть  восвояси Ээт,

Издали крикнул: «Всё будет по воле закона –

Завтра отдам я тебе всей страны амулет!»

376

Люди с восторгом покинули смерти равнину –

Силой и смелостью их изумил *Эолид,
Колхи, иверы и скифы узрели мужчину,

Коим отряд лучших воинов Бога побит!

С гордостью к судну вернулись герои Эллады –

Слава теперь полетит по кавказским хребтам!

Дружно расселась команда под сенью *левады,

Где предавалась рассказам и ярким мечтам.

377

Добрым вином отмечали пришельцы победу,

Скромно смотрел на веселье героев Ясон:

«Завтра, Фриксиды, отправимся к вашему деду,

Будет баран золотой на «Арго» принесён!»

«Надо идти, Эолид, всей командой к тирану,

Лжец венценосный обманет! – сказал *Китисор. –

Завтра усилит коварный правитель охрану,

И на дорогах к дворцу станет мощный дозор!»

378

Сел под каштаном высоким питомец *Хирона:

«Ты, Китисор, озадачил серьёзно меня!

Значит, сейчас будет собран совет возле трона,

Где обсуждается им для «Арго» западня?»

Но не успел Китисор дать ответ Эолиду,

Шум колесницы донёсся от бурной реки,

С места сорвался воитель, подобно болиду,

Не выпуская копьё из усталой руки.

379

Щедро Селена рассыпала звёзды по своду,

Весело Фасис бурлил на подводных камнях,

Лёгкий туман предвещал неплохую погоду,

Слышалось ясно, что кто-то спешил на конях.

Вырвалась вихрем из тьмы на простор колесница,

Ей преградил продвиженье могучий Ясон,

Правила шумной повозкой волшебница-жрица,

Этой поездкой в ночи был герой потрясён…

Побег…

380

«Надо спешить, Эолид! – Вам грозит нападенье –

Войско большое набросится с разных сторон!

О благородстве, добре не нужны рассужденья,

Времени для разбирательств не выделит Крон!

У *гинекея  об этом судачила стража,

Что охраняет мои помещенья сейчас.

Взятие шкуры, Ясон, это долг, а не кража,

Чем так прославился в Понте Эвксинском Кавказ!»

381

Молвил воитель стоявшему рядом в дозоре:

«Амфиарай, пробуди Аргонавтов скорей! –

Ночью галера выходит в открытое море,

Надо нам быть вероломного колха мудрей!

Я уезжаю сейчас за обещанной платой –

Дева Медея поможет добыть нам Руно !

Быстро управимся мы на повозке «крылатой»,

Этой возможности впредь нам не будет дано!»

382

Выслушав речь Эолида, умчался дозорный,

Дева вручила Ясону правленья бразды:

«К роще Ареса гони, предводитель проворный,

Вы, чужаки, в *полулокте сейчас от беды!

Скоро направятся воины к вашей стоянке,

Смерть вам назначил правитель на «время волков»!

Только не знает тиран, что одной колхиянке

Юный герой стал дороже моральных «оков»…

383

Словно Борей, полетели могучие кони,

Чтобы успеть доскакать до златого руна,

Думала жрица о страшном, неспящем драконе

И на Ясона с тревогой смотрела она.

Видел герой, что разлито сиянье  в дубраве:

«Полностью выгорит лес драгоценный к утру!»

«Милый Ясон, ты ослеп на пути к громкой славе! –

Это качается шкура на сильном ветру!»

384

В светлую рощу ступили герой и Медея,

Голову поднял лежащий под деревом змей,

Жрица *Гекаты, заклятием мощным владея,

Сон навевала на зверя, чтоб спал средь ветвей.

И не желала красавица смерти дракона:

«Не виноват он, Ясон, что судьба такова,

Он не приносит народу Колхиды урона –

Пусть остаётся на месте его голова!»

385

Змей закрывал на мгновения крупные веки,

Но отдавал указанье открыться глазам,

Вызвала *Гипноса дева для пущей опеки,

В очи дракона он влил свой чудесный бальзам.

Храп прокатился по роще, как камни на склоне,

Вздрагивал стражник Аресов от неги во сне,

Будучи в сладостном и долгожданном полоне,

Крепко забыл до утра о злосчастном Руне.

386

«Прямо под шкурой уснул! – улыбнулся воитель. –

С гребня дракона достану до ярких цепей!

Спи сном глубоким, овчины надёжный хранитель,

Долг так вернёт нам тиран, кто *Мидаса скупей!»

Снял талисман осторожно он с ветки дубовой,

Тщательно вместе с Медеей свернули в рулон,

И обмотали его быстро тканью суровой,

Рощу покинули вмиг, ей оставив поклон.

387

Было Руно Золотое большим и тяжёлым,

Свет источал каждый яркий его завиток,

Спрятал овчину Ясон под плащом длиннополым,

Чтобы не выдал волшебного света поток.

В сильном волненье герой обернулся к царевне:

«Дева, ты дважды спасала от смерти меня,

Род мой в Элладе и царский и честный и древний,

Будешь ли ты мне женою, судьбу не кляня?»

388

Вспыхнули радостью солнцеподобные очи,

Гордо кивнула невеста, давая ответ:

«Надо спешить на исходе загадочной ночи,

Чтоб не сумел нас догнать обозлённый Ээт!»

Мигом домчали до судна колхидские кони,

Все Аргонавты стояли уже на борту,

И, опасаясь отправленной вслед им погони,

Якорь подняли, и канул «Арго» в темноту!

389

Неутомимо взлетали над волнами вёсла,

В море спешили гребцы переплыть из реки.

Подвиг свершить помогли чародейки ремёсла,

Были к рассвету герои уже далеки.

Тёмные тучи поспешно закрыли полнеба,

Ветер восточный гнал судно по бурной воде,

Медленно падали в море покровы *Эреба,

Чувствовал юный жених – быть нежданной беде!

390

«Что будем делать?» – Ясон вопросил Гелиаду.

«Я полагаю, довериться надо волнам!

Царский отряд кораблей устремится в Элладу

И западня по дороге устроится нам!

К вечеру будет сильная буря на море,

Гелий намеренно скрылся в седых облаках,

Чтобы плутал наш корабль на широком просторе

И оказался в итоге в колхидских силках!»

391

«Мопс-прорицатель, скажи, что нам ждать от Ээта,

Грянет ли с колхами бой?» – вопросил Эолид.

«Станет кровавым прекрасное тело атлета,

Но не скажу, кто и кем вскоре будет убит!»

«Может Линкей мне подскажет «Арго» направленье?

Кто-нибудь знает, где плещется страшный Босфор?»

«Зреть берега нам мешает Эвксина волненье,

Даже не видно Кавказских заснеженных гор!»

392

Зорко следила за судном великая Гера:

«Зря пред Медеей себя объявил женихом –

Страсти мужские унять помогла бы *гетера!

«Сядет» на юношу дочь Гелиада «верхом»…

Жалко его! Не достоин Эрот даже *систра –

Перестарался шалун, стала тяжкой стрела!

Всех загоню завтра в устье широкого Истра,

Освободится Ясон от тугого «узла!»

393

Спорить с коварным Эротом и боги не в силах –

Выше любовного чувства лишь Хаос и Мрак!

Полностью гаснет оно у людей лишь в могилах,

Там погибает и ревность – подруга и враг!»

Южному ветру велела Олимпа царица:

«Судно к Босфору спешит от Колхидской земли –

Скрыться от брата желает на нём чаровница.

В Истр без разбора гони, добрый Нот, корабли!»

Кровавое злодеяние

394

Царь, получив сообщенье о тайном побеге,

Сразу отправил в погоню за дерзкими флот

И приказал их настигнуть на море иль бреге,

Сделав засаду у мощных Босфорских ворот.

И, полагая, что могут уйти мореходы

Не через море, а пользуясь руслами рек,

Семь кораблей царь направил в спокойные воды,

С тем, чтоб на Истре прервать похитителей бег.

395

Первый отряд плыл вдоль южного берега Понта,

Тем же путём, как «Арго» шёл к Колхидским брегам,

В бурю кавказцы стояли вблизи *Фермодонта,

Диких животных гоняя по сочным лугам.

А семерик кораблей вышел к брегу Тавриды,

Чтоб, обогнув полуостров, пройти по реке,

Где казнены будут дева и братья-Фриксиды

И упокоены в мокром прибрежном песке.

396

Но южный ветер не слышал царя указанья –

В устье широкой реки гнал морские суда –

Пусть предъявляют друг другу враги притязанья,

Может, остудит их пыл там речная вода…

Эллины первыми вплыли в поток величавый,

Сумерки встретили юноши возле костров,

Песню друзьям спел Орфей оживлённый и бравый,

Ветви могучих дерев заменили им кров…

397

Ветер утих, и рассыпались звёзды по сфере,

Слабо плескалась о берег речная волна,

Дева с Ясоном шептались во тьме на галере,

Слушала их разговор о женитьбе луна.

В миг предрассветный услышала возгласы стража:

«Мы их настигли, Апсирт, подождём до утра!

Будет наказана нами их дерзкая кража,

В плен попадут  и Фриксиды, и дева-сестра!»

398

Быстро собрал Аргонавтов Ясон для совета:

«Колхи, похоже, закрыли для судна Эвксин!

Что предпринять мы успеем, друзья, до рассвета,

Или от страха трястись нам листвою осин?»

«Всех их порубим во тьме!» – молвил Авгий надменно.

«Это жестоко, друзья!» – отозвался Адмет.

«Может их сжечь? – Теламон вопросил откровенно. –

Разве не то пожелал сделать с нами Ээт?»

399

Много предложено было путей для спасенья,

Царская дочь изложила обдуманный план:

«Действовать хитростью надо теперь, без сомненья,

Будут обмануты брат и коварный тиран!

Здесь где-то рядом стоит скромный храм Артемиды,

Надо чтоб в нём оказался заносчивый брат,

Якобы там возместят Аргонавты обиды,

Чтоб не чинил им царевич в дороге преград».

400

Утром Ясон удивился богатству рассвета:

Эос явилась героям над лесом густым,

Небо над нею сияло, как шерсть амулета,

Гелиос тучи украсил огнём золотым…

«Слушай, Ясон, я увидел, что в каждом протоке

Есть корабли, что послал вслед за нами Ээт.

Может быть, спрятаться в зарослях мощной осоки,

Чтобы уйти незаметно?» – промолвил Адмет.

401

«Нет, благородный Адмет,  мы — не трусы  иль воры,

Чтоб удирать от врага меж кустов и дерев!

Не побежит от настигнувшей лающей своры

Полный достоинства тигр или царственный лев!»

Колхи приблизились к ним, об отмщенье радея,

Остановились от берега в сотне локтей.

Крикнул Апсирт: «Нам нужны и Руно, и Медея!

Вам не уйти из орлиных колхидских когтей!»

402

Молвил Ясон в направленье огромного судна:

«Встреться, царевич, со мною ты с глазу на глаз,

Наедине разрешить спор о шкуре нетрудно,

Как и Медею с тобою вернуть на Кавказ!

Вон впереди есть один островок небогатый,

Храм Артемиды построен на острове том!»,

«Будет царевич во храме! – ответил глашатай, —

Только явись ты туда с драгоценным  Руно м!

403

И не забудь нам доставить царевну-беглянку,

Участь изменницы будет тогда решена,

Царский закон позволяет казнить колхиянку,

Если ослушалась воли тирана она!»

И обратился отважный Ясон к *Теламону:

«Не отлучайся, мой друг, никуда с корабля

И прояви всё вниманье к златому рулону –

Этот ущерб не простит нам родная земля!

404

Очень надеюсь, герой, обойтись без сраженья,

Верить теперь колхиянам довольно смешно!

Выдержать мне предстоит от юнца униженье –

Только придётся принять то, что мне суждено!

*Мопс предсказал, что погибнет один кто-то скоро.

Может быть, мне уготовано это судьбой.

Если случится такое, не мстите за вора,

Шкуру в Элладу доставьте дорогой любой!»

405

Грозный корабль отошёл от «Арго» ближе к устью,

Лодку с Апсиртом оставив на быстрой воде.

Молвила дева Медея любимому с грустью:

«Надо идти, предводитель, навстречу беде!

Слава богам, ветер Нот оказался послушным –

К острову вынес, где храм я узрела вчера!

Меч береги и не думай идти безоружным,

Храмы для брата с отцом – не святее двора!»

406

«Ждите с надеждой! – сказал Эолид Теламону. –

Боги не бросят любимцев в решающий миг!»

И поспешили жених и невеста по склону

В храм Артемиды дорогой лесной напрямик.

Тонкие сосны росли близ песчаной вершины,

И замечательный вид открывался с холма,

Семь кораблей насчитал Эолид у стремнины,

Их потрепали изрядно в Эвксине шторма…

407

Мудро фракийцы воздвигли прекрасное зданье –

Видно строенье по разным речным рукавам.

В нём находился царевич Апсирт в ожиданье,

Ярость заметна была по суровым словам:

«Ты почему не принёс мне Руно, светлокудрый,

Или считаешь, что царь для тебя – не закон?

Разве ты – Бог, как Арес иль достаточно мудрый,

И от твоих заклинаний спит грозный дракон?»

408

«Выслушай, юный царевич, мои объясненья:

Шкура барана была по заслугам взята!

Разве отцу было мало того исполненья,

Что совершил я на поле иль это тщета?»

«Мне не нужна эта ложь, вороватый пришелец –

Наш талисман ты украл, опозорив престол!

В краже богатства царя ты – отменный умелец,

Прячась при этом трусливо под женский подол!»

409

«Как бы ни взял я Руно, сделал это по праву,

Не дожидаясь от вас ни клинков, ни огня!

Только своё я забрал, посещая дубраву,

В чём упрекаешь сейчас ты, царевич, меня?»

«Как ты посмел даже думать об этом, безродный,

Будто отец так легко передаст талисман?

Не убеждай меня в том, что тиран благородный

Прав не имел применять против вора обман!»

410

«Разве обман Гелиада достоин награды?

Или Кавказ – это место коварства и лжи?

Вас бы казнили давно по законам Паллады,

Лгать никогда не должны властелины-мужи!

Ложь помогает Ээту свершать преступленья,

Что ужасают жестоких свирепых бойцов?

Слышала ясно Медея отца повеленье:

Заживо сжечь он решил на «Арго» храбрецов!»

411

«Хватить болтать пустяки, соблазнитель растленный!

Не собираюсь с тобой обсуждать я царя!

Шкуру вели принести мне, грабитель презренный,

Речи твои пахнут хуже степного хоря!

Где ты упрятал Медею, чужак-осквернитель?

Дева за страсти свои будет мной казнена,

Я здесь сестре и судья, и палач-обвинитель,

Ибо доказана мне колхиянки вина!»

412

Взялся за меч *Эолид, но задвинул обратно:

«Ты на расправу, Апсирт, я гляжу, очень скор!»

Сам же решил обращаться с мечом аккуратно:

«Или придётся мне кровью залить этот спор!»

«Выдай Медею, я вижу её за спиною!

Казнь неизбежна, и будет, поверь мне, быстра!

И не пытайся, безродный, ты спорить со мною –

Эта колдунья-изменница мне – не сестра!»

413

Еле сдержался Ясон, слыша злобные речи,

Руку на меч положил, но убрал, не спеша,

Только расправил он гордо могучие плечи:

«Речи твои, Гелиад, словно шум камыша!»

«Силой  Руно отниму, всех убью без пощады,

Деву-сестру разрублю на десяток частей!

Знай, как умеют казнить за вину Гелиады,

Долго отец о тебе не услышит вестей!»

414

Вышла сестра, став от брата в рискованном шаге:

«Ты ли меня обещал разрубить на куски?

Стыдно Апсирт! Ты совсем не имеешь отваги –

Вы против эллинов, как против барса хорьки!»

«Лично, Медея, тебя разрублю, как барана,

Истр покраснеет от мелких кровавых телес,

Ты возомнила супругой себя слишком рано,

Зря поступила с законом Кавказа вразрез!

415

Будешь ославлена ты, как простая блудница,

Я расскажу без стыда о распутстве твоём,

И не поможет Геката, хотя ты и жрица,

Станет могилой твоею чужой водоём!»

Вспыхнула гневом тигрицы царевна Медея,

Вырвав из ножен Ясона сверкающий меч,

Сильно ударила брата, собой не владея,

Сразу срубила и руку, и голову с плеч!

416

Окаменел от поступка невесты воитель,

Статуей он наблюдал за движеньем клинка:

«Этим она осквернила Богини обитель,

Будет карать нас обоих Олимпа рука!»

Дева рубила упавшего брата на части,

Громко крича: «Ты был в смерти своей виноват!

Будут ловить это тело рыбацкие снасти,

А за душой устремится суровый Танат!»

417

И отирая лицо от кровавых потоков,

В реку куски побросала, весь труп изрубив:

«Не было раньше для колхов подобных уроков,

Тело они соберут, нам дорогу открыв!»

Так говорила Ясону царевна-невеста,

И призывала спешить на «Арго» жениха,

Чтоб поскорее уйти из ужасного места

И не смотреть на плывущие вниз потроха.

418

Вскоре узрели колхидцы кровавое дело,

Но промолчали – все знали царевича нрав.

Стали вылавливать части прекрасного тела,

Освободив Аргонавтам широкий рукав.

В воду тяжёлые весла вонзили герои,

Словно стрела, полетел их корабль по волне,

Сил применили они больше прежнего втрое,

Чтобы скорей оказаться в своей стороне…

На Истре

419

«Мопс-прорицатель, поведай Ясону виденья!

Можно ли нам путь держать мимо скал Симплегад?»

«Нет, предводитель, там колхи удвоили бденье,

Нас ожидает в Эвксине десяток засад!

Только по Истру открыты для судна дороги,

Колхи лишь завтра сумеют собрать все куски,

Части прекрасного тела плывут, как *сороги,

В море легко их уносит теченье реки.

420

Трудно придётся, Ясон, плыть по самой стремнине,

Надо *Анкею сказать, чтобы шёл близ земли,

Лёгкое судно у нас, восхваленье Афине,

А у врагов-колхиян тяжелей корабли!»

Тотчас на место гребца сел Ясон утомлённый,

Стала дорога в Элладу намного длинней,

Взгляд устремил на невесту воитель влюблённый

И размышлял до стоянки он только о ней:

421

«Дева моя обладает воинственным нравом,

Бросила ради меня и отчизну, и кров,

Труса увидела в брате жестоком и бравом,

И от него защитила Медея «воров»…

Кровь у неё горяча, словно лава вулкана,

Гордый характер не вынес напрасных обид,

Сила удара у девы, как мощь великана,

Но по заслугам Апсирт был сестрою убит!

422

Много на Лемносе видел богатых прелестниц,

Но ни одна не сравнится с невестой моей!

Там я не встретил красивых волшебниц-кудесниц!

Жизнь и любовь навсегда будут отданы ей!»

Несколько дней плыли юноши без приключений

И успокоились, стали шутить иногда,

Думали все, что вернутся домой без мучений,

А до Эллады дойти не составит труда.

423

Быстро галера скользила по глади прибрежной,

Дружными были усталых героев гребки,

Голос Линкея раздался в тиши безмятежной:

«Волки с людскими телами бегут вдоль реки!»

«К левому берегу правьте, герои похода!

Силы и времени жаль на чудовищ-волков! –

Крикнул Ясон. – В славном Истре нет лёгкого брода,

Братья Фриксиды, готовьтесь стать группой стрелков!»

424

Бросились пёсьеголовые чудища в воду,

Множество рук замелькало над гладью речной,

Судно от дружных гребков чуть прибавило ходу,

Звери же плыли быстрей, чуя запах мясной.

Стали Фриксиды пускать в них звенящие стрелы,

От попадания вскоре послышался визг,

И появились уже в серой массе пробелы,

Но не уменьшил отстрел нападения риск.

425

Тихо шепнула царевна Медея Ясону:

«Боги послали звериную нечисть на нас,

Смыть кровь Апсирта должны мы с тобой по закону!»

«Сколько же бед нам в грядущем доставит Кавказ?»

Жаждая крови и мяса людей, плыло стадо,

Судно направил в стремнину могучий Анкей:

«К схватке жестокой готовиться, братья, нам надо –

Быстро плывут, не догонит таких *антакей!»

426

Копьями стали друзья отражать нападенье,

*Пёсьеголовые в вёсла вонзали клыки.

«Надо рубить, как врагов, вот моё убежденье,

Чтоб звери пищею стали в потоках реки!»

Острым мечом был разрублен вожак крепкотелый,

Кровью багровой окрасилась сразу река,

С жадностью бросились звери на труп охладелый,

Рвали на части они своего вожака.

427

Каждый из них стал сражаться за «сладкую долю»,

Вниз по теченью река уносила зверей.

Вырвалось лёгкое судно героев на волю,

Чтобы уплыть от ужасного места скорей.

*Нот грозовой пробежал по широкой стремнине,

Силой наполнился парус, стемнел небосклон.

«Долго придётся скитаться «Арго» по чужбине –

Боги обижены нами!» – подумал Ясон.

428

Четверо суток носило корабль по протоке,

Гнал его ветер нещадно по бурной воде,

Боги великие были с галерой жестоки –

К берегу ей не давали причалить нигде.

Гнев *Громовержца привёл к ухудшенью погоды,

Сильная  буря  корабль загнала в камыши,

Здесь и услышали глас неземной мореходы,

Он прозвучал в наступившей внезапно тиши:

429

«Не получило убийство Апсирта отмщенья,

Кровь неотмытая есть на руках у двоих!

Надо пройти виноватым обряд очищенья,

*Кирка очистит людей от деяний плохих!»

Слышался голос из бруса *додонского дуба,

Что своеручно *Афина внедрила в корму,

И говорил *предсказатель спокойно, негрубо,

Речь заключил повелением: «Быть по сему!»

430

В думу тревожную впал Эолид до рассвета:

«Знаю, что выхода нет нам из этой реки…

Но кораблём этим Гера Богиня воспета,

Значит, не время сейчас для глубокой тоски!

Мы оторвались на день или два от погони,

Но неизвестно, как выйти из этой игры…

Как тут не вспомнить историю об *Орионе,

Или о том, что все боги на шутки щедры?

431

Утром свершу для *Аргеи я жертв приношенье,

В тёмном грядущем увидим надежды просвет!

Кажется мне, от неё получил я решенье –

Завтра разведает путь Калаид или Зет!»

Буря утихла, очистился край небосвода,

Снова окрасила небо перстами заря,

Стала спокойной и мирной вдоль Истра погода,

Боги подвигли героев идти за моря…

432

А на рассвете ушли в небеса Бореады –

Им осмотреть с высоты Ойкумену легко,

Должен быть выход к заливам прекрасной Эллады,

Ибо до острова Кирки ещё далеко!

А возвратились крылатые с вестью хорошей:

Есть ответвленье на запад от грозной реки!

Этот проток камышом и осокой заросший,

Но по нему водят лодки свои рыбаки.

433

Несколько дней плыло судно к намеченной цели

Вдоль невысоких холмов и зелёных равнин,

Вышло к заросшей реке и, минуя в ней мели,

Двинулось к морю оно в лабиринте теснин.

Дружно тащили герои его чрез пороги,

По мелководью галера скользила пустой,

Дня через три завершились речные дороги –

Встретил залив Аргонавтов морской красотой…

В гостях у Кирки

434

С грустью взирала на Землю ревнивая Гера:

«Юный любимец попал незаметно в силки –

Путь из Колхиды ему, как дорога бербера,

А впереди — раскалённой пустыни пески…

Кирки-колдуньи обитель – поход за три моря,

Чтобы добраться туда, надо много труда,

Долго идти Аргонавтам, с погодою споря,

Но неотмытая кровь для влюблённых – беда!

435

Враг мой, Алкид, возвратился из города Лерны,

*Гидре жестокой отсёк он немало голов,

Скоро умчит для поимки божественной серны,

А Эолид победил только пару волов!

Надо ускорить движенье галеры до Кирки,

Где  проведёт Гелиада заветный обряд!

Лишь бы снесла без роптания тётки придирки

Дева Медея, чтоб ей не вернуться назад…

436

Мощный Борей обещал Аргонавтам подмогу,

Далее парус наполнят и Нот, и Зефир,

Укоротят братья-ветры к колдунье дорогу,

И попадёт мой любимец на свадебный пир…

То, что устали они – не царицы забота,

Если на подвиг великий согласны друзья!

Изображать не хочу из себя доброхота,

Что им богами дано, то отринуть нельзя!»

437

«В отдыхе люди нуждаются, воин везучий!» –

Просьбу уставших друзей изложил *Калаид.

*Мопс поддержал: «Мчится с севера ветер могучий,

Силы нам надо вернуть до него, Эолид!»

«Кормчий *Анкей, направляй судно к низкому брегу,

Мускулам крепким давно передышка нужна!

Пусть Аргонавты почувствуют слабость и негу,

Свежего мяса вкусив и в *ритонах вина!»

438

Но не успела галера приблизиться к мели,

В парус широкий ворвался могучий Борей,

Быстро унёс он «Арго» от намеченной цели,

С силой погнал на простор неизвестных морей…

Вспомнили сразу друзья ураган в Пропонтиде:

«Нам помогает Борей по веленью богов,

К вечеру с ветром таким будем мы в Арголиде,

Что далека от враждебных чужих берегов!»

439

Волны стремительно гнали «Арго» от Эллады,

Ночью корабль пролетел мимо гор Апеннин,

Ветер восточный пел громко морские рулады,

Как пострадал за бесчестье Ээт-властелин.

Утром узрели друзья *Тринакрийские горы,

Вымолвил громко Анкей: «Мы летим, как баклан!

Люди сочтут все рассказы о чуде за вздоры –

За день и ночь миновали мы множество стран!»

440

Остров Тринакрия к ночи исчез за спиною,

Мощный Анкей задремал у весла на корме,

Ласковый Нот наслаждался игрой озорною,

В берег песчаный уткнул он галеру во тьме…

Люди покинули судно, найдя утешенье

Возле воды и под сенью беззвёздных небес,

Принято было усталым Ясоном решенье:

Утром идти на разведку в поля или в лес.

441

Вскоре и ветер исчез, стало тихо, как в гроте,

Быстрые волны на море спрямили хребты,

Лишь остроглазый Линкей не был склонен к дремоте,

Шкуру стерёг, спрятав на ночь её под щиты:

«Сколь суждено бороздить нам морские просторы?

Смогут ли выдержать беды «Арго» и Ясон?

В Иолк не пускают богов непонятные споры,

И от него наш корабль далеко унесён!

442

Где мы ночуем сейчас – никому неизвестно,

Люди устали, особенно наши юнцы,

Станет команда без пищи совсем бестелесна –

Силы утратим — без них мы какие гребцы?»

Бросила Эос на берег неясные тени

От находящихся рядом обрывистых гор,

Зоркий Линкей разглядел между ними ступени:

Словно их вырубил в камне огромный топор!

443

Тотчас прервал он прекрасные сны Эолида:

«Друг, просыпайся, я вижу опять чудеса!

Кажется, здесь, над горами, живёт Титанида —

Лестница в скалах уходит почти в небеса.

Вижу вверху я красивые пышные кроны,

Там  возвышенье, на нём — дерева и кусты.

Я замечаю растущие с края цитроны,

А на зелёных ветвях – золотые цветы!»

444

«Надо подняться по этим ступеням Титанов

Что б ни сулил нам такой необычный подъём!

Да, мы рискуем найти наверху великанов,

И посему, отправляемся только втроём!

Дева Медея, останься внизу у галеры —

Гордой невесте сказал осторожный Ясон, —

Вдруг  встретит нас не прекрасный народ, а химеры,

Что нежелательно будет для наших персон!»

445

Смелый Ясон, а за ним Мелеагр с Теламоном

Двинулись в путь, проходя за ступенью ступень,

Уподобляясь в движениях ловким муфлонам,

Были они в устремленьях тверды, как кремень.

А наверху перед ними простёрлась равнина,

Чёрные овцы паслись средь душистой травы,

Всех изумляла прекрасной природы картина,

Только  разумный Ясон не терял головы…

446

Там, на краю небольшой изумрудной лужайки

Тучные свиньи копались под дубом в корнях,

Не было видно нигде пастуха иль хозяйки,

Только старушка сидела на тёплых камнях.

«Матушка, в чьи мы владенья вошли по незнанью?» –

К древней старухе вопрос обратил Эолид,

Речь разобрал, слух направив к её бормотанью:

«Дочери Бога, чьим светом мир грешный залит!»

447

«Гелия дочь и сестра властелина Ээта?»

«Да, это Кирка, сама Гелиада, храбрец!»

«Матушка, мы на «Арго» пролетели полсвета,

Чтобы попасть обязательно к ней во дворец!»

Старая женщина им указала дорогу:

«Видите в роще той дальней колонны дворца?

Там и живёт дочь могучего Гелия-бога,

Горные львы охраняют её у крыльца».

448

Вдаль загляделись герои на дивное зданье,

И обернулись не сразу к старушке седой,

Но прекратилось с почтенной матроной свиданье,

Видели только, что с камня взлетел козодой…

Люди к  дворцу устремились, о деле радея,

И не узрели того,  что у них за спиной:

Лёгкой походкой спешила за ними Медея,

Чтоб не вернули её, пробралась стороной.

449

Прямо к дверям шли искатели шагом поспешным,

Голос прекрасный звучал из резного окна,

Страстно Ясон возмечтал оказаться безгрешным,

В этот момент наступила вокруг тишина.

Смело вошли Аргонавты под своды строенья,

В зале прекрасном стоял изумительный трон,

Древность веков посмотрела на них с возвышенья,

Видимо, Кирку вниманьем пожаловал Крон!

450

На подлокотниках стыли иссохшие руки,

Сетка морщин покрывала волшебницы лик,

Не было только в глазах удручающей скуки –

Золотом ярким блеснули глазницы на миг!

К трону Ясон подошёл, не скрывая волненья:

«Добрая Кирка, исполни священный обряд –

Я и невеста моя… просим мы очищенья,

Будь этот вечер ужасный навеки треклят!

451

Мы погубили царевича в маленьком храме,

После того, как он муки пророчил сестре

И упивался жестокими сценами в драме,

Где он разрубит её иль сожжёт на костре!»

Сразу сказала она, не скрывая презренья:

«Те, кто свершают убийство вблизи алтаря,

Ввек не заслужат за это злодейство прощенья!

Значит, Вы в храме убили потомка царя?»

452

«Пусть был Апсирт поражён не моею рукою,

Но пред богами готов отвечать за вину!

Буду я ждать, Гелиада, решенья с тоскою,

Или очисти от крови… Медею одну!»

Вышла невеста тогда из-за спин мореходов:

«Я не чужая по крови, колдунья, тебе,

И расскажу о причине таких эпизодов —

Мы поступили, как нужно  *Ананке-Судьбе!

453

Вспомни, о том, что любовь неотвратна на свете,

Я умоляю, смягчи свой пылающий взгляд!

Многое, тётя, тебе расскажу об Ээте:

Был вероломен коварный твой брат-Гелиад!

Я полюбила воителя с первой с ним встречи!

Нет для меня никого, кто дороже, чем он,

Зря злодеянье взвалила герою на плечи,

Он не нарушил ни разу Вселенной Закон!

454

Знаю, что помнишь и ты о любви настоящей,

Сможешь очистить от пролитой крови меня,

Тётя, Медею избавь от расплаты грозящей,

Или прожить не смогу ни единого дня!»

Вмиг поднялась Гелиада, взирая на небо,

И на мгновенье обитель окутал туман,

Косы её потемнели, как тело Эреба,

И распрямился согбенный до этого стан…

455

С древнего лика исчезли мгновенно морщины,

Вся изменилась она от волос и до пят!

Глаз не могли отвести от колдуньи мужчины,

«Я совершу очищенья священный обряд!»

Громко сказала Медее красавица тётка:

«В храме Гекаты  для вас проведу ритуал.

Вы направляйтесь туда, где загон и решётка,

Там ожидайте меня – я возьму свой кинжал!»

456

Молча пришельцы пошли в направленье загона,

На удивительных травах сверкала роса,

Ярко сияла вдали синева Посейдона,

А на востоке равнины темнели леса.

Кирку в загоне узрели они с удивленьем:

«Ловко волшебница наша меняет места!

Что-то щебечет она над большим углубленьем, –

Тихо Медея сказала. – Она непроста!»

457

Выбрать в загоне велела колдунья ягнёнка,

Чёрного мастью под цвет переспелых олив,

И, наклонив шею жертвы над краем бочонка,

Горло надрезала, жилу его отворив…

Кровью горячей  омыла  преступникам длани,

Их очищая от пролитой крови иной,

Остерегла Аргонавтов от дерзких желаний,

Чтоб не страдали они в трудной жизни земной…

458

После свершенья обряда вещала колдунья:

«Вам не страшны ни погоня, ни грозный Ээт!

Двигайтесь смело домой в эту ночь полнолунья,

Чтобы к утру мог исчезнуть невидимый след!»

Снова Арго, полетел, как огромная птица,

Мощные вёсла его продвигали вперёд,

С мыслью  о доме светлели суровые  лица –

Будут грести Аргонавты всю ночь напролёт!

Остров Сирен

459

Волны играли вокруг корабля на свободе,

Сумерки плыли туманом лиловым на брег,

Нега разлита была по красивой природе,

Думал Ясон, где пристать кораблю на ночлег…

Вдруг впереди Аргонавты услышали пенье:

Словно навстречу стремилась галера певиц,

И каково ж оказалось для них удивленье,

В дымке узрели они обнажённых девиц!

460

Были прекрасны они, как богиня Киприда,

А голоса их звучали, как песня небес.

Ахнули все Аргонавты от дивного вида,

Пели красавицы громко про остров чудес.

Юноши сразу забыли про голод трёхдневный,

К борту метнулись, чтоб видеть ясней красоту,

«Руль поверните скорей! – прогремел окрик  гневный, —

Хочется ближе узреть мореходов мечту!»

461

Ход ускоряя,  «Арго» полетел над волнами,

Сильно забились у смелых героев сердца,

Море вскипело вокруг корабля бурунами,

Не было только среди моряков мудреца!

Песня девиц обольстила открытые  души,

Свита она из таинственных нот колдовства,

И обещала покой и  блаженство на суше,

Негу и радость сулили героям слова:

Песня сирен

462

Прекрасен наш остров средь бурного синего моря,

Спешите на берег, скитальцы бушующих вод!

Отриньте все думы, не будет тревоги и горя,

Забудьте на время  Руно  и далёкий поход!

Оставьте, герои, о прошлом свои вспоминанья,

Печали рассеются быстро у вас за кормой,

Исполним с любовью мы ваши мужские желанья,

Лишь ночь проведя здесь, быстрее вернётесь домой!

Под сенью цветущих деревьев вас ждёт угощенье,

И в пифосах ёмких хранится немало вина,

Мы дружно отметим с друзьями телес очищенье,

На острове нашем испьёте вы радость до дна!

У нас есть родник, что не хуже ключа Гиппокрены,

Холодная влага сверкает сильней хрусталя!

Спешите, друзья, ждут вас лучшие в мире Сирены,

На острове нашем закончится путь корабля…

463

Замер в восторге Анкей, зачарованный песней,

Разум его помутился от дивных щедрот,

Девы казались герою всех женщин прелестней,

Кормчий свершил торопливо руля поворот.

Путь кораблю преградили опасные рифы,

Волны кипели меж грозных и острых камней,

А мореходы гребли, словно буйные скифы,

Мигом от песни ослепли, как старый Финей.

464

Девы нагие стояли на гребне скалистом,

Нижние части телес прикрывал монолит,

Очи красавиц сияли в ночи аметистом,

Дивные груди манили мужчин, как магнит.

Ближе становится остров волшебный и чудный,

Вот и лужайка с цветами у самой воды,

Жёлтые кости лежат на траве изумрудной,

Будто звериного пира остались следы!

465

Только не видели юноши этой угрозы,

Не отводя от прелестниц восторженных глаз,

А по ланитам скользили горячие слёзы,

Кажется, впали герои в безумный экстаз!

Только Орфей отогнал от себя наважденье,

Видел он рифы и кости на яркой траве,

Вспомнил, откуда явилось к друзьям заблужденье:

«Это Сирены нас манят в морской синеве!»

466

Встал сладкозвучный певец на возвышенном месте,

Лиру звенящую тронул умелой рукой,

Песню запел о героях и долге, и чести,

Ею призвал он друзей не спешить на покой.

Голос певца показался Сиренам волшебным,

Чище и лучше заманчивых их голосов,

Словно являлся он звуком живым и целебным,

Будто запел соловей средь тенистых лесов…

Песнь Орфея:

467

«Очнитесь, герои, пред нами беда,

Врагов вы сочли за прекрасных любовниц!

Не все возвратятся к себе в города,

Собой накормив вашей смерти виновниц!

У рифов красивых – смертельный оскал,

На бреге покоятся кости несчастных,

Здесь многих сгубил дикой страсти накал,

И пыл кровожадный хозяек прекрасных!

 

Отриньте влиянье таинственных чар

И вспомните то, что ценней наслажденья,

Тушите в сердцах запылавший пожар,

Избавьтесь скорей от его наважденья!

Гребите, герои, подальше от гор,

Направьте галеру в родную Элладу!

Ужели мы примем бесчестья позор

И гибель за подвиг получим в награду?

 

Везём мы с собой Золотое  Руно ,

Добытое смелым Ясоном по праву,

Уж лучше уйти с кораблём нам на дно,

Чем глупо утратить великую славу!

Очнись, смелый кормчий, и право руля!,

Нам плаванье в море открытом привычно,

Роднее высокий полёт журавля,

Чем страсти девиц, завывающих зычно!»

468

Вмиг замолчали, внимая Орфею, Сирены,

Песня его долетела  до самых небес

Стали коварные девы притворно смиренны,

И удивился,  взирая  с Олимпа Зевес…

Чары рассеялись, быстро очнулись  мужчины,

Сразу Анкей повернул кормовое весло,

Прочь устремился корабль от камней и пучины,

Парус расправив, как будто, большое крыло…

469

Вышли Сирены на берег в глубоком волненье,

Видя, как тает надежда на верный успех,

Только узрили герои сестер продвиженье,

Как прозвучал в тишине оглушительный смех!

Было заметно, что бёдра красавиц косматы,

А безобразные лапы — вороньих страшней,

И оказалось, что эти девицы пернаты,

Вот почему укрывались они меж камней!

470

Корчась от смеха, герои запутали снасти,

Вдвое сложившись, упал на скамью Теламон,

Смело избавил Орфей моряков от несчастья,

Так был «Арго» от крушенья и смерти спасён!

Вышла галера героев в открытое море,

Мирно блестела на вёслах морская вода,

Шутки про «дивных красавиц» закончились вскоре,

Слава Орфею, прошла стороною беда!

471

«Девы Сирены — родные трём сёстрам Горгонам —

Форкий отец им, а мать — Титанида Кето,

Жить кровожадным указано здесь Посейдоном,

Чтобы не мог миновать этот остров никто!

Мы позади оставляем беду и преграды,

Путь наш лежит, Аргонавты, в родную страну,

Духом и телом теперь укрепиться бы надо!» —

Так говорил им Орфей, тронув тихо струну…

Скилла и Харибда

472

Вскоре причалило к берегу славное судно,

Нежно взирала на тёмную землю Луна:

«Юный рапсод исполняет мелодии чудно!

Гордый корабль не оставит страну без Руна!»

Гипносу в руки отдали себя мореходы,

Мелкие волны ласкали прибрежный песок,

Пели вдали на равнине незримой удоды,

Весело вторил которым пастуший рожок.

473

Зорко на берег смотрела Олимпа царица,

Тихо гордилась Аргея любимцем своим:

«Жаль, что убила Апсирта родная сестрица,

Из-за неё Эолид будет Зевсом гоним!

Утром Алкид ненавистный покинет Микены,

Чтобы прогнать из Аркадии прочь стимфалид,

А мореходами пройдены славно Сирены –

В подвигах стал отставать от Ясона Зевсид!

474

Муж Громовержец разгневан за то злодеянье,

Что совершила Медея во храме пустом!

Кровью облито Богини лесов изваянье –

Непозволительно это на месте святом!

Будет пятно на Ясоне до самой кончины –

Память богов, словно меч у Персея, остра!

Только не знают об этом герои-мужчины,

Пусть отдыхают спокойно в тиши до утра!

475

Завтра они о себе пусть проявят заботу:

Надо омыться в потоках хрустальной воды,

Пищу себе приготовить, сходив на охоту,

Насобирать в диких рощах в дорогу плоды…

А впереди ожидают Ясона преграды:

Должен «Арго» миновать необычный пролив,

Непроходим из-за монстров он, как Симплегады,

Но мой любимец пройдёт – Эолид нетруслив!

476

Скилла с Харибдой живут на пути мореходов,

Каждая в чём-то другой и сильней, и страшней!

Вспомнились сразу правдивые песни рапсодов –

Чудища многих отправили в царство теней!

Были когда-то страшилища эти премилы,

Страстно любили прелестных девиц божества!

Как на досуге не вспомнить историю Скиллы,

Если «Арго» к ней придёт через день или два:

477

Форкия дочь, несказанно прекрасная Скилла,

Как-то нашла для купанья красивый залив,

Ей предрекала несчастье от моря Сивилла:

«Волны прихлынут, бедою тебя одарив!»

Дерзко смеялась над этим пророчеством дева,

И продолжала купаться под белой скалой,

Не избежала красавица чуждого  гнева —

Был тайный враг у девицы, коварный и злой…

478

Главк, юный бог, сын блистательной нимфы Наиды,

Тот, чьим отцом был властитель морей Посейдон,

Скилле признался, и знали о том Нереиды,

Что лишь в неё он безумно и страстно влюблён…

Не понимала любви молодая девица,

И отвергала влюблённого Бога она,

Но пошутить над несчастным – была мастерица…

Знала б, что будет за смех дорогая цена!

479

Видя, что сердце любимой осталось холодным,

К Нимфам за правдой о деве отправился Бог,

Горе своё рассказал Нереидам подводным,

И вопросил: «Как распутать загадки клубок?»

Девы морские ему подсказали решенье:

«Надо к волшебнице Кирке явиться с мольбой.

Лишь у неё ты получишь в беде утешенье,

Может помочь Гелиада в проблеме любой».

