Вера Суханова. Пчелиный путь


Восходит к небесам пчелиный путь,

За роем мыслей тянется забвенье,

Сирен небесных сладкогласно пенье

И манит, чтоб на рифы рифм толкнуть.

Дыханье жизни или проводник

В загробный мир, где царственный Вергилий

Плетёт венки из белоснежных лилий,

И падают они в живой родник.

Над ним клубится животворный пар,

В дремучих зарослях густой мелиссы

Неслышно зреют замыслы и смыслы

И пчёлы собирают их нектар.

Жужжит в прохладной чашечке цветка

Упорная добычливая жрица,

Пусть жизнь ее одно мгновенье длится,

А вечность, словно память, коротка.

* * *

Я не гоню непрошеных гостей.

Они, как судьи, судят, нужно ль время

Мне для моих подержанных страстей,

Тревог, высокомерий, треволнений.

И пусть сидят до первых петухов,

Я каждому из них придам значенье,

Я всех приму душой, хоть без грехов

Нет никого, и я не исключенье.

Пусть для кого-то гость – что в горле кость,

А я кочевница, мой дом – повозка.

Любой захожий – это плеть и гвоздь,

И цепь, и якорь, и печать на воске.

Я не гоню непрошеных гостей,

Гость промелькнёт, как миг, как век короткий,

Уйдёт, оставив горстку новостей.

Их можно до утра перебирать, как чётки.

* * *

Над Черноморским побережьем

Сияньем озарён восток,

Восходит солнце в славе прежней

И на зубах скрипит песок.

Под пеплом древности — селенья

Безлюдный сторожат залив,

От пережитого волненья

Глаза усталые прикрыв.

Прошли и годы, и народы.

Так много пало стран и стен,

Пока сюда сносили воды

И Танаис, и Борисфен.

Пока накатывали войны,

Пока гасили здесь умы

В злотворных испареньях поймы

Бельматые глаза чумы.

Мир — золотой орех — расколот.

Но кто-то всё же смог в пути —

Не наковальню и не молот, —

Частицу света обрести.

Замысел

У хищного солнца лучи жестковаты,

Но море залижет ожоги и раны.

Задуман закат над горами багряным,

Задуманы запахи чая и мяты.

И дыни даны на помостах дощатых,

Исполнены персики сладкого сока,

Дождались плоды заповедного срока,

Чтоб южный базар утопал в ароматах.

Прекрасно замыслена роща самшита,

Её тишина и крутые подъемы,

И птицы над нею висят невесомо,

Как будто бы птицами небо прошито.

Во всём наблюдается мысль и забота.

И дабы секреты не выдать все разом,

Дано ощущенье, что есть ещё что-то,

Чего не постигнут ни чувства, ни разум.

Живое Слово

У Иоанна Богослова

Есть несколько заветных строк

О том, что Слово было Бог

И что у Бога было Слово,

И это ключик от ларца.

Восславим же библиотеку,

Доставшуюся от Творца

Его творенью – человеку.

И прочитаем по складам

Великих тайн первоосновы,

Внимая не пустым словам,

А вечному живому Слову.

* * *

Жары распахнутые маки

Асфальт и камни накаляют,

И разомлевшие собаки

Земную жизнь превозмогают.

Здесь кипарисовые перья

Стоят без признака движенья,

Внушая зеленью — доверье,

И высотою — уваженье.

И море пенное расскажет,

Как древний мифотворец, складно

Об островах и абордажах,

Русалках и подводных кладах.

А небосвод, от зноя белый,

(Или от зависти и сплина)

Вонзает огненные стрелы

В загаром тронутые спины.

И высунув язык на берег,

Над чайками смеётся море,

Оглохшее от их истерик,

От их пронзительного ора.

А в глубине, манящей, зыбкой,

В морских таинственных колодцах

Мелькает золотая рыбка,

Блестит, но в руки не даётся.

СОЛОВУШКА

Закинув серебряно горлышко

До хрупкого шейного хруста,

О чем среди вётел, соловушка,

Поёшь ты и вольно, и грустно?

Невзрачная серая пташечка

Нашла в себе волю и силы

И песней — волшебною палочкой —

Весеннюю ночь сотворила.

Отважно восстав из ничтожества,

Отдав себя миру и мигу,

Забыв немоту и убожество,

Которые снова настигнут…

Умчится в чащобу дремучую

Умолкнувшая Филомела.

Отнимут тростинку певучую

От губ в тишине онемелой…

Рубрика: поэзия | Оставить комментарий

Александр Вайц. Затерянный мир


Сказка

Жили-были в одном царстве-государстве бедный крестьянин со своей женой. И была у них девочка по имени Красна. А в народе её называли Красна Душа. И росла у них девочка не по дням, а по часам. И росла она красивой, пригожей, приветливой, ласковой, обходительной и очень работящей. Уже с трёх лет девочка помогала матери по дому. То подметёт пол, то кур накормит. Девочка подросла и стала своей матери помогать на кухне. И теперь каждый раз, когда девочка помогает матери по дому, она поёт те прекрасные колыбельные песни, которым её мать научила. Кошка Мурка лежит на печи и слушает, и мыши в норках тоже. И после этого кошка Мурка крепко засыпает. И мыши теперь уже ничего не боятся в норках и начинают укладывать своих детей спать. Девочка ещё больше подросла и стала помогать своему отцу на поле. Отец каждый день нанимался со своей старой, тощей лошадью в работники. С раннего утра до позднего вечера крестьнин работает, а за свой труд почти ничего не получает. Когда отец пашет, семилетняя девушка вытирает пот с его льба. А когда отец садится отдыхать, она нарвёт для лошади травы. Потом сама садится и поёт свои песни:

“ В далёкой родной степи стоит белая берёза, берёзонька моя бела. И веет вокруг ковыль-трава. И зорька с красными боками извещает ей о близости утра. И пала на землю утренняя роса. И просыпается от сна белая берёзонька моя“.

А наверху очень низко летают птицы, чтобы услышать её песни. Вот однажды отец нанялся к одному богатому помещику, Натану, в работники. И с ранней зари до позднего вечера пахал землю на своей тощей лошади. А дочь Красна идёт возле лошади и утешает её и своего отца. Отец пашет  и вдруг видит:посреди поля стоит одинокое дерево.  И  откуда ни возьмись идёт к ним женщина не простая, а сама волшебница Миг. Она  идёт по полю к ним навстречу, как будто порхая. Подошла и говорит:

— Не угостите ли  меня вашим  хлебом, уж очень я проголодалась?

 Хотя у них был только один кусок хлеба, но они поделились, они поделились им с ней.  И та поблагодарила их и сказала:

— Когда вам будет очень плохо и нечего будет есть и пить, придите как-нибудь сюда и постучите три раза по дереву, которое стоит посреди этого поля, и я в миг помогу вашей беде.

Она взмахнула свой волшебной палочкой и вмиг исчезла, а дерево осталось посреди поля расти. Прошло два года, крестьянин прожил свой век и помер, а за ним и жена. Так осталась девочка одна на белом свете, и у нее не осталось ни кусочка хлеба. И девочка направилась к помещику Натану – наняться в работницы. Получила она работу на кухне: подмести пол, помыть посуду и убрать со стола. Богатый Натан всегда заставлял своих слуг работать с раннего утра до познего вечера. Плохо кормил их и поручал им тяжёлую работу, посильную для двух или трёх человек. И говорил всегда, что лишних ртов ему не нужно. А если ему  не нравилось, как слуги делают свою работу, он их стегал плёткой. Сам жил в своё удовольствие, а девочке Красне сказал:

— Твой кусок хлеба лежит на столе. Питайся крошками и обглоданными костями.

Сам же устраивал в своём владении пышные гулянки, очень гордился своим богаством и нахвалился им перед своими гостями. Его собакам жилось намного лучше, чем его слугам. Слуги спали на соломе, а собаки – на очень красиво отделанных кружевами подушках. Помещик Натан всегда ворчал, что его владение не самое богатое. Как-то в очередной раз он вышел осмотреть свои владения. И в это же время вышла и бедная девушка Красна. Она вспомнила добрую волшебницу, которая им сказала: «Если вам будет очень плохо, то вы придите на это  поле, где  растёт одинокое дерево  и постучите по нему три раза, и я появлюсь в тот же миг».

И Красна прямиком направилась в поле, к  тому дереву. А помещик, пока осмотрел все свои владения, пришёл на поле, где росло дерево по позже. Девушка постучала по пустотелому дереву три раза. И волшебница Миг мгновенно появилась и спросила, что привело её сюда. И Красна ответила, что ей тяжко в этом царстве, у этого помещика жить. Тут волшебница посередине поля взмахнула своей палочкой, и девушка оказалась в царстве Красоты и Доброты в Затерянном мире.

И Красна вошла в тот мир и больше оттуда не вышла. Ей жилось там очень хорошо. В том мире были все растения и животные, которые уже давным–давно считались на земле вымершими. И все хищные звери, драконы и динозавры питались травой, а не мясом. Все жили там в мире и согласии. И все безбоязненно ходили, куда им вздумается, могли спать друг возле друга без всякого страха. И весь их мир был такой красивый и цветущий, что звери и птицы жили там  вечно. В том мире уже жило много хороших людей, которых волшебница Миг забрала к себе из земного мира. И все люди там жили вечно, в мире, согласии и любви.

А богатый помещик обошёл свои владения и дошёл до середины поля,  где росло одинокое дерево, а там встретила его волшебница  Миг. Она спросила его, куда он путь держит. А он ей ответил:

— Осматриваю мои владения, моё богатство.

— Значит, ты в государстве самый богатый помещик?- А тот ей в ответ:

— Да нет, есть ещё богаче меня.

И волшебница спросила его:

— А хочешь ли ты приумножить твои богатства?

Загорелись сразу глаза у помещика от слов «богатство», и он с радостью ей ответил:

—  Да!