480

Юный красавец пришел во дворец к Гелиаде,

И попросил применить свой таинственный дар,

Кирке вещал он о славе и щедрой награде,

А у неё разгорался любовный пожар…

В Главка влюбилась дочь Гелия сердцем горячим

И предложила страдальцу свою красоту,

Только не видя её, он казался незрячим,

И повторял неустанно о Скилле мечту…

481

Ревность волшебнице вмиг затуманила очи,

Силой смирила колдунья безудержный гнев:

«Если иные до страсти любовной охочи,

Им отомщу я, любимою стать не успев!»

Страшное зелье сварила тогда Гелиада,

Главку вручила, давая коварный совет:

«В воду, где Скилла купается, влить это надо,

Влюбится дева и будет любить много лет!»

482

Бережно принял фиал с этим зельем влюблённый,

И поспешил,чтоб исполнить заветный обряд,

Прямо к заливу направился Главк окрылённый,

Твёрдой рукой вылил в воду убийственный яд!

Утром направилась дева в лагуну пролива,

Скинула лёгкий хитон на морском берегу,

В тёплую воду вбежала она шаловливо

И закричала, огонь ощутив на бегу!

483

Словно пылали спокойные синие  воды,

Щупальца чьи-то прилипли к изящным ногам,

Сразу не стало привычных движений свободы,

В страхе она обратилась к великим богам:

«Боги Олимпа, спасите скорее Форкиду!

В действах своих необдуманных я не грешна!

Я нанести неспособна бессмертным обиду,

Не понимаю, великие, в чём же вина!»

484

Но не ответили боги на эти воззванья,

Тучи сгустились, покой Олимпийцев храня,

Только Нефела заплакала, видя страданья,

Слёзы её охладили пыланье огня…

Скилла на берег стремилась, от боли немея,

Медленно тело достигло подножия скал:

Ниже от пояса выросли страшные шеи,

Головы их показали ужасный оскал!

485

Ноги девицы утратили прежнюю стройность,

Выросли лапы собачьи, двенадцать числом,

В новом обличье являлась для глаз непристойность,

Стала красавица ужасом, монстром и злом!

Там и осталась навеки ужасная Скилла

Облюбовала пещеру себе на скале,

Деве-чудовищу жить на утёсе уныло,

Радость одна: поедать мореходов во мгле.

486

Если корабль Аргонавтов, забот не имея,

Близко от белой скалы путь проложит себе,

Вытянет Скилла ужасные длинные шеи,

И шестерым это станет финалом в судьбе!»

Вспомнилась Гере другая несчастная дева,

Что обитала в проливе под тёмной скалой –

Это Харибда, владелица жадного зева,

Ставшая крупной, всегда ненасытной, и злой:

487

«Дочь всемогущего бога морей Посейдона

И Первородной Богини – Великой Земли –

В юности съела заветных коров Гериона,

Что на Эрифии жили в закатной дали.

Зевсу-царю не понравилось это обжорство,

Он пригрозил ненасытной своим перуном!

Но Титанида вступила с ним в противоборство:

«Я не боюсь и расправлюсь ещё с табуном!»

488

Зевс на решения скор – вмиг отправился к брату:

«Я не караю за дерзость твоих дочерей!

Только терпеть не хочу послушанья утрату –

Сам накажи, брат, Харибду свою поскорей!»

И Колебатель Земли безо всякого спора

Бросил Харибду в проливе на дно под скалу:

«Чтоб ненасытность твоя не являла позора,

Рыбой питайся, попав к животу в кабалу!»

489

Но не хватало Харибде тунца и ставриды –

До небывалых размеров разросся живот,

Водоворотом огромным стал рот Титаниды,

Судна глотала она, словно в юности скот.

Возле неё не пройти Аргонавтам безвредно,

Втянет Харибда добротный корабль в глубину,

Чтобы проплыть мореходам в проливе победно,

Надо позвать на Олимп Нереиду одну…»

490

Гера послала Гермеса в моря за Фетидой –

Цепь приключений «Арго» не имела звена,

И попросила, чтоб крепкой надёжной эгидой

Для Аргонавтов в проливе служила она….

Спешно Фетида вернулась под воду к проливу,

И позвала среброногих сестёр-Нереид:

«Гера просила помочь дать пройти горделиво

Судну «Арго», коим правит герой-Эолид!»

491

День провели Аргонавты на дивной равнине,

Местный богач подарил мореходам быка,

К берегу фрукты доставили в ёмкой корзине,

Пифос наполнили чистой водой родника.

Вечер друзья провели в долгожданных беседах,

Слышался долго у моря спокойного смех,

Вновь потекли разговоры о скорых победах,

Песней Орфей вдохновлял моряков на успех.

492

Эос увидела миг их поспешной побудки:

Подняты вскоре на судно со дна якоря,

Вновь на «Арго» суета, разговоры и шутки,

«Смело, герои, вперёд!» – улыбнулась заря.

Дружно и быстро ударили вёсла о воду,

Кормчий весёлый направил галеру на юг,

Бурные ветры уже не мешали походу,

К  дому пора, завершая значительный крюк.

493

Вот показались суровые скалы пролива,

И Аргонавтам открылся чарующий вид:

Справа и слева от них плыли неторопливо

Две вереницы пленительных дев-Нереид.

Всех поразило явленье прекрасной Фетиды,

Встала Богиня на самом носу корабля,

Это присутствие было надёжней эгиды,

Замер могучий Анкей на корме у руля…

494

Воды застыли, как в стужу Эвксинское море,

Гелий смотрел с любопытством на это с небес,

Зеркало видел Титан на широком просторе,

Судно не трогали монстры – одно из чудес!

Спрятались головы псов ужасающей Скиллы,

Плотно Харибда закрыла чудовищный зев,

Очи Фетиды сверкали огнём, как бериллы,

Взгляд  был грозней, чем Зевеса великого гнев!

495

Кормчий Анкей на Фетиду смотрел с удивленьем –

Море, казалось, склонилось пред ней, как трава,

Пройден ужасный пролив под её управленьем,

Вскоре исчезла Богиня в лучах торжества.

Бездну узрев за кормою и псов над горою,

Поняли: кануть могли в беспросветную мглу,

Возликовали тогда Аргонавты-герои

И возносили великим богиням хвалу…

Аргонавты у Алкиноя

496

Праздник устроила Гере ревнивой Фетида –

Судно любимца прошло мимо грозных преград!

Но ожидали другие в пути Эолида –

Не пролетит безопасно сквозь них Бореад!

Нежные руки уже потирала царица:

«Скоро вернётся Ясон в Пагассийский залив!

Встретит героев с великим восторгом столица,

Будет от зависти скрытой супруг мой гневлив!

497

Скоро покинут пролив… – осеклась вдруг Аргея. –

Планкты ещё впереди пред фигурой моей!

Знаю, кто нужен! – сказала Богиня, светлея. –

Пусть Амфитрита поможет галере друзей!»

Мигом Гермес устремился к жене Посейдона,

Он передал Амфитрите желанье богов:

«Планкты пройти надо быстрой галере Ясона,

Но под водою немало огня очагов!»

498

Плыли недолго по синим волнам мореходы,

Вдруг впереди заклубился белёсый туман,

Стали горячими бурные пенные воды –

Много чудес дал морям их отец — Океан!

Вскоре услышали юноши гул и шипенье,

Из-под воды вырывался стремительно пар.

Крикнул Орфею Анкей: «Не поможет нам пенье –

Перед Гефестом бессилен божественный дар!»

499

Медленно судно скользило к таинственным скалам,

Ветер принёс на «Арго» ужасающий смрад.

Замер Ясон, тень мелькнула на лике усталом –

Но возвращаться нельзя было судну назад.

Вдруг показались из волн белоснежные кони:

Это была Амфитрита, владычица вод,

Выехав к скалам, простёрла Богиня ладони,

И прекратился тотчас страшных волн хоровод.

500

Гордо стояла Богиня в своей колеснице

Кудри лазурные буйно вились по плечам,

Брови на лбу изгибались, как крылья у птицы,

Мог небосвод позавидовать синим очам!

Миг лицезренья царицы морей был недолог —

Вновь белоснежные кони ушли в глубину,

Путь прояснился, как будто отдёрнули полог,

К дому помчался корабль, как Арес на войну.

501

Гере доставили радость дела Амфитриты:

«Славно проходит с героями эта игра!

Будут они  в Ойкумене теперь знамениты,

А для Алкида наступит другая пора…»

Ревность заставила вспомнить её о Горгоне:

«Разве Персея-зевсида был подвиг велик?»

В море узрела суда из колхидской погони,

«Надо Ясона спасать!» – изрекла в тот же миг.

502

Самозабвенно гребли на «Арго» мореходы,

Их поприветствовал Гелий палящей жарой,

Там, за кормой, раскричались со зла антиподы,

Но замечал лишь Медею влюблённый герой.

Мопс произнёс: «Этой ночью мы будем в Элладе,

Внутренний голос сейчас возвестил мне о том!»

Ласковый Нот пробежал по сверкающей глади,

Билась волна в борт галеры драконьим хвостом.

503

Парус «Арго» южный ветер наполнил собою,

И полетела галера по гребням, скользя,

Мачта скрипела и вторила шумом прибою,

Прямо в Элладу проложена в море стезя!

Зоркий Линкей наблюдал за движеньем галеры,

Землю родную мечтал он узреть поскорей,

Трогал рукой за плечо изваяние Геры,

Тайно шептал: «Помоги нам, царица царей!»

504

…Нихта закрыла собой луч последний заката,

Ветер ускорил скольженье «Арго» по волнам,

В полночь донёсся до юношей запах муската:

«Берег обжитый, друзья, приближается к нам!»

Ночь провели Аргонавты на судне у брега,

Кормчий сказал, что теперь рисковать нет нужды!

И предводитель прислушался к слову лелега –

Спать на чужом берегу – далеко ль до беды!

505

Дивная Эос явила персты над холмами,

Близкий причал наполнялся с утра суетой,

Берег чужой был окутан седыми дымами,

Много строений виднелось за рощей густой.

Судно причалив, направился в город воитель,

Вместе с собой шестерых и невесту взял он,

Вскоре увидели гости тирана обитель –

Белое крупное зданье с рядами колонн.

506

Много росло вдоль дорог незабудок и маков,

Люди, сверкая улыбками, счастьем горя,

Путникам молвили: «Схерия — остров феаков,

Где вы увидите лучшего в мире царя.

Наш Алкиной правит вместе с царицей Аретой,

Славится он справедливостью мудрой своей,

Власть повелителя в мире по праву воспета,

Вы же стоите сейчас у дворцовых дверей!»

507

Был несказанно прекрасен дворец Алкиноя:

Медные стены венчала лазурная вязь,

Двери сверкали, как Гелиос в облаке зноя,

Древа златые стояли у входа, ветвясь…

Псы разместились и справа, и слева от входа,

Их подарил сам Гефест средь другого добра.

И удивительна дивных животных порода —

Эти бессмертные псы были из серебра…

508

Трон Алкиноя высок и украшен богато:

Спинка его поражала искусной резьбой,

Вставлены были в изящные ножки агаты,

А на сиденье положен покров голубой.

Рядом сверкало каменьями кресло царицы,

Нежного цвета зари был уменьшенный трон:

Выткали много узоров на нём мастерицы,

Острые взгляды гостей останавливал он.

509

Зал был заполнен потоками яркого света,

Факелы крепко держались у статуй в руках,

Рядом с царём восседала царица Арета,

Жемчуга нити вились у неё на висках.

Места хватало для танцев, пиров, угощений:

Стол посредине, при нём —  апоклинтров ряды,

Не сосчитать в необъятном дворце помещений,

Всюду видны мастеров виртуозных труды.

510

Вежливо принял тиран незнакомых пришельцев,

Сесть пригласил их за стол средь феаков-гостей,

Понял, что видит руна золотого владельцев,

И ожидал он от них интересных вестей…

Пир был богат, подавались роскошные вина,

Музыкой дивной могли наслаждаться друзья,

Перезнакомилась с ними гостей половина,

Длилась беседа, о жёнах вещали мужья…

511

В зал для пиров заходили простые феаки,

Всем интересен был смелых героев рассказ,

Вдруг все услышали шум, как бывает при драке,

Кто-то кричал за дверями: «Ээт и Кавказ!»

Трёх незнакомцев втащила  дворцовая стража,

И доложила, что рвались в ворота они,

Бороды воинов были черны, точно сажа,

Злые глаза излучали угрозы огни!

512

Сразу вожак обратился к царю Алкиною:

«Ты во дворец допустил недостойных людей

Славный Ээт повелел пригрозить Вам войною,

Должен быть выдан немедленно нам лиходей!

Эти мужи, что пируют с тобою бесчестно,

Дерзко украли у нас Золотое Руно,

В славной Колхиде об этом твердят повсеместно,

Нам эту шкуру Ээту вернуть суждено!

513

Кроме того, предводитель разбойников этих

Деву Медею насильно увёл из дворца,

За преступленье такое один он в ответе,

Надо царевну вернуть под защиту отца!

Молвила слово по знаку тирана Арета:

«Гости далёкие, спрячьте безудержный гнев!

Даже когда вы не ждёте чужого совета,

Выслушать надо царицу, на миг присмирев!

514

Вы, оглянувшись, увидите сильную стражу,

Разве вам шкура барана дороже своей?

Честно поведайте, что вам известно про кражу,

Доводы ваши должны быть других не слабей!

Не торопитесь, посланцы, с угрозой военной,

Мирно уладить возможно любую беду.

Средство для этого есть в необъятной Вселенной —

Стороны обе свой спор доверяют суду.

515

Честный супруг мой прославлен своими судами,

Он справедлив, и рассудит ваш спор без обид,

Просим сейчас: угощенье отведайте с нами,

Знайте, на острове нашем есть праведный щит!»

Хмуро смирились посланцы далёкой Колхиды,

И согласились, что есть в предложенье резон,

Но указали, что вследствие сильной обиды

Стал им надолго врагом вороватый Ясон!

516

Дружеский пир оборвался, иссякло веселье,

Местные гости поспешно пошли по домам –

Не принесло облегченья Диониса «зелье»,

Было над чем поразмыслить великим умам.

Но задержала Медею царица Арета,

И в гинекей увлекла колхиянку она.

Дева не стала творить из победы секрета:

«Я помогла, потому что в него влюблена!»

Женитьба Ясона

517

На попеченье служанок оставив Медею,

Быстро Арета  пошла к Алкиною в андрон,

Чтоб воплотить хитрый замысел или затею,

И разузнать, как судить собирается он…

Царь, размышляя о чём-то, сидел на постели,

Чёрную бороду гладил большим гребешком.

Заговорила царица о завтрашнем деле:

«Что же ты думаешь, царь, о руне воровском?»

518

«Я к Олимпийцам решил обратиться, Арета!

Гера с Афиной считают, что прав Эолид.

Но Артемида и жаркий родитель Ээта

Молвили мне, что за кражу он должен быть квит.

Мазь от Медеи в суде не имеет значенья –

Ведь не царевна смогла укротить двух быков!

Нет у кавказцев правдивости для обличенья,

Значит, Руно по заслугам в руках чужаков!

519

Только с Медеей у юноши есть затрудненье:

Что б ни вещал он, царевна ему – не жена!

Значит, отдать должен колхам её, без сомненья,

Кража девицы из дома – Ясона вина!»

«Прав ты, тиран!» – улыбнулась она Алкиною. –

Ты, как никто в щекотливых делах искушён!»

Вышла за дверь и услышала храп за спиною –

Впал венценосный супруг с облегчением в сон.

520

Всё разузнав, возвратилась к Медее царица,

И на корабль за Ясоном послала раба,

Сильно волнуясь, ждала колхиянка-девица,

Зная, что ночью решится царевны судьба.

Быстро примчался Ясон  в храм владычицы Геры,

Был по совету Ареты жених босоног,

Сердце его от волненья стучало сверх меры –

Сможет ли счастье спасти обнажённый клинок?

521

…Ночью глубокой во храме Великой Богини

Рядом с Медеей стоял пред царицей Ясон,

Их окружали служанки, жрецы и рабыни,

Свет изливался от факелов с разных сторон.

Жертвы богам принесли и жених, и невеста:

Гере — овцу, желчь из туши её удалив,

Зевсу –  барана со шкурой белее асбеста,

Для Афродиты — цветы и корзиночку слив…

522

Чтоб стать хранимым Великой и мудрой Афиной,

Меч посвятил ей за помощь «Арго» Эолид,

Для Гименея от имени девы невинной

Пояс её возложил он во храме на вид.

И вопросила Ясона царица феаков:

«Эту царевну желаешь назвать ты женой?»

Тихо стояла Медея, едва не заплакав,

Так как Ясон повернулся к царице спиной…

523

Время тянулось, и впал Эолид в размышленья,

Но обернувшись, промолвил такие слова:

«Я больше жизни Медею люблю, без сомненья,

Но… если дева откажет, то будет права.

Я отправлялся в поход заслужить честь и славу,

Думал, легко привезу Золотое Руно,

И возмечтал, что царевичем стану по праву,

Только не знаю, где жить мне теперь суждено.

524

«Есть на пути к сочетанью большие преграды:

Я – не купец, не уверен, что буду богат

Может, враги растерзают меня без пощады,

Я не хочу быть в несчастьях её виноват!

Если согласна царевна в мужья взять бродягу,

Если пойдёт вслед за мною до края земли,

То я клянусь, что отдам ей любовь и отвагу,

Чтоб ей жилось, как царице от дома вдали!»

525

И засияли, как солнце глаза золотые,

Смело царевна сказала заветное «Да!»,

Произнесла, не смущаясь, лексемы простые:

«Буду с тобою, Ясон я теперь навсегда!»

Нежно взяла колхиянка героя за руку,

И обняла, прижимаясь к доспехам щекой:

«Станем мы жить, в нашу жизнь не пуская разлуку,

И никогда не подружимся, милый, с тоской».

526

Брачный обряд провела там царица Арета,

И назвала для свидетельства много имён,

А возгоранье на факеле яркого света

Всем показало, что брак, в небесах заключён.

И незаметно ушли на галеру супруги,

Тихо Арета вернулась к тирану в покой,

Скоро уснули служанки, рабыни и слуги,

Только Селена раздвинула тучи рукой…

527

Прибыли утром на суд во дворец колхияне,

Были их лица чернее косматых бород,

Рвались они уличить Аргонавтов в обмане,

Следом за ними пришёл любопытный народ…

В белых одеждах на троне сидел повелитель,

Славный судья, справедливый тиран Алкиной,

А пред троном стоял Эолид-похититель,

Спорить готовый с вменённой герою виной.

528

«Надо, властитель, скорее судить женокрада,

В жертву его принести Олимпийским богам! –

В голосе злобного колха звучала надсада. –

Бросить Руно мы обязаны к царским ногам!»

«Тихо! – воскликнул тиран. – Здесь не горы Кавказа!

Я укрощу вас быстрей, чем воитель – быков!»

Лик колхиянина  вмиг стал темней диабаза:

В дланях у стражников звякнули цепи оков.

529

«Молви, истец, как обещано было Ээтом,

Чтоб заслужил Золотое Руно Эолид?»

«Должен был поле вспахать и засеять при этом…»

«Выполнил всё?» – «Да, но жаль, что он там не убит!»

«Значит, Руно у Ясона сейчас по заслугам!

К краже царевны теперь переходим, истец.

Разве Медея сбежать не могла с милым другом

Из государства, где правит жестокий отец?»

530

«Нет, не могла! На Кавказе законы другие –

Дочь незамужняя жить будет в доме отца!

Кражу царевны не выдать за цели благие!» –

Громоподобно звучала тирада истца.

Встал справедливый властитель с высокого трона

И произнёс громким голосом свой приговор:

«Быть по закону Златому Руну у Ясона,

А незамужняя дочь – достояние гор!»

531

«Несправдливо! – воскликнул вновь колх возмущённо. –

Это Медея ему помогла взять Руно !»

Но Алкиной пояснил крикуну упрощённо:

«Шкуре остаться в Элладе, истец, суждено!

А подсудимый оставит вам дочерь Ээта!

Правильно я присудил, благородный Ясон?»

В зале умолкли мгновенно все – ждали ответа,

Тихо в нём стало, как в гроте горы Пелион.

532

«Правильно ты рассуждаешь, Фемиды служитель –

Шкура барана в Элладу вернуться должна!

Только Медея теперь не поедет в обитель –

Колхи вернутся домой без неё и Руна!»

«Как это так? – задохнулся тиран удивлённый. –

Кражу девицы решил узаконить, Ясон?»

«Вор, как известно, хорош, лишь когда умерщвлённый!» —

Колхи кричали со злобой с различных сторон.

533

Посохом стукнул тиран о гранитные плиты:

«Гости с Кавказа, от вас я прошу тишины!

Люди в защиту не скажут, коль будут убиты –

Часто такое бывает – без всякой вины!»

Выдержав паузу, молвил ответчик спокойно:

«Царь, я согласен, что дочь при отце жить должна,

Только считаю, что выглядит благопристойно,

Коль за супругом направится следом жена!»

534

«С этим и я соглашусь! – произнёс повелитель.

Но на царевне, Ясон, ты пока не женат!»

«Разве не видно, что лжёт этот вор и грабитель?» –

Голос кавказца гремел по рядам анфилад.

«Я не хочу, Алкиной, всех вводить в заблужденье

И заявляю, Медея теперь мне – жена!» –

Молвил Ясон, но послышалось колхов гуденье:

«Нам надоели уже эти бредни лгуна!
535
Кто подтвердит заявленье безродного вора?

Может, Селена в ночи или плотная тьма?»

Встала Арета: «Довольно нам вашего вздора!

Много свидетелей есть, в их числе я сама!»

А справедливый тиран рот открыл в изумленье:

«С этого места вещай нам подробней, жена!»

Молвила та, претерпев чужаков озлобленье:

«Много свидетелей: слуги, жрецы и… Луна!

536
Клятву давали супруги пред Герой во храме,

Я совершила над ними священный обряд,

Значит, должно быть бесспорное признано нами:

Смелый Ясон на Медее законно женат!»

«Колхов хочу огорчить – упустили вы время!

Всё достаётся Ясону! – сказал Алкиной. –

Будут растить молодые прекрасное племя

И вспоминать иногда то, что сделано мной!»

537
И не вернулись посланцы Ээта в Колхиду,

Зная, как грозный Ээт в гневе злобен и лют,

Быстро смирили и ярость свою, и обиду,

И попросили на Схерии дать им приют.

Долгих семь дней развлекались герои пирами,

В Иолк отправляться решили они на восьмой,

Парусник славный был щедро наполнен дарами,

Вновь забурлила волна у него за кормой…

По Ливийской пустыне

538

Медленно двигалось к югу тяжёлое судно,

Гелиос мстил морякам за потерю Руна,

Грозный Борей не пытался промчаться попутно,

Только сверкали улыбками муж и жена.

Рядом парил альбатрос над водой голубою,

Сверху следил за рыбёшкой огромный баклан,

Громко герои вели разговор меж собою –

Сколько за лето проплыли они разных стран.

539

К вечеру судно причалило к брегу Эллады,

Можно бы было добраться до Иолк а пешком,

Только в команде «Арго» не водились разлады,

Знали друзья о сплочённости в деле морском!

Снова веселье у них, как в начале похода:

Песни и шутки, и танцы вокруг очагов,

Радует юношей золотом ярким природа,

Кружит им головы запах родных берегов.

540

Тёплые круглые камни и тёмные туи

Там, где светила для юных влюблённых Луна,

Уединенье, объятья в ночи, поцелуи,

Счастливы в этом походе Ясон и жена…

Кто-то донёс Громовержцу о страшном деянье,

Что совершила Медея во храме святом.

Гера услышала гнева его излиянье –

Он отхлестал словесами её, как кнутом:

541

«Ты собрала на корабль самых лучших атлетов! –

Начал властитель Олимпа суровую речь. –

Но был убит и разрублен потомок Ээтов

Девой, схватившей героя великого меч!

Кровью запачкана будет геройская слава –

Можешь ответить, за что был заколот Кизик?

А Симплегады? Какое имела ты право

Деву Палладу заставить удерживать пик?

542

Кто из героев твоих занят ловлей газелей,

Как это сделал тебе ненавистный Алкид?

Кто же из них смог вкусить аромат асфоделий? –

Нет никого, кто бы зрел пред глазами Аид!

Это не подвиг – прогнать крупных птиц из металла,

Что поселил на Эвксине коварный Арес!

Ныне они убивают людей из Стимфала,

В страхе безумном находится Пелопоннес!»

543

Гера себя ощущала ничтожней рабыни,

Грозною речью супруга была сражена.

«Те, кто посмел  осквернить Артемиды святыни,

Пусть изопьют чашу горя и бедствий до дна!

Сколько несчастий пребудет за шкурой барана,

Чтобы любимцев воспел благодарный народ?

Нет, возвращаться с подарками юношам рано –

Пусть Аргонавты пустыню прошествуют вброд!»

544

Северный ветер Борей разбудил Эолида,

Эос простёрла в высокое небо персты.

Крикнул Ясон: «Братья, к ночи нас ждёт Арголида,

Ветер – нам в помощь, не будет в дороге тщеты!»

Солнце неспешно бродило вдали за горами,

Утренней влагой сверкали гранит и земля,

Счастливы были герои, что плыли с дарами,

И любовались Элладой они с корабля.

545

«Спел бы, Орфей сладкозвучный, во славу прелестной,

Той, что заморского царства родней и милей!

Я о любимой Элладе, надёжной и честной,

Что не обманет ни разу!» – Промолвил Пелей.

Встал кифаред на носу корабля возле Геры,

И на мгновенье задумался юный рапсод:

«Ждут нас с победою Иолк, Арголида и Феры,

Будет закончен с достоинством славный поход!»

Песня Орфея

546

Прощайте, чужие моря, неизвестные горы,

Прощай до поры, покорённый седой океан!

Наш славный «Арго» бороздит вновь родные просторы,

Элладе любимой хочу посвятить свой пеан!

Мы видели дальние страны, чужие народы

И слышали песни заморских раскрашенных птиц,

Но только родней нам красоты ахайской природы

И слуху приятнее ржанье своих кобылиц.

 

Мы долго скучали, Эллада, по дивным дубравам,

По узким дорогам твоим и лесистым горам!

Ты, Родина, нас наделила невиданным правом –

Внести Золотое Руно в твой божественный храм!

Мы славу, Эллада, везём на бортах крутобоких,

Отныне навеки она будет только твоей!

Тебя воспоют кифареды в сказаньях высоких,

И ты никогда не забудешь своих сыновей!

547

Вдруг неожиданный вихрь налетел на галеру,

Парусник он отогнал от родных берегов!

В страхе Ясон призывал и Афину, и Геру,

Понял, что это – явление гнева богов…

Парус поспешно спустили герои баллады,

Тщетно! – Гонимое судно ускорило бег!

Вот пронеслись Аргонавты вдоль брега Лефкады…

Бури такой не бывало на море вовек!

548

Долгие дни и ужасные бурные ночи

В море скиталась галера под властью ветров,

Волны ревели, как будто, погибель пророча,

Сверху упал непроглядного мрака покров.

С жизнью и миром прощались уже мореходы,

Как неожиданно в море утих ураган,

И Аргонавты, дивясь на капризы погоды,

Вновь обозрели спокойный седой океан.

549

Нос корабля оказался у брега пустыни,

Днище увязло во влажном и белом песке,

Ни городов, ни селений не видно в помине,

Только тоскливо сиял горизонт вдалеке.

Гелиос с неба нещадно жёг землю лучами,

Не было рядом источника пресной воды,

И возгласила Медея, сверкая очами:

«Не миновать кораблю неизбывной беды!

550

На небосклоне не видно спасительной тучки,

Окаменеет без влаги под днищем земля…

Гелий жестокий так мстит незадачливой внучке –

Станем под яростным солнцем чернее угля!»

Зной истомил Аргонавтов в пустыне безбрежной,

Падали духом они, видя зыбкую муть,

Только весёлый Орфей, песнопевец мятежный,

Думал о том, как продолжить на родину путь:

551

«Из головы надо выбросить мысли дурные –

Счастье и беды приходят, как эта волна!

Боги искать вынуждают пути запасные,

И не оставят Элладу, Ясон, без Руна!

Пусть над пустыней сейчас пролетят Бореады,

Мы ничего не изведаем, сидя в тени!

Посуху колхи смогли обойти Симплегады –

Так рассказали на острове том мне они!

552

Кажется мне, что «Арго» пережил наводненье,

Видишь, песком поглощается быстро вода?

Только полёт Калаида нам даст объясненье:

Где мы сейчас и откуда попали сюда!»

Долго летал над пустыней воитель крылатый,

В сумерках с неба спустился к друзьям Калаид:

«Виден повсюду, Ясон, лишь песок желтоватый,

А между нами и морем – высокий гранит!

553

Арг-корабел, поясни нам: возможно ли судно

Здесь разобрать и к воде отнести по частям?»

«Выполнить дело такое, приятель, нетрудно,

Но собирать здесь галеру – путь верный к смертям!»

Дружно, пока не иссякли последние силы,

Юноши стали толкать судно к мелкой волне,

Чтобы не рыть им в далёкой пустыне могилы,

И оказаться живыми в родной стороне.

554

Вмиг навалились на нос корабля все атлеты,

Но не сместилась галера вперёд ни на пус,

Словно на судно богами оковы надеты,

Или держала Земля за магический брус…

Долго смеялись над Герой два брата Кронида,

Зевсу поведал о шутке своей Посейдон:

«В сердце Ливийской пустыни загнал Эолида,

Скоро услышит Аргея о помощи стон.

555

Им без богов не покинуть Ливийского плена,

В жиже песчаной увязли и нос, и корма,

Ходят тоскливо герои в грязи по колено,

А обратиться ко мне не хватает ума!»

«Гера, царица Олимпа, хитра и ревнива,

Но, согласись, что в интригах порою мудра! –

Богу морей отвечал Громовержец шутливо. –

Знаю, решенье Аргея найдёт до утра!»

556

Слышала Гера насмешку супруга-Кронида,

Шутка добавила злости достаточно ей!

Вызвана к трону была ею срочно Ирида:

«Мысль о спасенье доставь Аргонавтам скорей!»

И рассказала царица, как действовать надо:

«Выполнить это заданье должна ты к утру,

Чтоб не подумал властитель: герои — как стадо!

Знаешь сама, мне затея с  Руно м по нутру!»

557

В Ливию мигом умчалась супруга Зефира,

К Нимфам пустыни слетела она средь песков,

Не дожидаясь сиянья на небе сапфира,

К судну отправила их выручать моряков.

Нимфы явились к героям, как будто в тумане,

Перед очами друзей колебался мираж:

Как оказались прелестницы здесь, в глухомани,

Нежной красой оживляя унылый пейзаж?

558

Девы пустыни развеяли сразу сомненья:

«Мы не виденья, а посланы Герой самой,

Чтобы советом избавить вас всех от мученья,

Словом помочь вам вернуться живыми домой!

Надобно взять вам того, кто носил вас во чреве,

И понести по пустыне на крепких плечах.

В море нельзя — Посейдон пребывает во гневе,

Может разбить о скалу ваш корабль вгорячах!

559

Только дождитесь момента, когда Амфитрита

Там, в глубине, распряжёт белогривых коней.

Где пробежит хоть один, там дорога открыта —

С ношей тяжёлой спокойно идите по ней!»

Спрятались люди от солнца за бортом галеры,

Стали на море смотреть, ожидая коня,

Духом воспрянули после совета от Геры,

Тихо сидели, последние силы храня…

560

Только понять бы, о чём говорили девицы:

В чреве своём носит мать дорогое дитя…

Хмурыми стали друзей загорелые лица –

Был им совет дан Аргеей в насмешку, шутя?

Мопс многомудрый изрёк: «Это ясно, герои,

Кто нас во чреве носил по морям и волнам?

Кто сохранял нас в безветрие, шторм и прибои?

Нашу галеру нести предназначено нам!»

561

Вдруг изменилось дотоле спокойное море,

Словно прибавилось в нём много свежей воды,

Выскочил конь златогривый на берег, и вскоре

Он побежал по пескам, оставляя следы.

Встали поспешно с земли молодые  мужчины

Парусник вмиг обступили с различных сторон,

С лёгкостью вышла галера из вязкой трясины,

И поплыла на плечах, как на лодке Харон!

562

Бодро пошли по следам от копыт мореходы,

Бережно «чрево» герои несли по пескам,

Где попадались рыбёшка, трава, амфиподы,

Ставшие пищей бакланам, луням и рябкам.

К вечеру судно друзья положили на днище,

Бодрость ушла вместе с потом в горячий песок,

Ноги пылали, как угли в огромном кострище,

Плечи героев болели от тяжких досок.

563

«Зоркий Линкей, поднимись на галеру скорее,

Не разглядишь ли вдали нам обещанный понт? –

Знаю, глаза у тебя соколиных острее!»

«Нет! – тот ответил Ясону. – В песках горизонт!»

«Гелий жестоко нам мстит за потомка Ээта! –

Думал усталый Ясон. – И желает нам зла –

Сильно Титаном пустыня была разогрета!

Значит, союзницей станет прохладная мгла!»

564

Людям пыталась Нефела помочь тяжкой тучей,

Чтобы закрыть ею солнца пылающий свет,

Но не позволил того Громовержец могучий –

Зевс наложил на любую подмогу запрет!

Молвил Ясон: «Я меняю походные планы

И остаюсь пред Элладой в ответе за вас!

В зной, как сегодня, не мечутся даже бакланы –

Ночью Селена светить будет нам, как топаз».

565

Не отклонился Ясон от сурового слова –

В полночь галера лежала на крепких плечах,

И не касалась земли до рассвета багрова,

Словно плыла по пустыне в холодных лучах.

Долго шагали ночами по следу герои,

Времени счёт в забытье потеряли они,

Стало казаться, что силы уменьшились втрое,

Кровью из раненых ног были политы дни…

566

Мысли друзей о грядущем своём были жутки,

Страшными стали в жару их тяжёлые сны,

Пала от боли Медея на пятые сутки,

Нёс её муж, не жалея усталой спины.

В амфорах влага исчезла, как солнце в тумане,

Жажда для юношей стала главнейшим врагом,

Но продолжали герои свой путь в глухомани

И не смотрели на то, что творится кругом…

567

Видя, как муж изнемог от томительной жажды,

Молвила дева: «Я вену открою себе!

Кровью своей напою я тебя, пусть однажды,

Здесь похоронишь меня, так угодно судьбе!»

Крепче обнял изумлённый Ясон Гелиаду:

«Не допущу я безвременной смерти твоей!

Либо мы вместе приедем со славой в Элладу,

Либо здесь встретим своё окончание дней!»

568

Вдруг прилетел сильный ветер, душистый и свежий,

Лицам усталых носильщиков ласку даря,

Крикнул Линкей: «Я не вижу нигде побережий,

Но этот ветер, клянусь, облетает моря!»

Чистое небо светлело над знойной пустыней

Ветер по-прежнему дул Аргонавтам в лицо,

Что-то блеснуло вдали полосой тёмно-синей,

Словно средь гор возлежало гиганта кольцо!

569

«Море! — воскликнул Линкей. — Вижу острые скалы,

На берегу крупной купой растут дерева!

Чудо! – Воскликнул, глаза протирая устало. —

Вижу,  какая под  ними  густая трава!»

И поднялись Аргонавты в едином порыве,

Взяли на спины тяжёлую ношу свою,

Так захотелось скорей оказаться в заливе

Или в какой-то реке у земли на краю!

570

Было спасенье для юных мужей вожделенно,

Шли они быстро, надежды своей не тая,

Вскрикнул вдруг Мопс и неловко упал на колено,

Прочь от ноги Аргонавта скользила змея!

Бросились юноши к другу, что был всех мудрее,

Чтобы прижечь нанесённую рану огнём,

Только проникнувший яд оказался быстрее,

Ибо таилась смертельная пагуба в нём.

571

Громко скорбели герои по мёртвому другу,

Рыли руками могилу в горячем песке.

Так, оказав толкованьем совета услугу,

Мопс-прорицатель уснул навсегда вдалеке…

Медленно близился берег с тенистою рощей,

Ветер принёс ароматы чудесных цветов,

Стало идти Аргонавтам и легче, и проще,

Каждый  из них к побережью бежать был готов…

Тритонида

572

Шаг ускоряли герои под тяжкою ношей,

Скорым спасеньем от зноя был ветер морской,

Лица друзей застилало песчаной порошей,

Но расставались их души с глубокой тоской.

Спешно достигли они каменистого брега,

Сходу вошли с пересохшей галерой в волну,

Не отдышались ещё от тяжёлого  бега,

Но положили её, как на *клинэ – жену.

573

Поняли сразу друзья, что в солёное море

Судно внесли – ныли раны кровавых ступней!

Долго терпели воители сильные хвори

Ради воды, но не той, что морской солоней!

Стали на суше искать ручеёк мореходы:

Справа из белой скалы истекала вода!

Сразу забыли горячий песок и невзгоды

И побежали толпой Аргонавты туда!

574

В чувства царевну привёл Эолид измождённый,

Влагой холодной обильно омыв тёмный лик,

Всех напоил сей источник, толпой осаждённый,

И над волнами пронёсся восторженный крик:

«Ждите героев с победою, Иолк и Эллада!

К вам отправляется судно от края земли,

Силы дарует хрустальный поток водопада,

В волны вошёл наш «Арго» из горячей пыли!»

575

К роще поспешно герои направили стопы,

Много плодов на деревьях узрели они,

И обойдя все лесные заросшие тропы,

Насобирали плодов впрок на долгие дни.

Эос открыла врата золотой колеснице,

А предводитель друзей побродил по траве –

Срочную помощь желал оказать чаровнице.

Ей он грибы разыскал в облетевшей листве…

576

«Братья, вперёд! Скоро выйдем в открытое море!

Судно, Анкей, направляй вдоль чужих берегов! –

Весело крикнул Ясон, забывая про хвори. –

Пусть разгоняет «Арго» стаи крупных сигов!»

За день галера прошла по заветному кругу,

Но не сумела покинуть озёрную тишь,

Что привело всех друзей к небольшому испугу:

«Может, промчались мы мимо спасенья, как стриж?»

577

Долго кружило по озеру Иолкское судно,

Но догадались герои, что выхода нет –

Было заметно, что в местности этой безлюдно,

Некому дать Аргонавтам толковый совет.

В скалах заметили юношу с крепким кормилом,

Он по горячим камням пробирался к воде.

«Кто ты, туземец?» – «Зовите меня Эврипилом,

Помощь могу оказать Вам в постигшей беде!

578

Озеро-море — родная обитель Тритона,

Он Вам поможет уплыть на широкий  простор,

Бог молодой — сын тирана морей Посейдона,

Если захочет, то выход откроет средь гор…»

И оборвав разговоры с полезным советом,

Юноша скрылся, как призрак при ярких лучах.

Было приятно разумное слышать атлетам:

«Значит, не зря «плыл» «Арго» на могучих плечах!»

579

«Мы принесём на треножнике жертву Тритону —

Молвил Ясон, разыскав атрибут средь даров, –

Чтоб он склонился к введённому Зевсом Закону

И к Аргонавтам измученным не был суров!»

В лес поспешил Мелеагр за хорошей добычей,

Вскоре оленя принёс на могучей спине,

И, выполняя старинный и верный обычай,

Мясо сожгли на треножнике в жарком огне.

580

Бог появился у берега на мелководье –

Был он могучим, с коротким трезубцем в руке:

«Я покажу вам дорогу в морское угодье,

Только оставьте треножник у волн на песке!»

Вынул ракушку из моря, завитую рогом,

И прозвучал над волной громогласный сигнал,

И от мелодии дивной, исполненной богом

Сразу герои узрели движение скал.

581

Грозно трезубец Тритон приподнял над водою,

Быстро направив на море его острия,

Громко воскликнул внук Крона, тряся бородою:

«Смело идите меж скал, мореходы-друзья!»

Быстро герои уселись на крепкие лавки,

Встал возле статуи Геры могучий Ясон,

Думал: «Узнали Тритона и помним о Главке,

Боги корабль окружили с различных сторон!»

582

Бог Тритониды внезапно исчез под волнами,

Озеро синее стало зеркальным, как лёд,

Только вдали гладь морская пошла бурунами,

Люди увидели птицы стремительный  взлёт.

Быстро домчалась она до утёсов прибрежных,

Вышел из них тот, кто дал Аргонавтам совет,

Он перед ними в одеждах предстал белоснежных,

И удивились друзья, как богато одет!

583

«Вижу, вы сразу узнали меня, Эврипила!» –

Молвил с достоинством им бог озёрный Тритон.

«Есть для похода у вас и желанье, и сила,

В Иолке вы будете скоро!» – изрёк автохтон.

Из-под воды Бог достал ком белеющий глины,

Выдавил влагу десницей, подняв пред собой,

Сунул Эвфему в ладонь: «Глина лучше маслины,

Брат мой, тебе этот ком станет новой судьбой!»

584

И, налагая на раны жены подорожник,

Вновь на Тритона с вниманьем взглянул Эолид –

Бог осмотрел по-хозяйски изящный треножник

И вопросил: «Долго ль будет вас ждать мегалит?»

Взгляды друзья устремили в высокие горы –

В створе меж ними сиял небосвод голубой,

Вмиг прекратились на судне друзей разговоры,

Крепкие весла вонзились в бурлящий прибой

585

Мчались над ними сурового Гелия кони,

Добрый Тритон одарил их попутной волной,

Виделось море им, как на широкой ладони,

А Тритонида осталась у них за спиной…

На Крите

586

С гордостью вышел корабль из Ливийского плена,

Полный даров Алкиноя, с трофейным Руном.

«После такого устрою я пир непременно! –

Думал Ясон, вмиг забыв о Тритоне чудном. –

Свадьбу отпразднуем, видя отца на престоле,

И пригласим Аргонавтов и многих гостей,

Славное судно пока постоит на приколе,

Нами исполнено всё, что желал дед Кретей!»

587

«Будет ли свадьба у нас, Эолид светлокудрый?

Я не случайно спросила – На Крите родня!

Правит там Минос, властитель жестокий, но мудрый,

Ходу туда на прекрасной галере – три дня!»

«Да, дорогая, галера у нас боевая,

Но сомневаюсь, что встретит с цветами нас Крит!»

«Крита царица – Ээта сестра, Пасифая,

Разве не рад будет встрече мой дядя-Зевсид?»