Волшебница Миг махнула своей палочкой, и перед ним оказалось оптическое зеркало, и он увидел в том мире очень, очень богатую жизнь. Волшебница показала ему вход в зеркало-лабиринт. Он с удовольствием зашёл  в тот оптический мир, но выйти он не смог, выхода не нашёл. И волшебница Миг сказазала:

— В этом мире у тебя было всё, а у других ничего. За твою алчность и жестокость ты будешь жить в этом мире в нужде, страхе и в постоянной опасности. На всю свою жизнь останешься там и будешь мучиться, пока ты не умрёшь.

Ведь в том мире, где он находился, жизнь была смертна. И он получил всё по заслугам, сполна.

Труд и доброта на этом свете огромная сила, которая двигает человека к хорошему. Для этого нужно вам нести людям доброту и ласку и бумеранг доброты и ласки возвратиться непременно к вам обратно. А стремление к богаству откиньте от себя, ведь она только зарождает у людей зависть и ненависть к вам.

Эта сказка о том, что нельзя зазнаваться и стремиться к  богаствам, ставить себя или своих любимих животных выше других.

Тут и сказки конец, кто читал и слушал, тот молодец.

Рубрика: проза | Оставить комментарий

Анатолий Нестеров. Всё повторяется в природе


* * *


Всё повторяется в природе:

и этот дождь, и этот гром,

и эти птицы в небосводе,

которых меньше с каждым днём,

и грусть осенняя мелодий,

и первый поцелуй зимы.                                                                                               

Всё повторяется в природе,

Не повторяемся лишь мы.

*  *  *

Венеция венчала встречу

и в узких улочках постиг,

что мы на этом свете вечны,

но только миг, лишь только миг.

Я очутился в мире неком,

гондолы плавают везде.

И власть воды над человеком

здесь ощутима, как нигде.

Но словно дикий зверь в загоне —

волна, за ней опять волна…

Вода закована в бетоне

и власть её не так страшна.

Всё в этой жизни – ожиданье!

Всегда маячат рубежи.

Что вечность?

Только мирозданье!

А миг –

              единственная жизнь!

*  *  *

Занесло меня в Линьяно,

где у берега морского

дни мои, как из тумана,

выплывают снова.

Никогда здесь в жизни не был,

я здесь пасынок —

                             не сын!

Здесь такая ж синь у неба,

как в российском небе синь.

Может быть, чуть-чуть синее,

чем на родине моей.

Но не значит, что сильнее

полюбил я, что синей.

Ты прости меня, Линьяно,

я забуду, пусть не вскоре,

дни, что прячутся в тумане,

волны, плещутся, что в море.

И однажды, может, ночью

я проснусь от синей грусти.

Захочу в Линьяно очень,

зная, море не отпустит.

*  *  *

Меня не надо на поруки

воспоминаньям отдавать.

Во мне живут ещё разлуки

и те случайные слова.

Я разделил всю жизнь на части,

себя, а не других виня…

Больные дни моих ненастий

потеряно зовут меня.

Но мне не хочется им верить,

хотя я знаю всё равно:

приобретенья и потери

понять нам поздно суждено.

*  *  *

Что цыганка мне нагадала —

не сбылось, ничего не сбылось.

И несбыточно над годами

предсказание пронеслось.

К этим играм я не причастен,

юность кончилась… грусть не нужна.

… Иногда мне кажется счастьем

то, что жизнь нам однажды дана.

*  *  *

Может, ветер летучий

набежит и разгонит…

И тогда эти тучи

полетят, словно кони.


Полетят ошалело,

не вернутся обратно.

Пустяковое дело,

но светло и приятно.


Станет радостней, лучше…

Что стряслось, в самом деле?

Ничего! Просто тучи

быстро вдаль улетели.


И от этого факта

не уйти, как от песни.

Удивительно как-то

стала жизнь интересней.

*  *  *

О наивность простая:

все мечты –

иллюзии быта!

Это часто

о небе мечтают,

когда крылья к земле

прибиты.

Разве можно вздохнуть

облегчённо,

если звёзды берёшь

на поруки,

если бродишь

навек обречённый

на стихи,

на любовь,

на разлуки…

* *  *   

Я в юности болел

Бодлером то и дело.

В меня вошёл Бодлер,

Душа моя болела.

Что сделал он со мной?

И как мороз на ивы,

с бодлеровской  душой

ворвался в жизнь наивно.

Но я не обалдел

и  не был обалделым –

в меня вошёл Бодлер,

но я не стал Бодлером.

*  *  *

В эту ночь играла скрипка,

грусть пытаясь превозмочь.

Было сумрачно и скрытно

в этом мире в эту ночь.

За окошком на просторе

пел смычок… Играл скрипач

что-то светлое, простое,

но похожее на плач.

И хотелось ночку эту

мне запомнить наизусть.

Только знал я, что с рассветом

канут музыка и грусть.

*  *  *

На склоне лет нас тянет к прозе,

но иногда, как выстрел, ток,

как поцелуи на морозе,

в сетях мы бьёмся чьих-то строк.

Отозвалось чужое слово,

а я не вытянул игру…

Но прозы разорву оковы

и с рифмой на губах умру.