588

«Я попрошу рассказать нам рапсода-фракийца,

Что говорит о властителе разный народ!

Хочется знать, чем прославился сын Олимпийца,

Может не надо от Миноса ждать нам щедрот?»

И не замедлил Орфей сладкозвучный с ответом:

«Знаю, критянин на дочери Солнца женат.

Чтоб рассказать, надо быть настоящим поэтом –

Остров прекрасен, а Минос – несметно богат!

589

Прежде к нему приезжали со всей Ойкумены

На кораблях быстроходных с товаром купцы.

Не  возводили в столице высокие стены –

Минос скупой строил только дома и дворцы.

Есть необычное чудо на острове белом –

Талос, огромный закованный в медь великан!

Люди шептали, каким занимается делом –

Глыбы бросает в суда чуждых Миносу стран.

590

Может ходить он по пояс в воде по заливу,

Молвят, что сжёг он корабль, сильно руки нагрев,

Стрелы вреда не наносят огромному диву,

Лишь вызывают у медного чудища гнев.

Что ты замыслил на Крите, потомок Эола,

В Иолк прямиком возвращаться желания нет?»

«Знаешь, меня не прельщает «прохлада обола»,

Но посетить этот остров хочу я, аэд!

591

Тётушке хочет Медея вручить приглашенье,

Свадьбу желаем мы справить, Орфей, до зимы!

Будем недолго на Крите – вручим подношенье

И, не замедлив, вернёмся на родину мы!»

Смело направил Ясон судно к берегу Крита.

«Скоро героям окажут почёт во дворце!» –

Не сомневались друзья, что дорога открыта,

Лишь у Ясона тревога была на лице…

592

Мчалась галера и днём, и в ночную прохладу,

Вёсла, как крылья, взлетали над синей водой,

Путь направляли Ясон и Анкей на Киклады,

Ночью сверяя его с путеводной звездой.

Боги на время забыли о быстрой галере,

Не создавали преград на пути корабля,

Не вспоминали они о губительной дщери,

Слушали песни аэдов, героев хваля.

593

«Скоро ль закончится к дому родному дорога? –

Думал потомок Эола в ночной тишине. –

Хоть нам до Иолк и плыть остаётся немного,

Не искупаться бы снова в кровавом вине…»

И оправдалось нежданно его опасенье:

На берегу их встречал медный страж-великан,

Было стремительно-грозным гиганта движенье,

Жаром пылал он, как будто покинул вулкан…

594

Начал швырять на галеру огромные глыбы

И преградил кораблю из залива пути,

В страхе из волн вылетали  огромные рыбы,

Был этот страж, как свирепый Арес во плоти!

«Это творенье великого бога Гефеста,

Значит, в нём должен иметься какой-то секрет!

Есть – произнёс вдруг Орфей, – в чуде слабое место,

Где от стрелы неизбежной прикрытия  нет!

595

Мне рассказали рапсоды, бежавшие с Крита,

Будто внутри у гиганта есть жила одна,

Кровь в ней ихором зовётся, а жила закрыта,

Медною шляпкой гвоздя, что в лодыжке видна…»

«Зоркий Линкей, не сразить нам такого гиганта, –

Молвил Ясон. – И уйти в море снова нельзя!

Наше спасенье – тяжёлые стрелы Пеанта,

Тело врага осмотри, верным оком скользя!»

596

Взор остроглазый направил Линкей к великану,

Вырвать желавшему глыбу из белой скалы.

«В левой лодыжке есть гвоздь, закрывающий «рану»,

Вылетит он из неё от удара стрелы!

Кажется, жила от раны идёт до колена,

Только на правой ноге мне она не видна!

Он наклонился, смотри, раздувается вена,

Как у Ээта в далёкой Колхиде казна!»

597

Через мгновенье Линкей обратился к Пеанту:

«Пусть исполин над собою поднимет скалу,

Мы проведём испытанье его адаманту –

Выпустит каждый в лодыжку гиганта стрелу!»

Выломал Талос огромный кусок травертина,

Над головою поднял и застыл, как скала,

Стрелы над морем сверкнули хвостами павлина,

От попадания звякнули гвоздь и стрела.

598

И разлилась маслянистая жидкость по склону,

Тёмно-вишнёвым потоком стекая к воде,

Рухнул в расщелину стражник, подобно Пифону,

Крикнул Ясон: «Тайна Талоса – в медном гвозде!»

Грохот металла разнёсся над островом белым,

Тёмная жидкость в воде стала бурым пятном.

Благодаря скорым знаньям и действам умелым,

Славный отряд не успел познакомиться с дном.

599

«Надо уйти поскорей от опасного места,

После падения Талоса – не до родни,

Кроме того, я теперь не совсем и невеста». —

Сухо сказала Медея, ощупав ступни…

Прочь полетел крутобокий «Арго» над волнами,

Снова направилось судно в родные края.

То, что недавно казалось обманными снами,

Близко придвинулось в свете лучей бытия!

600

Видеть желали герои родные просторы,

Чистые реки, долины, поля и луга,

Вновь посетить захотелось лесистые горы,

Чтоб осознать, что Эллада для них дорога!

Плыли обратно они не с пустыми руками:

Много загружено было роскошных даров!

Будет, чем юным похвастаться пред стариками,

Обогатить всю родню и отеческий кров!

601

Юный Эвфем посмотрел на подарок Тритона:

«Что мне за дело до горсти белёсой земли!

«Вот и наследство твоё!» — молвил Бог церемонно. –

Этих «наследств» мог я сам нагрести на мели!

Надо вернуть сыну моря подарок обратно…» —

Гордый Эвфем бросил в воду засохший комок,

То, что случилось затем, было всем непонятно –

Из-под воды поднимался с людьми островок!

602

Быстро взрастал белый остров над морем спокойным:

Там появлялись дубравы, ручьи и поля,

Городом холм увенчался большим и достойным,

Храмы стояли под солнцем, порфиром горя…

Видели с борта герои стада и селенья,

Вскоре пред ними открылся красивый причал,

Славили люди Эвфема-царя возвращенье

И подавали галере условный сигнал!

603

К пристани двинулось славное судно поспешно –

Верить уже научились друзья в чудеса,

Только супруги смотрели на них безмятежно,

Их не манили  с причала людей голоса:

«Царь наш Эвфем возвратился из дальней дороги,

Слуги, впрягайте скорей в колесницу коней –

Быстро несите сандальи на царские ноги,

Скипетр и посох с обильем красивых камней!»

604

Не утерпели узреть островок Бореады

И, облетев, осмотрели с различных сторон:

«Будет земля эта в архипелаге Киклады,

Выглядит сверху она, как могучий дракон!»

Далее – пир для друзей и прощальные фразы,

Пифосы чистой воды и Эвфема дары:

Жемчуг морской, халцедоны, бериллы, алмазы –

Всё для друзей, чтобы знали – туземцы добры!

605

«Слушай, Эвфем, хоть земля у тебя камениста,

Скоро к лесистым холмам ты добавишь поля,

Будет твой остров с названьем красивым «Каллиста»

Славен, как лучшая в мире жестоком земля!»

Вымолвив это, Ясон поспешил на галеру,

Братья по духу подняли со дна якоря,

В мыслях призвал Аргонавт всемогущую Геру,

Сильным желаньем до Иолк а добраться горя́.

606

Скромная осень неспешно вошла в Ойкумену,

Солнце по-прежнему мстило героям жарой,

Парусник шёл, оставляя бурлящую пену,

В думы глубокие впал непокорный герой:

«Вот что такое – быть сыном Великого Бога,

Остров и царство богатое – в коме земли!

Я же кручусь по различным морям, как минога,

И оказаться в итоге могу на мели!

607

Кто мне уступит престол свой за шкуру барана,

Даже с обеих сторон будь она золотой?

Нет, не найдётся в Элладе такого тирана,

Значит, с престолонаследьем сюжет непростой!

Некуда мне привести молодую супругу –

Скромного домика нет, уж молчу о дворце!

Стыдно мне будет представить царевне лачугу,

Что я увижу тогда на прекрасном лице?

608

Впрочем, Геракл благородный оставил обитель,

Где проживает, возможно, Мегара-жена.

Разве такого достоин великий воитель,

И полубогу-Зевсиду семья не нужна?

Что ожидает в Элладе, позор или слава?

Трудно сказать – всё во власти богов и судьбы!

Может, по следу придёт за Апсирта расправа,

Но не отдам ни  Руно, ни жену без борьбы…»

609

Вновь Громовержец направил на судно вниманье:

«Для Аргонавтов преграды пустыни слабы!

Шторм, темноту и грозу я пошлю в наказанье,

Встанет галера с дарами царей на дыбы!

Вновь обхитрила Аргея с ладьёй совершенной,

Славой она поспешила овеять юнцов!

Но погоняет галеру с поклажей бесценной

Мощный Борей, утомляя счастливых гребцов!»

610

И потемнело сапфиром сиявшее небо,

Грозно завыл над волнами могучий Борей,

Море накрыли широкие крылья Эреба,

К берегу б надо галере причалить скорей!

И к Лучезарному Богу воззвали герои,

Чтоб Аполлон осветил непроглядную тьму –

Ибо валы из воды надвигались горою.

Жертвы они принести обещали ему…

611

Не было видно простора морского и брега,

Волны хлестали колючей водой, как бичом,

Люди уже не мечтали о месте ночлега,

Вдруг мрак прорезало ярким и длинным лучом!

И, в темноте напрягая прекрасное зренье,

В бурных волнах разглядели скалу моряки –

Это Эглет даровал Аргонавтам спасенье,

Видя, как смелые люди к кончине близки.

612

К этой скале направляли корабль мореходы,

В страшный момент не жалея себя и труда,

Вскоре узрели друзья между скалами своды –

Остров у них на глазах поднимала вода!

Ринулись воины с криком к увиденной суше,

Сразу нашли подходящий для судна залив,

Ветер теперь завывал и слабее, и глуше,

Силу и ярость терял, ударяясь о риф…

613

Поднятый волею Феба из вод Океана

Остров был ласков с героями славных баллад –

Кровом им стала широкая крона платана,

Скалы отвесные были ценней колоннад.

Их не пугала Борея могучего шалость,

Гипнос пришёл к мореходам с картинами снов,

Быстро свалила героев дневная усталость –

Каждому снились семья и отеческий кров…

614

Утром они обозрели спокойное море,

Яркой лазурью манила бескрайняя гладь,

Эос персты заплетала на небе в узоре

И обещала в дороге домой благодать…

Возвращение Аргонавтов

615

Не вспоминали ни словом друзья день вчерашний,

Чтоб не навлечь на себя и «Арго» новых бед,

Чувствовал каждый, что стал он в походе бесстрашней –

Боги отважных спасают, как сделал Эглет.

Вёсла взлетали над гладью, как крылья баклана,

С грузом галера летела быстрее пустой,

Крикнул Орфею Ясон, вспомнив путь талисмана:

«Спой что-нибудь о походе, рапсод золотой!

616

Голосом дивным спустил ты галеру на воду,

С гимном твоим мы прошли через створ Симплегад,

Стаю сирен ты сразил, спев чудесную оду,

Песней прекрасной пусть станет похода закат!»

Все поддержали Ясона ладоней хлопками,

Заулыбался пропитанный солью юнец,

Тронул любимую лиру сухими руками,

Песней аэд взволновал полусотню сердец:

Песня Орфея

617

«Мы прошли по широким просторам

Величавых и бурных морей,

Посмеялись над диким Босфором,

Проскочив в нём быстрей сизарей.

Мы узрели вершины Кавказа,

Ослепила его белизна,

Не смутились мы царским отказом

В полученье за подвиг Руна.

618

Миновали мы козни Ээта,

Не явился преградой дракон,

Избежали огня очерета

И отправленной мести вдогон.

Мы изведали страха картины,

Находясь у смерти на виду,

И узнали коварство стремнины,

Поднимаясь по ней, как в бреду.

619

Нас на рифы манили Сирены,

Где разбить мог галеру прибой,

Миновали Аидовы стены,

Потому что владели судьбой!

Не смутила нас жуткая Скилла,

Не попали к Харибде мы в зев,

Пусть сулила погибель сивилла,

Но проплыли мы, страхи презрев!

620

А по знойной ливийской пустыне

Долго шли, окровавив пески,

Пусть болят наши раны доныне,

Мы не стали рабами тоски!

Побывали у дивного Крита,

Обойдя на «Арго» много стран,

Угрожал нам кусками гранита

Поражённый стрелой великан.

621

Испытали героев все воды

Переменчивых грозных морей,

Но познали мы радость свободы,

Возвращаясь с дарами царей!

Принимай нас, родная Эллада,

Мы везём Золотое Руно,

Это слава, почёт и награда,

Талиманом послужит оно!»

622

Пел сладкозвучный Орфей, парус рвался от ветра,

Птицей летел белокрылый корабль по волнам,

Видно, что снова горюет богиня Деметра,

Осень в Элладу пришла, подчинясь временам…

В Иолке стоял на причале особый дозорный,

Что посылал с сообщеньем к тирану гонца,

Он и увидел «Арго», всем ветрам непокорный,

Вмиг был отправлен посланник в покои дворца.

623

Жители Иолка не ждали друзей из похода –

Высказал Пелий сомненье насчёт корабля:

«Если «Арго» не вернулся за эти полгода,

Значит, юнцов упокоила чья-то земля».

Весть об «Арго» облетела мгновенно столицу,

Люди на пристань спешили, оставив дела,

Царь повелел предоставить скорей колесницу,

Тихо промолвив: «Посудина, значит, цела!»

624

Гордо вошли Аргонавты в залив Пагассийский –

Низкие горы вокруг, а вдали – Пелион.

Вспомнил тиран, что поведал оракул Дельфийский:

«Только б на пристань с «Арго» не спустился Ясон!

Эта команда искателей амбициозна,

Вон, как уверенно правит галерой вожак…»

К пристани судно причалил Анкей виртуозно,

Брошены сходни, и сделан на родину шаг…

625

Первым на берег сошёл предводитель с женою,

Следом – Линкей, Теламон, Мелеагр, Калаид.

Встретили люди героев глухой тишиною,

Словно галера случайно спустилась в Аид.

Пелий взглянул на друзей с ядовитой ухмылкой:

«Что ж вы приплыли обратно без шкуры златой,

Или охвачены были все страстию пылкой?

Помнится мне, что племянник мой был холостой!»

626

Не обратил Эолид на усмешку вниманья,

Взглядом водил он, родителей милых ища,

Вымолвил скромно, продолжив очами блужданье:

«Шкура? Да вот же!» – откинул он полу плаща.

В руки трофей взял Ясон и поднял над собою,

Вспыхнуло пламенем ярким Златое Руно ,

Зарокотала толпа вмиг, подобно прибою –

Чудо великое видеть им было дано.

627

Громкое «Хэре!» неслось над подковой залива,

Люд окружил Аргонавтов с различных сторон,

Только властитель на это взирал молчаливо,

И наблюдал за восторгом со склона Эсон.

К судну спустилась повозок больших вереница,

Царь пригласил Аргонавтов к себе во дворец,

И засияли тогда их усталые лица –

Переживаньям и мукам приходит конец!

628

Стал разгружаться тяжёлый «Арго» поэтапно:

Каждому другу дано по повозке одной.

Заулыбался и Пелий коварный внезапно –

Средь Аргонавтов усталых был отрок родной!

Юноша, словно ливийский бербер, загорелый,

Широкоплеч и высок, как Алкид, бородаст,

Взгляд молодого героя открытый и смелый –

Понял не сразу властитель, что это Акаст.

629

Сильно состарился Пелий за время похода,

Страшным ударом был сына внезапный побег,

Стало лицо и в морщинах, и седобородо,

Много печали запряталось в тяжести век.

«Слава богам, что вернулся наследник здоровым!» –

Пелий подумал, взирая с теплом на юнца.

«Будет, уверен, властителем царства суровым!» –

Понял, узрев на себе острый взгляд беглеца…

630

Воском растаял тиран, и не выглядел гневным,

Вновь повторил приглашенье к себе во дворец:

«Будет мой пир, мореходы, для вас многодневным,

Слышать хочу, чем прославился каждый храбрец!»

Сам же подумал: «Красивая шкура барана!

Только зачем за неё отдавать царский трон?

А покидать мир богатства и власти мне рано,

Повеселится пускай простодушный Ясон!»

Торжества в Иолке

631

Самым последним Ясон поднимался по склону,

Шла впереди Аргонавта повозка с добром,

Вдруг обратился заросший мужчина к Ясону:
«Не узнаёшь ты родителя, чую нутром!»

Бросился молча к отцу покоритель просторов,

Нежно обнял и поднял на руки старика,

И к колеснице отнёс без пустых разговоров,

Вымолвил старец: «Постой, там осталась клюка!»

632

Слышались звуки восторга и справа, и слева –

Славил героев похода в Колхиду народ,

Тихо родитель спросил: «Кто прекрасная дева?»

«Это супруга моя и судьбы поворот!»

Медленно двигались кони к отцовской лачуге,

Город бурлил и шумел, как в горах водопад,

Гордо ступали по плитам гранитным супруги,

Муж прошептал: «Жаль отца – стар и сед, и горбат…»

633

С шумным восторгом встречали Ясона пейзане –

Как же, пред ними герой всех грядущих баллад!

Слышали люди рассказы об этом баране

И о смертельном коварстве Босфорских громад.

«О, мой супруг, как летит о тебе в Иолке слава,

Опережает она бег могучих коней,

Не возгордись! – Изрекла мужу дева лукаво. –

Будет ли чтить так народ до скончания дней…»

634

Вот и родительский дом пред глазами Ясона:

«Это, Медея, наследство моё от отца!

Мне от него полагалась тирана корона,

А у Эсона лачуга, и та без крыльца!»

«Не испугал ты царевну свою нищетою –

Завтра с утра, предводитель, наймёшь мастеров!

Ты поразил всю столицу руна красотою –

С радостью люди построят воителю кров!»

635

«Бедная мать, постарела за время похода,

Хоть по годам – молвил муж, – далеко не стара!»

«Знаю, Ясон, средство лучше отвара истода,

Будет она через год, как девица, бодра!»

Так рассуждали супруги, узрев Полимеду,

Что восседала на лавке, согнувшись дугой.

«Рада матрона поверить в большую победу,

Ты для неё, Аргонавт, как никто дорогой!»

636

«Мать, улыбнись – я свершил в колеснице поездку!

Двадцать два года не ездил на ней, как тиран!

Сын наш любимый привёз из Колхиду невестку!» –

Радостно крикнул с повозки жене ветеран.

Вызвала встреча с Ясоном у матери слёзы:

«Пелий повсюду вещал, что прибрал вас Танат!

Мол, вас сломала судьба, словно ветер берёзы,

Как же я рада, что ты и живой, и женат!»

637

В первый же день нанят был Эолидом строитель,

Выбрано место для дома вдали от дворца,

«Окнами в море смотреть будет наша обитель,

Весь Пагассийский залив мы увидим с крыльца.

Первый этаж – для родителей добрых героя,

А на втором – восемь комнат должно быть для нас. –

Грозно сказала Медея, – и без долгостроя

Мастер трудись, чтоб завидовал дикий Кавказ!»

638

Не ожидал Эолид от Медеи диктата:

«В доме таком уберётся богов Пантеон!»

«Знаешь ли, милый мой муж, от тебя я чревата –

Дети от страсти бывают, поверь мне, Ясон!»

«Сколько же радости после тяжёлой дороги

Нам, дорогая, доставил один только день!

Милость явили нам, видно, Великие боги –

Вести хорошие мчатся к нам, словно олень!»

639

Молодожёны устроили праздник пейзанам:

Танцы и песни певцов, из подвалов вино,

И угощенье давали, как грозным тиранам,

Всем показал добродушный воитель Руно .

Горд был Эсон пред соседями сыном-героем.

Радости слёзы блеснули на старом лице –

Скоро отец перестанет считаться изгоем,

Место своё он законно займёт во дворце!

640

А во дворце у царя затевалось веселье:

Спешно сгоняли в столицу для пира стада,

Слугами были забыты и лень, и безделье,

И началась у готовящих пищу страда…

В честь Аргонавтов наметился пир властелином,

Гости к нему приезжали с различных сторон:

Плыли на лодках, скакали и шли по долинам –

Праздник у всех вместо мнимых царём похорон!

641

Город приморский светился большими кострами,

С радостью боги Олимпа вдыхали их дым,

Быстро заполнились площади Иолка шатрами –

Так воздавался почёт морякам молодым!

В полдень Ясон демонстрировал шкуру барана,

Каждый желающий мог прикоснуться рукой,

Не было прежде в Элладе святой талисмана,

Чтобы овеян мгновенно был славой такой.

642

Ловко улыбкой скрывал хитрый Пелий сомненья:

«Долго ль смогу занимать незаконно свой трон?

Выразить может прилюдно Ясон обвиненья,

Что я нанёс громкой славе героя урон!

Я, как отец, должен думать о счастье потомков –

Дочери все незамужние, сын не женат,

И не желаю свой век доживать средь обломков…

Кстати, Ясон не вручил колхиянке гранат!

643

Громкую свадьбу устрою герою похода,

Пусть утомится воитель на долгих пирах,

Дряхлый Эсон не продержится более года –

Гнётся засохшей травой он при слабых ветрах!

Надо использовать силу великого Крона –

Время спасает порой хитроумных людей!

Значит, борьбу начинаем со свадьбы Ясона,

Дальше посмотрим, как действовать!» – думал злодей.

644

Пир начался с демонстрации шкуры барана,

Гости умолкли, увидев в ней Эос-зарю.

Молвил Ясон: «Мне обещано кресло тирана –

Если Златое Руно привезу я царю!»

С хитрой улыбкою царь не замедлил с ответом:

«Слышал сегодня, Ясон, ты без свадьбы женат!

Гости должны ознакомиться с данным обетом,

Чтобы твой дом охранял по закону пенат!

645

С троном расстаться – мне мудрости много не надо,

Только во время пиров это делать нельзя –

Выбрана в жёны тобой, как-никак Гелиада,

Свадьбу отпраздновать ныне желают друзья!

Не торопись посадить в это кресло Эсона,

Быстро загубят его властелина дела,

Пусть наберётся он сил, и вернётся корона –

Царские посох и жезл – не коней удила!

646

Шкура красива, Ясон, но скажу без обиды –

Гера желает её лицезреть у ступней!

Если не против наследники, братья Фриксиды,

То отнеси её в храм и повесь перед ней!»

«Прав властелин! Есть в тираде немало резона,

Обувь цари не меняют, идя через брод!

Время ещё не пришло для правленья Эсона. –

Голос послышался в зале. – Что скажет народ?»

647

Вынужден был согласиться Ясон с предложеньем –

Жизнь у него впереди и полна, и длинна,

Будет ещё подходящий момент низверженья

С трона тирана, чьё слово – обола цена!

Овна Руно возложил он к подножию Геры

В храме высоком на плоской вершине холма:

«Верой в тебя мы горели вдали ярче серы,

Рядом с тобой мы терпели в походе шторма!»

648

Вместе с Медеей Ясон возвратился к застолью

С верой в слова, что сказал за столом властелин,

Временно муж был согласен с назначенной ролью:

«Царь пред гостями красуется, словно павлин!»

Свадьбу начать царь решил с исполненья Орфеем

Песни чудесной в честь юной прекрасной жены,

Гости узнали уже, что он был корифеем

Лиры богов, укротителем мощной волны.

649

С радостью тот согласился стать другу полезным,

Нежно коснувшись руками скучающих струн:

Он восхищался царевной, созданьем прелестным,

Что воссияло прекрасней божественных лун!Песня Орфея

650

«Нас направил тиран к подвигам и плаванью,

Приключеньем большим стал друзей отъезд,

И без слёз наш «Арго» распрощался с гаванью,

Будто знал, что найдём за морем невест.

Мы в походе прошли камни преткновения,

Оставляя легко страхи за спиной,

Преподнёс нам Кавказ славные мгновения,

Одарив одного дивною женой.

651

За любимым пошла юная избранница,

Помогая свершить подвиг боевой,

Жизнь герою спасла дева-бесприданница,

Беззаветно рискнув умной головой.

Удивляли нас всех девушки познания

И раскрытие тайн в области любой,

Мы не видели слёз и её стенания,

Перед нами жена, данная судьбой.

652

А супруг ей — герой, им гордятся воины,

Он силён и красив, и жене под стать,

Эти двое в любви счастья удостоены,

На союзе сердец есть богов печать…

Так примите хвалу, верные влюблённые,

Будет славен всегда созданный союз,

Средь лишений и бед небом обручённые,

Вам блаженство сулит крепость брачных уз!»

653

«Хэре! – воскликнули громко герои Эллады –

Счастья вам в дом и явленья на свет детворы,

Помощи Геры-царицы и Девы Паллады!»

И положили к ногам новобрачных дары.

Магия Медеи

654

Длились пиры, продолжались гулянья народа,

У Эолида родился наследник — Ферет,

А по прошествии следом бегущего года

Мермер явился, как будто братишке вослед…

Пелий оттягивал время ухода от власти

И находил для отказа немало причин:

То не настигли бы Иолк от такого напасти,

То вдруг народ не оценит подобный почин…

655

Пользу пиры приносили владетелю трона,

Тайны чужие выведывать царь был горазд,

Много узнал о талантах супруги Ясона –

Пелию в этом помог незаметно Акаст.

Так он поведал отцу, что смогла Гелиада

Сделать Ясона сильнее могучих врагов,

И укротил тот успешно Аресово стадо

Лёгким касаньем рукою блестящих рогов.

656

Время текло, но хитрил изворотливый Пелий,

Правил по-прежнему, трон никому не отдав,

И побуждая народ к продолженью веселий,

Кольца интриги сжимал, как незримый удав.

Слуг отправлял ежедневно к простому народу,

Чтоб разносили они по стране клевету,

Те говорили неправду тирану в угоду,

Будто по воле Медеи впадут в нищету…

657

Нагло твердили, что всех заколдует чужачка,

Станут рабами они до скончания дней!

В чёрных делах, говорили, царевна — ловкачка,

Надо бы людям скорее расправиться с ней!

«Если неправду твердить каждый день, пусть помалу,

Верить начнёт клевете простодушный народ.

Дело такое, – царь думал, –  и раньше бывало,

Будет оно и на много столетий вперёд…»

658

Ждать утомился Ясон выполнения слова,

Вновь он напомнил тирану про честь и закон:

«Дядя, царя изреченья — всей власти основа,

Так почему не вернул нам захваченный трон?»

Но оставлял царь вопросы юнца без ответа,

Лишь улыбаясь слащаво, просил малый срок,

Он говорил: «Вот придёт урожайное лето,

И переступит отец твой дворцовый порог…»

659

Зрила Медея, что стар стал родитель Ясона,

С посохом крепким ходил по селу он всегда,

Чтобы отнёсся к ней в Иолке народ благосклонно,

Свёкру решила вернуть молодые года…

В ночь полнолунья из дома исчезла царевна

В чёрном хитоне, гиматии, без покрывал,

Быстро пошла, заклинанья читая напевно,

На перекрёсток дорог, близ темнеющих скал…

660

В мире вокруг тишина воцарилась немая,

Гипнос принёс в Ойкумену полночные сны,

Сердца горячего трепетный стук унимая,

Стала Медея у камня при свете луны.

И начала призывать колхиянка Гекату,

Веря, что даст ей Богиня условленный знак,

И догадалась она по глухому раскату,

Что появилась Геката со стаей собак.

661

Ей указала Богиня волшебные травы,

Та собрала их в предгорьях в ночной тишине,

Зелье сварила, от коего будут все здравы,

Только секрет обновленья сокрыт был в вине…

Вместе с Гекатой затем улетела Медея

В тёмной долине Аида искать виноград,

Сок этих ягод собрать, об успехе радея,

И на крылатой повозке вернуться назад.

662

Мигом в вино превратиться должна эта влага,

Влить с приговором её нужно в тёплый отвар –

В этом-то зелье и кроется дивное благо:

Вновь возвращать людям крови пылающий жар!

Страшно Медее лететь на просторы Аида,

Но и Гекату ослушаться было нельзя,

Вскоре земная поверхность исчезла из вида,

И потянулась в долину Кронида стезя.

663

Дивен Аид был: поля и высокие горы,

Сумрачный свет озарял бурных рек берега,

В воздухе скалы висели без всякой опоры,

А на Стигийских болотах белели снега…

Быстро нашла виноградники мрака богиня,

Спешно Медея пошла собирать виноград,

И обуяла царевну такая гордыня,

Что восхитилась колдунья собою стократ!

664

Собраны ягоды ею для дивного зелья,

Змеи крылатые вырвались из-под земли,

Скоро наступит для старца причина веселья,

Скажет: «Не зря, сын, жену ты привез из дали!»

Два алтаря у лачуги поставила жрица:

Грозной Гекате и Гебе, кто юность храня,

Молодость людям даёт, изменяя их лица,

И добавляет для жизни в их жилы огня…

665

Вырыла ямы царевна своими руками

И совершила над ними обряд непростой,

Медный котёл над огнём закрепила крюками,

И растворила в вине свой волшебный настой…

Только донёсся от варева запах влекущий,

Палкой засохшей коснулась Медея воды,

Мёртвый сучок оказался вдруг ветвью цветущей,

Зазеленел, появились цветы и плоды…

666

Вызвала жрица из нового дома Ясона:

«Омолодить я готова сегодня отца,

Завтра своими ногами дойдёт он до трона,

Сам он сумеет низвергнуть с престола лжеца!»

Скрылся мгновенно воитель за дверью дубовой:

«Разве Медея в Колхиде была неправа?

Кажется, эта идея супруги бредовой,
Но на земле нет ей равных в делах волшебства!»

667

А за кустами скрывались царевны-Пелиды.

Им захотелось разведать колдуньи секрет,

Сёстры нарочно надели мужские хламиды,

Чтобы никто не увидел их женских примет…

Утро уже загорелось над дивной Элладой,

Дочери Пелия зрили на действа персон:

Будет ли молодость старому дяде наградой

Или погибнет от рук колхиянки Эсон?

668

Вышел из дома старик по веленью Медеи —

Чарами сна помутила колдунья главу,

Острым кинжалом надрезала вену на шее,

И потекла загустевшая кровь на траву.

Тихо лежало пред нею бессильное тело,

Зельем Медея наполнила чёрный киаф,

И из него, направляя течение смело,

В вену влила, чтобы старец был молод и здрав…

669

С трепетом юных сердец наблюдали Пелиды,

Как потемнела у старца седая глава,

Девы застыли, как в мраморе кариатиды —

«Дед» становился моложе от чар колдовства!

Вскоре Эсон сделал вдох и поднялся на ноги,

Рана на горле его зажила без следа,

Тихо шептали Пелиды: «Великие боги!

Словно и не были прожиты дядей года…

670

Сёстры сбежали, не видя дальнейшего дива:

Вывел Ясон Полимеду из дома во двор,

Ей похвалился собою Эсон горделиво,

Только волшебница вмиг прервала разговор.

Сняв со свекрови одежды, омыла водою

И погрузила её в приготовленный чан.

Вышла оттуда старушка совсем молодою —

Новый срок жизни опальной царице был дан…

671

Дочери Пелия тоже возжаждали чуда,

И на закате прислали к чужачке гонца –

Зелье волшебное из колдовского сосуда,

Девы просили Медею влить в жилы отца.

Просьбу девиц приняла благосклонно царевна,

Зная, что пристально те наблюдали за ней.

Только Медея была на обманщика гневна

И предрешила: лишить его жизненных дней!

672

Тайно явилась Медея к царевнам в покои

И принесла с молодящим настоем сосуд,

Только в него, вместо ягод, добавила хвои,

И не волшебные травы, а сладкий кунжут…

И возгласила Медея наивным девицам:

«Выпустить надобно, девушки, старую кровь!»

Глядя на их побледневшие в ужасе лица,

Молвила: «Пелию жилы наполню я вновь!»

673

И показала им вену на шее тирана,

Сёстры решились, вонзили кинжалы в отца,

Сразу на горле открылась ужасная рана,

Хлынула кровь, возвестив наступленье конца…

Крикнули громко царевны, к Медее взывая:

«Зелье вливай поскорее в ужасный разрез!»

Но промелькнула колдуньи ухмылка кривая:

«С Вашим отцом не получится добрых чудес!

674

Вы погубили тирана своими руками,

Но получил по заслугам коварный злодей.

Он пострадал за глумление над стариками,

Как и за то, что обманывал честных людей!»

Высказав это, ушла прочь от них Гелиада,

Не обращая вниманья на горестный крик.

Устранена к воцаренью Эсона преграда,

Так был наказан коварный и жадный старик!

675

Сын властелина, Акаст, упокоил тирана,

И проведён был торжественно им ритуал,

Но разобраться задумал он поздно иль рано:

Кто направлял в шею Пелия острый кинжал…

Изгнание из Иолка

676

Трон опустел, а дворец был ещё многолюден,

На погребение гости съезжались туда,

Но оставался убийца царя неподсуден –

Сыном Акастом не найдено было следа.

Сёстры-убийцы посажены были в темницу

Без доказательства их тяжелейшей вины,

Не выпускала охрана из города жрицу –

В деле поступки Медеи излишне темны.

677

Юный Акаст объявил состязанья атлетов

После того, как свершил над отцом ритуал,

Были призами: треножник в лучах самоцветов,

Пять кобылиц и один драгоценный фиал.

Амфиарай стал в прыжках самым лучшим средь многих,

А Мелеагр был удачен в метанье копья,

На колеснице Эвфем гнал коней быстроногих

Так, что отстали от них Аргонавты-друзья.

678

Крепкий Пелей смог бороться с Ясоном на равных,

Скромный Адмет победил всех в кулачном бою.

Гости увидели в деле воителей славных,

Слившихся в плаванье долгом в большую семью.

Игры закрылись, и вновь оживились дороги,

Слуги царя погасили последний костёр,

Убраны с улиц столицы шатры и треноги,

Вызвал Акаст из темницы безумных сестёр.

679

С помощью лекаря те рассказали о чуде,

Что совершила Медея с опальным царём

И о своём, совершённом нечаянно худе,

Сразу сознавшись, что сделали это втроём.

«Очаровала Медея девиц любопытных –

Мы из кустов на заре наблюдали за ней,

Раньше не знали колдуний таких самобытных,

Что омолаживать могут на множество дней…»

680

Грозно нависла над Иолк ом тень жуткого страха:

«Эта чужачка погубит наш дружный народ!

Пусть улетает из нашего города «птаха»,

Мы обойдёмся легко без кавказских щедрот!»

Юный Акаст обратился к собрату Адмету:

«Помощь мне срочно нужна, дружелюбный сосед!

Должен решенье принять по Медее к рассвету

Иль не избавиться Иолку от множества бед!

681

От Аргонавта желаю услышать подсказку,

Как поступать надо мне после смерти отца?

Сёстры мои обвинили во всём «златоглазку»,

Видели слуги Медею в покоях дворца…»

«Я не могу осуждать Эолида супругу,

Вижу, что метишь, Акаст, не по праву на трон,

Выражу мненье своё, честолюбец, как другу:

Должен отныне царить черновласый Эсон!

682

Ты обвиняешь Медею сейчас в прегрешенье?

Быстро забыл, как спасала команду она!

А принимать ты свободен любое решенье,

Только семейка твоя не достойна Руна!»

«Понял тебя я, сосед! Время есть до рассвета!

Вечера смутного утро всегда мудреней!»

Через мгновенье Акаст видел спину Адмета,

Следом послышался топот бегущих коней.

683

Утром устроил Акаст городское собранье –

Пусть выбирает народ для себя вожака!

И проявилось тогда слуг нечестных старанье –

Стали кричать: «Царь погиб от чужого клинка!

Это колдунья разрезала Пелию шею,

Гнать надо палкой убийцу до самых ворот!

Мы никогда не признаем царицей Медею,

Видеть на троне Акаста желает народ!»

684

Выразить кто-то пытался своё возраженье:

«Люди опомнитесь, разве Ясон виноват?

Это кричат, кто у Пелия был в услуженье,

Осуществлял вместе с ним царской власти захват!

Разве вы прежде не знали про лживость тирана,

Или забыли, как Пелий был с вами жесток?

Разве Акаст предъявил вам «одёжку» барана,

Или царевич вёл судно «Арго» на восток?»

685

Крикнул поспешно царевич Акаст с возвышенья:

«Был я с Ясоном в походе, и грёб, как и он,

Так же, как все Аргонавты, терпел я лишенья,

Видел колдунью Медею с различных сторон:

В гневе бывала она кровожадней пирата,

Из-за неё занесло Аргонавтов в пески,

Это она изрубила с жестокостью брата,

Пелий погиб от её смертоносной руки!»

686

«Быстро, Акаст, ты забыл про коварство Ээта,

Тот был лгуном, как и твой вероломный отец!

Лучше б оставил тебя я в кустах очерета,

Чтоб не вернулся героем в столицу подлец!

Ты добиваешься власти, – сказал предводитель,

Не по закону наследства, а с помощью слуг,

Коих давно подкупил твой покойный родитель,

Думаю я, что огромен приспешников круг!»

687

«Мной не забыты ни Истр, ни пески, ни Колхида!

Я признаю, что Ясон – настоящий герой!

Но не могу умолчать о жене Эолида –

Смертью она забавлялась, как дети игрой!

Пусть возразят Аргонавты моим обвиненьям

Или укажут перстом на меня, как лгуна!

Разумом склонна Медея порой к помутненьям,

Нет оправданья убийце добычей Руна!»

688

Взором обвёл Эолид всех друзей по походу,

Каждый из них опускал осуждающий взгляд,

И подошёл он к смотревшему прямо рапсоду:

«Слава, Орфей, для героев – губительный яд!»

К дому направился, молча, Ясон уязвлённый,

Вмиг перед ним появился живой коридор,

«Выгнать колдунью скорей! – слышал крик отдалённый. –

Эти деянья чужачки – столице позор!»

689

В собственный двор он вошёл, как в забытое детство:

«Разве такое я видел в прекрасных мечтах?

Значит, напрасна борьба за Кретея наследство?

Будьте же прокляты те, что скрывались в кустах!»

Сел на скамейку в тени и согнулся, как ива:

«Много дорог предо мной, но возможна одна,

Выброшен я, как «Арго» наш на берег залива,

В Аттике слава моя никому не нужна…»

690

Вечером к дому примчался посланник Акаста:

«Царь повелел Иолк покинуть кровавой жене,

Чтоб до зари та исчезла! – воскликнул горласто, –

Или наказанной быть ей по страшной вине!

С нею должны Иолк покинуть колдуньины дети,

Их не желает здесь видеть достойный народ!

Славный Ясон, пусть они все уйдут на рассвете,

Или казнён будет вместе с Медеей приплод!»

691

«Царь, говоришь, мне с тобою прислал повеленье?

О, неужели Акаст избран шумной толпой?»

«Да, это так, или в выборе было сомненье?»

«Скоро придавит народ он тяжёлой стопой…»

Стал собираться герой за супругой в изгнанье:

«Я до конца буду верен прекрасной жене,

Слабый народ оставляю царю на закланье,

Может, когда-нибудь вспомнят с тоской обо мне!»

692

Звал он родителей ехать одною тропою,

Но отказался отец: «Мать теперь молода!

Нашу разлуку обмоем слезою скупою,

Время пришло расставаться с тобой навсегда!

Ваших подарков нам с матерью хватит надолго,

Переберёмся в какой-нибудь с ней городок,

Жаль расставаться с людьми неспокойного Иолка,

Но не желаем терпеть мы царя поводок!»

693

Ночь опустилась на город прозрачною сажей,

И окунулась столица интриг в тишину,

Снова Ясон занят был благородною кражей –

Ноги его привели к Золотому Руну.

За ночь сходил он к пещере в горе Пелиона,

Где схоронил в тайнике золотой талисман.

«Гордость друзей не украсит бесчестного трона,

Возле которого правят лишь зло и обман!»

694

Эос вонзила персты в край небесного свода,

А на окраине Иолк а послышался всхлип,

Мать обняла на прощанье героя похода,

Тронулись в горы повозки, остался лишь скрип…

В Коринфе

695

Снова идут в неизвестность Ясон и супруга,

На колеснице богатой везут сыновей,

Быстро забыта людьми Эолида заслуга,

Из-за которой пролито немало кровей!

Из темноты появлялись на свет древостои,

А позади колесниц запылал горизонт,

В славный Коринф направляли повозки изгои,

Где воцарился на трон друг Эсона Креонт.

696

Тёмные мысли терзали тогда Эолида:

«Быстро друзья превратились в заклятых врагов!

Если не примет Креонт, есть Тиринф, Арголида –

Славное место рожденья великих богов!

Но для начала в Коринф, чтоб подальше от Иолка,

От Теламона я слышал, царь добр к беглецам,

Не доверяет правитель пустым кривотолкам,

Предоставляя с охотой жильё храбрецам!»

697

Не проронила Медея и малой слезинки,

Только глаза золотые блестели огнём:

«Очень извилисты к счастью бывают тропинки,

Коих не видят иные искатели днём…»

Вслед колеснице катилась повозка с дарами,

Их отобрать не решился трусливый Акаст:

«Только б исчезла семейка скорей за горами,

Пусть за собой тащит этот бесценный балласт!»

698

Приняты были Креонтом изгои радушно,

Он предоставил герою Эллады жильё,

И чтобы не было им утомительно скучно,

Царь пригласил их объехать владенье своё:

«Спорили как-то об этом владении боги:

Гелиос-Солнце и грозный Кронид Посейдон,

Найдено было решенье в одном диалоге,

Солнечным стал этот город без лишних препон!

699

Гелиос местность отдал во владенье Ээту,

Принял подарок тиран, но сбежал через год.

Царская власть мне досталась согласно завету,

И поддержал молодого царя весь народ!»

Царь на Медею взглянул и подумал лукаво:

«Только бы тайну не выдать, чтоб не было бед –

У Гелиады на город есть полное право,

Предупреждал о наследстве жестокий Ээт!»

700

Стал к беглецам проявлять царь Коринфа вниманье

И приглашал, как родню, их к себе во дворец,

Скрашивал этим героя Эллады изгнанье –

Виды имел на него венценосный хитрец.

Очень боялся Медею коринфский правитель,

Слышал не раз он о силе её волшебства,

Знал и том, как наивен Ясон-предводитель,

Часто ему говорил он такие слова:

701

«Если бы ты, Аргонавт, не считался женатым,

Дочь бы отдал я тебе, а в приданое — трон,

Стал бы царём ты великим, могучим, богатым,

Рад за успехи твои был бы мудрый Хирон!

Жаль мне, Ясон, что привёз ты колдунью с собою,

Дева, по нашим законам, тебе —  не жена,

Если довольным быть хочешь счастливой судьбою,

То не такая супруга тебе суждена!»

702

Чаще и чаще Креонт присылал приглашенья,

Звал царь известных изгоев к себе на пиры,

Делал Ясону тиран незаметно внушенья,

Выбрав героя участником грязной игры.

Стал приходить во дворец Эолид без Медеи

И говорил, что жена его нянчит детей,

Сопротивляться не мог он коварной идее –

Ибо казалась она лучше прочих затей.

703

Царство, которого жаждал он страстной душою,

Прямо в раскрытые руки даётся ему!

Что ещё нужно сейчас молодому изгою? –

Власть взять скорей и не жертвовать впредь никому!

Видел герой у Креонта красавицу Главку,

Будто случайно бродившую в залах дворца.

Как-то она уронила простую булавку,

Что оказалась затем на груди храбреца…

704

Он проводил каждый день во дворце у тирана,

Дети уже забывали отеческий лик,

В гости к царю приходил Эолид постоянно,

Этому рад был всегда хитроумный старик.

Выделил он во дворце предводителю ложе,

И тосковала Медея все ночи одна,

Лишь упрекала Ясона при встрече: «Негоже

Жить у правителя, если есть дом и жена!»

705

Тщетно ночами супруга ждала Эолида,

Слёзы туманили ей  золотые глаза,

Столь велика оказалась Медеи обида,

Что назревала в неистовом сердце гроза:

«Сильной любовью меня одарила Киприда,

И задыхаюсь от ревности я иногда!

Но почему так безумно люблю Эолида,

Он же бежит от меня, словно вор от суда?

706

Ради любви уничтожила брата Апсирта,

Что для царевны свершить было так мудрено,

Замуж пошла за Ясона без свадьбы и мирта,

Сделала всё, чтоб привёз он в Элладу Руно!»

С грустью глубокой взглянула она на Ферета,

Мальчик чертил на граните галеру отца:

«Ради чего я объехала с милым полсвета,

Чтоб ночевал он в покоях чужого дворца?

707

В дебри интриг царь втянул Аргонавта-изгоя,

И не спасут Эолида Тритон иль Борей!

Но я не сдамся на милость Эриды без боя,

Плохо Креонт знает гнев молодых матерей!»

Не утомлялся Ясон дорогими пирами,

Юная Главка сводила героя с ума –

Стали «случайными» встречи на море иль в храме,

Вместе взирали на Истм с небольшого холма…

708

Долго Ясон не решался поведать супруге

То, что жениться в Коринфе решил на другой.

Молвил: «Меня  называют царевичем слуги,

Но без царицы законной я – просто изгой!

Я собираюсь жениться на Главке, царевна,

Может быть, ты возвратишься в Колхиду к отцу?

Видеть в Коринфе тебя не смогу ежедневно,

Лучшие чувства когда-то приходят к концу…»

709

Окаменела  Медея от страшного горя,

Словно ударила молния Зевса в неё!

Тихо в покои ушла, с Эолидом не споря,

Чтоб пережить безграничное горе своё…

Вспыхнули мысли опальной жены пламенами:

«Что же со мной будет в этой чужой стороне?

И не со мной, а точнее и правильней: с нами,

Я не одна, наши дети остались при мне…

710

Где я найду для детей кров, приют и спасенье?

Снова в Колхиду? Там казни подвергнет Ээт!

Но ощущаю я к мести святое стремленье,

Как воздавать за предательство, знаю ответ!»

И улыбнулась волшебница колхов зловеще:

«Скоро узнаешь ты месть обречённой жены!

Будет она для тебя злых Эринний похлеще,

Сердце твоё «воспылает» смолою сосны!»

Путь к предательству…

711

Как одинаковы в подлости все властелины,

Словно в ключе Гиппокрены две капли воды!

Слеплены будто они из остаточной глины

Или зачаты в пределах одной борозды!

Ловкий обман за века возведён в добродетель,

Главная цель венценосных — богатство и власть!

Каждый тиран лишь за это упорный радетель,

С лёгкостью он оправдает преступную страсть.

712

Видел Креонт, что интрига его шла по плану –

Славный герой был послушен, как нитка – игле,

Верил Ясон безгранично седому тирану,

Рад был он каждой слащавой его похвале.

«Как быть с Медеей, не знаю пока, предводитель!

Может, построить ей храм за стеной городской?

Рядом – хозяйственный двор, небольшую обитель,

Пусть посвящает Гекате талант колдовской!

713

Маленьким деткам твоим мы дадим воспитанье –

Будет достойная смена герою баллад!

Не надоели тебе с колхиянкой скитанья? –

Ты же не знаешь с колдуньей любви и услад!

Вот и подумай, Ясон, что герою святее,

Дом, положенье и счастье любимых детей,

Или вся жизнь под тяжёлой ступнёю Медеи,

Разве несчастья желал внуку мудрый Кретей?»

714

Целую ночь предводитель провёл в размышленьях,

Перебирая по слову тираду царя,

В ужас пришёл, жизнь с Медеей представив в лишеньях:

«Кажется, плавал за шкурой барана я зря!

От берегов каменистых далёкой Колхиды

Стал я богами великими сильно гоним,

Беды преследуют, так, как иных – Эвмениды,

С варваркой брак мой суровой судьбой не храним…»

715

Утром пришёл Эолид к нелюбимой супруге,

Вымолвил, слабо скрывая возникшую спесь:

«Я признаю, дорогая, твои все заслуги,

Но не должна оставаться ты далее здесь!

Царь предложил возвести храм Великой Гекате

Недалеко от ворот на большом пустыре,

Рядом – обитель и дворик хозяйственный… кстати,

Мы позаботимся с ним о моей детворе.

716

Разве не хочешь ты видеть на троне Ферета,

После того, как уйду с лёгким сердцем в Аид?

Ты же попробовать можешь взять власть у Ээта,

Коль пожелаешь! – промолвил жене Эолид. –

Мальчики будут расти под надзором царевны,

В будущих братьях от Главки опору найдя,

К ним властелин и наследница очень душевны,

Так что, уйди,  сердце стонами не бередя!

717

Дети мои будут жить во дворце без тревоги,

И не коснётся их злая рука нищеты.

Не преграждай нашим мальчикам к счастью дороги,

Вырасти знатными им помешать можешь ты».

Вмиг притворилась Медея, что стала покорной

И согласилась оставить Ясону детей:

«Ты им – отец, им судьбы не желаешь тлетворной,

Пусть подрастают, не ведая тяжких путей!

718

Я же уйду, направляясь к богине Гекате,

Пусть даст мне Главка прожить здесь не больше двух дней,

Третьего дня я покину Коринф на закате,

И пожелаю тебе благоденствия с ней!»

Внял убежденьям о детях Ясон устыжённый,

Взял он малюток с собою к невесте в покой,

Только увидел он девушки взгляд напряжённый,

И малышей оттолкнула царевна рукой…

719

После ухода из дома детей и Ясона

Кинулась дочерь Ээта к развилке дорог,

Думая: «Муж – недостойная чести персона,

Не возвращусь я к предателю – это зарок!

Горе затмило сознанье страдающей жрицы,

Пылью дорожной она посыпала главу,

Вдруг ей послышался грохот лихой колесницы,

Не понимала Медея, в бреду ль, наяву…

720

«Что за несчастье настигло тебя, колхиянка?» –

Голос знакомый узнала она, как во сне.

«В Иолке на свадьбе твоей пировал я, беглянка,

Муж твой немало вещал о чудесном Руне!»

Но не могла вспоминать свадьбу женщина в горе –

Был ненавистен до крови в глазах Эолид,

Путник увидел безумье в страдальческом взоре,

Словно её отправляли, как жертву на Крит.

721

«Ты не смотрела тогда на мужчин, златоглазка,

Видели гости, как счастьем была ты полна.

Пусть я немолод уже и седой, как савраска,

Помню, жалел – у меня не такая жена!»

«Кто ты, внимательный путник, и родом откуда?» –

Тихо спросила она. «Я – афинский тиран!»

«Сильно страдаю, Эгей, от Ясонова блуда,

Сердце моё кровоточит от множества ран!

722

Жить не хочу, властелин, душит чувство отмщенья –

Хитростью муж отобрал у меня сыновей!

Грозной Гекатой клянусь, не дождётся прощенья,

Будет виновен в пролитии многих кровей!

Он изгоняет меня по желанью Креонта,

И говорит: «Не для варварок эта земля!»

И отправляет на берег Эвксинского понта,

Не пожалеет, мол, царь для меня корабля!»

723

«Не торопись ты в принятии спешных решений!» –

Молвил правитель, внушая спокойствие ей.

«Много сегодня услышала я устрашений,

И отомщу виноватым за это, Эгей!»

«Я через день собираюсь вернуться в столицу,

Ты же, Медея, сейчас направляйся туда,

Страже сошлись на меня, но ни слова — про жрицу –

Магия людям в Афинах извечно чужда!

724

Следовать можешь, Медея, в Афины спокойно,

А послезавтра займёмся твоею судьбой,

Будет к тебе отношение благопристойно,

Но заниматься не станешь ты там ворожбой!»

«Может ли женщина верить тебе, повелитель,

После того, как её обманули супруг,

Пелий покойный, Креонт и жестокий родитель?

Подлости вижу, властитель, немало вокруг!

725

Можешь, Эгей, мне поклясться великим Зевесом,

Что ты меня защитишь и не выдашь врагам?»

«Зевсом клянусь, что простишься ты с Пелопоннесом,

И не вернёшься к опасным тебе берегам!»

И в подтверждение клятвы средь ясной погоды

Вдруг раскатился свирепо рокочущий гром.

Эхом тотчас отозвались небесные своды.

«Слышишь, Медея? Ты принята будешь с добром!»

726

Фыркнули кони, умчалась с царём колесница,

Быстро скрываясь в летящей за нею пыли.

В город Афины направилась медленно жрица,

Не ощущая совсем под ногами земли.

«Сколько неправды бывает сокрыто законом!

Разве такими желал видеть нас Прометей?

Голую правду укрыл муж под царским хитоном,

Чтобы отнять у супруги любимых детей…»

727

Вдруг повернулась она, побежала обратно:

«Я попрощаться забыла с родными детьми!

С ними расстаться предложено мне безвозвратно,

Быть навсегда пред закрытыми прочно дверьми!»

По каменистой дороге с босыми ногами

В дом, где жила, поспешила для смены одежд:

«Пусть глубоко я виновна пред всеми богами,

Но не оставят они никого без надежд!»

Месть

728

Дверь распахнув, вмиг вбежала Медея в покои

И на ковре увидала любимых детей:

«Вы возвратились, мои дорогие левкои?

Кто вас сумел вырвать быстро из цепких когтей?»

«Муж твой привёл, госпожа, в дом детей драгоценных,

Чтоб ты смогла провести с ними несколько дней.

Прежде не видела их я от страха смиренных –

А при тебе были дети Алфея буйней!»

729

Бросились с радостью к матери Мермер с Феретом,

Та обняла малолеток, прижав их к груди:

«Стану я скоро для мальчиков страшным запретом,

И неизвестно, что ждёт их с отцом впереди…»

Слышал Креонт о коварстве и силе колдуньи,

Сам он пришел торопить колхиянки уход —

Были в Коринфе богатом другие ведуньи,

Что предсказали от женщины много невзгод…

730

Он заявил без стыда колхиянке несчастной:

«Дам только ночь я на сборы в дорогу тебе,

И не тревожь ты Ясона мольбою напрасной.

Больше Медеи не будет в геройской судьбе!»

Скрыла царевна горящий огонь возмущенья,

И опустила свои золотые глаза:

«Выполню, добрый Креонт, все твои повеленья,

Видишь, покорно согнулась, я словно лоза…

731

Только пришлю во дворец я подарок прощальный,

Чтоб показать: я обиды на вас не таю.

Знаю, что путь мне намечен богами печальный —

Буду свой век доживать у земли на краю…»

«Дело твоё — ухмыльнулся довольный властитель —

И не замедли! – изрёк тихо звякнув мечом. –

Иль до зари покидаешь в Коринфе обитель,

Или впоследствии встретишься ты с палачом!»

732

А на Олимпе, объятом густой синевою,

В это же время Зевес водрузился на трон:

«Как бы я смог управлять всей средой мировою,

Если б когда-то не создал богов пантеон?

Каждый из них занят делом для жизни полезным,

В Тартаре тихо, прикован к скале Прометей,

Занята Гера-царица походом чудесным,

Всех Аргонавтов считая за малых детей!

733

Снова готовит супруга повозку с павлином –

Что-то внезапно случилось на доброй земле.

Может, Ясон не сумел стать опять властелином

Или Медея сварила Креонта в котле?

Определённо Зевесу в тот день было скучно,

Он обратился с насмешкой к ревнивой жене:

«Всё ль в Ойкумене, великая, благополучно? –

Крови я вижу немало на дивном Руне!»

734

«Видишь не кровь, дорогой, а её отраженье,

А настоящую кровь проливает Алкид!

Разве забыл, он – в Микенах теперь в услуженье

Только за то, что в убийствах детей «даровит»?»

«Помнится, ты направляла к нему злую Ату,

Чтобы повязку безумства надеть на него!

Вынужден он за убийства служить ренегату…

А при рожденье со змеями чьё плутовство?»

735

«Это не я, дорогой, совратила Алкмену,

Нет среди смертных, рождённых Аргеей детей!

С целью другой посещаю, мой муж, Ойкумену,

Узы семьи для меня всех соблазнов святей!»

«Ладно, спеши к Аргонавту, Олимпа царица –

Вижу, павлин распушил удивительный хвост!

Помощь твою ожидает кавказская львица,

Да пригляди за любимцем – герой слишком прост!»

736

И устремилась повозка вдогонку закату,

Зевс, усмехнувшись, на землю направил свой взор,

Вызвал к престолу богиню безумия Ату

И повелел на Медею накинуть убор.

«Вот и посмотрим интриги твоей продолженье,

Мне начинает она доставлять интерес!

Скоро увижу в Коринфе невесты сожженье

В пламени чувств!» – думал с явным азартом Зевес…

737

Дверь за Креонтом закрыла Медея поспешно

И распахнула подарок – Гекаты ларец:

«Выглядеть будет невеста пред свадьбой потешно!»

Крышку захлопнув, отправила дар во дворец.

Быстро служанка доставила Главке подарок,

И не спешила оставить царевну одну.

«Вон! – дева крикнула. – Я обойдусь без кухарок!»

И понесла драгоценность к большому окну.

738

Дивный ларец изумил молодую невесту,

Так как украшен был россыпью ярких камней.

Тихо промолвила Главка: «Как это всё к месту!

Мне никогда не вручали подарка ценней!»

Поднята девушкой крышка ларца торопливо:

«Пеплос чудесный расшит был одной из богинь!

Можно ослепнуть от ярких камней перелива:

Зелень дубрав, солнца свет и небесная синь!»

739

Снова в ларец заглянула с волненьем невеста –

Дивной красы диадема лежала на дне:

«Не сомневаюсь, что это работа Гефеста –

Чудо такое не виделось даже во сне!»

С радостью дева надела творенье Паллады,

И водрузила на голову дивный венец.

Жаль, что не знала коварства даров Гелиады –

Только для жрицы был добрым подарком ларец.

740

Ярким огнём запылало на ней одеянье,

Голову обруч сдавил, как тугие тиски,

Сопровождалось отчаянным криком сиянье,

Были страданья сгоравшей невесты тяжки!

Бросился бедный Креонт на спасенье девицы,

Пеплос пытаясь сорвать обнажённой рукой,

И запылал властелин ярче смольной живицы,

Мигом обуглил тела их огонь колдовской!

741

Медленно шёл Эолид, окунувшись в мечтанья:

«Пусть колхиянка побудет с детьми до утра!

В Аттике есть для неё много мест обитанья,

Гостеприимна Эллада ко всем и добра!»

Вдруг впереди пробежала служанка супруги

С ношей, обёрнутой в синюю плотную ткань.

«Тело и ноги у девы придворной упруги,

Скачет красавица, словно альпийская лань!

742

А у царевны Коринфской – походка лисицы –

Мягко ступает, сужает игриво глаза,

Трудно понять, что творится в душе у девицы,

Только стрекочет прелестница, как стрекоза!

Зря я ходил к побережью Эвксинского понта –

Не помогло стать тираном златое Руно !

Счастье моё оказалось под кровом Креонта,

Чьим переемником завтра мне стать суждено!

743

Малых детей от Медеи отправлю к Хирону,

Пусть у кентавра они наберутся ума!

Не преградит мне никто путь к Коринфскому трону –

Власть и богатство дарует судьба мне сама!»

Громкие крики: «Убила колдунья тирана!»

Вывели быстро Ясона из радужных грёз,

В панике возле дворца суетилась охрана –

Казнью Медеи она угрожала всерьёз.

744

Вмиг повернулся Ясон и помчался к супруге:

«Надо спасать и Медею, и малых детей,

Прежде, чем страшная весть полетит по округе,

Нужно семейство своё уберечь от смертей!»

К дому Медеи бежал он быстрей Актеона,

Словно от своры свирепых охотничьих псов!

«Главку с Креонтом спалила супруга Ясона!

В пламень колдунью!» – послышался рёв голосов.

745

Ата-богиня спустилась в Коринф суетливый,

Тенью незримой вошла в дом несчастной жены,

Ясно услышала говор её торопливый:

«Боги, зачем вы казните меня без вины?»

Ата надела повязку на очи царевны,

И помутился рассудок Медеи на срок,

Вмиг закричала и фразы её стали гневны –

Монстров узрела, ворвавшихся к ней на порог!

746

Ярость, как тёмное пламя объяла Медею,

Разум царевны сгорел в этом страшном огне,

Помнила только, что мстить Аргонавту-злодею

Надо жестоко и страшно, вдвойне иль втройне!

Не понимала бедняжка, что Мермер с Феретом

К ней обращались с печальной недетской мольбой:

«Надо уехать нам, мама, отсюда с рассветом,

Или убьёт повелитель нас вместе с тобой!»

747

В детях Медея узрела чудовищ ужасных

И, защищаясь, два раза вонзила кинжал,

Наземь упали два тельца младенцев несчастных,

Кровь потекла на ковёр от сверкающих жал!

К выходу бросилась женщина, дверь открывая,

Ветра порыв снял повязку безумья с лица,

Разум вернула преступнице тишь гробовая,

И посмотрела в покои царевна с крыльца.

748

И поняла, что свершила она злодеянье:

Дети мертвы… а в руке обнажённый клинок!

Мигом застыла она, как греха изваянье,

Кровь убиенных текла возле «мраморных» ног…

Ужас наполнил глаза золотые убийцы,

В сердце себе устремила она остриё:

«Это деянье не смогут простить Олимпийцы,

В страшном Аиде теперь будет место моё!»

749

Сумрак сгустился над гордой женой Эолида,

Остановила Геката движенье клинка,

И ожила в то мгновение «кариатида»,

«Дети, простите!» – слетело с её языка.

Грозные змеи держали повозку Гекаты

Над окровавленным входом в холодный покой:

«Быстро сюда поднимайся! – гремели раскаты. –

Трупы детей обхвати недрожащей рукой!»

750

«Стой, колхиянка! – послышался голос Ясона. –

Где малыши, тихий Мермер и шумный Ферет?»

«Ты погубил их, и души детей у Харона,

И никого из родных у тебя больше нет!»

«Ты погубила детей, кровожадная дева!

Не забирай их, оставь для обряда тела!»

«Я забрала лишь плоды опустелого чрева,

Ты, вероломный, лишил их любви и тепла!»

751

В ночь улетела повозка Великой Гекаты,

В ужасе на пол со стоном упал мореход,

Крикнул надрывно: «За что мне такие утраты?

Жизнь раздавила, как скалы Босфорских ворот!»

Медея в Афинах

752

Не долетев до Афин горделивых немного,

Тверди коснулась повозка Гекаты в ночи,

Жрице сказала богиня: «Там дальше – дорога,

Дни впереди у тебя будут вновь горячи…»

«Дети мои… Что ты сделаешь с ними, Геката?»

«Гера-царица дарует бессмертие им!

Зевса любовь ты отвергла? За это и плата,

Каждый из них будет новой роднёю любим!»

753

Шла Гелиада, сбивая усталые ноги,

Мысли о прошлом кровавом томили её:

«С лёгкостью судьбы ломают великие боги –

И на детей я набросилась, как на зверьё!

Мне не забыть никогда смерти юного брата,

Пелия кровь – на руках двух его дочерей,

К смерти Креонта и Главки причастна Геката…

Я убивала людей, как охотник – зверей!

754

Что мною двигало? Ненависть, зло неземное

Иль Афродиты Великой безумная страсть?

Трудно признаться себе – было что-то иное,

Может, над юным Ясоном верховная власть?

Мужа вела неуклонно я к царскому трону,

Страстно желая быть рядом с царём до конца…

Лучшие годы напрасно мной отданы Крону –

Не довелось властелина создать из юнца!

755

Жизни не знал он, взрастая в уютной пещере,

От благородства его не осталось следа,

Подвигом мало доставил он радости Гере,

И самого Эолида постигла беда…»

Так рассуждая, вошла колхиянка в Афины,

И поспешила в обитель Эгея-царя:

«В наших несчастьях мы оба с Ясоном повинны!

Новую жизнь обещает мне Эос-заря!»

756

Вечером в город вернулся Афинский властитель,

Кров предоставил Медее в покоях дворца,

Принял радушно царевну нежданный спаситель,

Не рассказал никому он о тайне ларца.

Царь был женатым на Эфре из града Трезена,

Где был Тесей после свадьбы зачат в борозде.

Видели это деянье Эреб и Селена,

Но умолчали, чья кровь забурлила в плоде.

757

Люди не знали об этом наследнике трона,

В тайне рожденье Тесея хранил властелин,

Только не ведал Эгей, что в пещере Хирона

Сын изучал ремесло боевых дисциплин.

Холостяком представляла царя Гелиада

И соблазнила тирана своей красотой,

С нею узнал властелин, что такое услада,

И ослепил старика взор её золотой.

758

Смело Медея присвоила право супруги

И помогала Эгею во многом она:

Ей во дворце подчинялись охрана и слуги,

В цепких руках у неё пребывала казна.

Вскоре узнали в стране о свершениях жрицы,

Стал выражать возмущенье колдуньей народ:

«Надо скорее убийцу изгнать из столицы,

Для властелина опасен её приворот!»

759

Посохом стукнул Эгей о гранитные плиты:

«Зевсом поклялся, что я предоставлю ей кров!

Не по желанью её были люди убиты…

Не добивайся, народ, от меня эпистроф!»

Люди умолкли – с царём было спорить опасно,

И афиняне затихли на несколько лет.

В роли жены пребывала Медея прекрасно,

Ею рождён через год от Эгея был Мед.

760

Но не забыли царевну Великие боги,

Вновь возмутился колдуньей афинский народ –

Заговорил о свершённом в Коринфе поджоге

Сын незаконный Креонта, властитель Гиппот.

Требовал он осужденья для жрицы Гекаты:

«Кровью своей пусть смывает колдунья вину!

Я на суде предлагаю устроить дебаты –

В них докажу, что убийца позорит страну!»

761

Выслушал царь афинян обвиненья Гиппота,

Быстро собрал для дебатов старейшин Совет:

«Брать на себя не намерен я роль доброхота,

Но не могу, мудрецы, допустить новых бед!

Пусть задаёт царь Коринфа Медее вопросы,

А колхиянка правдиво ответит на них!

Я не хочу, чтобы судьбы решали доносы,

Сразу поймём, так ли прав был у Главки жених!»

762

Суд над Медей прошёл при стеченье народа,

Вёл заседанье афинских старейшин Совет:

«Нам не хватает Ясона, героя похода,

Где он, Гиппот?» – «Он исчез, и затерян был след!»

«Что ты, Гиппот, разглядел во дворце при пожаре?»

«Я был в изгнании долго по воле царя!

Но есть свидетель, что был там при полном разгаре,

Видел, как Главка пылала сильней янтаря!»

763

Очи Медеи сверкали сияньем рассвета,

И волновался Эгей, находясь на крыльце:

«Ловко ведёт заседанье мудрец из Совета,

Даже не видно эмоций на старом лице!»

«Пылкий Гиппот, что расскажет Совету свидетель?

Видел ли сам он источник большого огня

Или солгать нам готов за Креонта радетель

И объяснить, как попала в покой головня?»

764

«Муж колхиянки свершал по Коринфу прогулку,

Обогнала Аргонавта служанка жены,

Крепко держала она в плотной ткани шкатулку,

Так были Главке-царевне угли вручены!»

«Предоставляю Медее ответное слово!» –

Громко воскликнул мудрец, посмотрев на народ.

«Муж мой с Креонтом лишили несчастную крова,

Малых детей и царя Алкиноя щедрот!

765

Хитрый Креонт отобрал дорогого супруга,

Мол, чужестранка не будет герою женой!

«Ты, говорил, для Ясона – ночная подруга,

Варварки место – вдали за Коринфской стеной!»

За день до свадьбы Креонт приходил самолично

И угрожал, что пришлёт на заре палача,

Чтобы казнить колхиянку за мужа публично,

Я не поверю, что сказано им сгоряча»

767

«Ты про опасный ларец не обмолвилась словом! –

Крикнул Гиппот – Людям тайну открой, наконец!»

«Пеплос Афины был в ящичке этом дубовом,

А в глубине находился Гефеста венец!

Это последний подарок был мне от Гекаты,

К свадьбе моей с Эолидом прислала она…»

Туча спустилась к земле, прогремели раскаты,

Лаем Стигийских собак стала площадь полна.

768

«Так подтверждает Богиня моё объясненье!

Делайте вывод: идёт ли предательство впрок!

Я не свершала коринфской царевны сожженье,

Боги царю преподали достойный урок!»

«Не понимаю старейшин афинских молчанье!

Кто же виновен в сожженье отца и сестры?»

Слышалось ясно Гиппоту народа ворчанье:

«Только глупцы от врагов принимают дары!»

769

Провозгласил председатель Совета решенье:

«Нам не доказана здесь колхиянки вина!

Людям понятно, что пеплос и с ним украшенье

Не породили в покоях дворца пламена!

А посему наказать мы Медею не вправе

И отклоняем судом обвиненья истца,

Не подлежит чужестранка в Афинах расправе!» –

Этим закончилась строгая речь мудреца.

770

Выслушав молча такое решенье Совета,

Отбыл ни с чем из Афин недовольный Гиппот,

И обрела вновь спокойствие дочерь Ээта,

Несколько лет у царя прожила без хлопот.

Жизнь хороша до полудня, а ближе к закату

Многое кажется лишним и часто пустым,

И принимать надо старость, как скромную плату

За эпизод, что явился  в судьбе золотым…

771

Тайна Эгея давно «обросла бородою»,

Мужем считала Медея царя-старика,

Только узнала она про «секрет с бороздою» –

Он у возницы случайно слетел с языка.

Старый слуга при Медее напомнил Эгею:

«Царь, ты забыл, что проходит шестнадцатый год?

Время уже появиться в Афинах Тесею,

Скоро прославит потомок твой царственный род!»

772

Снова задумала грех совершить Гелиада:

«Первенцу старца к лицу погребальный обряд!

Сам даст властитель ему эликсир винограда –

Время пришло применить вместо пламени яд!

Не собираюсь оставить я Меда без трона –

Иолк и Коринф хорошо научили меня!

Будут у юного сына и власть, и корона –

Нам не нужна из Трезена чужая родня!»

773

Нежное солнце ласкало лучами Элладу,

С сыном гуляла Медея пред царским дворцом,

Стражник ворот городских известил Гелиаду:

«Юноша сильный шагает на встречу с отцом!»

Вмиг устремилась Медея в покои царицы,

Где приготовила к встрече смертельный настой.

«Значит, правдивой была оговорка возницы –

Мне же казалось, что старый Эгей холостой!

774

Вновь на пути у меня появилась преграда,

Снова интрига царя и прикрытый обман!» –

Злобу скрывая, в покои вошла Гелиада,

Где в тишине возлежал за столом ветеран.

Вскоре в дверях появился юнец крепкотелый,

С радостью принял пришельца седой властелин:

«Смело входи, ты украсишь покой запустелый,

Вместе испробуем, юноша, множество вин!

775

Выпьем вина, а потом поведём разговоры, –

Громко и весело плыл по дворцу баритон. –

Скоро увидишь ты танцы от жриц Терпсихоры,

А для начала испьёшь с властелином ритон!

Вижу, юнец, прошагал ты достаточно стадий,

И рассказать старику можешь много баллад!

Не вопрошай ни о чём, скинь лишь пыльный гиматий,

Дайте пришельцу вина, выпить с ним буду рад!»

776

Подан был старцу Медеей напиток пьянящий,

Юноша сбросил гиматий с натруженных плеч,

Царь протянул посетителю кубок звенящий

И… разглядел на пришельце он дедовский меч!

Понял Эгей, кто предстал перед ними нежданно –

Этот клинок он оставил ребёнку давно.

«Сын мой любимый пришёл!» – закричал он гортанно

Бросил фиал, по ковру расплескалось вино…

777

Старец согбенный обнял молодого Тесея,

И в забытьи повернулся к Медее спиной.

Сильно дымился под ними ковёр, быстро тлея,

Гибель пришельца от яда прошла стороной.

Взгляд на колдунью направил наследник тирана,

Злоба сверкнула в её золотистых зрачках,

Вмиг проявила она гибкость дивного стана –

Скрылась в дворцовых дверях, словно эфа в песках…

Путь на родину

778

Вышла Медея из города в страшной обиде,

Рядом с царевной шагал перепуганный Мед.

«Видимо, боги нас гонят к далёкой Колхиде,

Так как в Элладе для нас места тёплого нет!

Я через дюжину лет возвращаюсь без злата,

Лучшие чувства разорваны мной на куски!

В жизни остались лишь сын и богиня Геката

И… полный «пифос» моей неизбывной тоски…

779

Так и не стали родными мне люди чужбины,

Жизнь обозлила меня, вынуждая к бегам,

Кровью испачкан мой путь, словно соком рябины,

Лучшие годы я бросила к чуждым ногам!

Пеннорождённая чувств даровала избыток,

Я от любви задыхалась, как сиг на песке,

Сделать из мужа царя было много попыток,

Но не таился умелый тиран в простаке».

780

Так размышляя, Медея дошла до залива,

Где находилась Афинская гавань Пирей,

Возле причала стояли галеры тоскливо

Да небольшие ладьи афинян-рыбарей.

Долго смотрела колдунья на эти галеры:

«Есть ли такая средь них, что умчит на восток?

Здесь я лишилась детей и в супружество веры,

К дому отцов указал направление рок!»

781

С грустью взглянула она на корабль крутобокий,

Всем был хорош, только парус чернел, как Эреб,

Гневался громко на судне моряк одинокий,

Ей хорошо было видно, что кормчий свиреп.

«Что за причина, моряк, твоего возмущенья?

Или чужбина гнетёт, или ты – апатрид?»

«Знатных детей повезу я без их возвращенья –

Ждёт Минотавр на съеденье на острове Крит!»

782

Дальше пошла по причалу с ребёнком беглянка:

Нет ли галеры, что держит в Колхиду свой путь?

Плотно закрыла лицо покрывалом смуглянка:

«Юными монстра чужого кормить – это жуть!»

Вдруг перед ней оказался корабль из Колхиды –

Чернобороды гребцы и одежд ярок цвет.

Много на судне их было, как в бочке ставриды,

И вопросила волшебница: «Жив ли Ээт?»

783

«Жестокосердный живой, но посажен в темницу,

И посадил властелина заносчивый брат!

Перс, царь Тавриды, казнить обещал за девицу,

Что увезла Золотое Руно без преград!»

«Долго ли будет стоять ваш корабль у причала?»

«Дней через семь мы с товаром покинем Пирей!»

Сразу Медея смекнула: «Плохое начало!

Надо в Колхиду родную попасть мне скорей!»

784

Третий корабль разгружали рабы-эфиопы –

Мрамор на нём привезли с небольших островов,

На перекрёсток направила женщина стопы,

Больше не тратя впустую ни мыслей, ни слов.

Быстро изгои достигли дороги в Мегары,

Там призвала колхиянка Гекату к себе,

Сразу услышала сердца глухие удары –

Вновь ожидала она перемены в судьбе.

785

Ночь опустилась на тёплую землю, как полог,

Сына прижала Медея с волненьем к груди:

«Только не бойся, малыш, будет путь наш недолог,

Счастье большое и радость нас ждут впереди!

Верю, что справимся быстро мы с новой задачей

И на Кавказе окажемся без корабля!»

Вскоре послышался лай приглушённый собачий,

И опустилась повозка плавней журавля.

786

Вмиг оказались изгои внутри колесницы,

Быстро она полетела во тьме на восток.

«Едем куда?» – вдруг спросила Геката у жрицы,

«К праху Апсирта, богиня, хоть был он жесток!

Лучше б меня разрубил он на мелкие части,

Но оказалась тогда я сильней и смелей!

Видишь, Геката, любовь – не всегда это счастье…

Из-за неё кровь лила, как простой водолей!»

787

«Не сожалей ни о чём! Разве ты виновата,

Что одарил страстным чувством проказник Эрот?

Ради Ясона убила ты младшего брата,

А виноват в злодеянье отец-сумасброд!

Боги и те совершают ошибки во гневе!

Знаешь, как с Марсия кожу содрал Апполон,

Только за то, что певец победил в перепеве?

Был Артемидой погублен младой Актеон…»

788

Много успела она рассказать до рассвета,

Чтоб ободрить колхиянку на долгом пути.

«Мы прилетели, здесь где-то останки скелета,

От Абсориды холм в стадиях меньше пяти.

Сына оставь здесь, Медея, вернёшься ты скоро,

То, что узришь ты там – мальчику будет во вред!

Смело иди по дороге, что вдоль косогора,

Мимо реки небольшой, где растёт очерет!»

789

Вскоре Медея в накидке пришла в поселенье,

Где увидала на улицах множество змей,

Только не вызвало это её удивленье –

Освобождали тропу хладнокровные ей.

«Остерегись! – закричали из окон пейзане. –

Змеи внезапно заполнили весь городок!

Это случилось давно, после тягостной брани,

И возрастал каждый год этих тварей приток!»

790

«Чем же закончилась брань?» – «Это было на море!

К нам привезли только юношу, и по частям.

«Сгублен сестрою!» – услышали мы в разговоре,

Всякое видели здесь – мы привычны к смертям!

Волею судеб, не служишь ли ты Артемиде?»

«Да, я Богине служу, а животные – мне!

Знает ли кто, где могила юнца в Абсориде?

Змей упокою, как жертву,  в могиле на дне!»

791

Ей указали на берег морского залива –

Еле заметная тропка бежала туда.

И, попрощавшись, Медея пошла торопливо,

Чтоб не увидели люди на лике стыда.

Жители города скоро пришли в изумленье –

Змеи широкою лентой скользили за ней,

Разных цветов «ручейки» начинали бурленье,

К морю бесшумно текли меж дерев и камней.

792

Холм на прибрежной земле обнаружила жрица –

Сооружён был из чёрных больших валунов.

«Бедный Апсирт! Это я, дорогая сестрица,

К дому родному спешу от заморских лгунов!

В смерти ужасной твоей оба мы виноваты –

Кровь Гелиадов, как солнца огонь, горяча!

Гнев твой на Истре сверкал, как злачёные латы,

Только они не спасли от удара меча…

793

Если простить можешь деву, то сделай же это!

Месть всю твою возвращаю под камни твои!

Я направляюсь домой для спасенья Ээта,

Где предстоят мне за трон с дядей Персом бои!»

И поползли змеи тотчас под камни рекою,

В полдень закончился весь колдовской ритуал,

С грустью Медея коснулась гранита рукою:

«Ты без сердечных страданий узнал свой финал…»

794

Сердце её взволновала камней пирамида:

«Страшная месть оказалась Апсирта живей!

Не приняла брата в лоно родная Колхида,

Не досчиталась тогда и других сыновей…»

Быстро волшебница шла по прибрежной полоске,

Не позволяя течь влаге из солнечных глаз,

Смелым, решительным шагом ступила к повозке:

«Сделано всё здесь, Богиня! Теперь – на Кавказ!»…

Переворот в Колхиде

795

«Высади нас, – обратилась Медея к Гекате, –

Там, где «Арго» размещался, в лагуне, в кустах!

Город не должен узнать о чудесном возврате,

Личность другую приму я в знакомых местах!»

«Будь осторожна, Медея, используй все знанья!» –

Тихо Богиня сказала уже на земле.

Вмиг накатились на жрицу тех дней вспоминанья,

Как покидала Кавказ на большом корабле…

796

«Если бы знала тогда я, что будет в итоге!

Дюжина лет пролетела, как стая ворон,

В кровь мной в Элладе истоптаны нежные ноги,

Но ускользнули из рук и любимый, и трон…»

Быстро приняв облик девственных жриц Артемиды,

Спрятала Меда под длинной накидкой она,

И началось покорение славной Колхиды

Без возвращенья на место Златого Руна.

797

Возле огромного храма сестры Аполлона,

Жрица Гекаты ждала терпеливо царя,

Скрытно следя за дорогой с лесистого склона,

С мальчиком тихо о деле своём говоря…

И на рассвете примчалась царя колесница,

Следом за нею – охрана и старый слуга,

Вызвал смотрителя храма суровый  возница,

Перс закричал на служителя, как на врага:

798

«Долго я буду один поклоняться Богине,

Иль на богатом Кавказе нет жриц ни одной? –

Ярая злость закипала в седом властелине. –

Вновь на охоте пойдёт неудача за мной!»

Дальше не стала волшебница слушать тираду,

А поспешила направить ступни во дворец:
«Скоро устроим, мой мальчик, тирану «усладу»,

Перед богами померкнет Гекаты ларец!»

799

Шли напрямую к дворцу два потомка Ээта

Мимо дубравы, где прежде хранилось Руно ,

Не было памятью сердце Медеи задето –

Чувства к Ясону изжиты колдуньей давно:

«Он неприязни к себе добивался с упорством,

Неинтересна теперь Эолида судьба.

Юность мою отравил неумелым притворством,

Но не напрасной была за три моря ходьба!»

800

Остановить незнакомку пыталась охрана:

«Утренней трапезой занят пока властелин!»

«Не вызывайте препятствием гнева тирана –

Жриц Артемиды узреть пожелал господин!»

«Быстро её пропусти! – крикнул тут же возница. –

Царь возмущался сегодня, что храм наш пустой!»

В зал к узурпатору двинулась мнимая жрица,

Бросив украдкой на стражника взор золотой…

801

Перс улыбался, насытившись пищей богатой,

Возле дверей безмятежно спал юный слуга,

Занят на троне был царь бородой седоватой,

Из-под которой сверкали зубов жемчуга.

«Долгое время, правитель, служу Артемиде,

Из Каппадокии путь мой лежит на восток,

После Кавказских селений направлюсь к Тавриде,

В ней, говорят, повелитель с людьми не жесток!»

802

Дядя внимательно слушал рассказ Гелиады,

Взгляд устремил на прекрасную жрицу тиран:

«Речь повела о себе, как рапсоды Эллады,

Цвет у одежды её – золотистый шафран!

Стан – Артемиды, а голос божественно-властный –

Сразу внушает надежду и нежный покой,

Лик бы увидеть, уверен, что тоже прекрасный…»

Думал он, бороду гладя могучей рукой.

803

Царь посмотрел за окно, вспоминая Тавриду:

«Сколько удачных походов свершил по горам!

Не забывал никогда прославлять Артемиду,

Люди со всей Ойкумены спешили к ней в храм…»

Жрица узрела, что царь не продолжит беседу —

Взор обратил  за окно, из-под трепетных вежд,

И незаметно вручила клинок острый Меду,

Выпустив сына из плена широких одежд…

804

Вышел бесшумно малыш, словно призрак из тени,

Спрятав короткий, но острый кинжал за спиной,

Прыгнул с разбега легко на мужские колени,

Вздрогнул тиран, как напуганный конь вороной.

«Чей это мальчик? – спросил властелин у Медеи. –

Пусть во дворе поиграет с другими в песок…»

Вдруг полоснул Мед тирана кинжалом по шее,

Кровь потекла по царю, как гранатовый сок!

805

С шумом упал властелин с незаконного трона,

Спрятался Мед моментально под «жёлтый шафран»,

Стражник в испуге застыл, словно встретил дракона,

Веки раскрыл, будто крылья летящий орлан.

Окаменел и слуга от увиденной сцены.

«Быстро охрану зови!» – голос жрицы был строг.

Стали движенья его от приказа мгновенны –

Вылетел молнией Зевса юнец за порог.

806

Вскоре послышались крики: «Убили тирана!»,

Люди столицы Колхиды спешили к дворцу:

«Перс вместо брата возляжет под камни кургана,

Слава поднявшему руку на Перса юнцу!»

Вышла из зала на улицу смелая жрица,

Перед народом открыла торжественно лик:

«Долго ли будет томить властелина темница?

Быстро доставьте Ээта сюда без интриг!»

807

Ахнули люди и пали скорей на колени:

«Это царевна Медея вернулась в страну!»

Стражи метнулись к темнице, как в поле олени,

Чтобы царя отпустить и загладить вину.

Вскоре послышалось: «Эй, уступите дорогу!

Славный Ээт возвращается к царским делам!

Только Медею тиран пригласит к диалогу,

После чего дверь откроет заморским послам!»

808

Вынесен был убиенный из тронного зала,

Начисто вымыты кресло и мраморный пол,

Был извещён люд Колхиды о дне ритуала,

Чтобы вручить узурпатору медный обол.

Тихо к дворцу подкатила с царём колесница,

Перенесли осторожно его на крыльцо.

«Как изменила всесильного колха темница! –

Думала дочь, – потерялись и мощь, и лицо…»

809

Слугами под руки взятый властитель шёл к трону,

Тело его исхудало в темнице сырой,

Много здоровья «по-братски» отдал он полону,

Где находился в пещере под чёрной горой.