Рубрика: поэзия | Оставить комментарий

Рита Волкова. Греция: в лабиринте запахов


У древних греков была великолепная фантазия, поэтому они не могли обойти стороной богатый окружающий мир цветов и растений. Из глубины веков античные мифы и эллинские легенды повествуют нам об истории их чудесного сотворения. За неизбежное угасание  и  последующее возрождение природы отвечала богиня весны Хлорида, также покровительствующая земледелию и растительности в целом, в противовес римской богине Флоре.

Название рода травянистых и полукустарниковых растений — полынь — связано с именем вечно юной Артемиды — богини луны и охоты.

Лавр же считался священным растением златокудрого Сребролукого бога света  — Аполлона. Его ароматными «смолистыми» листьями окуривали помещение, он применялся и при религиозных ритуалах.

Цветок со сладко-пудровым благоуханием — ирис был назван именем вестницы богов Ириды, грациозно сходившей по радуге на землю.

Богиню  любви и  красоты — Афродиту неизменно окружали цветущий мирт, белые розы и нежные фиалки.

Именно белые розы росли в саду у Афродиты. Однажды её возлюбленного — лесного охотника Адониса смертельно ранил вепрь, и богиня бросилась к нему, не разбирая пути, прямо через тернистый сад. Афродита не заметила, что шипы роз впивались ей в ноги. Кровь капала на белые лепестки цветов, превращая их в рубиново-красные. Обезумевшая от горя, она спрятала его труп в латуке. По твердой воле богини, он вернулся из подземного царства и был превращен в цветок анемона.

Желтовато-белый с маленькой коронкой цветок вырос на месте гибели самовлюбленного и гордого Нарцисса —  сына речного бога Кефиса и нимфы Лириопы (Лаврионы).

Ароматными символами покровителя путешественников —  Гермеса были «медовый» гиацинт и пряный майоран. Богини плодородия Деметра и Персефона получали в знак особого почитания венки из золотых колосьев пшеницы или других зерновых.

В мифах Эллады также фигурирует юноша необычайной красоты по имени Гиацинт, в которого влюбляется сам Аполлон!

Стоит упомянуть также о боге лесов и полей — Пане и нимфе Сиринге, которая превратилась в сиреневый куст, спасаясь от влюбленного в нее лесного божества. С тех пор  пастухи из стеблей сирени делали свирели, сладкозвучное пение которых нельзя было забыть.

Плющ считался эмблемой любви и веселья, а также растением Вакха — бога виноделия. Сельдереем украшали гробницы и делали венки для победителей Истмийских и Немейских игр.

Согласно древнегреческой легенде, Афина Паллада убила свою возлюбленную, ведь нимфа Мирсина задела ее самолюбие. Богиня раскаялась, но было поздно. Боги Олимпа, увидев ее отчаяние, подарили Палладе  куст мирта с едва уловимым эвкалиптовым и камфорным запахом.

Около небольших речек и ручьев жила нимфа Мента, создавая атмосферу свежести и прохлады. Там находили свой приют усталые путники, а больные исцелялись. Мента олицетворяла собой человеческий разум и покровительствовала философам. Но однажды прекрасную нимфу увидел владыка подземного царства Аид и влюбился, а его ревнивая жена превратила Менту в лекарственное растение.

Трава железницы обладала заживляющим свойством от ран, полученных металлическим оружием. Так, кентавр Хирон исцелился от яда Лернейской гидры всего лишь с помощью маленьких синеньких цветочков василька.

Unicode

Синеглазый лён обладает особой красотой, его выращивали для  производства ткани виссона в Элиде и на Аморгосе, а также для сетей и парусов — с Понта и из Македонии. Льняное масло с его выраженным травянисто — ореховым вкусом использовал в своей медицинской практике знаменитый древнегреческий целитель, врач и философ — Гиппократ. В античной мифологии растение связывали с именем Лина — сказочного певца и величайшего музыканта, жившего в гроте на Геликоне, горе Муз.Он, вступив в музыкальное состязание, был убит Аполлоном за дерзость.

Густой кустарник  лабданума оказывал благоприятное воздействие на настроение и заметно расслаблял, ведь по своему воздействию он схож с натуральным мускусом и амброй. «Критский ладан» греки собирали с овечьей шкуры, куда он попадал, когда овцы бродили среди растений, выделяющих смолистый сок. Затем смолу лабданума местные жрецы воскуривали в храмах, посвященных тем или иным античным богам.

Особо кpупные дубы в Древней Греции считались статуями «дарователю жизни» — Зевсу. Ветка дуба символизиpовала непреодолимую силу, хтоническую мощь и знатность pода, дубовыми венками нагpаждались только самые хpабpые воины.

У эллинов деpевья находились под покpовительством нимф — дpиад и гамадpиад. Считалось, что тот, кто сажает деревья и ухаживает за ними, пользуется особым pасположением этих мифических существ. Гамадpиады, в отличие от дpиад, pождались вместе с деpевом и вместе с ним же умирали.