Не торопилась Медея войти к властелину,

Чтоб измождённый отец мог отведать еды:

«Словно прошёл в подземелье умерших долину

Или голодным бежал от тяжёлой беды…»

810

Время спустя оказалась она пред Ээтом:

«Дочь навсегда возвратилась в Колхиду, отец!

Я, мой правитель, не связана ныне обетом –

Крепкими узами нежных влюблённых сердец.

Я по веленью тирана должна быть в Аиде –

Так объявлял мне настойчиво сводный мой брат!

Только нашёл он обитель свою в Абсориде –

Выбрал его из двоих чернокрылый Танат.

811

Брат и сестра стали, словно свирепые звери

Из-за чужого для нас Золотого Руна!

Но не жалей, властелин, о тяжёлой потере –

Сын мой заменит Апсирта!» – сказала она.

«Где он?» – воскликнул Ээт, встав с высокого трона,

Выглянул быстро в окно, внука взглядом ища,

Очи его засверкали огнями циркона.

«Вот он! – Медея откинула полу плаща!

812

Черноволосый малыш обратился к Ээту:

«Сильно измучен проклятой темницей ты, дед!»

«Были бы кости, а мясо появится к лету…

Имя своё назови, мой спаситель!» – «Я – Мед!»

«О, как испачканы руки твои тёмной кровью!

Быстро отмой – с внуком встречу народ и послов!»

«Радуйся, царь, проявляя вниманье к здоровью,

Кровью врага я горжусь, как гюрзой – змеелов!»

813

Город угрюмый ожил, как дубрава весною,

На площадях разгорались большие костры,

Слышался радостный клич за стеной крепостною,

Так возвращались в Колхиду покой и пиры.

Ласково Гелиос с неба взирал на столицу –

К сыну Ээту вернулись Медея и трон,

Сдерживал он золотую свою колесницу –

Жаждал увидеть героя события он.

814

Много людей собралось в пышном царском чертоге,

Пира такого не видели гости давно –

Жили при Персе шесть лет в постоянной тревоге,

Мстил он народу за то, что пропало  Руно .

Взмахом десницы прервал властелин разговоры:

«Вот мой спаситель, предателей подлых гроза!»

Все устремили на мальчика гордого взоры,

Ярко блеснули его золотые глаза…

815

С грустной  улыбкой Медея оставила Меда

В слабых пока, но надёжных отцовских руках:

«Вырастет мальчик героем у храброго деда,

Слава о нём сохранится в далёких веках!»

Море сверкнуло последней улыбкой заката –

Гелиос внучке желал безмятежного сна.

Но Гелиаду ждала в дальнем храме Геката,

Чтоб продолжала служить снова жрицей она…

Нежданная встреча

816

Слышала Гера с Олимпа Ясона рыданья,

Но отмолчалась, как это присуще богам!

Вскоре покинул несчастный кровавое зданье,

Путь в неизвестность направив, к чужим очагам.

«Бед натворил в этой жизни короткой немало!

Чем мне гордиться осталось, тропой в никуда?

Жизнь мы с Медеей разрушили, словно вандалы,

И не осталось от счастья и славы следа!

817

Нет ни детей, ни жены, ни жилища родного,

Раны на сердце моём от любви неземной…

Разве желал я от жизни чего-то иного?

Только с избытком довлела жена надо мной!

Мною усвоены были советы Хирона,

Но благородство моё у царей – не в чести,

И потерялось оно в долгих поисках трона,

Стало преградой любви на нелёгком пути».

818

Сумерки встретил Ясон по дороге в Элиду,

Сквозь пелену облаков проявилась луна,

Слабым лучом освещая тропу Эолиду,

Видно, жалела Селена его, горюна.

Вскоре узрел Аргонавт свет костра у платана,

Запах мясного напомнил, что голоден он.

«Эй, подойди! – вдруг послышался голос пейзана. –

Мясо готово уже, и наполнен ритон!»

819

«Вижу, пришлец, по богатству одежд и покрою,

Иль ты –  царевич в бегах, иль в беде властелин!

Выпей вина! –  рог подал незнакомец герою. –

И расскажи, что случилось с тобой, господин!»

Долго беседовал славный герой с волопасом,

Очень внимательно слушал Ясона старик:

«Трудно привыкнуть к божественным злобным гримасам,

Только и твой, Аргонавт, вклад в несчастья велик!

820

Раны душевные вовсе не лечит свобода –

Воспоминаньями будешь до смерти гоним…

Утром я выслушал горькую песню рапсода,

Ты, вероятно, знаком по походу был с ним.

Тот за женою ходил в подземелье Аида,

Ради высокой любви рисковал он собой!»

И взволновала нежданная весть Эолида: –

«Вот кто обиженным стал не по праву судьбой!»

821

«Где он сейчас? – проявил мореход оживленье. –

Голосом дивным спасал он команду не раз!»

«В царстве Элида, где Авгия ныне правленье. –

Я – много лет Аргонавта-царя волопас!

Он не допустит к себе молодого рапсода,

Жадностью Авгий прославлен на Пелопоннес,

Соки последние выжал тиран из народа

И от пиров отказался теперь наотрез!»

822

Встал растревоженный вестью герой со словами:

«Я благодарен, старик, за тепло и вино!

Не до пиров мне сейчас – сыт уже торжествами,

В путь отправляюсь, неважно, что стало темно…»

В ночь окунулся Ясон, подгоняемый вестью:

«Он не вернёт мне, конечно, жену и детей…

Но поделиться хочу, как наказан я местью

Девы, не знавшей предела горячих страстей!»

823

Шёл он поспешно на встречу с великим рапсодом:

«Только товарищ по горю услышит меня.

Пять долгих лет не беседовал я с мореходом,

Знаю, что духом Орфей был потвёрже кремня!»

Снова искал сын Эсона несчастий причину:

Дева Медея,  Руно иль жестокий Ээт:

Вспомнил внезапно скиталец Апсирта кончину:

«Может она стала главным источником бед?»

824

Грустная Эос воздела персты к небосклону,

Звонкие птицы запели на ветках дубрав,

Острая мысль не давала покоя Ясону:

«В чём и когда оказался я в жизни неправ?»

Гелиос ярко сиял за широкой спиною,

Стал источать аромат придорожный шалфей,

Вскоре увидел Ясон: под высокой сосною

С лирой сидел, напевая, печальный Орфей.

Песнь Орфея:

825

«Без тебя мне не в радость красоты Эллады,

И общенье с людьми навевает тоску,

Не пою, Эвридика, теперь я рулады,

Рассыпаются чувства быльём по песку.

День печален, как ночь возле брега Кизика,

Где нас волны пригнали к жестокой  беде,

Край любой мне немил, без тебя, Эвридика,

И гоним я ветрами, как лист по воде.

Замолчала кифара для белого света,

Не звучит ныне песнь твоего «соловья»,

И утешить не может мой дар Мусагета,

Без тебя не живу я, дриада моя!

Я направил усталые ноги в Элиду,

Чтобы тело измучить тяжёлой ходьбой.

Я найду, Эвридика, дорогу к Аиду,

Берег Стикс станет местом свиданья с тобой…»

826

Тяжкая грусть разлилась по широкой равнине,

Бедный рапсод не услышал ступающих ног,

Искренне он предавался глубокой кручине,

Веря, что он в этом месте сейчас одинок.

Глядя на друга, Ясон ощутил вдруг тревогу:

«Славный Орфей вновь желает вернуться в Аид!

Ищет великий певец к подземелью дорогу,

Жизнью вдовца сладкозвучный фракиец убит!

827

Может, в дорогу к нему я пустился напрасно?

Горем тяжёлым своим не утешить Певца –

С нашей мечтою о счастье судьба не согласна,

Все испытанья нам надо пройти до конца…»

«Друг! – обратился печальный Ясон к мореходу. –

Снова мы вместе в «галере» несчастий и бед!

Вновь с тяжким грузом ступаю по скользкому броду,

Как и тебе, мне, страдальцу, немил белый свет!»

828

Не ожидал песнопевец увидеть Ясона:

«Как же ты здесь? Я считал властелином тебя!»

«Нет у меня ни жены, ни детей и ни трона!

Я одинок!» – произнёс предводитель, скорбя.

И завязалась беседа у них под сосною,

Более суток продлился друзей диалог,

Славный Орфей рассказал, как расстался с женою,

Друг же признался: «В интригах плохой я игрок!»

829

«Знаешь, Ясон, как друзей осчастливила слава?

Лаэрт на острове малом теперь властелин,

Жизнь у иного героя немного кровава –

Друг Теламон за убийство сбежал в Саламин…»

«Был ли ты в Иолке далёком, певец сладкозвучный?

Правит ли в нём до сих пор мой двоюродный брат,

Стал ли счастливым для юноши трон злополучный,

Или за подлость свою заплатил он стократ?»

830

«Что-то меня потянуло к галере упрямо,

В Иолк  поспешил, чтоб коснуться кормы и борта…

А во дворце разыгралась жестокая драма

И показала, что совесть царя нечиста…

Знаешь, Ясон, многих тянет к чудесной галере,

Что в настоящее время стоит на брегу!

Хочется там поклониться Афине и Гере

Только за то, что вернулись домой, к очагу.

831

Так же, как я прибыл в Иолк и Пелей из Эгины

И пожелал лицезреть наш корабль у воды.

Очи «Арго» не сияли уже, как рубины,

Не было, правда, на нём и гнилой борозды.

Юный Акаст пир богатый устроил для друга:

Песни и танцы, охота, вино и стрельба.

Залюбовалась Пелеем Акаста супруга,

Но обижала царя в адрес гостя хвальба.

832

Внешне Акаст подурнел, обзавёлся плешиной,

И говорили вокруг, что тиран трусоват,

В долгих беседах с гостями колюч, как крушина,

И не обходится с ними Акаст без бравад.

Разве сравнимы красавец Пелей и властитель?

Помнишь, как грёб на галере тщедушный «герой»?

Не ожидали Акаста ни трон, ни обитель,

И не мечтал он о верной жене с детворой.

833

Слухи ходили, что юная дева-царица

Сильно влюбилась в Пелея на первом пиру.

Молвили слуги Акаста, сия баловница

В ложе героя пыталась попасть поутру.

Но отказал в притязаньях эгинец спокойно

И посмеялся над нею: «Ты слишком юна,

Чтобы интриги с гостями вести непристойно!

Другу скажу я, чем грезит тирана жена!»

834

Слёзы пустив, убежала она к властелину

И обратилась к тому с необычной мольбой:

«Гость из Эгины меня опрокинул на спину,

Хрупкое тело моё накрывая собой!

Как он посмел надругаться над царской женою?

Я – не гетера, Акаст, не военный трофей!»

Царь отвечал: «Он заплатит высокой ценою!»,

Но заплатил не Пелей…» –  усмехнулся Орфей.

835

«Царь разобрался и держит супругу в темнице?» –

Горе своё позабыв, вопросил Эолид.

«Нет, предводитель, поверил Акаст чаровнице –

«Слово супруги незыблемо, как мегалит»!

И не подал пред людьми царь обиженный виду,

Что было сказано утром ему во дворце,

Но затаил на красавца Пелея обиду,

Другу решил отомстить, искупав в «багреце»…

836

Вместе они объезжали Акаста владенья,

Несколько раз приходили к родному «Арго»,

Хора заезжего слушали дивное пенье,

Гостя тиран ублажал – не расскажешь всего!

Несколько дней проявлял царь такую заботу,

Зависть и месть истощали терпенье царя.

Он вознамерился гостю устроить охоту –

В горы друзья устремились ни свет, ни заря.

837

Долго петляли по склону горы Пелиона,

И на поляне средь сосен вдруг замер тиран:

«Здесь, обещаю, добуду большого муфлона,

Кровью кипящей окрасится нежный шафран!»

Не догадался Пелей о коварности плана –

Мстительный царь обозначил героя, как дичь!

Ждали приказа стрелки под ветвями платана,

«Я вам барана привёл!» – прозвучало, как клич.

838

Быстро упал на траву хитрый внук Посейдона,

Гермой остался стоять удивлённый Пелей,

Стрелы летели в него с беспощадностью Крона,

Шум нарастал, как от сотни летящих шмелей!

Но ни одна не попала в героя похода,

Все устремлялись  с шуршаньем в темнеющий  лес…»

«Кто же сумел изменить там финал эпизода?»

«Молвил народ, что отвёл эти стрелы Гермес!

839

Разве не знаешь о браке Зевеса с Эгиной?

От Громовержца Эак был наядой рождён,

Мальчик впоследствии стал настоящим мужчиной –

Трое детей у него: Фок, Пелей, Теламон…

Видел Гермес, пролетая над этой поляной,

Как уготована  гибель для внука отца

И послужил он Пелею надёжной охраной

Не допуская убийства царём храбреца.

840

Кончились стрелы у яростных лучников скоро,

Гость прикоснулся к предателю жалом меча:

«Смертью моей защититься хотел от позора?

Что ж, в поединке узнаешь, как страсть горяча!

Разве не ты был всегда за моею спиною,

Подлость и трусость скрывая за юностью лет?

Ты при свидетелях будешь сражаться со мною.

Подвига ждут от тебя и народ, и рассвет!»

841

«Что вы стоите, как скалы? Стреляйте скорее!» –

Лучникам крикнул истошно в испуге тиран.

Те отвечали: «О, царь, будь с приказом мудрее –

Гость под защитой богов, а не горный баран!»

И завершаю балладу, Ясон, без картинок,

Я рассказал только то, что по смыслу ценней:

Меж Аргонавтами был проведён поединок,

Царь упокоился вскоре под грудой камней…»

842

«Кто же теперь восседает на царском престоле?»

«Выбрать себе повелителя должен народ.

Я не могу, друг, добавить известного боле –

Всё я поведал! – промолвил печальный рапсод. –

Выполнил всё ты, Ясон, что хотела Аргея –

Много тебе довелось слышать горьких неправд!

Славу твою не затмят ни цари, ни Медея,

И не присвоит её ни один Аргонавт!»

843

«Авгия царство – за мощным потоком Алфея,

Но не пойду я к нему, сладкозвучный Певец!»

Крепко обнял Эолид на прощанье Орфея,

И устремился на родину славный храбрец…

Последняя глава

844

В *Аттику стопы направил питомец *Хирона,

Раны на сердце героя заныли сильней:

«Я неугоден великим богам Пантеона,

Не сохранил наше счастье с женой *Гименей.

Ясно теперь, что попал я в незримые сети,

Каждый мой шаг после свадьбы – на сердце рубец,

Мать и отец потерялись, и умерли дети,

Не для меня опустел в *Иолке царский дворец…»

845

Шёл он на север неспешно по горным дорогам,

А города мореход огибал стороной,

Не приближался царевич к богатым порогам,

Чтоб не встречать тех, с кем плавал в галере одной.

«Больно мне будет услышать от них сожаленья –

Слишком изранено бедами сердце моё,

Я без обиды на жизнь захожу в поселенья,

Слово народа не ранит меня, как копьё».

846

Мимо *Коринфа прошёл он в волнении сильном,

Не ощущали гранитной дороги ступни,

В жилах его кровь кипела, как в чане смолильном,

Перед глазами тянулись жестокие дни.

Ночью в лесу придорожном, во время привала,

Славный Ясон обратился к Великим богам:

«Я умоляю оставить до жизни финала

В памяти только поход мой к чужим берегам!

847

Я обращаюсь к тебе, дочь Земли *Мнемосина!

Переживать не могу злодеянья жены,

Память мою отбери, как у *Зевсова сына –

Душу в клочки разрывает сознанье вины!

Освободи ты меня от оков вспоминаний,

Сопротивляться их ужасам нет больше сил!

Разве не слышишь героя Эллады стенаний,

Страшного прошлого мир, Титанида, немил!»

848

Но безучастной осталась к мольбам *Уранида –

Смертный, считала, участник забавных интриг,

Гера должна выручать своего Эолида,

Освободить морехода от страшных вериг!

Двигался так Аргонавт от селенья к селенью

В сторону милой с рожденья горы *Пелион,

В тайне надеясь, она приведёт к заживленью

Раны глубокой на сердце, что чувствовал он.

849

Тяжкое горе не красит собой человека,

Не укрепляет героя сплетенье морщин,

И кровоточит обильно на сердце засека,

Вмиг превращая могучих в бессильных мужчин.

Славу Ясона затмили походы *Алкида,

В каждом селенье с восторгом вещали о нём,

И угнетали рассказы пейзан Эолида,

Добрую душу сжигая незримым огнём.

850

Шагом неспешным дошёл Аргонавт до залива,

Где славный путь начинала галера богинь.

Видел царевич, что к ней отнеслись бережливо –

Судно блестело на жёлтом песке, словно линь.

Яркая жизнь на «Арго» пролетела пред взором,

Кровь безрассудная вмиг застучала в висках:

«Снова пройти бы на нём по широким просторам,

Видя могучую силу героев в гребках!

851

Пусть бы нас мучили ветра свирепого шквалы,

Солнце, палящее с неба и буйство воды!

Вновь пережить бы мне *Лемнос, *Кизик и привалы,

Всё, что случилось до первой кровавой беды!»

Медленно он подошёл к кораблю-одиночке,

Нежно коснулся борта: «Друг, опять я с тобой!

Я виноват, крутобокий, в столь долгой отсрочке,

Но возвратился, чтоб стал ты мне снова судьбой…

852

Как и тогда, пред тобой я стою без регалий,

С выжженным полностью сердцем и славой пустой,

После проигранных мною семейных баталий,

Как и тогда, мой приятель, я вновь холостой.

Вижу прекрасно, тебе и печально, и больно,

Больше не нужен ты, друг, на просторах морей…

Значит, *Аргея тобою и мной недовольна,

Чувствуем оба мы тяжесть земных якорей.

853

Подвигом нашим не стала гордиться Эллада –

Думаешь, кто-нибудь вспомнил о дивном руне?

Увековечить нас сможет лишь чья-то баллада,

Жаль, что *Орфей ищет путь в царство смерти к жене…»

Жаркого солнца лучи растеклись по заливу,

Взор Эолид устремил на родной *Пелион,

Будучи отроком, там посадил он оливу:

«Дюжина лет пролетела с тех пор, словно сон…

854

Шкура златого барана там спрятана мною,

Надо вернуть бы её… – но осёкся герой. –

Только кому, чтоб не вспыхнуло злато войною?

* Иолку, *Фриксидам иль пусть там лежит под горой?

Или её переправить к *Хирону в пещеру,

Но перед ним я на месте сгорю от стыда…»

Вдруг прозвучал детский крик: «Я увидел галеру!

Быстро, братишка, спускайся со склона сюда!»

855

Вздрогнул Ясон и увидел близ устья речного

Двух полуголых весёлых и шумных детей.

Вспомнил своих сыновей и, не мысля иного,

Думал, что это они не узнали смертей!

К ним направляясь, шептал Эолид: «Дети живы!

Значит, меня обманула колдунья-жена!

Действа Медеи с убийствами были фальшивы,

Просто украла детей у супруга она!»

856

«*Горгий, герой с корабля к нам ступает устало,

Надо помочь мореходу, он хочет воды!»

«Видно, *Эвмей, что поплавал воитель немало –

Тяжко ему на земле, и шаги нетверды!»

«Мальчики, дети мои, подойдите к галере,

Не узнаёте Ясона, родного отца?»

«Горгий, моряк не в себе от тяжёлой потери,

Что-то случилось, видать, у героя-гребца!»

857

Мальчики к  борту «Арго» подошли осторожно:

«Славный моряк с корабля, мы – не дети твои!

И никакая ошибка у нас невозможна,

Ибо отец не ходил на галерах в бои!

Мы – козопасы, герой, и родитель наш дома,

Здесь мы случайно нашли для козлят водопой!»

Вмиг превратилась в страданье героя истома –

Молниеносно лишён он надежды скупой!

858

«Знают обычно все новости в городе дети,

Может быть, слышали, кто ныне в Иолке тиран?»

«Всё обсуждают у нас старики на *Совете –

Царь, говорили, погиб в поединке от ран!»

«Добрые мальчики, слушайте просьбу Ясона:

Я предводителем был вон того корабля,

Только для всех я – незнатная ныне персона,

Нет у меня ни команды своей, ни руля.

859

Просто скажите отцу, есть серьёзное дело,

Это коснётся судьбы Золотого Руна.

В город бегите, друзья босоногие, смело –

Встреча с одним из старейшин для мира важна!»

Мальчики молча помчались к разливу речному

И хворостинами быстро погнали козлят.

Грустный Ясон посмотрел на судьбу по-иному,

Вмиг просветлел у героя задумчивый взгляд.

860

Лёг он спокойно в тени достославного судна

И обратился с молитвой к царице богов:

«Гера, мне с жизнью печальной расстаться нетрудно –

После себя на земле не оставлю долгов.

Выполнил всё, что назначено было тобою,

Понял никчёмность цены Золотого Руна,

Жизнь продлевать не хочу бесполезной ходьбою,

Дай мне познать упоенье от вечного сна!

861

Выжжено болью моё благородное сердце,

Тёмную страсть принесла мне *Эрота стрела,

Так не сжигает и страшный огонь *Громовержца,

Вместо костра там дымится седая зола.

Дети любимые взяты *Танатом навеки,

Встретиться с ними желаю, *Аргея, скорей,

Сердцу милее Харон и подземные реки,

Видеть уже не могу ни народ, ни царей!

862

Я в этом мире жестоком всего лишь частица…»

В сон окунула героя внезапно жара.

Слышала голос тоскливый Олимпа царица:

«Здесь и закончится жизнь и с Ясоном игра!

На берегу ты оставишь усталое тело,

Памятным будет для Иолк а остов корабля –

Ты совершил для богов благодарное дело,

Домом твоим *Елисейские станут поля».

863

К городу гнали козлят удивлённые дети,

Просьбу Ясона стараясь понять на бегу,

Дома отцу рассказали о странном атлете,

Ждущем старейшин сейчас на пустом берегу.

«Вы говорите, Ясон? – тихо молвил родитель. –

Вам улыбнулась удача сегодня, сыны! –

Значит, беседовал с вами великий воитель,

Славу принёсший стране без кровавой войны!»

864

Сразу родитель поведал об этом Совету,

Вызвался к морю пойти седовласый старик:

«Славный герой подчинился *Акаста запрету

И не вошёл в опозоренный Иолк ни на миг!»

Стадия два не дойдя до намеченной цели,

Грохот услышал старик от разбитых досок:

«Так разрушается судно об камни и мели,

Или с небес что-то падает вниз, на песок…»

865

Издалека он увидел галеры паденье:

Будто её опрокинула чья-то рука,

Великолепный «Арго» получил поврежденье,

Словно в огромных тисках были сжаты бока.

Старец взирал с сожаленьем на эти обломки:

«Так поступить беспощадно мог только Зевес!

Гордость Эллады теперь не увидят потомки –

Боги на память оставили груду древес…»

866

Спящий Ясон  был накрыт изваянием Геры,

Сверху обшивка галеры лежала шатром.

Видел Хирон, стоя возле огромной пещеры,

Как берег моря питомцу стал смертным одром…

Скоро примкнула к старейшине царская свита,

Люди внимательно слушали речь старика:

«Надо поставить ограду вокруг из гранита,

Подвига ценность для нашей страны высока!»

867

Стала святой из обломков «Арго» пирамида,

Понял старик, что герой упокоен под ней:

«Будет последним приютом корабль Эолида

Вместо обычной для эллинов груды камней…»

И оградили строители холм валунами,

Щедро украсили стену венки из цветов,

Смерть морехода оплакали ветер с волнами:

«Мы повидали с героем немало портов!»

868

Глядя на Иолк , Зевс промолвил печальной супруге:

«Вот и ушёл к Елисейским полям мореход…

Увековечу пред всеми Ясона заслуги –

Примет галеру героев ночной небосвод!»

Тотчас исполнил Зевес слово, данное Гере –

Вспыхнули новые звёзды, огнями горя,

И появился «Арго» на безоблачной сфере,

В южную часть небосклона вонзив якоря…

869

Так с благородным героем простилась Эллада,

Гибель его удручила богов пантеон,

Но в *Ойкумене жива о походе баллада,

И не забудет народ, как велик был Ясон!

 

Конец

2 июня 2015 года

Глоссарий

Абсорида — город на пути Медеи в Колхиду, который она освободила от нашествия змей. Неподалёку от этого города был похоронен брат Медеи— царевич Апсирт.

Авгий — сын царя Элиды Форбанта и Гирмины, будущий царь Элиды.Впоследствии прославится своими богатыми и грязными

конюшнями

Агенор в греческой мифологии царь Финикии, сын Посейдона , отец Европы, Кадма, Килика  и Феникса.

Адмет – Аргонавт, царевич,  из фессалийских Фер, сын царя Ферета, а  впоследствии —  царь Фер.

Адрамиттион–  древнегреческий портовый город  в Мизии.

Аид — бог подземного царства мёртвых и название самого царства мёртвых. Аид — старший сын Кроноса и Реи, брат Зевса, Посейдона, Геры, Деметры и Гестии.

Аидовы стены — стены царства мёртвых, где правил  старший  брат Зевса, могущественный Аид.

Акаст — сын царя Пелия и один из Аргонавтов. Юноша тайно от отца присоединился к Аргонавтам и прошёл весь поход. Став царём после убитого отца Пелия,  изгнал Ясона и Медею из Иолк а.

Актеон — молодой, но  знаменитый охотник, сын Аристея и Автонии. Однажды на охоте он увидел купающуюся Артемиду, за что был превращен гневной богиней в оленя и растерзан своими 50 псами.

Алкид — Геракл. При рождении великий герой Эллады Геракл был назван Алкидом. Имя «Геракл», то есть «гонимый Герой», он получит позже. Гера даже посылала огромных змей к новорожденному Алкиду и его брату Ификлу, чтоб погубить младенцев.

Алкиной — царь феаков, на острове Схерия. Муж мудрой царицы Ареты, Алкиной выступил судьёй в споре  между Ясоном и  Медеей, бежавшей с предводителем Аргонавтов, и колхами, подданными отца Медеи царя Ээта, пустившимися в погоню за ними.

Алкмена — прекрасная царица, жена царя  Амфитриона. Зевс, явившийся к ней в образе ее супруга, сделался отцом её сына Геракла, которого всю жизнь ненавидела и преследовала Гера.

Алфей — бурная  главная река в Пелопоннесе, ныне Руфия; течёт из Аркадии в Элиду и впадает мимо Олимпии в Ионическое море. Согласно греческой мифологии.

Алфей, бог реки, был сыном Титанов Океана и Тефиды.

Амулет (предп. от латинского amuletum — «дающий силу») — предмет, которому приписываются магические силы, который должен принести счастье и уберечь от потерь

Амфиарай — сын царя Оиклея Аргосского. Воин и участник похода Аргонавтов.

Амфиподы, или бокоплавы — разноногие раки, обитающие в морях и озёрах всей Ойкумены.

Амфитрита — великая морская богиня, царица моря и супруга повелителя морей Посейдона .

Ананке— богиня неизбежности, персонификация Судьбы и предопределённости свыше.

Андрон—мужская комната — неотъемлемая часть древнегреческого дома. Мужчины встречались в андроне на праздничные пирушки (симпосион). Андроны были самыми красивыми помещениями в доме. Они украшались многочисленными мозаиками, фресками и статуями.

Анкей — царевич, а потом царь лелегов острова Самос, Аргонавт, который был поставлен кормчим после смерти Тифия.

Антиподы — противоположные, противостоящие; Здесь — Скилла и Харибда, живущие на противоположных берегах пролива.

Апатриды  — лишённые отечества, оставшиеся без родины.

Апоклинтры — скамьи-ложа с фигурными спинками, на которых возлежали во время пира эллины. На апоклинтрах не нужно было двигаться, чтобы удобно есть. Опирались при этом на левую часть тела, а за спиной находились подушки или валики.

Аполлон — «лучезарный», «сияющий» — в древнегреческой мифологии —  златокудрый сребролукий бог света, сын Зевса и Латоны, брат-близнец богини Артемиды. Аполлон считался также покровителем музыки, искусств и прорицания.

Аполог — иносказательное нравоучительное повествование из жизни животных, близкое к басне.

Апсирт — сын царя Колхиды Ээта и брат Медеи. Этот жестокий юноша был божественно красив, и за красоту прозван «Сияющим». Убит сестрой Медеей.

Арг — от имени «Аргея» (эпитет Геры) — сын мастера Арестора, знаменитый кораблестроитель, построивший «Арго».

Арго — знаменитый корабль Ясона и Аргонавтов, на котором они ходили в Колхиду за Золотым Руном. Назван по имени Аргеи-Геры и мастера Арга.

Аргея — эпитет богини Геры, так как по одной из версий мифа, она родилась в Аргосе. В честь неё получили имена и судостроитель Арг и корабль «Арго»

Арголида, Арголика или Аргея — в древности так называлась область Пелопоннеса, принадлежавшая городу Аргосу.

Аргос — один из сыновей Фрикса и дочери Ээта Халкиопы, внук Ээта, рождённый в Колхиде.

Арес — бог коварной, вероломной войны, в отличие от Афины-Паллады, богини войны честной и справедливой. Арес — сын Зевса и Геры, один из 12 верховных Олимпийских богов.

Аресово стадо — огнедышащие медноногие и меднорогие быки бога войны Ареса, которых укротил и запряг в плуг Ясон.

Арета — царица феаков, красивая и умная супруга царя острова Схерия Алкиноя.

Аретиада — островок в Чёрном море, на котором жили меднокрылые птицы бога войны Ареса.

АркадияЬ- царство в центральной части Пелопоннеса.

Артемида — дочь Зевса и Латоны, сестра-близнец бога Аполлона, родившаяся на острове Делос, богиня охоты — прекрасная дева с колчаном, стрелами и луком.

Аскалаф — Аргонавт, царевич из Орхомена.

Ата, Атэ, Апата — богиня безумия, обмана, заблуждения, ослепления разума. Однажды она обманула Зевса и была им низвергнута с Олимпа на землю к людям.

Аттика (др.-греч.букв. «прибрежная страна») — юго-восточная область Средней Греции, самое сердце страны, область, где расположены Афины, могущественный город Эллады.

Афина — Олимпийская богиня справедливой войны, военной стратегии и мудрости, одна из наиболее почитаемых богинь Древней Греции и покровительница ремёсел.

Афродита (Киприда)— в греческой мифологии богиня красоты и любви, входящая в число двенадцати великих Олимпийских богов. Богиня родилась из морской пены и капель крови Титана Урана-Небо, у острова Кипр.

Аэд (от греч. — певец) — певец, древнегреческий сказитель народных баллад.

Бабка — место над копытом у лошадей и копытных животных.

Бека́с — небольшая  болотная птица размером, примерно с пёстрого дятла.

Беллерофонт, буквально: «убийца Беллера» — прозвище юноши Гиппоноя, оседлавшего Пегаса и победившего чудовище Химеру

Беотийцы — жители Беотии.

Беотия — историческая область и страна в Древней Греции. Беотия граничила с Локридой, Фокидой, Мегаридой , омывалась Коринфским заливом.

Бореада — дочь Борея, Клеопатра.

Бореады — Зет и Калаид, могучие крылатые сыновья бога северного ветра Борея.

Борей — бог северного ветра, северный ветер, брат трех других богов- ветров: южного Нота, западного Зефира, и восточного Эвра.

Босфор— пролив между Европой и Малой Азией, соединяющий Чёрное море с Мраморным. Там, согласно мифам, находились сталкивающиеся скалы Симплегады.

Босфорские ворота (пролив Босфор), были известны тем, что там находились страшные, сталкивающиеся меж собой скалы Симплегады, которые раздавливали корабли в щепки.

Брань (старин.) — битва, война.

Бычина — шкура быка, вола в возрасте старше двух лет (в кожевенном производстве).

Вериги, здесь иносказательно — обуза, тяжесть.

«…взрастая в уютной пещере»… Ясон с младенчества воспитывался в пещере мудрого кентавра Хирона, на горе Пелион.

«… возлежал за столом ветеран» —  эллины не сидели за столами, а возлежали на особых ложах — апокли́нтрах, которые напоминали жёсткие диваны.

Вменять в вину — приписывать кому-то   противоправное деяние, обвинять.

Внук Посейдона — Акаст, поскольку его отец, царь-узурпатор  Пелий был сыном  Посейдона.

врача, врачам — имя «Ясон» означало: «врач, целитель, лекарь».

Времянка —  временная постройка, небольшой домик.

«Вскоре послышался лай приглушённый собачий» — это означало, что приближается летящая колесница Гекаты, которую всюду сопровождала стая бессмертных, свирепых стигийских собак подземного мира.

Ганимед —слуга Зевса и богов Олимпа, виночерпий. Сын царя Троя и нимфы Каллирои, прекраснейший из смертных, взятый Зевсом на Олимп за красоту.

Гармония — прекрасная дочь  Ареса, бога войны, супруга Кадма, мать Ино.

Геба — богиня вечной юности, дочь Зевса и Геры.

Геката — Великая богиня колдовства, волшебница и покровительница чародейства, совершающегося под покровом ночи.

Гелиад, Гелиады — сыновья, дочери или потомки бога солнца Гелиоса.

Гелиос, Гелий — бог Солнца. Сын Титанов Гипериона и Тейи, брат Селены и Эос. Отец царя Ээта.

Гелия род — Ээт, царь Колхиды, был сыном бога солнца — Гелиоса

Гелла – дочь Афаманта и богини облаков Нефелы, сестра Фрикса.

Геллеспонт —  пролив, соединяющий Эгейское и Мраморное моря и отделяющий Европу от Азии. Ныне носит название Дарданеллы.

Гера (Аргея) — верховная богиня, жена Зевса и царица Олимпа, покровительница семьи и брака, охраняющая мать во время родов и опекающая младенцев.

Геракл — величайший герой Эллады, ставший Олимпийским богом, сын царя богов Зевса и царицы Алкмены — жены героя Амфитриона.

Герион — трёхтелый великан, внук Посейдона, владелец стада красных коров с острова Эрифия. Его коровы были предназначены для подвига сына Зевса Геракла.

Гермес — сын Зевса, посланник богов, бог ловкости и красноречия, дающий богатство и доход в торговле, бог атлетов. Покровитель глашатаев, послов, пастухов, путников; покровитель магии, алхимии и астрологии.

Герма — это первоначально символ бога Гермеса. Представляла собой колонну с вырезанной головой бога вестника Зевса, бога Гермеса. Гермы устанавливались на перекрестках дорог, и помимо мест поклонения Гермесу, служили дорожными указателями.

Геронт — дословно — старец. В Греции, в античные времена так назывались старейшие, знатные люди. Здесь так называют Тифия, как самого старшего из Аргонавтов.

Гефест— сын Зевса и Геры, бог огня, покровитель кузнечного ремесла и самый искусный кузнец и ювелир мира.

Гея — богиня Земли. Родилась вслед за Хаосом. Гея — мать всего, что живёт и растёт на ней, а также мать Титанов и Гигантов.

Гилас — Аргонавт, царевич из Аргоса, друг и оруженосец Геракла.

Гиматий — плащ эллинов.

Гименей — бог брака, освященного законом (в отличие от Эроса —бога свободной любви)…

Гимерот — бог страстной любви.

Гиперион — Титан, сын Урана и Геи, супруг Титаниды Тейи, отец Гелиоса, Селены и Эос.

Гипнос — Бог сна, сын Нихты (Ночи) и Эреба (Мрака), брат Танатоса, бога смерти. Это же слово и в древнегреческом и в новогреческом обозначает «сон».

Гиппокрена — чистый священный источник на вершине Геликона в Беотии, забивший от удара копытом крылатого коня Пегаса, который был источником вдохновения для поэтов.

Гиппот — незаконный сын царя Креонта, и единокровный брат Главки, взявший власть над Коринфом после смерти отца,

Гипсипила — молодая царица острова Ле́мнос, пожелавшая стать женой Ясона.

Главка — царевна, прекрасная дочь царя Коринфа Креонта.

Главк Понтиос (Морской) — сын речной нимфы Наиды и Посейдона, младший морской бог-покровитель рыбаков, моряков и ныряльщиков. Обладая пророческим даром, умел предсказывать погоду и будущее мореходам. Умел принимать различные образы. Морякам показывался старцем с зелёной бородой, а девам — в своём облике прекрасного юноши.

Горгий — мальчик-козопас, брат Эвмея, встреченный Ясоном на берегу залива, около стоящего на песке «Арго»

Горгоны — змееволосые чудовища, дочери морского божеств Форкиса и Кето, ранее бывшие прекрасными девами, но превращённые в монстров богиней Афиной.

Горный воск — естественная горная порода нефтяного происхождения. Его называют ещё «благоухающий воск» — озокерит, от греческого «озо» — пахнуть, «кери» —воск.

Гранат – в Греции этот плод считается символом брака и плодовитости.В Древней Греции был одним из атрибутов царицы богов, покровительницы  семьи и брака – Геры. Жених вручал невесте гранат, и она, в знак признания себя его женой и в знак верности, должна была проглотить зёрнышки плода.

Громовержец — царь богов Зевс, повелевал громами и молниями.

Дардан —скифский царь, отец Идеи, ради которой Финей расстался с супругой Клеопатрой, дочерью Борея.

Дафна — прекрасной нимфой — дочь речного бога Пенея. Коварный бог любви Эрот выстрелил ей в сердце стрелой, убивающей любовь, а в сердце Аполлона — стрелой, любовь разжигающей любовь. Аполлон бежал за Дафной, но она видела в нём свирепого зверя, и убегала от него быстрее лани.

Дебаты– форма спора, предполагающая наличие противоположных мнений и обоснованных аргументов.

Деимах — царь города Трикка.

Дельфы — древнегреческий город в юго-западной Фокиде с храмом и оракулом Аполлона.

Деметра — богиня плодородия и земледелия, дочь Кроноса и Реи, весной побуждающая землю к расцвету, от радости, потому, что к ней из подземного царства возвращается дочь Персефона — супруга царя Нижнего мира Аида, а осенью горюющая от того, что дочь на зиму уходит к мужу.

Диабаз — вулканическая горная порода чёрного цвета.

Диониса зелье — вино, так как Дионис — бог виноделия.

Додонский брус — брус из священного говорящего дуба, растущего в Додоне у святилища Зевса. При постройке «Арго», Афина сама поместила этот брус в корму корабля.

Дочь Зевеса, здесь — Афина.

Дракон, здесь — недремлющий страж священной рощи бога Ареса,охраняющий дуб с размещённым на нём Золотым Руном.

Древостой — совокупность деревьев, образующих однородный лесной участок.

Европа — дочь финикийского царя Агенора и Телефассы, сестра Кадма, Финея, Килика, Тасоса и Феникса, возлюбленная Зевса, мать Миноса, Радаманта и Сарпедона.

Елисейские поля—загробный мир, куда по окончании жизни попадают любимые богами герои. Там они ведут радостную жизнь, полную роскоши. И оттуда могут перевоплощаться на Земле.

Живица — это горючая смолистая жидкость, выделяющаяся из стволов хвойных деревьев при надрезах коры.

Закон Зевса — проксения (греч.от «про»— в защиту, и «ксенос» — чужеземец). Закон, введённый Зевсом предписывал помогать чужеземцам.

Зевес — Зевс. Имя царя богов произносилось и так.

Зевс — царь богов и Олимпа, супруг богини Геры, владыка Неба, Громовержец. Сын Кроноса и Реи.

Зевеса орёл — гигантская птица, на службе у царя богов Зевса.Орла Зевс направил мучить Титана Прометея, прикованного к скале в горах Кавказа.Орёл ежедневно клевал печень Прометея, а к следующему дню, рана заживала, а на следующий день орёл снова мучал Титана.

Зевсид, это — сын Зевса. Например: Арес — законный сын Зевса и царицы Олимпа Геры, или Геракл — незаконный сын Зевса и земной царицы Алкмены.

Зефир — бог западного ветра.

Златоглазка — Медея, потому, что глаза у внучки бога Солнца Гелиоса светились золотым цветом, как у деда.

Ивер — ибер, ибериец— грузин, житель Иверии (Иберии), так в античные времена называлась Грузия.

Илион, или Троя— знаменитый по гомеровским поэмам город-крепость в Малой Азии.

Ино — дочь Кадма и Гармонии. Вторая супруга орхоменского царя Афаманта, который развёлся со своей первой женой, богиней облаков Нефелой, оставив себе обоих детей, сына Фрикса и дочь Геллу. Ино их ненавидела и решила погубить.

Ирида— богиня радуги, дочь Титанов Тавманта и и Электры, сестра Гарпий. Жена ветра Зефира. Главная роль Ириды — вестница богов, поручения, которые она разносит по Земле, по морским глубинам и по Нижнему Миру с быстротой ветра.

Истм — древнее название Коринфского перешейка.

Коринфский, или Истмийский перешеек — естественный мост, соединяющий полуостров Пелопоннес с материковой частью Греции. Расположен близ города Коринф.

Истр — древнегреческое название Дуная.

Ифит —один из сыновей Эврита, царя города Ойхалии на острове Эвбея.

Иолк — родной город Ясона, власть в котором захватил узурпатор Пелий, свергнув отца Ясона Эсона, своего брата по матери

Кавказская львица — Медея, царевна, рождённая на Кавказе.

Кадм, по рождению финикиец — в греческой мифологии сын финикийского царя Агенора, основатель Фив (в Беотии)

Калаид — один из крылатых сыновей Бога северного ветра — Борея.

Камень преткновения — крылатое выражение, обозначающее препятствие на пути к достижению какой-то цели или решению какой-либо задачи.

Каппадокия — историческое название местности на востоке Малой Азии.

Кариатида— каменная статуя одетой женщины,заменявшая собой колонну или пилястру.

Кето — морская Титанида, богиня пучины. Мать Горгон, Сирен, Грайи и других монстров.

Кизик — царь одноимённого города и острова в Пропонтиде (Мраморном море), по ошибке, во тьме заколотый Ясоном.

Кизик — остров в Пропонтиде, гле правил молодой царь Кизик.

Киклады — Кикладские острова в южной части Эгейского моря. Они принадлежат Греции. Это более 200 островов, образующих несколько вытянутых с северо-запада на юго-восток гирлянд.

Килик — древнегреческий сосуд для напитков, плоской формы на короткой ножке. С двух сторон килика находятся ручки, которые, в отличие от канфара, не превышают по высоте кромки самой чаши.

Киприда — прозвище богини любви Афродиты, которая, по преданию, выйдя из морской пены, впервые вступила на землю на Кипре.

Кирка — дочь Гелиоса и сестра Ээта. Великая волшебница, живущая на далёком острове.

Китисор— один из братьев-Фриксидов. Сын Фрикса и Халкиопы.

Киферон — лесистый горный массив на границе Аттики с Мегарою в древности святилище Зевса.

Клеопатра, здесь — вторая дочь бога северного ветра Борея и афинской царевны Орифии.

Колебатель Земли — одно из прозвищ бога Посейдона. Ударяя трезубцем по морю, он заставлял могучие волны сотрясать землю.

Колхи — жители страны Ээта — Колхиды.

Колхида — страна на западном берегу Черного моря, цель путешествия Аргонавтов. В Колхиде, согласно мифам, находилось Золотое Руно — шкура летающего золотого барана.

Коринф — один из старейших и богатых городов Греции.

Корифей, в древней  Элладе — руководитель хора в трагедиях. Этим же словом называют лучших творцов, выдающихся деятелей в какой-либо области.

Кормило — руль, кормовое весло для управления судном.

Кретей — родной дед Ясона, сын Эола, брат Сизифа, Афаманта и Салмонея

Креонт — царь Коринфа, сын мудреца Ликефа и отец Главки.

Крит — самый большой греческий остров, и пятый по величине остров в Средиземном море

Кротос — благородный кентавр. Он воспитывался на Геликоне вместе с музами. Изобрёл стрельбу из лука, и аплодисменты в знак похвалы Музам. Музы попросили Зевса, и он вознёс Кротоса на небо. Посмертно стал созвездием Стрельца.

Крон — олицетворение беспощадного, неотвратимо летящего времени — Титан, сын Урана (неба) и Богини Геи (земли). Отец богинь: Геры, Деметры, Гестии; богов: Зевса, Аида и Посейдона

Крониды — дети и потомки Крона.

Куреты — племя божественного происхождения.Служили охраной богам. Охраняли младенца Зевса в пещере на Крите.

Латона — Мать Аполлона и Артемиды, родившая этих близнецов от Зевса.

Лаэрт —царь острова Итака, отец Одиссея, принимал участие в походе Аргонавтов.

Левада — береговая лиственная роща из ольхи, вербы, тополя, вяза, в поймах рек Причерноморья и Греции.

Лелеги  — одна из древних народностей, по греческим преданиям, обитавшая наряду с пеласгами и карийцами на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря и в Малой Азии.

Лемнос — остров в Эгейском море, принадлежит Греции. Входит в группу Северо-Восточных островов. На этом острове в то время жили только женщины, с радостью принявшие Аргонавтов.

Лик носолобый — нос имеет высокую переносицу, и фактически начинается меж бровей. Это было отличительной чертой божественного происхождения.

Линкей — один из Аргонавтов, обладавший особо проницательным, превосходным зрением .

Ловитва, (архаизм) — охота, промысел, драка, разбой, грабеж.

Локоть — древняя единица измерения во многих странах, равная расстоянию от сгиба локтя до кончиков пальцев, т.е. (приблизительно!) от 40 до 50 см.

Любимец Аргеи — Ясон, ибо царица Олимпа Гера-Аргея покровительствовала этому герою.

Магический брус — брус из говорящего вещего додонского дуба, который вставила сама Афина в корму «Арго».

Мамона — бог богатства, олицетворение богатства у нескольких древних народов.

Марсий — сатир, осмелившийся вызвать на музыкальное состязание  Аполлона, и проигравший состязание. За это гневный Аполлон содрал с Марсия кожу.

Мегалит, здесь, (греч. «огромный камень») — скала которую раскрыл для выхода в море Аргонавтам Тритон.

Мегара — первая жена Геракла, от которой тот ушёл при трагических обстоятельствах.

Мед — маленький сын Медеи и Эгея.

Медея — золотоглазая красавица, дочь царя Ээта, сильная волшебница, жрица Великой богини Гекаты.

Медуза Горгона — наиболее известная из трех сестёр Горгон, красавица, превращённая богиней Афиной в чудовище с медной чешуёй, крыльями,  когтями и змеями вместо волос. Её взгляд обращалчеловека в камень. Была убита Персеем.

Мелеагр — могучий герой, сын царя Калидона Ойнея, Аргонавт.

Мермер — второй сын Ясона и Медеи.

Мидас — фригийский царь, славившийся неисчислимыми богатствами и  непомерной жадностью к золоту. Он спас учителя бога Диониса и за это попросил наградить его способностью превращать в золото всё, к чему он прикоснётся. Жадный Мидас чуть не умер с голода, пока Дионис не освободил его от этого дара,

Мизийцы — жители страны Мизии.

Мизия— в древности страна в Малой Азии, между Пропонтидой и Геллеспонтом на севере и Эгейским морем на западе.

Микены — огромный богатый город в Арголиде, украшение древнегреческой цивилизации. Основаны великим героем Эллады Персеем. В Микенах жил царь Эврисфей, по приказанию которого и по велению богов должен был совершать  свои подвиги Геракл.

Минога — особая рыба. Она похожа на извивающуюся змею или большого червя. Но тем не менее, это — рыба.

Минос— царь Крита, сын Зевса и Европы, муж дочери Гелиоса, сестры царя Колхиды Ээта, Пасифаи.

Минотавр — кровожадное чудовище с телом человека и головой быка, рождённое от связи жены царя Крита Миноса Пасифаи с быком. Для Минотавра был построен подземный дворец Лабиринт с запутанными переходами. Афины платили дань Криту за гибель в Афинах Критского царевича Андрогея, отсылая на остров юных знатных детей, которых Минотавр пожирал.

Мнемосина — богиня, олицетворявшая память, Титанида, дочь Урана-Неба и Геи-Земли.

Мопс — герой из города Титарона в Фессалии , прорицатель.

Мусагет — эпитет Аполлона, олимпийского бога, сына Зевса.

Немейский лев — в древнегреческой мифологии сын Тифона и Ехидны, лев чудовищной величины с невероятно твёрдой шкурой, отчего её не брало ни одно оружие. Убит Алкидом-Гераклом.

Нереиды — 50 дочерей морского доолимпийского бога Нерея и Океаниды Дориды.

Нефела — богиня облаков, повелительница туч. Первая супруга Афаманта, мать Фрикса и Геллы. Была создана Зевсом из облаков Неба-Урана, порождённого Великой Геей-Землёй, матерью Титанов.

Ночь — Нихта — богиня ночной тьмы, дочь Хаоса.

Обол — мелкая монета, шестая часть драхмы. Он употреблялся у греков, как единица веса, и как единица стоимости. Последняя в жизни человека монета, которую кладут умершему в рот, как плату Харону за перевоз через реку царства Аида.

Ойкумена, буквально — обитаемая земля, Вселенная, мир.

Олимп – высокая гора  в Элладе, место жительства высших эллинских богов, под властью великого Зевса. Именно из-за этой горы богов часто называют «Олимпийскими».

Олимпийцы — такое прозвище носят верховные боги Эллады, обитающие на горе Олимп.

Океан — великий Титан первого поколения, сын неба-Урана и земли-Геи, супруг Титаниды Тефиды, с которой он породил три тысячи дочерей-Океанид, и столько же сыновейречных богов.

Олимпиец — один из эпитетов царя богов Зевса.

Оракул — наиболее распространённая в античности форма прорицания, состоявшая в том, что предсказание от имени божества по запросу верующих оглашал специальный жрец.

Оракул Дельфийский — святилище Аполлона в городе Дельфы, Этот оракул предсказал Пелию гибель от незнакомца в одной сандалии и звериной шкуре, а таким и пришёл в Иолк юный Ясон.

Орион— в древнегреческой мифологии знаменитый охотник, отличавшийся необычайной красотой и таким ростом, что его иногда называли великаном. Жизнь его была чередой охот, погонь и злоключений.

Орфей— легендарный певец и музыкант, исполнитель на лире, чьё имя олицетворяло могущество искусства. Участник похода Аргонавтов.

Орхомен — древний город в Беотии

Осса — в греческой мифологии — Богиня молвы, вестница Зевса.

Очерет — болотное растение, род камыша. Именно в камышах стоял «Арго» у берега Фасиса. Ээт хотел сжечь корабль Аргонавтов с помощью зажжённого камыша.

Пагассийский залив — место откуда ушли в плавание Аргонавты.

Пагассийской воды — в глубине вод Пагассийского залива был расположен древнегреческий город Иолк .

Паллада одно из имён-эпитетов Афины— Олимпийской богини справедливой войны, военной стратегии и мудрости. Афина славилась и как искусная ткачиха. Сотканные ею одеяния были прекраснейшими в мире.

«Память мою отбери, как у Зевсова сына» – память была на время отобрана у сына Зевса Геракла посланной царицей Олимпа Герой богиней безумия Атэ.

Пан — бог лесов и пастбищ,покровитель пастухов и хранитель стад. Когда он родился, то был так страшен, что мать его, нимфа Дриопа, в ужасе обратилась в бегство прямо с ложа.

Пантеон — все боги, принадлежащие к одной религии.

Парнас — место постоянного пребывания бога-покровителя искусств Аполлона. Особая гора в Элладе, где бывали Музы и находился Кастальский источник, считавшийся «ключом поэтического вдохновения

Парос — остров в Эгейском море, входит в состав Кикладских островов.

Пасифая — дочь бога Солнца Гелиоса, жена богатого царя Крита — Миноса, родная тётка Медеи.

Пеан — торжественный гимн в честь героя или важного события.

Пеант — герой, царь города Мелибеи, принимал участие в походе Аргонавтов. Рассказывали, что это его меткий выстрел в лодыжку медного Талоса помог обездвижить злобного великана.

Пегас — в древнегреческой мифологии —бессмертный полубог, сын Титаниды Медузы Горгоны и бога морей Посейдона. Является в образе крылатого коня. Он — любимец Муз, и его считают конём поэтов.

Пейзане – условно-идиллический образ крестьянина в художественной литературе, живописи, театре, то же, что и крестьяне.

Пелей — царь области Фтии в Фессалии, сын Эака и отец Ахилла. Именно на свадьбе Пелея и морской богини Фетиды, на которой присутствовали все боги, и разгорелся спор за обладание яблоком для прекраснейшей богини (яблоко раздора), с которого началась история Троянской войны.

Пелий — узурпатор власти, дядя Ясона, обещавший вернуть власть отцу Ясона Эсону, если Ясон привезёт в Элладу Золотое Руно из Колхиды.

Пелион — Высокий лесистый горный хребет в Фессалии, недалеко от берега Фракийского моря, к северу отБПагасийского залива.Там, в пещере, почти на самой вершине Пелиона жил бессмертный мудрый  кентавр Хирон, учитель многих героев Эллады, в том числе и Ясона.

Пенат, пенаты — древние младшие боги-хранители и покровители домашнего очага.

Пентеконтор представлял собой одноярусное гребное судно, приводимое в движение пятью десятками весел – по 25 с каждой стороны.

Пеннорождённая — богиня красоты и любви Афродита, ибо по легенде, она была рождена из морской пены у острова Кипр.

Пеплос — букв. «покров», в Древней Греции — женская верхняя одежда из легкой ткани в складках, без рукавов, надевавшаяся поверх туники. Часто применялась в качестве торжественной одежды.

Переемник, преемник — тот, кто сменил кого-л. на каком-л. посту, занял место или  должность предшественника.

Перс — брат царя Колхиды Ээта, свергнувший его и захвативший власть.

Персей — герой Эллады, сын Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Победитель чудовища Горгоны Медузы, спаситель царевны Андромеды.

Перун — бог-громовержец у славян, или название молнии у разных народов.

Пилос —  войлочная шляпа-колпак у эллинов.

Пифия — жрица-прорицательница Дельфийского оракула в храме Аполлона в Дельфах, в Элладе.

Пифон — В древнегреческой мифологии — чудовищный дракон слуга Геры. Преследовал мать бога Аполлона Латону. Убит Аполлоном и сброшен в ущелье.

Пифос— большой древнегреческий кувшин, который мог быть размером с человека и более, и применялся для хранения воды, вина, оливкового масла, зерна.

Пламена (старинн.книжн.) — яркие огни.

Планкты — в древнегреческой мифологии плавучие, огнедышащие скалы, которые были серьёзной помехой кораблям.

Плексипп — сын Финея и Бореады Клеопатры, брат Пандиона.

Полифем — лапиф, участник похода Аргонавтов, которому боги назначили остаться в Мизии, основать город Киос и стать там царём.

Полуночная царица — богиня Геката, чья власть особенно сильна после полуночи.

Понт — «море».

Понт Эвкси́нский — одно из ранних названий Чёрного моря.

Порфир — здесь багряный цвет (от греч.«пурпурный»)

Посейдон — великий бог морей, один из трёх главных богов-Олимпийцев вместе с Зевсом и Аидом. Cын Кроноса и Реи, брат Зевса, Аида, Геры, Деметры и Гестии .

Прометей — Титан, который не покорился Зевсу и был за это прикован цепями в горах Кавказа, в предполагаемом месте нахождения Колхиды.

Пропонтида — древнее название Мраморного моря.

Прохлада обола — холод погребальной монеты, которую эллины клали умершему в рот, как плату Харону за перевоз души в Аид через реку.

Пус, поис (др.греч. «нога»)— 4 пяди — 16 пальцев — 29.6- 33 см.

Рапсоды, согласно античным объяснениям термина — «сшиватели песен» — профессиональные исполнители эпических поэм, странствующие певцы…

Регалия, регалии (от латин — царский) — предмет, являющийся знаком монархической власти, например:. корона, скипетр, держава

Ритон — сосуд для питья, по своей форме напоминающий рог животного. Он часто завершался в нижней части скульптурой головы животного, где находилось отверстие. Пить из подобных сосудов можно было, приложив губы к верхнему широкому отверстию, или же направляя себе в рот струю напитка из дырочки, которая просверливалась на конце морды изображённого животного.

Саламина — крупнейший из Саронических островов в Греции недалеко от Афин.

Сандал — название красной растительной краски, получаемой из сандаловых деревьев.

Саркофаг (Греч.) Каменная гробница, вместилище для мертвого.

«Славный герой подчинился Акаста запрету» — сын Пелия Акаст изгнал  Ясона и Медею из Иолк а, запретив входить когда-либо в город. Причиной изгнания послужило, то, что Медея, обманув дочерей Пелия, их руками убила его.

«Секрет с бороздою» — тайна зачатья Тесея. Первая брачная ночь Эгея и Эфры(матери Тесея) проходила в борозде вспаханного поля, ибо эллины верили, что так Гея-Земля даёт плодовитость.

Селена — богиня Луны, Титанида, дочь Титанов Гипериона и Тейи, сестра Гелиоса и Эос.

Серифос — один из Кикладских о-вов, между Кифном и Сифносом.

Сивилла — обычно, странствующая предсказательница.

Сидон — город-государство в Финикии, на восточном побережье Средиземногом. (современная Сайда в Ливане)

Сизиф — сын бога повелителя всех ветров Эола, был основателем и царём города Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой.

Симплегады («сталкивающиеся»)— в греческой мифологии скалы, плававшие у входа в Понт Эвксинский. Двигаясь, как живые и сталкиваясь, эти скалы разбивали проплывающие меж ними корабли, или топили их огромной волной.

Сирены — бессмертные девы с прекрасными женскими лицами и бюстами и птичими кривыми лапами. Это дочери морского Титана Форкия и Великой владычицы морских глубин Кето и сёстры Горгон.

Скилла — прекрасная дева, превращённая в чудовище ревнивой волшебницей. Жила на скале, имела семь собачьих голов на длинных шеях и пожирала моряков с проходящих мимо её скалы кораблей.

Смарида – это осторожная стайная рыба, предпочитающая держаться у дна.

Соломенный вдовец — мужчина, не живущий с женой.

Сорога, сорожка— вид пресноводных рыб рода «плотва».

Спарта, или Лакедемон — древнее государство в Греции в области Лакония на юге полуострова Пелопоннес, в долине Эврота.

«Спаситель Фрикса и Геллы» — златорунный баран, за шкурой которого и едут Аргонавты в Колхиду.

Стадий — мера длины в древних системах мер многих народов, равная приблизительно 180-200 м.

Стикс — главная река подземного царства ,которой владела прекрасная и грозная Титанида, дочь Титана Океана и его супруги Тефиды.

Стимфалиды или стимфалийские птицы — священные птицы Ареса, с бронзовыми перьями, клювами и когтями.

Строфады – два небольших о-ва в Ионическом море, где, как считалось в античности, Зевс повелел жить гарпиям. Ранее, Строфады назывались Плотийскими или Плавучими островами. Имя «Строфады» — «Острова возвращения», им дали после того, как от них возвратились во Фракию Бореады, прогоняющие от царя Финея гарпий.

Схерия — богатый остров, населённый счастливыми людьми — феаками, которыми правил справедливый царь Алкиной. Возможно, сейчас это — остров Корфу.

Сын прекрасной Алкмены — Геракл, так, как его матерью была царица Алкмена.

Таврида, Таврия, Таврика  — древнее название Крыма. Изначально Тавридой (страной тавров) эллины называли южный берег Крыма.

Тайгет— горный хребет в Греции, на полуострове Пелопоннес.

Талант — мера веса в древней Элладе. Равнялся 26, 2 килограмма.

Танатос — бог смерти, прилетающий к обречённому на чёрных крыльях.

Тантал — в древнегреческой мифологии царь Сипила во Фригии. Обречён на вечные муки за убийство своего сына и попытку накормить богов Олимпа его мясом. Тантал испытывает в подземном царстве нестерпимые муки голода и жажды. Стоя по горло в воде, он не может достать воды и, видя близ себя роскошные плоды, не может овладеть ими: как только он открывает рот, чтобы зачерпнуть воды, или поднимает руки, чтобы сорвать плод, вода утекает и ветвь с плодами отклоняется.

Тартар — в древнегреческой мифологии — глубочайшая бездна, находящаяся под царством  Аида куда после Титаномахии Зевс низвергнул Кроноса и Титанов, и где их стерегли сторукие исполины Гекатонхейры, дети Урана. Это объятое мраком место в Аиде, удалено от поверхности земли вглубь на такое же расстояние, как земля от неба.

Теламон — Аргонавт, зять царя, а позднее и царь острова Саламин.

Терпсихора — Муза танца, Жрицы Терпсихоры — танцовщицы.

Тесей — великий афинский герой, считался сыном  царя Афин Эгея и Эфры, дочери царя Питфея из Трезена. Но, согласно легенде, зачатый в борозде вспаханного поля герой, в действительности, был сыном бога Посейдона.

Тиринф — древний город в Арголиде, на полуострове Пелопоннес

Тирренское море — часть Средиземного моря у западного побережья Италии, между Апеннинским полуостровом  и островами Сицилия, Сардиния и Корсика. Своё название Тирренское море получило именно от этрусков, которых вдревности именовали тирренами.

Титанида — дочь, рождённая от Титанов.

Тифий — знаменитый кормчий «Арго» на пути в Колхиду . Он провёл корабль между Симплегадами.

Трикка — укреплённый город Фессалии на реке Лефее, на границах Иллирии. Место рождения троих Аргонавтов.

Траверти́н— известковый туфгорная порода.

Трезен — главный город в Трезонской области Эллады,, лежавшей в юго-восточном углу Арголиды.

Тритон — сын Посейдона и Амфитриты, с которыми он живёт в золотом дворце на дне моря. Но есть у него и собственная обитель — Тритонида — озеро в Ливии. Туда, по преданию, был занесён бурей Ясон с Аргонавтами и, лишь благодаря содействию Тритона, избавился от беды.

Троада — древнее название полуострова на северо-запад Малой Азии, который вдаётся в Эгейское море к югу от Мраморного моря и Дарданелл.

Троя, называемая также Илионом, это — древний город- крепость на северо-западе Малой Азии.

Тучегонитель — один из эпитетов Зевса.

Уплата обола — обол для уплаты за перевоз Харону клали в рот умершему.

Угря цвет — преимущественно чёрный, на спине рыбы, а бока — серебристые.

Уранида —Мнемосина, дочь бога Урана-Небо

Фасис — река в Колхиде, возможно, современная Риони.

Фемида— дочь Урана и Геи,Титанида,богиня правосудия. Её изображают с повязкой на глазах, что символизирует беспристрастие, с весами в одной руке и мечом в другой.

Фессалия— историческая область на северо-востоке Эллады на побережье Эгейского моря.*Финикиец, это — Кадм, ибо он по рождению — сын финикийского царя Агенора.

Ферет — мальчик, первенец Медеи и Ясона.

Фермодон — река в царстве амазонок , на южном побережье Понта Эвксинского — Чёрного моря.

Феры — древний богатый город в Греции, в Фессалии.

Фетида — самая красивая Нереида — дочь доолимпийского морского бога Нерея и океаниды Дориды.

Фиал — древнегреческая металлическая, реже глиняная чаша для пиров и возлияний богам, украшалась росписью или рельефами.

Фивы— в древности главный город области средней Греции, Беотии, расположенный на невысоком холме, среди плодородной Аонийской равнины.

Финей — сын Агенора,брат Кадма, Европы, Килика, Тасоса, и Феникса.

Фок— сын Эака и Псамафы, сводный брат Пелея и Теламона.

Форкий —морской Титан, божество бурного моря. Отец Горгон,Сирен Грайи и др.монстров.

Фрикс — сын Афаманта и первой его супруги, Титаниды облаков Нефелы. Брат Геллы. Именно его перенёс в Колхиду, подаренный его матерью Нефелой, златорунный баран.

Фрикси́ды — сыновья и потомки Фрикса, царевича из Орхомена, которого вместе сестрой Геллой уносил по воздуху от козней злой мачехи златорунный баран.

«Хэре!» —приветствие, дословно переводящееся, как «возрадуйся!».

Хаос (др.-греч. «раскрываться, разверзаться») — персонификация изначального состояния мира до возникновения упорядоченности, с появлением Геи-Земли и Эроса-Любви…. Хаос зарождается во Вселенной прежде всего, затем, от него — Земля (Гея) «широкогрудая», в недрах которой появляется Тартар. Из Хаоса рождается Эрос. как сила, влекущая друг к другу и богов, и людей. Хаос порождает Ночь (Никту) и Мрак (Эреб).

Халкиопа — колхилдская царевна, дочь Ээта, жена, а потом и вдова Фрикса и мать четырёх его сыновей.

Харибда — малоизвестная дочь Посейдона и Геи, отличавшаяся непомерным апепетитом и пожирающая чужие стада.После того, как отец поместил её на дно под скалой, стала богиней водоворота, с помощью которого втягивала в свой ненасытный рот проходящие поблизости от неё корабли.

Харон— «яркий» —перевозчик душ умерших на лодке через реку Стикс в Аид (подземное царство мёртвых). Сын Эреба(Мрака) и Никты(Ночи).

Химера — огнедышащее чудовище, «спереди выглядит, как лев, имеет тело козы и хвост змеи». Убита героем Беллерофонтом. Вскоре слово «химера» стало ассоциироваться с целым рядом ужасных монстров — существ, «собранных» из частей тела различных животных и человека.

Хирон — кентавр, сын Кроноса и Филиры, изначально наделённый бессмертием.Был учителем и наставником Ясона и многих героев Эллады.

Хламида — древнегреческая мужская верхняя одежда, плащ из плотной шерстяной или льняной ткани, надеваемый поверх хитона.

Царевич Элиды — Авгий сын царя Элиды Форбанта.

«Цвет у одежды её – золотистый шафран» — жрицы Артемиды, одевались для церемоний в выкрашенные шафраном одежды.

Цевница — старинный духовой музыкальный инструмент, многоствольная флейта, свирель.

Циркон — драгоценный камень. Его название переводится как «золотоцветный».

Чреватая — беременная.

Эак — царь острова Эгина.Сын Зевса и речной нимфы Эгины. Основатель рода Эакидов. Отец Фока, Пелея и Теламона.

Эвксин – Эвксинский понт (гостеприимный), ныне Чёрное море.

Эвксинское море — ныне Чёрное море.

Эгида — (перен. зн.) защита, покровительство. В мифах — непробиваемый щит Зевса, сделанный Гефестом из шкуры божественной козы Амалфеи.

Эвмей — мальчик-козопас, брат Горгия, встреченный Ясоном на берегу залива, возле стоящего на песке «Арго»

Эвмениды — то же, что Эринии — Богини мщения за преступления. Есть Эвмениды отца, матери, родителей; детей, нищих, то есть всякого, кто обижен и чья обида вопиет о мщении.

Эвридика — дриада (лесная нимфа), жена легендарного певца и музыканта Орфея.

Эврипил — эпитет сына бога Посейдона — Тритона

Эвфем — внебрачный сын Посейдона, один из Аргонавтов. Когда Аргонавты попали в Тритонийское озеро, Эвфем получил от брата по отцу,Тритона ком земли, ставший впоследствии богатым островом.

Эгинаостров в Сароническом заливе, между Арголидой и Аттикой. Имя остров получил от имени прекрасной нимфы Эгины, с которой уединился здесь любвеобильный Зевс. Эгина родила Зевсу сына Эака, который стал отцом Пелея.

Эгинец — Пелей, рождённый и выросший на острове Эгина.

Эглет («Сверкающий») —одно из имён-эпитетов бога Аполлона

Эксцесс (лат. «Выход за пределы») крайнее проявление чего-либо, нарушающее общепринятую норму.

Эмпиреи, эмпирей — высокая часть неба, наполненная светом, где, по представлению древних греков, обитают Великие боги.Высокое и прекрасное место.

Эол —отец богов ветров.

Эолид — потомок Эола — Афамант, сын Эола, царь города Орхомен.

Эолид, это и Ясон — потомок бога ветров Эола, так, как его отец Эсон является внуком Эола.

Эос — в древнегреческой мифологии богиня зари, дочь Гипериона и Титаниды Тейи, сестра Гелиоса и Селены.

Эпигон (греч. epigonos -рожденныйпосле), в переносном смысле — человек, продолжающий дело своих предшественников, и отцов, но более мелкий и слабый, чем они.

Эпида́вр — В древности Эпидавр являлся священной лечебницей античного мира, находящейся всего в 30 км западнее Нафплиона.

Эпизод (греч. «эписодион», буквально — вставка) — отдельное случайное происшествие, небольшое событие, имеющее относительно самостоятельное значение.

Эпистрофи ( греч. поворот назад, вращение, повтор) — лит. риторическая фигура состоящая в повторении одного и того же слова или оборота. |

Эпод — в античной трагедии заключительная часть песни.

Эреб — олицетворение вечного Мрака. Вместе с Нихтой,(Ночью ) родился из Хаоса,

Эрида (Эрис) — богиня раздора и зла меж людьми, дочь Никты и Эреба, сестра Немесиды, Танатоса и Гипноса.

Эриннии — богини мести, которые преследуют преступника, насылая на негобезумие и вселяя ужас.

Эрот—бог любви. Постоянный спутник и помощник Афродиты, олицетворение любовного влечения, обеспечивающего продолжение жизни на Земле.

Эсон — отец Ясона, законный царь Иолк а, свергнутый своим единоутробным братом Пелием.

Эфебы — в древней Греции юноши, достигшие совершеннолетия, которое обычно начиналось с 18-летнего возраста..

Эфра «чистое небо» — женский род от Эфира) — в древнегреческой мифологии дочь царя Трезена Питфея. Жена царя Афин Эгея и мать Тесея (от Эгея или Посейдона).

Ээт— грозный и жестокий царь Колхиды, сын Гелиоса, брат волшебницы Кирки (Цирцеи), отец жены Фрикса Халкиопы, Апсирта и волшебницы Медеи.

Юниорский, юниор — (лат. — младший), атлет в возрасте 19-22 лет. Ясону было двадцать.

Ясон (Имя означает: «целитель») — герой Эллады, предводитель Аргонавтов, правнук бога ветров Эола, сын царя Иолка Эсона и Полимеды.

 

 

 

 

 

 

Рубрика: поэзия | Метки: | Оставить комментарий

Анатолий Мозжухин. Велемир Хлебников: тайна псевдонима

Велемир Хлебников. Поэт поэтов. Король поэтов. Король времени. Председатель земного шара… Любой из этих титулов справедлив и бесспорен. Хлебников — настолько яркая личность, что его значение невозможно преувеличить. И только в одном, к сожалению, нет единого мнения: как правильно пишется его имя — Велемир или Велимир? На обложках его прижизненных книг, хранящихся в том числе в фондах Российской государственной библиотеки («ленинки»), имя Велемир везде написано с двумя «е». Однако в более поздних, вторичных источниках, которые можно считать официальными — литературоведческих исследованиях, энциклопедических справочниках и словарях и даже в «Википедии», — восторжествовало написание «Велимир». Причём, и это своего рода парадокс, одновременно существуют и источники, использующие написание через «е» или даже оба варианта написания (!) одновременно. Возникают два вопроса. Первый: какое из написаний следует считать правильным? Второй: как возник второй вариант написания? А следом будет логичным задать и третий вопрос: как вернуть Хлебникову подлинное, прижизненное написание его имени?
Истоки
Во времена многобожества, каждый из богов имел своё имя, отличающее его от другого бога. С приходом единобожия ситуация, казалось бы, должна была измениться: зачем Богу имя, если он один? Достаточно писать это слово с большой буквы. Тем не менее люди дали имя и единому Богу: Ягве (Яхве), Иегова, Саваоф — эти и другие варианты имени существуют и до сих пор являются предметом спора.
Интересно и то, как объясняется происхождение имени Бога. В Библии сказано, что Бог сам открыл своё имя Моисею. Тем не менее этого имени в Библии нет. В некоторых более ранних её вариантах оно якобы было, но потом, на основании заповеди «не повторяй Имя Моё всуе», его изъяли. Из Библии! Не второстепенную мелочь, а Имя Бога! Кто посмел? И ответ очевиден: тот, кто знал, что наказать его некому.
Допустил бы Бог искажение или разночтение своего имени? Давайте опустимся на земной и чисто бытовой уровень. Попробуйте переврать имя своего начальника, обращаясь к нему. Да что там начальника, просто знакомого. Если вы сделаете это хотя бы дважды, то считайте себя уволенным или вычеркнутым из списка знакомых. Обратите внимание, как вы сами относитесь к искажению вашего имени или фамилии. Дейл Карнеги в своей книге «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей» посвятил этому вопросу целый параграф, в котором показал, как важно собственное имя для каждого человека и как опасно этим пренебрегать. Искажая имя человека, вы как бы демонстрируете недостаточное к нему внимание или неуважение. При этом вы не только теряете его расположение, но рискуете нажить себе врага. Иногда имя искажают сознательно, издеваясь над человеком. В юности я был свидетелем такого эпизода. Недалёкий начальник вызвал к себе в кабинет подчинённого и, с явным удовольствием, сказал:
— Садитесь, товарищ Граберман».
Тот, покраснев и явно напрягшись, ответил:
— Моя фамилия не Граберман, а Греберман».
— Ах, да, я помню, но присаживайтесь, товарищ Гроберман».
Вам смешно? А надо было видеть выражение лица человека, с которым так бесцеремонно поступили. Там было всё: гнев, страдание, бессилие… и понимание собственного бесправия — невозможности ответить начальнику в том же духе. И умышленное, и неумышленное искажение имени человека, если за ним не следуют немедленные извинения, — это оскорбление. Это унижение или издевательство. Я был свидетелем, когда Синюка называли Свинюком, а Сердюкову Смердюковой. Мог ли Бог допустить, чтобы Имя Его искажалось или переиначивалось? Нет, пусть лучше этого имени вообще не будет в Библии. Однако у Хлебникова имя было…
Обратимся к истокам выбора псевдонима Виктором Владимировичем Хлебниковым.
Велемир — славянское имя, произошло, как считают, от velemir, с тюркского праязыка — «повелевающий миром». В основе двоякий смысл, где «мир» может быть «не война». Характеризует, по некоторым мнениям, и неприхотливость, и неподкупность. Велемир может означать и «веление мира». В те времена распространёнными были имена с корнем «веле»: Велемир, Велемудр, Велезвёзд, Велес. Имелось в виду «веление мира», «повелевать жить в мире». Велес — божество в древнерусском языческом пантеоне, покровитель сказителей и поэзии, второй по значимости после Перуна. Не лишним было бы и учесть значение «веле», как «очень», если вспомнить такие слова, как «велеретивый», «велемудрый», «велегласный», «велеречивый» и особенно – «велелепный» в «Илиаде» Гомера в переводе Н.Гнедича. Здесь в словосочетаниях: град велелепный Афины, алтарь велелепный, дом велелепный, трон велелепный, ковчег велелепный, доспех велелепный, щит велелепный Ахилла явно отражен смысл «очень», то есть «высоты» уровня «лепия» –устаревшее красота – лепота» (У людей-то в дому — чистота, лепота. Н. А. Некрасов). И дальше заглянем в Толковый словарь В.Даля: «Веле и все сложные от него, см. велий, великий». Вот и «веле» у Даля объясняет «великолепие», где вторая «е» заменена на «и», но «вели» здесь не в смысле огромный по размерам, как понимают «Велимир – великий мир», а «очень лепный – велико-лепный» – великолепный град Афины.
Однако, неизвестно откуда пришло мнение, что имя Хлебникова надо писать как ВелИмир — от «великий мир». При этом не заметили, что «велИкий мир» и «поВЕЛЕвающий жить в мире», то есть «очень мирный» имеют разный смысл и второе имеет несомненно больше оснований быть именем, чем первое.
Историография на основании «Слова о полку Игореве» и «Велесовой книги» знакомит нас с князем Велемиром, возглавившим в IV веке, после 375 года, военную группировку «Киевская Троянь». Под руководством князя Велемира русичи в 382 году изгнали готов из Русской земли и добились мира.
Возможно Хлебников учитывал всё это, выбирая себе имя Велемир, и придавал ему смысл «веление мира». Это полностью согласуется с идеей, которую он определил, как основную цель Общества Председателей земного шара — Правительства Времени — МИР! (Как это актуально сейчас и как нам не хватает такого вождя сегодня!)
Имя, данное ему при рождении Виктор, происходит от лат. Victor («победитель»). В древнеримской мифологии Victor — эпитет богов Юпитера и Марса. Естественно, что Хлебников не считал себя воином-победителем. Ему хотелось ассоциировать себя с миротворцем. Веление мира было его внутренней сущностью и причиной создания общества Председателей земного шара с императивом МИР.
                                                 В поисках истины
В статье «Еще раз о псевдониме Хлебникова» блоггер lucas_v_leyden (https://lucas-v-leyden.livejournal.com/257849.html) пишет о своих поисках. Они таковы:
В журнале «Весна», приюте дебютантов, в первом десятилетии ХХ века был опубликован первый текст «Искушение грешника» за подписью «В. Хлебников», а также… стихотворение «Песнь машин», подписанное «Велимир» (Весна. 1908. № 9. С. 2, 3). Исследованием принадлежности этих стихов Виктору Хлебникову занимались усомнившиеся хлебниковеды — в силу несоответствия их по уровню и стилю. И, наконец, самое важное: почему Хлебников стал вдруг использовать «чужой псевдоним», подписываясь Velimir? И поэтому был сделан вывод, что этот Велимир — явно не Хлебников. Но кто же он?
В архивах Петербургского жандармского управления среди вещественных доказательств, изъятых жандармами при обысках редакций газет и отдельных лиц, блоггер lucas_v_leyden в 90-х годах нашёл письмо, конфискованное у Е. Л. Афонина (1871 — 1922), который тоже писал стихи, был многогранной личностью и более известен как Батя. Письмо, написанное предположительно Хлебниковым, заканчивалось так: «Весна выходит. Пока ещё не писал, собираюсь. Но знаешь, Батько, кажется Весна не платит гонорара… У нас, как наверное ты знаешь, развелись здесь культурно-просветительные общества, так вот об их работе с некоторой даже критикой я могу посылать тебе корреспонденции… Словом, ты ответь и пожалуйста поскорее и поподробнее.
Спасибо Батько!
Велемир <так!>».
Письмо было написано в 1911 г. И блоггер, не обратив внимание, что автор письма пишет «Весна выходит. Пока ещё не писал, собираюсь», решил, что Велемир и Велимир — это один и тот же человек (хотя и небезоговорочно): «При этом почти нет сомнений, что перед нами письмо именно того лица, которое печаталось под именем «Велимир» в 1908 году… С другой стороны, немного смущает высказанная неосведомлённость автора в гонорарной политике «Весны»: казалось бы, после серии публикаций сочинитель должен быть твёрдо уверен в том, что он не получит ни копейки. Отдельного замечания заслуживает и начертание подписи: в журнале (и после у Хлебникова) имя пишется через «и» — «Велимир». Было ли оно поправлено при публикации (и, кстати, кем — Шебуевым? Каменским?) — или, напротив, сам его носитель решил подрихтовать (пользуясь профессиональной терминологией) псевдоним?».
Главный (и совершенно справедливый) вопрос-сомнение: «поправлено… кем»?
Пойдем дальше. https://www.ka2.ru/nauka/jean_philippe_jaccard_1.html
Жан-Филипп Жаккар. Велемир I — поэт становлянин. А. Туфанов и В. Хлебников. Эта статья написана для сборника швейцарских славистов, изданного к Международному съезду славистов в Охриде (2008). В статье автор пишет, что Туфанов видел себя преемником Хлебникова в качестве «Председателя Земного Шара Зауми» и «Государства Времени» под именем Велемира II.
«В 1921 году в Петрограде, Туфанов становится главным пропагандистом крайней зауми, идеи, которая нашла воплощение в двух книгах стихов — «К зауми» (1924) и «Ушкуйники» (1927), в статье «К постановке поэмы «Зангези» Велемира Хлебникова»
«Подписав эту статью «Велемиром II в Государстве Времени», Туфанов отвёл Хлебникову место первого Поэта. Отныне все подлинные поэты, и он, Туфанов, в первую очередь, будут «Велемирами»».
Это имя, которое Туфанов по понятным причинам (обратите внимание — ему понятны причины! — А. М.) неизменно даёт в написании с двумя «е», – вот звание, достойное истинного поэта: «Звание Велемира (выделено здесь и далее мною — А. М.), повторяю, обязывает: отказ от пространственного восприятия вселенной… В этом Государстве Времени я чувствую уже себя Велемиром II, но, чтобы быть Велемиром III, могу уступить корону Велемира II («Велемир I Государства Времени»)».
Вот здесь я прерву чтение Ж. Ф. Жаккара для анализа прочитанного. У меня невольно возникают ассоциации со званием, например, «король» по форме написания имени с принятой для королей нумерацией. Уж не отождествляет ли Туфанов имя Велемир, говоря «звание, достойное истинного поэта», с чем-то вроде короля? В таком случае «я чувствую себя Велемиром» очень похоже на «я чувствую себя королем». Отсюда и «могу уступить корону». Похоже? И «Велемир I Государства Времени» пронумерован!
«Звание Велемира, повторяю, обязывает: отказ от пространственного (! — А. М.), восприятия вселенной… В этом Государстве Времени (! — А. М.) я чувствую уже себя Велемиром II». Получается, по Туфанову, что в государстве Времени, а не пространства, король отождествляется с Велемиром, или, наоборот, Велемир с королём.
А вот в приведённых ниже примечаниях по сноскам, даются оба варианта имени-псевдонима: от себя и Туфанова — ВелЕмир, а по цитируемым документам — ВелИмир: Источник: http://nabokov-lit.ru/nabokov/kritika/zhakkar-ot-nabokova-k-pushkinu/tufanov-i-hlebnikov.htm
«223. Двинятина Т. Велимир Хлебников в творческом сознании А. В. Туфанова // Дело Авангарда = The Case of the Avant-garde / Willem G. Weststeijn (ed.). Amsterdam: Pegasus, 2008. P. 177–235. В дальнейшем цитаты без ссылок взяты из этой публикации, которая содержит следующие статьи: «Простое о поэте Хлебникове» (<осень 1922–1923>); «<Речь для вечера памяти Хлебникова>» (<осень 1922–1923>); «Велемир <таково написание имени поэта Туфановым. — Ж-Ф. Ж> I Государства Времени» (<осень 1922–1923>); «Поэзия Становлян (К годовщине смерти Велемира Хлебникова)» (<июнь 1923>) с двумя приложениями: «Конституция Государства Времени» и «Государство Времени» (2 мая 1923 г.); «Обзор художественной жизни» («I. Выставка памяти Велемира Хлебникова») (<июль 1923>);
232. В статье «Простое о поэте Хлебникове» Туфанов вновь пишет о том же: «Поэт, как сама жизнь, есть то, что становится, делается, он всегда — становлянин» – и добавляет: «Таков был Хлебников». См. ещё в статье «Велемир I Государства Времени»: «Велемир был сама жизнь, а жизнь есть нечто движущееся, эволирующее, становящееся» и т. д.
233. «И Хлебников был больше, чем поэт, он был Велемир. В нем было нечто собранное, а не рассеянное, круговое движение, переходящее в линейное направление, заторможенное и хаотическое, вечно становящееся линейным при каждом новом ослаблении преград. Он был Велемир» («Велемир I Государства Времени»).
В статье «Государство Времени» (1923) Туфанов пишет: «Мы разрушим её <вселенную. – Ж-Ф. Ж.> и упраздним даже смерть, а новой вселенной, взамен смерти, дадим самих себя, самих себя, как солнцелейную пляску в лазурной мгновенности под вихревые аккорды звуко-шумов и жестов». Статья «Поэзия Становлян» открывается фразой, которую Туфанов неустанно повторяет в текстах этого времени и которая навеяна чтением «Творческой эволюции»: «Жизнь есть нечто эволирующее, становящееся, движущее, ускользающее, неустойчивое, скользкое, крылатое, непрерывное, тягучее, непредвидимое, вырывающееся и торчащее вечно новое. Такова жизнь, таково и искусство, таков и поэт, художник… Но поэт, как сама жизнь, есть то, что становится, делается; он всегда – становлянин. Таков был Велемир Хлебников, такою была Елена Гуро и таковы мы – все Велемиры в Государстве Времени… Это показывает, что для Туфанова становлянин, как и Велемир, –это синоним Поэта с большой буквы (даже «больше, чем поэт»[233]) по сравнению с теми мелкими ремесленниками слова, которым чужда «прекрасная мгновенность».
Как видим, именно «Велемиру» придается особый смысл и содержание не просто имени, а комплексного ёмкого понятия-звания. Имеем ли мы право после этого писать ВелИмир? Тем более, что тысячи почитателей Хлебникова продолжают писать его имя-звание — ВелЕмир. Я считаю это недопустимым, и полагаю, что наш долг исправить эту принципиальную ошибку.
И дальше по https://www.ka2.ru/nauka/jean_philippe_jaccard_3.html
Жан-Филипп Жаккар. «Александр Туфанов: поэтика текучести».
«Интерес, проявляемый Туфановым к теории семантизации фонем, характерен и для Хлебникова, последователем которого он себя считал, он не колеблясь провозгласил себя Велемиром II. Однако Туфанов идёт дальше своего учителя, рассматривая согласные фонемы как законченные семантические сущности в ущерб слову, с этого момента понимаемому как простой „застывший ярлык на отношениях между вещами».
При уходе к недумающей природе, после смерти Велемира Хлебникова, я пришёл к наиболее простому материалу искусства. Материалом моего искусства служат произносительно-слуховые единицы языка, фонемы…».
Разве не убеждает страстность написанного Туфановым, его отношение к Хлебникову и к фонемам в том, что он не мог исказить его имя.
Тем не менее главный научный сотрудник Отдела новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, В. Н. Терёхина пишет: «Хлебников, подписавший свои приказы как Король времени Велимир 1-й, звал в страну, где «время пахнет черёмухой». http://www.domvelimira.ru/hlebnikov/about_futurizm/index.php
Вот так, не читая оригинала, ВелИмир, и всё.
Здесь в обоснование своего мнения в поисках истинности псевдонима приведу несколько обложек книг, изданных при жизни (при жизни!) Хлебникова, иногда с его участием (!). В то время авторы часто сами рисовали обложки своих книг или пользовались помощью друзей-художников. Так что это наиболее достоверные свидетельства правильности написания имени Велемира Хлебникова, с которым так бесцеремонно поступили в последующем.