В священных рощах древние греки вешали бронзовые гонги, которые при дуновении ветра гремели подобно грому. Даже собаки не осмеливались преследовать добычу в этих святых местах, а стояли снаружи и лаяли. Согласно неписаному правилу, если кто-то из осужденных прятался в священной лавро-кипарисовой роще Дафны, то становился недосягаемым. Однажды Эpисихтон пpиказал сpубить дуб в pоще богини Деметpы. Из деpева застpуилась кpовь, а нимфа, обитавшая в дубе, умиpая, пpедсказала возмездие осквеpнителю: богиня Деметpа наделит его ощущением неутолимого голода.

Но так ли прекрасен был древний мир, известный нам лишь по античным фрескам, мраморным статуям богов,бронзовым или керамическим амфорам?

Древние города представляли собой каменные дворцы окруженные бедняцкими лачугами, в которых пахло отнюдь не розами и фиалками, а продуктами жизнедеятельности и пищевыми отходами. Известно, что репчатый лук благородные греки считали пищей варваров и простолюдинов. Тому свидетельствуют записи древнегреческого историка Геродота, а античный комедиограф Аристофан, желая указать на принадлежность какого-нибудь из действующих лиц к простому народу, писал: «От него несет луком».

К тому же не все жители Эллады совершали омовения в античных банях — термах. Обычным явлением были запахи пота, немытого тела, грязных, сальных волос. Более того греки использовали вместо мыла оливковое масло, которым умащались и снимали его вместе с грязью и отмершей кожей специальными скребками — стленгисами, а также  пемзой. Женщины делали омолаживающие маски из виноградного сусла, которое зачастую имело гнилостный дух или пахло брагой.

Сегодня Греция встречает гостей оранжевым солнцем  — ярким аккордом цитрусовых, а именно: искрящимися, острыми, терпкими лимонами с прохладными травянистыми аспектами; сладкими мандаринами с отчетливыми восковыми и фруктовыми нюансами; апельсинами с немного терпкими и пряными нотами цедры. Тем, кто хочет отведать самых вкусных апельсинов, говорят, надо побывать в садах Арголиды.

Как верно подметил поэт Константин Бальмонт: «В солнце звуки и мечты, ароматы и цветы все слились в согласный хор, все сплелись в один узор». У апельсина даже  цветы обладают восхитительным ароматом, который напоминает жасмин, но с терпкими и сладкими нюансами с индольными и каучуковыми нотами. Флердоранж, так называют апельсиновый цвет, считается цветком невесты, который символизирует невинность, красоту и молодость, ведь начиная с XVIII века в Европе это традиционный «цветок для свадьбы». Главный Олимпиец — Громовержец Зевс преподнес Гере в качестве свадебного подарка великолепные апельсиновые сады. Каждый день богиня  устраивала омовения в апельсиновой роще и вдыхала аромат распустившихся цветов, тем самым возвращая себе девственность. Тем самым она продлила свою брачную ночь на 300 дней.

В Греции растет удивительный фрукт — мушмула японская. Своей кисловато-сладкой мякотью она напоминает грушу и черешню и никого не оставит равнодушным!

А сочные сладкие яблоки и медовые груши  здесь произрастают практически в любом дворе. Особым спросом пользуются «наливные  яблочки», выращенные на склонах Пелиона, в Эдессе и Аридее. Среди местного населения особо популярен сорт груш под названием «Кристалия».

Разные сорта винограда обладают своим уникальным ароматом. Красный — тонким и терпковатым оттенком, белые сорта — приторно-сладкие или сочные с легкой кислинкой. Известно, что Греция по объемам экспорта вина уступает только Италии и Испании, поэтому  40% территории Пелопоннеса отведено под виноградники. Виноградные угодья на Крите, Ионических островах, а также в Аттике, Македонии и Фессалии впечатляют, ведь им незримо покровительствует бог виноградарства — Дионис. Он принимал в дар от служителей культа венки из плюща, хмеля и виноградных лоз. Жители Эллады подслащали вино мёдом, в лечебных целях добавляли в него тмин, мяту и другие травы, а также  приправляли сосновой смолой и смешивали с духами.

Даже варвары уважали греческое вино, но пили по-скифски, не разбавляя его водой, и естественно напивались до скотского состояния.

Но, например, в гомеровском гимне к Деметре, богиня отказывается от красного вина и пьёт кикеон из воды, муки и мяты.

Нежный, ненавязчивый запах инжира достаточно экзотичен, хотя первые сведения об этом фрукте известны еще со времен знаний о виноградной лозе. В Древней Греции инжир являлся символом плодородия; считалось,что пить вино и есть инжир, значит иметь все блага жизни. Фрукт помогал спортсменам восполнять утраченную энергию, атлеты ели его во время своих тренировок. Знаменитая Клеопатра любила лакомиться инжирами, известно, что змея, убившая египетскую царицу была принесена в корзине, наполненной смоквой.

Говорят, что в Греции всё есть! Есть там и банан — съедобный плод культивируемых видов рода Банан. Существует мнение, что банан — «райский фрукт», искушавший «ветхозаветных» Адама и Еву. Его запах свежий и нежный, несмотря на сладкий вкус. Мелкие бананы здесь местная диковинка. Банановые пальмы плодоносят на Крите круглый год.