Вот еще обложки книг, сделанных друзьями Хлебникова ВелЕмира.

Рис. 3
А вот имя автора книг 1914-1930 гг., на обложках которых оно не указано, удалось узнать с помощью Государственной публичной исторической библиотеки России.

Здесь везде указан Хлебников Велемир в Библиографическом описании и как автор.
Вот еще ВелЕмир в графике П. Митурича, мужа сестры Хлебникова Веры
Рис. 6Как же сестра называла брата? Что пишут о ней? http://babanata.ru/?p=18140
Рис. 7

А вот рисунок, сделанный ею в 1911 году. На рисунке написано «Велемир в мордовской шапке». Это видно, хотя почерк детский. Но подпись под рисунком при публикации 1950 г. https://www.e-reading.club/chapter.php/1030584/30/Chegodaeva_-_Zapovednyy_mir_Miturichey-Hlebnikovyh.html искажает надпись на оригинале. Как это объяснить — не знаю.

Рис. 8.jpg
У Хлебникова были своеобразные «особенности», которые использовались его антагонистами для уничижения его личности и творчества. Противники у него были всегда. Но так подставляться на очевидном подлоге могут только своеобразные люди или под давлением цензуры.
На следующих страницах рукописей мы видим написанное в 1922 году самим Велемиром Хлебниковым его собственное имя и еще копия с рукописи Ермилова с надписью П. Митурича 1/V 1921.

И дальше в прижизненных изданиях, и даже более поздних, еще писали его имя правильно, пусть даже не все.
Вот обложка и титул книги Дм. Петровского, изданной в Москве в 1926 г. Здесь на обложке написано «ПОВЕСТЬ О ХЛЕБНИКОВЕ», а на титуле иначе: «Воспоминания о Велемире Хлебникове».

Рис. 11.jpgМ.: Огонёк, 1926. – 48 с.;– (Б-ка «Огонёк»; № 162). Петровский Дмитрий Васильевич (1892–1955), советский писатель и поэт. Примыкал к ЛЕФу и был другом многих писателей и поэтов русского авангарда, в т. ч. В. Хлебникова, который имел большое влияние на его поэзию.
Дмитрий Петровский был настолько близок к Хлебникову, что может, с моей точки зрения, считаться достаточным авторитетом при определении достоверности имени, выбранного Хлебниковым в качестве псевдонима. В этой повести он описывает свои встречи, скитания с ним, и массу особенностей Хлебникова и бытовых деталей его жизни. Достаточно сказать, что он уступал ему свою кровать, а сам спал на полу. Вместе с ним голодал и делился всем, что имел. В книге, написанной с любовью и трепетным уважением к Хлебникову, Петровский не скрывает, что у него были трудности общения с ним. Про себя он иногда называл его «Пума» – леопард, горный лев, ягуар. Но начал он свою повесть с того, что воспринял смерть Хлебникова, как смерть матери. «Где-то есть мать… И вот в один день тебе скажут: нет ее. Так я остановился у косяка случайной станции и согнул плечи от охватившего меня сиротства… Я увидал: «В. Хлебников» в черном, тонком ободочке и не читал дальше… Я сел и, погруженный, окаменевший, долго перелистывал следы скитаний. И эта смерть звучала…» http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/2772.html
Кто еще так описал свои чувства при известии о смерти Хлебникова?!
В повести «Воспоминания о Велемире Хлебникове», начиная от первой встречи, описаны масса подробностей, которые видел только автор. В тексте он 23 раза называет его Велемир.
Но еще за три года до издания этой книги, в марте 1923 года в количестве 5000 экз. вышел №1 журнала ЛЕФ (ответственный редактор В. В. Маяковский), страницы 143–171 журнала занимают «Воспоминания о Велемире Хлебникове» Дм. Петровского.
Меня интересуют в первую очередь люди, любившие его, близко знавшие и тесно общавшиеся с Хлебниковым. Им можно верить.
Вот ещё пример:
https://www.ka2.ru/hadisy/aseev.html Н. Асеев. Велемир Хлебников
«Мне привелось сблизиться с В.В. Хлебниковым в 1914–1917 годах. Я был покорён прежде всего его непохожестью ни на одного человека, до сих пор мне встречавшегося.
Как художник Велемир Хлебников был всегда напряжён и устремлён в сторону открытия, изобретательства, разгадки этого человеческого будущего.
Отказавшийся от современного ему настоящего, Велемир Хлебников не мог быть не только освоен, но и принят этим настоящим из-за полной ненужности в том мире, где практика жизненного опыта ограничивалась доходностью её для небольшого числа верхушечной прослойки общества».
Как видим, у Асеева опять везде «Велемир»! И, может быть, в указанной им «ненужности» кроются пренебрежение и причина искажения псевдонима Хлебникова?
А вот что написал А. Мариенгоф в «Романе без вранья» о «короновании» Хлебникова в Харькове в 1920 г., где все называют его Велемир (текст дан с сокращениями, орфография сохранена):
«В Харькове жил Велемир Хлебников. Решили его проведать.
Хлебников сидит на полу и копошится в каких-то ржавых, без шляпок, гвоздиках. На правой руке у него щиблета.
Он встал нам навстречу и протянул руку с щиблетой.
Я, улыбаясь, пожал старую дырявую подошву. Хлебников даже не заметил.
Есенин спросил:
— Это что у вас, Велемир Викторович, сапог вместо перчатки?
— Вот… сам сапоги тачаю… садитесь…
Сели на кровать.
Есенин говорит:
— Велемир Викторович, вы ведь Председатель Земного шара. Мы хотим в Городском харьковском театре всенародно и торжественным церемониалом упрочить ваше избрание.
Хлебников благодарно жмет нам руки.
Неделю спустя перед тысячеглазым залом совершается ритуал.
Хлебников, в холщовой рясе, босой и со скрещенными на груди руками, выслушивает читаемые Есениным и мной акафисты, посвящающие его в Председатели.
После каждого четверостишия, произносит:
— Верую.
Говорит «верую» так тихо, что еле слышим мы. Есенин толкает его в бок:
— Велемир, говорите громче. Публика ни черта не слышит.
В заключение как символ Земного шара надеваем ему на палец кольцо, взятое на минуточку у четвертого участника вечера — Бориса Глубоковского.
Опускается занавес.
Глубоковский подходит к Хлебникову:
— Велемир, снимай кольцо».
При цитировании Мариенгофа после «Велемир» вставляют <так>, будто боясь обвинений. Кого боятся?
В другом источнике: http://www.philology.nsc.ru/journals/spj/pdf/2017_2/05.pdf
(УДК 82-822 (571.1/.5) DOI 10.17223/18137083/59/5. Е. А. Макарова, Томский государственный университет в «Модификации сибирского сборника альманашного вида и формирование образа читателя в первые годы советской власти» Рассматриваются сибирские альманахи периода первых лет советской власти… 1917–1924 гг.) Макарова пишет:
«В иркутском журнале «Красные зори» вскоре появилась рецензия на сборник «Трое»… Здесь и Маяковский, и Игорь Северянин…, и даже Велемир (так. – Е. М.) Хлебников».

Рис. 12.jpgВ последние дни жизни рядом с Хлебниковым был его друг, женившийся потом на его младшей сестре Вере, Пётр Митурич. Тяжело больного Велемира он отвёз в мае 1922 г. в деревню Санталово Новгородской области, Крестецкого района, где 28 июня он умер. Похоронили Хлебникова на погосте в соседней деревне Ручьи. Сохранилось письмо П. В. Митурича к Г. Петникову, другу и соратнику Хлебникова. Его приводит В. Молотилов — https://www.ka2.ru/under/bullet_4.html (привожу с сокращениями текста):
«И, наконец, вот оно, сокровенное письмо Григорию Петникову из архива Харджиева-Чаги, Стеделийк-Музеум, Амстердам.
Дорогой Григорий Николаевич!
28-го июня в 9 часов утра Велемир ушёл с земли в деревне Санталово Новгородской губ.
Он жил в Москве… весьма скудно, да к тому же ещё болел малярией, которая его трепала нещадно 3 недели. Но от неё кое-как оправился, и в половине мая мы отправились ко мне. Перед отъездом у него опять началась лихорадка, но мы решили ехать в надежде, что с переменою климата она пройдёт.
Так и случилось: лихорадка прошла, как вдруг стали у него ноги слабеть и наступило общее несдержание. В три дня он совершенно обезножил и решили ехать в больницу.
Там врач на третий день установил диагноз: паралич ног, мочевого пузыря и желудка. Оказалось, болесть очень злая, и нужно было принимать решительные меры.
Велемир был против того, чтобы я к кому-либо обращался… Велемир пришёл в сознание семилетнего капризного ребёнка.
23-го мы его довезли, еле живым, домой… Через 3 дня он потерял сознание и через сутки, не приходя в него, перестал дышать — затух.
На следующий день мы его похоронили на ближайшем погосте по-граждански. На гробу был изображен земной шар и подпись: “Председатель Земного шара Велемир I-ый”.
Велемир был прекрасен до последнего слова „Да”.
Будьте здоровы. Ваш П. Митурич. 3/VII 1922 г.
[на обороте:]
Крестцы Новгородской губ., деревня Санталово.
Сделал два портрета с Велемира, один за день до смерти и другой после».
Хочу отметить, что В. Молотилов во всех своих заметках везде пишет «Велимир», а в этом письме П. Митурича сохранил «Велемир» оригинала. Вот такие документы людей, наиболее близких к Хлебникову, убеждают меня в правильности его псевдонима. Молотилов еще цитирует А. Н Андриевского: «Более преданного и самоотверженного друга, чем Митурич, у Хлебникова не было во всю его жизнь. Чтобы в этом все могли убедиться, давно пора опубликовать его мемуары о последних днях жизни Хлебникова в деревне Санталово». А.Н. Андриевский. Мои ночные беседы с Хлебниковым. Машинопись. С. 81–82».
В 1960 году Хлебникова из самых лучших побуждений решили перезахоронить на Новодевичьем кладбище в Москве, что и было сделано, но уже с именем Велимир.
Если верить свидетельствам очевидцев, из могилы в Ручьях перевезли то ли несколько косточек, то ли горсть земли с несколькими пуговицами, взятыми из соседней безымянной могилы. Местные жители якобы не захотели тревожить прах известного им знаменитого мученика. Часть праха явно осталась в этой земле — так у футуриста Хлебникова оказалось две могилы, одна из которых несомненно подлинная.
В перезахоронении участвовали люди небезразличные к Хлебникову, в том числе его племянник Май Петрович Митурич-Хлебников – сын сестры Хлебникова Веры Владимировны и Петра Митурича. Его подпись стоит и под Актом вскрытия могилы, датированным 25 июля 1960 г., где указано, что вскрывали могилу Велемира Хлебникова.

Рис. 13.jpgЕще раз напомню, П. Митурич написал в письме Петникову «На гробу был изображён земной шар и подпись: «Председатель Земного шара Велемир I-ый». Невзирая на это на могиле Хлебникова на Новодевичьем кладбище написали «Велимир».
А тем временем местные жители продолжали считать, что могила Хлебникова осталась нетронутой и не скрывали этого от приезжих последующих исследователей.
В 1986 году на могиле в Ручьях был установлен памятник с надписью: «Велемир Хлебников 1885 — 1922». Скульптор Вячеслав Клыков. Голый мальчик в короне со свитком удивительно точно отражает образ поэта. Чего не скажешь о «бабе» на Новодевичьем кладбище.А публикаторы исправляют имя вопреки очевидным надписям в документах и на памятниках
Но искоренить правильное написание им удается не везде.

Рис. 17

Вот уже и писатель Захар Прилепин в повести «Черная обезьяна» ввел город под названием Велемир.
А это пишет ровесник Хлебникова, знавший о нем многое, Тихон Васильевич Чурилин.
http://russian-poetry.ru/Poem.php?PoemId=14730 Отрывок из стихотворения 1935 г.
Песнь о Велемире
Был человек, в мире Велемир,
В схиме Предземшар с правом всепожара.
И многие другие не сдаются цензорам, упорствуют.

Рис. 18

Но, конечно, и примеров написания «ВелИмир» много – это «правильная» общепринятая форма.
Противоборство
Создаётся впечатление, что имя «ВелИмир» было введено людьми, не знавшими близко Хлебникова и утверждено официально в бюрократическом порядке, породив борьбу сомнений. Существует масса странных «документов». Вот явная фальсификация, выдаваемая за автограф. Сравнение с почерком в рукописях Хлебникова, написание букв «В», «р» и др. подтверждают: фальсификация. Да и вся каллиграфия совсем не его.

Рис. 19

И тут же мы находим несогласие в новой публикации с надписью на рисунке.

Рис. 20
Вот ещё пример искажения текста авторской надписи художника под рисунком.

Рис. 21.jpg

Комментарии излишни. От рисунка отрезали нижнюю часть с надписью автора и ничтоже сумняшеся заменили её ложной.

Как такое возможно? Я не понимаю. Это же фальсификация, подлог.
Вот и Казимир Малевич «согласен» со мной. http://kazimirmalevich.ru/t5_1_5_2
У него везде однозначно — Велемир и только Велемир. И подчёркнуто, что «так себя именовал» сам Хлебников.
«Велемир, Виктор Хлебников, Зангези2— так себя именовал тот, через смерть которого возрастает интерес общежития…
Велемир Хлебников, Зангези — астроном человеческих событий, но не альфа созвездий футуризма и заумного…
Дело, начатое Велемиром Хлебниковым, так же значительно, как значительна наука астрономия…
Велемир Хлебников был одной из комет, вовлечённый землёю в свою систему событий, ума, чисел, языка…».
Так написал Малевич! А вот редактор, поставив сноску «2», пишет:
«Здесь сохранено авторское написание псевдонима Хлебникова, правильная общепринятая форма — «Велимир»».
Заметьте, «авторское написание псевдонима»! А «правильная общепринятая форма — «Велимир». На каком основании «правильная и общепринятая»? И дальше редактор пишет:
«»Сверхповесть» «Зангези» — последнее произведение Хлебникова, вышло в свет в Москве в конце июня 1922 года (с обложкой работы П.В.Митурича), в дни, когда в деревне Санталово умирал автор этого произведения, скончавшийся 28 июня».
Но ведь и на обложке «Зангези» тоже лучший друг умирающего автора написал «Велемир»! Он спешил издать книжку, чтобы продлить жизнь другу! Неужели редактор лучше знает «правильный» псевдоним, чем автор и его друзья? Не понимаю…

Я пересмотрел большой объем интернет-публикаций и убедился в этом. Вот как пишут:
http://stroki.net/content/blogcategory/58/74/ Хлебников Велемир — стихи
Все стихи подписаны Велемир Хлебников.
http://lib.ru/POEZIQ/HLEBNIKOW/ladomir.txt Велемир Хлебников. Ладомир
http://to-name.ru/biography/velemir-hlebnikov.htm
Сайт «Академик» («Словари и энциклопедии на Академике») статью «Хлебников» в «Литературной энциклопедии» даёт без имени в названии, но (!) с «ВелИмиром» дальше по тексту. А вот в статье «Российский гуманитарный энциклопедический словарь. Хлебников Велемир» имя написано уже с двумя «е» как в названии, так и в тексте. В списке книг «Академик» не исправляет «Велемир», а сохраняет как в оригиналах. Вот его скрины: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_literature/5545/%D0%A5%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2

Рис. 26https://humanities_dictionary.academic.ru/6050

Рис. 27.jpghttps://dic.academic.ru/searchall.php?SWord=%D0%A5%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%20%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%80&stype=10

Рис. 28.jpgИ многие деятели культуры пытаются отстоять истинный псевдоним:
Театр Особняк https://www.youtube.com/watch?v=fmilPZzL7Dc Видеопостановка — Велемир Хлебников — Зангези — Навеяло

Рис. 29.jpgАктивный театр https://www.afisha.ru/msk/theatre/15884445/

Рис. 30Конечно, за рубежом не могут писать правильно, если у нас такая неразбериха. А вот в Греции есть надежда: https://www.bbc.com/russian/features-44714884

Рис. 31Примечательно и то, что в Астраханском музее ВелИмираХлебникова в комплекте из пяти медалей «Семья Хлебниковых», выполненном к 100-летию со дня рождения поэта (1985) астраханским художником Б.М. Медведевым, надпись на его медали отчеканена с именем ВелЕмир. И это при том, что музей во всех своих публикациях меняет это имя на Велимир.

Рис. 32Есть и такой сайт http://present5.com/tema-uroka-kultura-rossijskoj-imperii-1894-1917-gg/

Рис. 33Сторонников варианта «Велемир» много. Но на запрос «ВелЕмир Хлебников» «Гугл» всегда переспрашивают: «Возможно, вы имели в виду: Велимир Хлебников» (с маниакальной настойчивостью), но вынужден выдавать тысячи результатов поиска с Велемиром. Куда ему деваться от фактов? Вот некоторые из них, скопированные с экрана:
‎Велемир Хлебников биография фото стихи (настоящее имя …
to-name.ru/biography/velemir-hlebnikov.htm
Велемир Хлебников (настоящие имя-отчество Виктор Владимирович) (1885-1922) — русский поэт, прозаик, ученый и мыслитель, одна из ключевых фигур авангарда. Входил в число основоположников русского футуризма, реформатор поэтического языка. Знак зодиака
Значение и тайна имени Велемир — Что означает имя Велемир …
znachenie-tajna-imeni.ru/znachenie-imeni-Velemir/
Имя Велемир наделяет своего владельца показателем характера, которому подходит определение «вещь в себе». Такой человек не отличается особой общительностью даже в…
Велемир был героем — Велимир Хлебников
http://www.ka2.ru/hadisy/altman.html
Санталово Новгородской губ. после месячных непосильных мучений умер один из основоположников подлинного русского футуризма Велемир Хлебников… Умер в предбаннике, служившем ему вместо жилища, в страшной нищете. Денег не было даже на…
Велемир I Государства Времени
http://www.ka2.ru/nauka/jean_philippe_jaccard_1.html
Велемир I — поэт становлянин. А. Туфанов и В. Хлебников. Среди терминов, появившихся в эпоху авангарда и подхваченных последующими исследователями, есть один, связанный с…
Велемир / Стихи.ру
https://www.stihi.ru/avtor/prorokkk
Велемир. Нет поэзии в чистом виде. В чистом виде поэзия пуста и бессодержательна. Поэзия подобна воде: без цвета, без вкуса, без запаха. Она может парить по небу облаком безудержной фантазии, А может застыть кристаллом льда совершенной формы. Она ливнем поит иссушенную землю и даёт…
Велемир Хлебников. Избранное Велемир Хлебников — filinfilya.ru
filinfilya.ru/komplekt/velemir-hlebnikov-izbrannoe-velemir-hlebnikov.php
У нас вы можете скачать книгу Велемир Хлебников. Избранное Велемир Хлебников в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf! Осенью продолжились скандалы с участием футуристов

Рис. 34Велемир Хлебников. Зангези. 1922 — NewAuction.ru
newauction.ru/offer/velemir_khlebnikov_zangezi_1922-i25008848861310.html
ВЕЛЕМИР ХЛЕБНИКОВ. ЗАНГЕЗИ. 1922. М., Типо-лит. Упр. ОГЭС. Тираж 2000. 35 стр. В этом издании обложка является титульным листом. В издательских обложках. Небольшие утраты по обложкам. Внизу на передней оторвано 0,5 см. Утраты на задней и по краям.
3 — всс корунб — Российская национальная библиотека
korunb.nlr.ru › … › Русская литература конца XIX — начала XX вв.
Государственная национальная библиотека КБР им. …. Аннот.: Международные связи Дома-музея Велемира Хлебникова, сотрудничество с … Мамаев А.А. «В
Говсиевич Е. Серебряный век глазами очевидцев-Книг (Евгений …
https://www.proza.ru/2013/08/28/2084
28 авг. 2013 г. — Книга охватывает воспоминания 26 очевидцев, живших, или творивших рядом с ними. …. в Ленинграде (в Пушкинский дом и Публичную библиотеку). … Марина Цветаева считала, что: «Есть поэты стрелы; (эволюции), …… Хлебников Велемир, не имеющий постоянного местожительства, как …
Диссертация на тему «Духовно-певческая культура России на …
http://www.dissercat.com › Культурология › Теория и история культуры
Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, ….. Духовно-творческая модель российской культуры на рубеже XIX-XX вв, ассимилировав весь … Адаменко, В.А. Игорь Стравинский и Велемир Хлебников: Мир …. Голубиная книга: Русские народные духовные стихи XI-XIX вв.
Книга: Наш Современник 2006 #11 — Большая онлайн библиотека …
https://www.e-reading.club/bookreader.php/…/Nash_Sovremennik_2006_%2311.html
Автор: Журнал Наш Современник, Книга: Наш Современник 2006 #11, Жанр: публицистика. … Пограничную бригаду — то есть её личный состав — перевели на ….. в фондах Российского государственного архива литературы и искусства. …… Да, как писал Велемир Хлебников: “Свобода приходит нагая…”.
Книга: Повесть о жизни. Книги 4-6 — e-Reading
https://www.e-reading.club/…php/…/Paustovskiii_-_Povest%27_o_zhizni._Knigi_4-6.ht&#8230;
Профессорская библиотека состояла почти сплошь из немецких книг по ….. Ну, а если тут информационный отдел есть, так это же не единственное …… его вес и отпечатан русский государственный герб – маленький двуглавый орел. …… и с жестоким напором прославлял Стерна и Велемира Хлебникова.
Этот список можно продолжать до тысяч источников
Надеюсь, этих примеров достаточно, чтобы мы не сомневались: сторонников правильного написания — ВелЕмир — много.

Рис. 35«Труба Марсиан» —антивоенный манифест Велимира Хлебникова, изданный летом 1916 года. Именно здесь был впервые обнародован «титул» Хлебникова — Король Времени. Именно здесь футуристы были переведены «из разряда людей в разряд марсиан», что стало подступом к созданию Общества Председателей Земного Шара, которое Хлебников начнёт формировать весной 1917 года.
Факсимильное издание одного из ярчайших памятников эпохи сопровождается статьёй С. В. Старкиной с комментарием А. А. Россомахина.
Внизу на поле документа видна рукописная запись Митурича, которую публикатор передаёт так: «Внизу – карандашная запись: «Велимир, глядя на «трубу» сказал: «только Я из всех подписавшихся сдержал клятву!!» 22 г. П. Митурич».
Опять неправда, Митурич написал «Велемир». Опять необъяснимое искажение записи Митурича, вот как она выглядит на документе (см. ниже). Даже на этих фотокопиях видно: «ВелЕмир»!

Рис. 36Как видим, всюду в оригинале ВелЕмир!
Тем не менее Астраханский «Дом-музей Велимира Хлебникова» тоже везде эту запись представляет по-своему: http://xn—-9sbdblereaohiofr4b7d.xn--p1ai/archives/astrcollection.htm#2
«КОЛЛЕКЦИЯ М. П. МИТУРИЧА. В музее Хлебникова в Астрахани. ОПИСЬ Декабрь 1994:
2. Хлебников, Велимир. Труба марсиан. (В виде листовки). М. [Харьков]: Лирень, [июль 1916]. 1 л. 64 x40 см. 3000 экз. Внизу – карандашная запись: «Велимир, глядя на «трубу» сказал: «только Я из всех подписавшихся сдержал клятву!!» 22 г. П. Митурич».
Ну почему так? Какая необходимость так настойчиво искажать автограф П. Митурича?
Пишут, что манифест «Труба Марсиан» был издан в июне 1916 года (зарегистрирован Книжной летописью 5–12 июля) тиражом 300 экземпляров. В выходных данных указано: Москва, издательство «Лирень». На самом деле напечатана декларация была в Харькове, где к тому времени обосновались участники группы «Лирень» Николай Асеев и Григорий Петников. Текст манифеста состоит из трёх частей, причем под первой — несколько подписей, в том числе поэта Божидара, покончившего с собой ещё в 1914 году. Как пояснил позже сам Хлебников в автобиографической заметке (1920), «в 1916 году напечатана написанная мной „Труба марсиан”».
Вот еще из музея Хлебникова в Астрахани:

Рис. 37

И здесь несоответствие: в названии раздела книги о Велимире перечисляются книги с названиями, где Велемир пишется с двумя «е». Спасибо, что хоть названия сохранили, правда, в своё оправдание добавили «(sic!)», мол, мы не виноваты, так в оригинале. Кого боятся, перед кем оправдываются?
А это как понимать?

Рис. 38

Во как! Он вообще, оказывается, не был ВелЕмиром? Никогда! Но зато был «потомственным купцом». Можно ли так писать? Даже отец его и дед купцами не были, а уж он-то!.. Был аж прадед! Ссылки не даю — стыдно за авторов. Кто же этот упорный враг ВелЕмира?
А это очень характерное издание, как будто прямо с обложки повелевающее забыть имя поэта-мироборца со смыслом «веление мира», создавшего легендарное Общество Предземшара с императивом мир, и именовать его впредь ВелИмир со смыслом «великий мир»! А есть ли в этом смысл, имеющий отношение к имени? Скорее бессмыслица.

Рис. 39.jpgВот так дерзко, выделив и размером, и цветом в центре имени букву «И», надругались над памятью великого поэта, зная, что он уже защитить себя не сможет.
Я считаю, что наш долг, всех, кто почитает память этого гениального великомученика, которому и при жизни было нелегко, вечно голодного, не имевшего никогда своего жилья, сделать всё возможное для восстановления его имени, которое он сам себе придумал со смыслом «веление мира». Как это сделать? На заседании Академии наук? Переиздав все издания, в которых его имя искажено?
А для начала надо хотя бы в новых публикациях везде писать ВелЕмир, постепенно восстанавливая справедливость.
Но музей Хлебникова в Астрахани упорствует, они пишут:
«Библиотека музея В. Хлебникова складывалась в течение двух десятилетий и представляет собой уникальную книжную коллекцию на русском и иностранном языках.
В её основу было положено фамильное собрание М.П. Митурича-Хлебникова (племянника поэта), принесённое в дар музею в декабре 1994 года. Оно содержит сборники поэтов-футуристов Д. Бурлюка, В. Каменского, А. Кручёных, Г. Петникова и др. Особо отметим прижизненные издания Велимира Хлебникова». Вот так!
Мне, к сожалению, не удалось найти автора, впервые исказившего имя Велемира, но с тех пор, как оно в искажённом виде попало на могильный памятник при перезахоронении, и в «Википедию», многие уже не задумываясь пишут Велимир. Нельзя исключать, что имя искажено в результате элементарной… описки (опечатки), но допустивший описку имел такой авторитет (или власть), что с ним никто не посмел спорить, никто не посмел эту опечатку исправлять, а в результате неправильное написание было канонизировано. Решающую роль могла сыграть и фальшивка, выдаваемая за автограф. Но кто и зачем запустил её в оборот?..
В итоге имя Велемира имеет два написания. Иногда в одном и том же документе пишут то так, то этак, без видимых причин. Вот пример:

Рис. 40.jpg

А вот цитаты с выделенными мною «И» и «Е» в «Википедии», казалось бы, ответственном источнике:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80
ВелИмир Хлебников был похоронен на погосте в деревне Ручьи.
В честь Хлебникова названа малая планета 3112 ВелИмир…
Первый памятник поэту ВелИмиру Хлебникову открылся в Калмыкии, в Малых Дербетах, где он родился. Автор памятника скульптор Степан Ботиев… Он же как художник известен своими иллюстрациями к произведениям ВелЕмира Хлебникова.
Открытие памятника. Малые Дербеты, 26 декабря 1992 г.
На открытии присутствовали, среди прочих… родной племянник ВелЕмира Хлебникова художник Май Петрович Митурич (сын художника Петра Митурича и сестры ВелЕмира Хлебникова Веры Хлебниковой)… московский литературовед, специалист по творчеству Хлебникова Рудольф Дуганов.
Май Петрович Митурич выступил с такими словами: «Я бесконечно благодарен судьбе, что дожил до этого дня. Бесконечно благодарен за столь замечательный памятник, благодарен земле, на которой родилась моя мать».
Дальше — в Циклопедии: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA_%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%80%D1%83_%D0%A5%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%83_(%D0%9C%D0%B0%D0%BB%D1%8B%D0%B5_%D0%94%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B5%D1%82%D1%8B)#cite_note-4 — здесь в основном ВелЕмир, но есть и ВелИмир.
Документальных свидетельств (и единомышленников, правильно пишущих имя Хлебникова) на мой взгляд достаточно, чтобы узаконить единственное написание — «Велемир».

Рис. 43
Я благодарен украинской Википедии, которая в статье «Велимир Хлєбников»: https://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%A5%D0%BB%D1%94%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2
указала, что существуют (в переводе с украинского на русский яз.):
«Разные написания псевдонима автора.
Имя автора Хлебникова имеет разное написание в зависимости от источника: Велемир, Велімір, Велимир и тому подобное, хотя сам Хлебников (сам! – А. М.) в прижизненных изданиях применял имя Велемир.[33]».
И дальше ссылка 33 – дана на русском:
«33 Хлебников, Велемир Владимирович (1885-1922). Отрывок из Досок судьбы / Велемир Хлебников; обложка Анатолия Борисова. — Москва: Главлит, Типография при фабрике „СВОБОДА”, Треста „ЖИРКОСТЬ”. 1922. Российская государственная библиотека (Москва) (рос.)».

                                                    Заключение
В юридической практике, когда сталкиваются с разными мнениями, проводят расследования. Вот и я попытался… Допускаю, что у сторонников написания «ВелИмир» есть свои аргументы, но… убедительных я не нашёл. В подавляющем большинстве случаев писали «ВелИмир» люди, не близкие к Хлебникову. А в последующие годы, думаю, ещё и под давлением административно-редакторского пресса.
Я сам везде пишу «Велемир» — и только «Велемир». Но суть дела, конечно, не в моём личном мнении, а в установлении объективной истины. Это она должна заставить исправить написание имени Хлебникова и в энциклопедических словарях, и в справочниках, и в «Википедии», и на памятнике на Новодевичьем кладбище в Москве. Не исключаю: будут и возражения, и противодействие. Но давайте хотя бы попытаемся найти консенсус для принятия обоснованного решения.
Если к таковому согласию удастся прийти, то кто вправе узаконить его, чтобы оно было «правильным» и «общепринятым»?

Рубрика: статьи | Метки: | 4 комментария

Ирина Анастасиади. Поход Аргонавтов. Вопросы. Загадки. Предположения

 

164ee34d5ab308c995bec9fbd771aecf

Даже когда произносишь слова: «поход Аргонавтов», душу наполняет тайный восторг. В сердце просыпаются самые противоречивые чувства. Почему—то более всего склоняешься к романтической стороне тех далёких событий и менее всего задаёшься рациональными вопросами. Меж тем, меня в последнее время заинтриговали именно загадки этого похода. Не могу утверждать, что я смогла найти разгадку. Но по крайней мере хочется поделиться загадками, связанными как с самим походом, так и с историей героев, связанных с ним.
Поэтому приглашаю принять участие в историческом исследовании и взглянуть свежим взглядом на эти загадки! Путеводителем нам послужит «Аргонавтика» Аполлония Родосского . Чтобы начать это занимательное путешествие, нам придётся для начала решить извечный вопрос: чем считать «Аргонавтику»: романом в стихах, пересказанной сказкой или историческим фактом? Давайте разберёмся с каждым вопросом по-отдельности!

Во что нам следует верить?

Почему-то в научном мире установилось странное правило, касаемое древних письменных источников: вот в это событие, описанное здесь, мы верим, а вот в это верить нельзя. То есть, к примеру, в путешествие Одиссея официальная наука верит, правда, частями (!), а вот в одноглазых великанов-циклопов, которых он встретил – нет. Меж тем, повсюду находят останки великанов, близких нам по строению. В Грузии, к примеру, близ древней Колхиды, куда некогда отправились наши герои за Золотым Руном, в Боржомском ущелье было найдено поселение великанов, рост которых составлял 3 метра. Возраст поселения определяется в 25 тысяч лет.
А вот в Соединённых Штатах Америки (Техасе) в одной из пещер местечко Биг-Бэнт-Кантри палеонтологами Виктором Пачеко и Мартином Фрид были найдены кости неизвестного существа. Особый интерес вызвал его череп, с одной единственной глазницей, расположенной по центру лба. По оценке учёных вес существа составлял около трёхсот килограммов, а ростом он был более двух с половиной метров.

harryhausen3sИсследования показали, что костям около десяти тысяч лет. Реконструировав по останкам внешность загадочного существа, учёные получили изображение настоящего циклопа. Это вызвало сенсацию во всём мире, так как впервые было найдено реальное подтверждение существования когда-то в прошлом циклопов, упоминающихся в сказаниях многих народов мира.
Подлинность находки признали не сразу, изначально посчитав её фальсификацией. Однако тщательная проверка доказала подлинность костей черепа, а значит и существования циклопов. Согласно греческим легендам циклопы были гигантами жестокого нрава, жили в пещерах и занимались скотоводством. Непонятно только как персонаж из греческих мифов попал в Техас?
Тут может быть два варианта: или люди из Грузии побывали в Америке задолго до начала нашей эры, или циклопы были распространены не только не территории Европы, но и на американском континенте.
Комментировать эти факты мы не будем. Просто примем во внимание, и станем, вопреки всему, подходить к древним текстом с доверием и с верой в каждое написанное там слово. Как бы странно это слово для нас, сегодняшних скептиков , оно не звучало. Итак, отбросим всякие сомнения, не станем проводить никаких сомнительных параллелей, а просто последуем тексту древних авторов безо всякого предубеждения!

Морские путешествия в XIII в. до н.э

Прежде всего, давайте внесём ясность по поводу весьма распространенного заблуждения о том, что история «Арго» являлась началом греческого кораблевождения, или рассказом о постройке первого греческого судна. Об это ясно говорит Аполлоний Родосский:
«Корабль, названный «Aрго», Ясон создал по проекту Афины Паллады Афина сама перед ожидающими её героями предстала. Именно она создала «Арго», и с нею трудился сын Аристора — Арг, повинуясь её указаньям. Так был построен корабль наилучший из существующих, из тех, что когда-либо вспенивали вёслами мор (1 книга, 20 стих, 110 стих)

Меж тем, из исторических документов Греции и Египта, минойцы и микенцы в те времена были посредниками торговли, которая осуществлялась по Средиземному морю междуГрецией, Египтом и Ближним Востоком. Эти документы утверждают, что ремесленники из Минии и Микен преуспели в производстве оружия и украшений. Кроме того, они экспортировали в Египет шкуры, лес, вино, оливковое масло и пурпурную краску в обмен на благородные металлы, лён, папирус и канаты. Так что сомневаться не приходится: современники подтверждают наличие в Древней Греции развитого флота.
Но давайте проследим дальнейший путь «Арго». А судно шло через северную часть Эгейского моря, мимо Лемноса, между островами Самотраки и Гёкчеада к Геллеспонту (пролив Дарданеллы), затем — по Пропонтийскому проливу (Мраморному морю) и через Боспор Фракийский (нынешний Босфор, именно здесь корабль «Арго» едва не раздавили Симплегады, они же Лазурные утесы). Прошло «Коровий брод» — так переводится Боспорос, и попало в воды Понта. Справа — от судна устье река Сакарья — у Гомера она именуется Сангарий… Земли гализонов и амазонок, то есть черноморское побережье Малой Азии.
И наконец, судно достигло Колхиды. Обратный маршрут древних Аргонавтов был более сложным: они проплыли мимо земель лигиев и кельтов , по Сардинскому морю, мимо Тиррении, побывали на острове Ээя у волшебницы Кирки (Цирцеи), проплыли мимо Скиллы (Сциллы) и Харибды, мимо Тринакрии (Сицилии), побывали на островах Керкире, Анафэ (близ острова Фера) и на Крите; затем миновали остров Эгину и, проплыв между Эвбеей и Локридой, прибыли в Иолк. Всё плавание заняло четыре месяца — срок вполне реальный.
Конечно, есть разночтения насчёт обратного пути Аргонавтов:
Некоторые считают, что на обратном пути Аргонавты выбрали другой маршрут — вдоль берегов Скифии к устью реки Истр (Дуная); направляясь против течения, они надеялись достигнуть по одному из его рукавов Адриатического моря .
Историкам, олнако всё ещё не очень ясно, где находится остров, волшебницы Цирцеи — Ээя, родственницы Медеи, сестры её отца Ээта. Вполне естественным каэется желание племянницы повидаться со своей тётей, более могущественной волшебницей. Олнако, это место имеет реальную географическую основу. И как подтверждение того, можно вспомнить, что древние авторы неоднократно называли полуострова островами. Меж тем, на западном побережье Италии почти на полпути между Римом и Неаполем есть полуостров, издали очень похожий на остров, который называется Горой Цирцеи — по—итальянски Монте Чирчео. Известно, что история дольше всего живёт в географических названиях. На плоской поверхности этой высокой обрывистой горы, далеко вдающейся в море, сейчас находится городок Сан Феличе Чирчео с населением около 8 тыс. человек.
У моря, у основания горы есть пещеры, где обнаружены следы деятельности первобытного человека в течение очень долгого времени, начиная с эпохи среднего палеолита, продолжавшейся от 130 тыс. до 36 тыс. лет до н.э. Особый интерес представляет пещера Гуаттари, которая около 50 тыс. лет назад была местом магических действий неандертальцев, там сохранились следы ритуала человеческого жертвоприношения. В других пещерах Монте Чирчео обнаружены следы людей верхнего палеолита и мезолита (последний период продолжался от 10 тыс. до 6 тыс. лет до н.э.). Таким образом, эта гора и её пещеры оставались священным местом долгое время.
При римлянах, которые обосновались здесь в VI в. до н. э., на вершине горы находилось святилище Цирцеи, а у воды — пещера, носящая её имя. В народной фантазии с прошествем веков Цирцея трансформировалась в Венеру. Интересно, что при раскопках святилища археологи обнаружили надпись на латинском языке: «Цирцее святейшей». Там же была найдена голова Венеры, представляющая собой копию знаменитой статуи Афродиты Книдской Праксителя. (греч. Κνίδια Αφροδίτη Πραξιτέλη, 350—330 гг. до н. э.)
Что касается Сциллы и Харибды, то установлено, что Сцилла — это мыс в Мессинском проливе, глубоко выдающийся в море и очень опасный для мореходов, а Харибда — водоворот, находящийся недалеко от Сциллы.
Все эти факты указвают на реальность сказания о походе Аргонавтов.

Как обстоит дело с хронологией?

Итак, миф об Аргонавтах не существует вне времени и пространства подобно сказке, как пытались доказать человечеству многие столетия подряд.
В «Одиссее», на пиру у гостеприимных феаков , Одиссей рассказывает о том, что случилось с ним и его дружиной после того, как была взята Троя. Одно из приключений ожидало его на острове Ээя у волшебницы Кирки. Кирка, дочь Бога солнца Гелиоса, превратила всех спутников Одиссея в свиней, а его продержала у себя целый год (Гомер. Одиссея, X, 137 сл.). Ээя в большинстве других источников является вторым названием Колхиды , страны на восточном берегу Чёрного моря. Если основываться на рассказ Одиссея, лежит она на далёком востоке, где встает поутру богиня утренней зари Эос и поднимается на небо Гелиос (Гомер. Одиссея, XII, 3). Отпуская Одиссея из плена и предостерегая о возможных опасностях, Кирка говорит, что ему придётся пройти тем же путём, который до него сумел преодолеть только корабль Арго, плывущий в страну Аэта под предводительством любимца богини Геры — Ясона (Гомер. Одиссея,, XII, 69 сл.).
Всё это подтверждает два факта:
то, что история похода Аргонавтов к Чёрному морю была не только хорошо известна гомеровским героям, но даже в пору собственных тревог и злоключений не переставала интересовать и заботить их.
«Славный повсюду Арго, от царя возвращаясь Эита . так же б разбился мгновенно и он о высокие скалы, не проведи его меж скал Гера, любившая сильно Ясона». (Гомер. Одиссея, XII, 70)
то, что Аргонавты принадлежат к поколению, предшествовавшему поколению участников Троянской войны . Это подтверждают строки Аполлония Родосского:
«В день тот все Боги смотрели вниз с широкого неба и на чудный корабль, и на сонм богоподобных мужей, тех героев, что плыли на нём. А на горных вершинах Нимфы Пелейские в страхе виду корабля изумлялись, глядя как на творенье Афины великой Итонской, так и на героев, сотрясающих вёсла руками. Даже Хирон, сын Филиры , вблизи волны седовласой, стопы свои замочил, могучей рукой путникам привет посылая, их провожая и желая им целыми вернуться. С ним и супруга его стояла, в руках поднимая Ахилла, сына Пелея, чтобы младенец мог увидеть отца. (I, 545,550)

Итак, какие факты о наших героях нам известны? Ясон — современник Геракла и Тесея. Геракл — современник аркадийца Эвандра, который, согласно сообщению Дионисия Галикарнасского (I, 31, 33), за шестьдесят лет до Троянской войны переселился в Лаций и обосновался на Палатинском холме. В результате раскопок Шлимана установлено, что Троянская война — это исторический факт, имевший место в середине XIII в. до н.э.; следовательно, Аргонавты и их современники жили в конце XIV — первой трети XIII в. до н.э.
Но моё внимание привлёк один удивительный факт, который не упоминается ни в одном из перечитанных мною научных трудов. Сначала очень удивила вот эта строка в «Аргонавтике»:
«Прибыл и Авгий. О нём говорили, что был он сыном бога Гелиоса. Властвовал он в Элиде, гордый своим богатством. Хотел он и сам Колхиду увидеть, а также вождя Колхов, самого владыку Аэта. (Аполлоний Родосский. Аргонавтика, 1 книга, 170 стих)
Иными словами, Авгий хотел увидеться со своим родственником, а именно – со сводным братом. Коль скоро оба они являлись сыновьями Гелиоса (Ильоса). Ибо царь Колхиды Ээ́т (др.—греч. Αἰήτης, Эитис,. груз. აიეტი) был сыном Гелиоса.
И это породило ещё один вопрос: почему пятьдесят героев, собравшихся в поход, принадлежали к одному роду? Возможно ли, что поход в Колхиду было семейным делом? Почему иначе, Аполлоний так тщательно перечисляет родословные наших героев?
«Они не пожелали отстать от общего дела. Так дело Ясона собрало множество соратников, (1,225) Жители окрестностей прозвали этих доблестных героев минийцами. Ведь большая часть из прибывших гордились тем, что род их ведётся от дочерей Миния. Вот и мать Ясона, Алкимеда приходилась Минию внучкой и рождена была от его дочери Климены. (1,230).
Кем же был этот Миний (др.—греч. Μινύας)? А был он царём города Орхомено в Беотии, сыном Бога Ветров Эола, и основателем Орхомено – одним из самых богатых и влиятельных центров Эллады, родоначальнику славной династии героев. Там, где ко времени нашего повествования царствовал дядя Ясона, отнявший власть у Эсона – отца нашего героя и, лишивший таким образом, надежду Ясона на возможность править в Иолке.
Кстати, восходя к значению слова «герой» (от др.-греч. ἥρως), которое трактуют сегодня как «доблестный муж, предводитель». На самом-то деле, герои были полубогами, и потому – предводителями. То есть здесь имеет место нарушение причинно-следственной связи.
И тут же зададимся вопросом, непосредственно с этим фактом связанным: кем были Боги древней Греции, коль скоро они вмешивались в политические и семейные распри, решали судьбу людей и героев, устраивали заговоры друг против друга, сажали на престолы своих любимцев, строили корабли, возносили городские стены и вступали в неофициальные браки с людьми?!
«Не умножай мне напрасно горя, дорогая мать! Слезами никак беды не избежать, и только к страданьям своим прибавишь ты новых терзаний. Боги смертным в удел даруют так много несчастий! В сердце горюя, пытайся их сносить терпеливо!Вверься союзу моему с Афиной и поверь прорицаньям! Ведь известно, что сам Феб к нам расположен. И помощь свою обещал нам в этом походе». (Аполлной Родосский книга 1. 295-300)
Предлагаю, не ударяться в мистику, а рассмотреть данный вопрос прозаично. Будем считать, что Боги – это выжившие после потопа представители предыдущей цивилизации, обладающие предметами высокой технологии. Причём, в крайне ограниченном количестве. Подчёркиваю это, ибо в нашем понимании контекста «Аргонавтики» это является единственно правильным ориентиром.
«Прародители династий героев (Боги), с которых начинается генеалогия правителей Эллады, отмечают начальную точку значимых семей и имена потомков героев в дошедшей до нас их родословной, исторически отмечены в древних рукописях. Самые длинные генеалогии встречаются в Аргосе, Афинах, Фивах и Орхомено, где археологи обнаружили ранние поселения грекоязычных народов.
Две из этих династий имеют заморское происхождение: Эпаф из Египта основал династию в Аргосе за девять поколений до Троянской войны, а Кадм из Финикии основал династию в Фивах за пять поколений до Троянской войны. Если в среднем оценить продолжительность поколения в 30 лет, то эти династии были основаны где—то около 1470—го и 1350 гг до н.э., первая – в спокойный период до разграбления Кносса, а вторая – после крушения критского морского могущества. Хотя Эпаф и Кадм были иностранцами, они не привели в Грецию чужестранные народы, а эллинизировались сами. Хотя, в общем-то у нас нет документальных подтверждений об их истинной принадлежности к каой-либо национальности. В аргосскую династию входят основатели Тиринфа и Микен. Прет (ок. 1350 г. до н.э.,) и Персей (ок. 1290 г. до н.э.). Основатели династий в Орхомено, Коринфе и Пилосе происходят из Фессалии (соответственно: Миний, ок. 1380 г. до н.э., Сизиф, ок. 1320 г до н.э., и Нелей, ок. 1280 г. до н.э.,)» (Николас Хаммонд «История Древней Греции»).
В поэмах Гомера «Илиада» и «Одиссея» содержится немало коротких генеалогических справок, представляющих читателю правящие династии во время Троянской войны (то есть спустя некоторое время после похода Аргонавтов). Эти династии, связаны взаимными браками и образуют чёткую структуру, что указывает на историческую правильность дошедших до нас фактов.
Насколько можно судить по древним рукописям, XIII в. до н.э. был эпохой, во время которой главные центры микенской цивилизации были захвачены новыми династиями, причём многие из них породнились с предыдущими династиями. Так, Тидей , пришедший из Этолии, захватил аргосский трон; Атрей , отец которого Пелопс был родом из Азии, захватил трон в Микенах, а его сын Менелай – в Спарте; Нелей , родом из Фессалии, узурпировал трон Пилоса; а династии Ахилла, Аякса, Идоменея и Одиссея распространяются всего на два поколения до Троянской войны.
Ну, а если копнуть совсем вглубь, то мы увидим, что общим предком всех греческих правителей был сын Девкалиона Эллин. Сыновья Эллина — Дориос и Эолос были предками дорийского и эолийского племён, а сыновья его третьего сына, Ксуфа, Ион и Ахей, – предками ионийского и ахейского племён. Эти четыре греческих племени занимали те области Греции, в которым развилась культурная жизнь.
Вспомним, кем был Девкалион (др.—греч. Δευκαλίων). А был он сыном Прометея, царём Фтии (др.—греч Φθία) в Фессалии. Супругом Пирры, дочери Эпиметея и Пандоры. Прародитель людей. После потопа, он и его жена оказались единственными спасшимися..И именно их с Пиррой сын Эллин стал родоначальником всех греческих племён.
Таким образом, становится понятно, что дело Аргонавтов, всё-таки было семейным делом. Но что именно представляло это «семейное дело»? Как раз с этим мы попытаемся разобраться в этом исследовании.
Мы уже установили: тексты Аполлония, а так же документы Малой Азии и Египта доказывают, что греки во время постройки «Арго» давно уже были знакомы с судоходством и плавали по морям в дальние путешествия. А перекрёстным сравниванием древних рукописей доказано, что около 1500 года до нашей эры объединённые греческие племена, входившие в международный союз мореплавателей, захватили Крит.
Исторический факт: в XV веке до н. э. греческие города-колонии имелись повсюду от дельты Нила, вдоль палестинских берегов и до Малой Азии. Следовательно, «Арго» не был первым греческим кораблём, а путь его не мог быть началом греческого судоходства. Другое дело, что экспедиция «Арго» была опасным и очень важным событием, удивительным и единственным в своём роде для XIII века до н. э. — века микенского пиратства.
Ещё одно заблуждение: торговая миссия Аргонавтов. Утверждение того, что пятьдесят пять представителей самых влиятельных семей Эллады вздумали установить: существовала ли для греческих народов возможность после распада международного союза и полувековой пиратской войны, при бойкоте со стороны Египта и морской монополии пунийцев вернуться в мировую торговлю?
Не станем отрицать, что путешествие это было очень важным проектом. Проектом, составленным партией мира, партией «пунического пути». Этих попыток было даже несколько: ведь «Арго» и в западном направлении совершил по крайней мере не одно, а скорее всего, два путешествия .

Почему Ясон?

Или немного фактов из политической обстановки греческих племён

Станем рассуждать логически: коль скоро поход был таким важным проектом, тогда почему возглавить подобный проект доверили руководить сущему юнцу Ясону? Почему не Гераклу, многократно испытанному, популярному герою партии мира? Которому Аргонавты изначально и предложили возглавить этот поход?
Формально Геракл сам отказался стать во главе экспедиции и передал руководство Ясону. Но почему именно Ясону? Действительно ли потому, что Ясон этот поход и затеял? Но тогда почему Аргонавты желали видеть своим предводителем именно Геракла?
«Тогда разумный сын Эсона обратился к ним с такой речью: «Всё, что кораблю надлежит приготовить для выхода в море, уже сделано накануне похода, значит, на это уже не нужно терять время. И остаётся одно — ждать попутного ветра. Обратный путь предстоитнам, друзья мои, в Элладу. А сейчас общий путь нас ждёт в царство Аэта. И нынче нам придётся выбрать среди вас того, кто достоин стать наилучшим вождём. Сможет заботиться обо всём. Улаживать ссоры. Сумеет мир заключить с побратимами». И когда он это произнёс, лица всех обратилтсь к отважного Гераклу, с идевшего в середине. И все единодушно просили его выступить. Не вставая с места он руку сильную поднял и зычным голосом воскликнул: «Не воздавайте мне чести такой! Не приму я её! И любого сдержу, кто сможет решиться на это шаг. Пусть лучше тот поведёт нас, кто здесь собрал нас!» (Аполлоний Родосский. Книга 1, 330-345)
Рассмотрим факты по порядку, следуя как рукописи Аполлония, так и другим дошедшим до нас историческим источникам.
Ясона, теоретического престолонаследника Иолкского, с младенческих лет воспитывал Хирон, Великий поборец Партии мира. Таким образом, у Геракла были некоторые основания доверять юноше. Конечно, непререкаемым авторитетом Ясон у героя не пользовался, однако принадлежал семье с определённой наследственностью (происхождение от Бога ветров Эола) и воспитывался по определённым принципам. А эти факты в те времена были самыми главными социальными и генеалогическими ориентирами для окружающих. Тем более, для потомков Богов.
Давайте подумаем, по каким политическим причинам Геракл был вынужден отказаться от предводительства этого похода. Потому ли, что экспедиция «Арго» была затеей Иолкского правящего дома и, следовательно, делом Эолийцев ? Вспомним: Микены в те времена старались возглавить все начинания эллинов, и никто не оспаривал их права на это. Эврисфей (др.-греч. Εὐρυσθεύς), внук Персея, сын Сфенела и Никиппы, двоюродный дядя Геракла, по воле Геры овладевший престолом Арголиды не хотел, да и не мог, остаться в стороне от проекта Аргонавтов, но позволить Гераклу взять на себя ответственность за поход желал менее всего. В душе Эврисфей был сторонником партии войны.
Правда, в это время Геракл как раз рассорился с Эврисфеем, возможно, как раз из-за «Арго», но нарушить прямой приказ того, кого сам же избрал своим повелителем, герой не мог. Эврисфей разрешил ему только (как, впрочем, и другим пелопоннесским героям) принять участие в экспедиции на равных со всеми началах. Если бы он не позволил этого, хитроумному царю не удалось бы подсунуть Аргонавтам нескольких сторонников партии войны. Ибо Диоскуры и, всё их поведение доказывает это, были сторонниками партии войны, людьми Эврисфея, который захотел участвовать в предприятии Иолка ещё и потому, что партия мира могла оказаться права, и ей удалось бы провернуть свой проект?
И удалось?
И да и нет.
Удалось, так как «Арго» благополучно миновал морские проливы — Геллеспонт , Босфор, Отранто, Мессинский пролив — и везде, от Кавказа до Сицилии, от Истрии до Ливии, возобновил связи с основанными в недавнем для них прошлом греческими колониями.
Обратимся к восточным рукописям, утверждающим, что греки микенского периода были одним из нескольких могущественных народов Восточного Средиземноморья, и имели торговые и военные взаимоотношения с соседями. Хетты и египтяне, которые вели летописи дипломатических и военных событий, упоминают греков, контролировавших южную часть Эгейского бассейна. Греки более поздней эпохи в своих преданиях называют своих предков микенского периода ахейцами, данайцами и аргивянами, и поэтому в хеттских и египетских летописях они, греческие племена, так и именуются.
В XIV в.до н.э, когда Хеттское царство в Малой Азии контролировало торговый путь по северной Сирии, ведущий из Месопотамии к Средиземному морю, в правление Мурсила II (ок. 1350–1320 гг.) практиковалось поклонение богам хеттов и стран Аххиява и Лазпа. В письме, относящемся к этому или следующему правлению, «брат» хеттского царя (то есть столь же могущественный царь) по имени Тавакавалас, царь Аявалаша и «брат» царя Аххиявы просит о помощи против захватчиков. В более позднем письме (ок. 1300 г.) идет речь о царях Аххиявы, Египта, Вавилонии и Ассирии . Слово «Аххиява» является транскрипцией греческого слова «Ахея», точно так же как «Аявалаш» (слово с хеттским окончанием) – перевод слова «ахейский». Очевидно, в первом письме упоминаются два ахейских царя: один был царем всей Ахеи, как и во втором письме, и его статус был сопоставим со статусом царей Египта и прочих, а другой – местный ахейский царь в Малой Азии. Первый, очевидно, правил материковой Грецией. Ключ к личности последнего, возможно, найдется у Геродота, который упоминает, что жителей Памфилии или Киликии когда-то звали ипахейцами. Лазпа – без сомнения, остров Лесбос, а Таройса (в другом хеттском документе) – Троя.
В письменных памятниках Египта XIV и XIII вв.до н.э. приводятся названия многих эгейских народов. Они участвовали в войнах либо как египетские наёмники, либо как союзники Хеттской империи. Среди них встречаются такие названия, как шардана, лука (или лукки), пидаса, муса, каликиша, дарденуи и илиунна. Последние два следует идентифицировать как дарданцы и илионцы, так именуются обитатели Трои в поэмах Гомера. Из этих записей очевидно, что Троя выступала на стороне Хеттской империи в войнах XIII в. до н.э. с Египтом.
Следующее письменное упоминание об эгейских народах относится к концу XIII в до н. э., когда обстановка изменилась к худшему. По-видимому, в материковой Греции тогда велась масштабная война. 1230 г. до н. э, и примерно в это же время были основаны новые микенские поселения в Энкоми на Кипре и в Тарсусе в Киликии.
В хеттских записях упоминаются неоднократные нападения на Карию после 1250 г. до н. э и разграбление Кипра около 1225 г. «Аттарисьясом, человеком из Аххиявы», которого следует отождествить с Атреем, царем Микен и отцом Агамемнона, взявшего Трою около 1200 г. до н. э В 1221 г. до н. э вторжение в Египетскую дельту из Ливии было отражено фараоном, чья победная речь содержит следующие фразы: «Они снова прошли по полям Египта к великой реке; там они остановились на долгие дни и месяцы… Они проводили время в сражениях и походах по всей земле за прокормом для своих животов. Они пришли в египетскую землю, чтобы насытить свои рты». Эти северяне именуются шакалша, акайваша, турша, лука и шардана. Окончание – ша представляет собой египетский суффикс, и поэтому захватчиков можно идентифицировать как сагалассян (из Сагаласса на палестинском побережье), ахейцев, турсенцев, ликийцев и сардинцев.
Итак, мы разобрались с тем, что греческие племена успешно бороздили моря. Имеем представление о политической обставновке того времени. И только следует разобраться со следующим распространенным заблуждением:

Чем было Золотое Руно?

Сам Аполлоний утверждает что Золотое Руно было символом веры и власти, некогда принадлежавший Элладе. Вопрос лишь в том, чем был этот пресловутый Златорунный овен? Может, ответ на этот вопрос мы можем найти у Аполлония Родосского?
«Бедняжка Алкимеда! К тебе, хоть и запоздавши, горе пришло! Безрадостно жизни конец завершаешь! Ах, как несчастен Эсон! Лучше бы в саван ему ещё прежде завернуться и в недра земные самому опуститься. О, если б тёмной волною и Фрикс, и овен были поглощены, когда Гелла погибла! Ведь это чудовище злое даже людским голосом овладело, словно желая море страданья и горя в грядущем принести Алкимеде» (1,250,255).
Итак, миф о том, что Золотое Руно было художественным образом золота – как-то не вписывается в это описание.
Существует ещё гипотеза, не подтверждённая никаким фактом, что Золотое Руно было золотистыми стеблями омелы, висящими на голых ветвях знаменитого дуба. Омела (латинское название viscum) — это растение-паразит, которое живёт высоко на ветвях деревьев во влажном климате, так как имеет воздушные корни. Омеле приписывали магические и целебные свойства: якобы она уничтожает действие любого яда, помогает при эпилепсии, заживляет раны, способствует плодовитости, а также защищает от колдовства.
Мы, конечно, помним, что Ясон предложил Пелию добыть Золотое Руно именно для погибели врага, но Пелий не понял, что это оружие может быть направлено против него же самого. И действительно, после возвращения экспедиции с Золотым Руном Пелий погиб. Но подтверждает ли этот факт то, что Золотое Руно было омелой. Даже если утверждения некоторых учёных о том, что Ясон сам был чародеем и врачевателем.
Но вот куда девать слова всё того же Аполлония:
«Все стали торопить Ясона, и сами спешили пойти в город. Тогда он накинул на плечи дар Итониды, застегнул плащ пурпурный, двойной, который дала ему в дар Дева Паллада, тогда, когда ещё налаживали подпоры для Арго, когда Богиня его мерить учила каким правилам должен быть промежуток скамеек между гребцами.
Легче было смотреть на восходящее солнце, чем долго смотреть на багрянец плаща Эсонида. Вся середина его сияла алою тканью, а края целиком пурпурными были. Там искусно вытканы были с чудесной чередою картины… Выткан был Фрикс миниец, словно он вживую слушал овна, который с ним вёл разговоры. Глядя на них, человек терял дар печи и воображал, что может слышать те разумные речи». (I, 715,720,760)

220px-Phrixos_und_Helle

Златорунный овен

Мы привели вам множество мнений о том, чем было Золотое Руно. Но чем был тот златорунный овен? Откуда появился? Кем были его родители?
Однажды Посейдон, который хотел овладеть Теофано, дочерью Виссалтиса, основателя Виссалита, (район сегодняшней Нигриты). История гласит, что желая уберечь дочь от множества осаждавших её женихов, Виссалтис перенёс её на некий остров. Однако, женихи, очарованные красотой Теофано, принялись искать девушку и в конце концов обнаружили её убежище. Вступив на остров, они обнаружили на нём множество зверей и, конечно же, не знали, что этими зверями были поселенцы этого острова, которые провинились когда—то перед Посейдоном и тот превратил их в зверей. Когда настырные женихи увидели множество зверей, то решили поохотиться на них.
Тогда разгневанный Посейдон превратил соперников в волков. Сам превратился в овна, превратил Теофано в овцу и соединился с ней. От этого любовного союза и был рождён овен с золотым Руном, который сыграл столь важную роль в сказании об Аргонавтах.
Но давайте посмотрим на это сказание глазами древних греков и попробуем осмыслить его. Что к примеру означает имя Теофано? Это производная от слов: «Бог» + «Явление». То есть, «Явление Бога». Поскольку «Золотое Руно» являет Бога, оно становится Источником радости и исцеления. Вот почему предводитель Аргонавтов, искатель «Источника радости и исцеления»— герой Ясон. Ибо имя его означает «Исцеление».
В христианском Крещение, Бог Отец через Иоанна Крестителя раскрывает два других божественных лица: Бога Сына и Святого Духа. Таким образом, Златорунный овен олицетворяет готовность Бога явиться. И объединяет воедино Агнца, Жертвоприношение и, следовательно, Спасение.
Ибо во всех существующих религиях принесённая жертва всегда спасает. В Явлении Бог Отец говорит: «Это Мой любимый Сын, в котором Моя радость. Слушайте Его!». И представляет его, как «жертвенного агнца».
Златорунный овен так же представлен жертвенным в ранних сказаниях греков. Ведь недаром сначала приносятся в жертву поочерёдно: сначала Гелла (на самом деле её имя Элли), потом Апсирт, брат Медеи, И под конец, выполнив свою миссию Спасения, сам овен так же становится «жертвенным агнцем».

medeja-varit-barana-mif
Таким образом, «жертвенный агнец» даёт возможность Ясону и Аргонавтам вернуться в Грецию. Таким образом олицетворяя Вечный Поиск истины. А вот чем является истина – это уже вопрос, уводящий нас далеко в верования древних греков. И являет собой отдельную тему.
Недаром эзотерики сравнивают значимость Золотого Руна в период классицизма и античности со значимостью Священного Грааля и философского камня в средние века. Ибо для них — философский камень и Грааль – понятия идентичные – это не поиск физического золота, но поиск духовного перерождения, поиск Бога, поиск духовного познания — Света.
Известно, как древние греки выше всего прочего ценили знания. Они исходили весь известный в те времена мир. Собрали все известные знания. Систематизировали. Таким образом, поход Аргонавтов – это история о поездке за Светом Знания. Причащение к Божественной сущности Вселенной.
При этом никогда не надо забывать, что:
Истина священна, и негоже делиться ею без разбору.
Знание слишком опасно в руках профанов.

Литература
1 Аполлоний Родосский. Аргонавтика III 1089
2 Dimitris Michalopoulos, Les Argonautes, Paris: Dualpha, 2013, ISBN 978—235—37425—1—6.
3 The Orphic Argonautica
4 Павсаний. Описание Эллады IX 36, 4—65 Павсаний. Описание Эллады IX 38, 2
6 Николас Хаммонд История Древней Греции
7 Аргонавты//Мифы народов мира: Энцикл. в 2 т./ гл. ред.С. А. Токарев.— 2—е изд.— М.Советская энциклопедия, 1987.— Т.1 А—К.— С.98—100.
8 Argonautae/ Реальный словарь классических древностей/ авт.—сост.Ф. Любкер Под редакцией членов Общества классической филологии и педагогики9 Ф. Гельбке, Л. Георгиевского, Ф. Зелинского, В. Канского, М. Куторги и П. Никитина. — СПб., 1885. — С. 140—142.
10 Эжен Канселье Золотое Руно
11 Валерий Флакк. Аргонавтика I 387
12 Золотое Руно Антонин Либерал. Метаморфозы 10,
12 Ελληνική Μυθολογία Ζαν Ρισπέν, Μεγάλη Ελληνική Μυθολογία
13 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 35, 1
14 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 65, 4
15 Павсаний. Описание Эллады IX 18, 2
16 Аристотель. Поэтика 16

 

Рубрика: научно-популярное, статьи | Метки: | 4 комментария

Эльдар Ахадов. В защиту Медеи

Maria-Callas -Medea-film (2)

Вина Медеи была лишь в том, что она — чужестранка. Эллинам нужна была своя царица. Эту, которую привез их кумир — Ясон, они на дух не переносили, ведь само ее присутствие лишало их возможности влиять на царя через жену, через одну из дочерей Эллады. Им нужен был Ясон. Но холостой. Он ведь не был женат на этой иберийке по своим местным эллинским законам. Значит, она — незаконная. Ее нужно уничтожить или прогнать.

А дети? Ведь это дети не только Медеи, но и Ясона. Они наследуют власть отца. Этого нельзя было допустить. Ночью возбужденная вооруженная толпа ринулась к дому Ясона и Медеи. Ей нужно было бежать, чтобы спасти себя. Но если бы толпа ее догнала, а дети были с ней? Убили бы не только ее, но и детей! И тогда Медея, как мать, желающая спасти своих детей, передает их под покровительство богов и родного отца! Дети Ясона укрываются вместе с отцом в храме, где убийство является святотатством. Но толпа ринулась именно за ними.

Ворвавшись в храм, горожане убивают малолетних детей Медеи на глазах их слабовольного отца. Угрожая смертью и ему, они заставляют его жениться на гречанке. Медея жива, но с общего молчаливого согласия именно ее толпа обвиняет в убийстве родных детей. Убитая горем мать остается одна против всеобщей клеветы и мерзости. Слабовольному запуганному Ясону, насильно, но теперь уже официально женатому на гречанке, невыгодно брать на себя ответственность за умертвление родных детей и он поддерживает всеобщую чудовищную ложь против бывшей жены — дочери иберийского царя Эя.

Тысячи лет гуляет по свету подлая ложь о матери, убившей родных детей из ревности к их отцу. И все верят в эту несусветную чушь: будто бы родная мать могла убить бесконечно любимых детей, рожденных ею от бесконечно любимого мужчины.
Обоснование версии о невиновности Медеи в чьей-либо смерти и клевете греков на неё. В недавней заметке я выдвинул версию о том, что женщина, явившаяся прообразом легендарной Медеи из мифа об аргонавтах, на самом деле никогда никого не убивала. В научных работах исследователей греческого мифа конца прошлого века я нашёл подтверждения своей гипотезы. И более того — обоснование реальной причины путешествия аргонавтов.

О том, что это путешествие могло быть вполне реальным, хотя и обросшим в дальнейшем сказочными подробностями, причем, иной раз далеко не бескорыстными и даже вполне сознательными искажениями правдивой древней истории, говорят следующие факты:

1. Отправным пунктом экспедиции аргонавтов является город Иолк. Это отнюдь не фантастический город. Он реально существовал в Фессалии и существует до настоящего времени под названием Волос. Современный Волос возник в XIV в. на месте древнего Иолка, существовавшего во II тысячелетии до н.э. Селения в этой местности существовали уже в IV тысячелетии до н.э. (около деревни Сескло) и в III тысячелетии до н.э. (около деревни Димини). При выезде из современного Волоса в северо-западном направлении в сторону Ларисы с правой стороны между линией железной дороги и руслом реки находятся остатки дворца времени около 1400 г. до н.э., который сгорел при пожаре около 1200 г. до н.э. Таким образом, Иолк — не вымысел, а реальность, оставившая после себя вещественные доказательства: камни дворца можно увидеть и потрогать. Итак, исходный пункт маршрута Аргонавтов абсолютно реален. Столь же реален и весь их маршрут: остров Лемнос, побережья Мисии, Фракии, Вифинии, да и сама Колхида — все это реальная, а не выдуманная география.

2. Аргонавты принадлежат к поколению, предшествовавшему поколению участников Троянской войны. Ясон — современник Геракла и Тесея. Геракл — современник аркадийца Эвандра, который, согласно сообщению Дионисия Галикарнасского (I, 31, 33) за шестьдесят лет до Троянской войны переселился в Лаций и обосновался на Палатинском холме. В результате раскопок Шлимана установлено, что Троянская война — это исторический факт, имевший место в середине XIII в. до н.э.; следовательно, аргонавты и их современники жили в конце XIV — первой трети XIII в. до н.э. (древние считали, что, как правило, за век проходит жизнь трех поколений).

3. Кто такой Ясон? Реальный Ясон, а не выдуманный через несколько столетий?.. Ясон — потомок царей Фессалии, известной в древности как страна чародейства; согласно одной из мифологических версий, бог врачевания Асклепий родился именно в Фессалии (об этом сообщает Аполлодор — Библ. III, X, 3). В древнем мире магия и врачевание тесно соприкасались друг с другом. Ясон является сыном Эсона, внуком Кретея, основателя Иолка, правнуком Эола, первого царя Фессалии. Узурпатор Пелий отстранил от власти Эсона и, естественно, боялся его сына. Ясон, согласно Гесиоду (Теогония, 40), долгое время жил у кентавра Хирона в пещере лесистого Пелиона и там научился искусству врачевания. В роду Ясона был человек, обладавший даром прорицания (Мелампод, его двоюродный племянник, правнук Кретея). Имя Ясон — «Иасон» — имеет корень глагола «иаомай» — «лечить». Итак, Ясон предстает перед нами не как могучий и отважный воин, а как мирный человек, сведущий в магии и врачевании, знающий целебные и волшебные свойства растений; на воинственного эпического героя он совсем не похож

В киклической поэме «Взятие Эхалии» (Οίχαλίας αλωσις), которая приписывается Креофилу Самосскому, говорится о жившей в Коринфе Медее. В древнейших версиях этого сказания нигде не говорится, что Медея изменяет родине и затем убивает своих детей. В этих версиях вообще не встречается рассказов о каких-либо злодействах Медеи. Там нет и речи ни об убийстве брата Апсирта, ни об умерщвлении дочери Креонта. И, кстати, Медея покидает Колхиду вовсе не по собственному желанию, а по призыву божества.

Коринфский вариант древнейшей версии сказания об аргонавтах особенно примечателен с точки зрения этногенеза населения Эгеиды. В нем тесно связаны между собой Эя-Колхида и Коринф или Эфира (Κόρινθος || Έφύρη). Коринф, как и Колхида, является страной, подвластной Ээту. Версия эта имела реальную основу и смутно сохранила воспоминания о том времени, когда Коринф, и вообще Пелопоннес, подобно другим районам Эгейского бассейна, был обиталищем генетически близких к колхам пеласгов. В ней хорошо сохранилась древнейшая картина расселения малоазиатских племен.
Так кем же были реальные Ясон и Медея? Врачевателями. В те времена понятия «врач», «знахарь», «чародей», «жрец» зачастую имели гораздо более близкий смысл, чем это представляется сейчас. Человек, способный излечивать других людей, спасать человеческие жизни, целитель, обладающий знаниями, способными помочь другим, в глазах соплеменников представлялся равным волшебнику. Один корабль, способный перенести на себе даже несколько десятков человек, не представлял из себя никакой военной угрозы. Поэтому никакой военной или грабительской опасности для Колхиды царя Ээта представлять не мог. То, ради чего аргонавты, возглавляемые врачевателем Ясоном отплыли в Колхиду, невозможно было получить силой.

Следует обратить внимание на то, что согласно древнейшему сказанию снять золотое руно с дерева не мог никто, кроме местного жреца или чародея. И снял его не Ясон, ибо жрецом он не был, а местная чародейка и жрица по имени Медея (Аполлодор. Библ. I, IX, 23). Более того, царь Колхиды Ээт, послав погоню за аргонавтами, требовал вернуть именно Медею, а вовсе не золотое руно (Аполлодор. Библ. I, IX, 24). Медея была главной целью Ясона, а не руно! Эллинам нужны были её знания! И весь поход в Колхиду в таком случае был не походом за бренным золотом, которое сегодня есть, а завтра нет, а за знаниями колхов в целительстве! Ведь, как мы выяснили, и сам Ясон был скорее врачом, чем воином.
Обратите внимание и на тот аспект, что Медея оказывается в Коринфе — греческом городе, подвластном согласно легенде, её отцу Ээту. Да, он не желал её расставания с Колхидой, но она не покидала земель, принадлежавших её семейству, оставаясь в границах владений Ээта… Увы, коринфяне повели себя враждебно по отношению к ней и её семье. И столкновение Медеи с Ясоном вероятно действительно произошло, но не на почве ревности, а потому что она оставила своих детей с их отцом в храме Геры, где, после ее ухода из Коринфа, с ними расправились коринфяне. А он — будущий герой мифов и легенд — их никак не защитил. Почему? Скорее всего потому, что никогда не был воином… Это ещё один формальный повод для того, чтобы считать реального Ясона вовсе не воином, а кем-то имеющим совсем иную далеко не воинственную специальность. Знахаря, например, умеющего готовить лечебные отвары, но никогда не владевшего мечом.

И два слова о клевете на Медею. Коринфяне, безусловно, были заинтересованы в этом.
Первым автором, у которого Медея убивает своего малолетнего брата Апсирта, , был Софокл, живший в V веке до н.э., то есть , спустя почти 900 лет после реальных событий. Затем, об убийстве Медеей своего брата говорится в фрагментах VII книги «Истории» («Теогонии») Ферекида. Однако, в данном случае это не отражение древних традиционных версий сказания, а явное влияние Софокла, поскольку сам Ферекид был его современником.
Затем, в конце того же V века до н.э. с целью обострения трагической коллизии Эврипид придал выдуманной Софоклом мести Медеи ужасающий характер и заставил ее в своём произведении совершить зверское преступление, несовместимое с материнской сутью женщины: убийство собственных детей. Кстати, введённое Эврипидом «новшество» послужило причиной возникновения среди его современников слухов о том, что он был подкуплен коринфянами: заплатившими ему пять талантов, чтобы оправдать их и очернить несчастную Медею. Для сведения: талант в античном мире — счётно-денежная единица, масса одного золотого вавилонского шекеля, равная таланту, составляла 16,8 кг. Соответственно 5 талантов это — 84 килограмма чистого золота. Неплохая цена за клевету.

Библиографические материалы:

1.Урушадзе Л.В. «Страна волшебницы Медеи», Кавказ и Средиземноморье, Тбилисский университет, 1980.
2.Федорова Е.В. «Имеет ли миф об Аргонавтах реальную основу?» Вестник Московского Университета. История. 1996. № 6.
3.Аполлодор. Мифологическая библиотека = Βιβλιοθήκη / Пер., предисл. и комм. А. Шапошникова. — М.: Эксмо, 2006. — 413 с.
4.G. Кinkel, EGF., Naupaktika, fr. 7.
5.Schol. ad. Eur. Med.. 273.
6.A. Lesky, Geschichte der griechischen Literatur. Bern-München, 1963 J. S. 404. С. И. Pадциг. Опыт историко-литературного анализа «Медеи»: Еврипида. См.: Вопросы классической филологии II, Москва, 1969, стр.82.

Рубрика: научно-популярное, статьи | Метки: | 1 комментарий

Рустам Карапетьян. Меня зовут Медея

Maria-Callas -Medea-film

Медея — в древнегреческой мифологии колхидская царевна, волшебница и возлюбленная аргонавта Ясона. Влюбившись в Ясона, она помогла ему завладеть Золотым Руном, дав ему волшебную мазь для укрощения огнедышащих быков и усыпив охраняющего руно дракона. Бежала с Ясоном из Колхиды в Грецию, убив собственного брата, чтобы задержать погоню. Когда же Ясон впоследствии задумал жениться на другой, Медея погубила соперницу, убила двух своих детей от Ясона и скрылась на крылатой колеснице, запряженной драконами.

* * *

Медея вздохнула и рассмеялась. Ну все, теперь она свободна. Ясон с ужасом глядел на неё:

— Вспомни, ты ведь любишь меня!

— Любила, — усмехнулась Медея, — так любила, что ты и представить себе не можешь.

— Так почему же…

— И ты еще спрашиваешь? — голос спокойный, холодный. Такое спокойствие ему даже страшнее чем, когда она, хрипло вопя, грозила самыми страшными проклятьями.

— Ты так и не понял?

— Понял «что»?

Медея усмехнулась. Все мужики одинаковы — видят только то, что хотят видеть. Все остальное для них или не существует, или тупо не берется в расчет.

— Вспомни, Ясон, вспомни свой самый великий день.

— Конечно, я помню. Только это был не день, а ночь. Я тогда победил дракона и завладел руном…  Ну не без твоей помощи, конечно…

Медея пожала плечами. Где-то в глубине души, несмотря на кажущееся равнодушие, она все-же надеялась, что он вспомнит день их первой встречи, там на ступенях дворца, когда она, выскочила на крики сестры из внутреннего дворика, где играла с младшим братом в жмурки. Выскочила и замерла, испуганно уставившись на кучку незнакомых воинов. А Он — высокий, статный отделился от них, подошел к ней, улыбнулся и спросил: «Кто ты, прекрасная дева?». Никто еще и никогда к ней так не обращался. Уж не в тот ли самый миг Эрот выпустил свою проклятую стрелу? Медея тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Черный дракон в упряжке нетерпеливо дернул хвостом. Ему не терпелось взмыть в небо, он так по нему соскучился. Ясон вопросительно смотрел на Медею.

— Ну да, ну да, — задумчиво протянула Медея, — это была твоя самая великая ночь. А что ты еще помнишь, дорогой? Можешь ты начать хотя бы с того момента, когда я первый раз пришла в твои покои? Ты помнишь, о чем я тебя спросила?

Ясон наморщил лоб, судорожно вспоминая.

— Ладно, расслабься, — смилостивилась Медея, — я спросила: «Ты любишь яблоки?»

* * *

— Ты любишь яблоки?

Ночь на дворе, какие еще к Аиду яблоки? Ясон повернулся к дверям. Черноволосая кудрявая девчушка с большущими агатовыми глазами. Нос с легкой горбинкой, но ей даже идет. Гибкая, как змейка. Из-под пеплоса, или как он тут у них называется, выглядывают тонкие белые руки с глиняным кувшинчиком в руках. Ясон вспомнил, что мельком видел ее на днях во дворе. Когда они только-только пришли во дворец. Как же ее зовут? Нидея? Ледея?

— Яблоки?

— Ага, — девчонка шмыгнула носом, испуганно посмотрела на Ясона и затараторила, — потому что если ты не любишь яблоки, то я могу сделать, чтобы вкус был, как у груши. Только вдруг ты груши тоже не любишь? Я так подумала и тогда решила спросить. Только ведь я все-равно, глупая, сделала с запахом яблок, потому мне они очень нравятся. А потом я вдруг поняла, что не знаю, любишь ты яблоки или нет. Но было уже поздно. Теперь, чтобы переделать надо много времени. Поэтому, хорошо бы было, если бы ты любил яблоки. Ты ведь их любишь?

«Медея» вдруг вспомнил Ясон, «Ее зовут — Медея».

— Я люблю яблоки, — сказал он и почти не соврал. По крайней мере, отвращения он к ним не испытывал. Жаренный барашек, конечно, куда лучше. Но на худой конец, можно и яблоками перекусить, если Боги больше ничего не посылают. В походе Ясон привык довольствоваться тем, что есть. И быть благодарным за это.

— Я так и знала, — просияла девчушка, – вот возьми, — она протянула Ясону сосуд. Он взял его и осторожно поднес к носу, – из горлышка явно пахло яблоками. Яд? Зачем? Не проще ли было бы тихонечко прирезать его ночью? Да и зачем ночью? Отдать приказ, и многочисленная стража просто перебьет их всех, глазом не моргнув.

— Это я сама сделала, — хвасталась тем временем Медея, — ты не думай. Это я только на вид такая маленькая, а на самом деле я уже все умею. Меня много лет обучали. Как только я ходить начала, так меня сразу учить и стали.

— Учить чему?

— Ну как травы называются. Когда их собирать. Как дождь призвать. Или мертвого кого.

— Ты колдунья? — Ясон непроизвольно сделал маленький шажок назад. Не то чтобы он боялся колдовства. Но оно было непонятно, а значит, его следовало опасаться.

— Ага, — улыбнулась Медея. Ясон увидел, что зубы у нее крепкие, белые, но один самую малость выдается вперед, — я всякие зелья могу делать: и от горячки, и от краснухи, и много еще от чего.

Это было понятнее. Ясон и сам мог сварить пару целебных отваров. Зря что ли его сам Хирон учил?

— А это что? – Ясон осторожно потряс кувшинчиком.

— Чтобы стать непобедимым. Ты про Ахилла слышал?

— Про кого?

— Ой, — смутилась Медея, — извини, он же еще пока не родился. Ну это не важно. В общем, был… будет… неважно…короче был такой парень Ахилл, и его мама Фетида захотела сделать его неуязвимым — чтоб ни копьем, ни мечом, ни стрелой нельзя было бы его ранить, даже без доспехов, вот она его в Стиксе и купала, только все это сказки на самом деле, я и сама в Стиксе купалась, а вот смотри, — и Медея торжествующе выставила вперед локоть с большой красной ссадиной

— Это я вчера с нижней ступеньки упала, — объяснила она, — видишь, как до крови расцарапала! Потому что Стикс — это обычная река, ну не совсем обычная, но от купания в нем неуязвимым не станешь, вот, для этого мазь специальная нужна.

— Вот эта? – Ясон недоверчиво бросил взгляд на сосуд.

— Ну не совсем, — смутилась Медея, – это я сама делала, и она только на несколько часов помогает.

— Всего на несколько?

— Угу, – казалось, что Медея вот-вот заплачет из-за того, что мазь такая слабая.

Глупая. Да несколько часов – это все, что было ему нужно. В некоторых ситуациях и несколько мгновений решают все. А тут – такая прорва времени.

— Ты просто не знаешь, какая ты молодец! – воскликнул Ясон, осторожно поставил кувшинчик на стол, схватил Медею и закружил ее по комнате. Медея испуганно пискнула и цепко ухватилась за шею Ясона. Кстати, когда она не болтала без умолку, то казалась даже совсем красивой.

— А Медея — молодец! Ей за это — огурец! – пел Ясон, кружась по комнате, но в итоге, зацепился за что-то ногой и повалился с ней, хохоча, на вовремя подвернувшееся ложе. Упасть упал, а девчушка рук не расцепила. Наоборот вдруг крепко-крепко прижалась к нему всем телом. Ясон хотел было оторвать ее от себя. А та еще крепче вцепилась. И дышит, и шепчет что-то ласковое в ухо. Вот дура, не понимает, что ли, что Ясон – здоровый мужик. У него ж после Лемноса уже несколько месяцев ни одной женщины не было. Он еще раз попробовал отцепиться, но Медея не отпускала.

— Да провались оно все в тартары!

Ясон встретил ее губы. В конце концов, она сама этого хотела. И должен же он был хоть чем-то отблагодарить ее?

* * *

— Ты давно не приходила… —  осторожно заметил Гелий.

— Всего несколько дней

— До этого ты не пропустила ни одного занятия в течении… дай-ка вспомнить… кажется двенадцати лет.

— Ну Гелий, ну прости меня, — Медея осторожно погладила его по голове, — тут столько всего произошло, столько произошло, я сейчас тебе все расскажу.

Белоснежные чешуйки на загривке дракона встали дыбом. Ему всегда