Свежевыстиранным бельем пахнет в афинских двориках. Многие жители по — старинке сушат свое белье во дворе, на солнце. На смену въедливому запаху стирального порошка приходит солоноватость  морского бриза с терпкой пряностью базилика и померанцевой горечью. Горшки с фиолетово — зелеными кустиками базилика повсюду: на плоских крышах, на лестницах, на заасфальтированных или выложенных камнем узких дорожках. С ними соперничают только розы, пышно цветущие, как в больших кадках на открытых верандах, так в маленьких горшочках на тесных балконах.

Древнегреческая же кухня не отличалась  особыми изысками ввиду ограниченного числа выращиваемых сельскохозяйственных культур. В основе блюд лежала так называемая «Средиземноморская триада», куда входила пшеница, оливковое масло и вино. О кухне и культуре еды в Древней Греции рассказывают нам литературные источники.Например, комедии Аристофана и цитаты грамматика Афинея. Разумеется,что в разные периоды в различных частях греческого мира кухня заметно отличалась, ведь существовали социальные различия.

В классический и более поздний периоды на полях кроме ячменя и пшеницы выращивали бобовые и бахчевые  культуры, капусту, морковь, лук, чеснок, артишоки, репу, редис, огурцы, а также цветы, мяту и лекарственные травы.

Оливковое масло было основным продуктом питания большинства населения. Масло первого отжима шло в пищу, для ритуалов и обработки мрамора статуй, для живописи, лекарств и притираний. Второй отжим давали в пищу рабам, а третий — на светильники.

Спартанцы в основном ели «чёрную похлёбку» из свинины, соли, уксуса и крови. Кушанье в других полисах считалось исключительно невкусным. Среди эллинов была в ходу шутка: «человеку, которому приходится регулярно есть спартанскую похлёбку, не будет дорожить своей жизнью».

Говоря о запахах стоит упомянуть и о мире парфюмерии. В Древней Элладе пантеону богов соответствовал целый букет ароматов, ведь каждый небожитель ассоциировался с определенным запахом, сопровождающим религиозные ритуалы.  Искусство парфюмерии пришло в античный мир из Египта, где свято верили, что боги станут  благосклонны к людям, если они будут хорошо пахнуть и окружать себя приятными ароматами.

В Древней Греции было налажено производство и импорт ароматических ингредиентов. Мягкий климат и природное богатство края способствовали великолепной добыче ароматических масел. Эллины предпочитали умащивать каждую отдельную часть тела разными ароматами. Для приготовления косметических мазей  ароматические растения (розу, ирис, лилию, майоран, анис, шалфей и тмин) смешивали с оливковым, ореховым или касторовым маслами. Именно греки впервые стали добавлять пряности и специи в парфюмерные композиции, без которых сегодня не мыслим ни один «восточный» аромат. Духи продавали  в маленьких керамических сосудиках в форме миниатюрных бюстов богов и фигурок животных.

Дворцы окуривались благовониями среди которых преобладали ароматы с лавандой, в воду мраморных фонтанов греки добавляли душистые масла. Во время празднеств кропили ароматами даже голубей! Воркующие птицы порхали над пирующими, не только услаждая нос гостям изысканными запахами, но избавляя их от сильного опьянения. Во время похоронных обрядов также использовались благовония, омовение и умащение усопшего ароматическими маслами.

По мнению парфюмера — исследователя Джейн Хендлер: «Натуральные запахи стимулируют древнейшую часть нашего мозга, называемую лимбической системой, а запахи растений и эфирных масел буквально вписаны в нашу ДНК. Это запахи, которые вдыхали наши предки, поэтому они оказывают сильное влияние на нашу память и эмоции таким вот древним и мощным способом».

На сегодняшний день в стране процветает множество косметических и парфюмерных компаний, применяющих в своих продуктах только натуральные ингредиенты, в частности, национальный символ Греции — оливу; ценнейший парфюмерный компонент — шафран и кипарис, призванный создавать впечатление спокойствия и отдыха на  Средиземноморье. 

Греческие корни «помогли» Николасу Мамунасу,7 лет проработавшему в модном доме Rochas, стать успешным парфюмером. Некоторые его парфюмы уже не выпускаются, но их  до сих пор считают классикой! Николас Мамунас в каком-то из своих интервью сказал, что «аромат — необъяснимая прелесть, имеющая власть как над животным, так и над человеком. Запах ведет нас туда, где заканчивается тело и начинается душа». Его парфюмы олицетворяют  цитрусовые сады среди хрустальных вод горной реки (Eau de Rochas), загадочную женщину с «греческим характером» — яркую индивидуальность с  собственным взглядом на жизнь, который она не боится противопоставлять мнению общества (Mystere Rochas), и современного мужчину в образе пана, который резвится в кругу веселых нимф в рощах Аркадии (Macassar Rochas).

Рубрика: статьи | Оставить комментарий

Марк Некрасовский. Тесей


Посвящается героям прошлого,

настоящего и будущего.

Действующие лица:

Тесей, сын Эгея и Посейдона*.

Эгей, царь Афин.

Медея, жена Эгея. Бурная биография.

Мед, сын Эгея и Медеи.

Минос, царь Крита, сын Зевса.

Минотавр, сын Миноса и Посейдона, явившегося

под видом быка и жены Миноса Пасифаи. Не

признаётся отцом. Живёт в подземелье. Грозная боевая сила.

Ариадна, дочь Миноса и Гелиоса.

Зевс – верховный бог.

Гелиос, бог Солнца. Дедушка Ариадны.

Посейдон, бог моря. Отец Тесея и Минотавра.  

Первый товарищ

Второй товарищ

Ватага Тесея, родственники Эгея, челядь.

Первая подруга

Вторая подруга

АКТ 1.

СЦЕНА 1.

АФИНЫ.

Тесей и его товарищи стоят перед воротами

дворца Эгея. Тесей одет в дорогие доспехи,

шлем венчает плюмаж. Его товарищи одеты

разномастно. Дорогая одежда сочетается с

рванной, нищенской. Все вооружены. На лицах

следы боёв.

ТЕСЕЙ:

Я собрал ватагу храбрых, все один в один,

И над ними я единый бог и господин.

Впереди нас ждёт лишь слава, сзади только тьма

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

Нет, домой нам всем возврата, ведь наш дом

тюрьма.

ТЕСЕЙ:

Нас романтиков дороги, лишь дорога ждёт.

Пусть Эгей умрёт от страха, когда сын придёт.

Что, отец, совсем не ждал ты нового сынка?

Видно сразу на расплату, что кишка тонка.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Говорят, есть претенденты, а престол один …

ТЕСЕЙ:

Вражьей кровью окроплю я путь свой до Афин.

И клянусь я Посейдоном, он мой Бог — отец. * 

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

Оправдание большое, если ты подлец.

ТЕСЕЙ:

Что Афины завоюю, славу на века …

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Заодно и я пограблю афинян слегка.

Трубят трубы, бьют барабаны, открываются

ворота. На троне сидят царь Эгей и его жена

Медея. Рядом стоит их сын Мед, а чуть дальше

стоят племянники Эгея и его челядь. Тесей и его

товарищи входят во дворец, и Тесей обращается

к Эгею. 

ТЕСЕЙ:

Здравствуй, папа. Познакомься. Я твой сын Тесей.

Я приплыл к тебе с приветом матери моей.

Помнишь, посещал ты Трезен** много лет назад?

По глазам, отец, я вижу, ты мне очень рад.  

____________________________________________________________

* Каждый великий герой имел двух отцов: земного и божественного.

** Город, где родился Тесей.     

 ЭГЕЙ (шепчет Медее):

Я клянусь великим Зевсом — там я не бывал.

 (громко)

Дорогой сынок, любимый, я тебя так ждал.

Ради праздника такого мы устроим пир.

Ты в моём семейном клане дорогой сапфир.

Так же очень рад я видеть и твоих друзей.

МЕДЕЯ (шепчет Эгею):

Лучше он бы провалился с бандою своей.

Трубят в трубы, бьют барабаны.

Закрывается занавес.

АКТ 1

СЦЕНА 2.

Афины. Пустой тронный зал. Входят Эгей

и Медея. Эгей с расстроенным выражением

лица. Медея как всегда надменна.

ЭГЕЙ:

Это Зевс послал мне кару за мои грехи,

Вновь прибывшие ребята злобны и лихи.

На пиру устроил ссору сукин сын Тесей.

Эта сволочь перебила брата сыновей. *

МЕДЕЯ:

Но за это благодарность стоит объявить

Сразу столько претендентов взять и истребить.

Кстати, есть одна идея. Всё она решит.

Не послать ли нам Тесея да на остров Крит.

Там в подвалах лабиринта бродит Минотавр.

Он не знает поражений. Только звон литавр

Освящал его победы. Скольких он убил.

На десятка два Тесеев хватит ему сил.

Не убьёт он Минотавра. Слишком тот силён.

А убьёт, так лабиринта не покинет он.

Отсылай их всех скорее. Это мой совет

Для тебя ведь кроме Меда больше сына нет  ____________________________________________

* Тесей убил 50 двоюродных братьев (Палантиды)    

 Эгей дёргает за верёвку, раздаётся звон

колокольчика. На сигнал является стражник.

 ЭГЕЙ:

Позовите мне Тесея, пусть скорей придёт,

Объявите: царь Афинский в тронном зале ждёт.

Слуга уходит. Через некоторое время приходит

Тесей с товарищами. Настороженны. Руки на

 оружии.

 ЭГЕЙ:

Совершили преступленье, это тяжкий грех.

Есть работа в искупленье у меня для всех.

У надменного Миноса было сына два,

Но недавно покатилась одного глава.

Победил он всех на Играх, этакий наглец.

И за это обеспечил я ему конец. *

Вот за этакую шалость штраф я получил

И терпеть такую низость, нет уж больше сил. **

Посылать Миносу должен — девушек, парней

Не простых, а очень знатных в городе семей.

Как своих детей он хочет всех их воспитать

И такою дружбой может нас и Крит связать.

Из-за этого в Афинах очень моден Крит.

Каждый выехать на остров так и норовит.

Правда, распустил я слухи будто Минотавр

Поедает всех к обеду сразу без приправ.

Минотавр их главный козырь, сила только он.

Победишь его, получишь ты в подарок трон.

Отправляйся ты в дорогу, хватит больше ждать.

Ветер есть сейчас попутный, нужно отплывать.

ТЕСЕЙ:

Да трудна моя задача, да ведь сладок приз

Ради этого готов я на любой каприз.

Разрешу твою проблему в драке я мастак.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

Я скажу вам откровенно наш Тесей дурак.

Все расходятся. Свет гаснет и освещается

маска Посейдона.

ПОСЕЙДОН:

Заказали брату брата. *** Согласился тать.

Что за подлые людишки, как их уважать?

Убивают, врут друг другу, и не чужды краж

Решено: умою руки. Я им всем не страж.

                               ___________________________________________

* Эгей убил сына Миноса Андрогея, позавидовав его победам на Олимпийских играх.

** Штраф: раз в 9 лет присылать 7 юношей и 7 девушек на Крит.

*** Братья по божественному отцу

АКТ 2.

Сцена 1.

Остров Крит. Гавань. Тесей и его два товарища,

на палубе корабля, обсуждают положение.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Нет сильнее Минотавра. Настоящий бык,

В лабиринте он ведь дома. К темноте привык.

Очень трудную задачу задал нам Эгей

Видно очень царь сей, хочет гибели твоей

Может, поплывём мы дальше. Мир ведь так велик…

ТЕСЕЙ:

Отступившие герои потеряют лик.

Кем я буду для потомков, если отступлю

Лучше сам себя на месте я сейчас убью.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Отступить всегда мы можем, чтобы побеждать

Нужно тайную их слабость взять и отыскать.

Очень нужен нам союзник. Так считаю я.

Эту тайну только знает лишь его семья

Женщина, когда полюбит, лишь верна любви.

Назови её любимой, счастьем назови,

Зачаруй её словами и тогда она

Всё пройдёт и лед, и пламень лишь тебе верна.

Выбирай, есть мать и дочка, пламя иль искра

Знаю я, что нам помогут лишь любви ветра.

ТЕСЕЙ:

Говорят, что Пасифая любит погулять.

Если так, то выбираю вместо дочки мать.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Ты к таким здоровым бабам вовсе не привык.

Для неё ты очень нежный, ей ведь нужен бык. *

ТЕСЕЙ:

Ну, а что же Ариадна? Может быть она?

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Кровь её сейчас играет брызгами вина

Очень любит она танцы, шутки, игры, смех.

ТЕСЕЙ:

Если так, то завоюю у неё успех.

Нет здесь лучшего танцора, я ведь чемпион.

И к тому же я красавец. Многому учён.

Завтра будет конкурс танцев. Минос объявил.

Я пойду сейчас прилягу, чтоб набраться сил.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Повезло нам с командиром. Истинный герой.

Охмурять ему девчонок, знаю не впервой.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

Да умнее командира в мире не сыскать

Кроме этого он может: пить, гулять и спать.

АКТ 2.

Сцена 2.

Крит. Дворец Миноса. Тесей танцует посреди

зала. Вокруг стоят придворные Миноса и

смотрят на него. Две подруги Ариадны

обсуждают Тесея. Ариадна подслушивает их

разговор.

ПЕРВАЯ ПОДРУГА:

Как красиво он танцует. Как прекрасен он.

Не Тесей, а бог с Олимпа. Юный Аполлон.

По манерам и одежде видно, что герой.

Я ему сегодня ночью проиграю бой.

ВТОРАЯ ПОДРУГА:

Брось подруга эти речи. Больно ты хитра.

Лучше я с ним повоюю с ночи до утра.

ПЕРВАЯ ПОДРУГА:

Я тебя на день моложе…

ВТОРАЯ ПОДРУГА:

                                   Выше ростом я…

ПЕРВАЯ ПОДРУГА:

Ты мне больше не подруга…

ВТОРАЯ ПОДРУГА:

                                   Ты сама свинья…

АРИАДНА:

Это, что здесь за делёжка. Не про вас Тесей.

Вы б подумали немножко кто здесь всех главней

Кто главней – того добыча. И закрыли рты.

Нет в вас девки и на каплю женской красоты.

Красота удел знатнейших. Здесь вы не нужны

И мне больше не мешайте. Стали у стены.

Ариадна уходит. Подруги перестают ссориться

и начинают обсуждать Ариадну.

ПЕРВАЯ ПОДРУГА:

Обнаглела Ариадна – «Символ красоты».

Присмотрись к ней – Минотавра вылезут черты.

ВТОРАЯ ПОДРУГА:

Мне герой совсем не нужен. Ни к чему Тесей.

Я смотрю, он слишком занят миссией своей.

Мне бы, что-нибудь по проще. Так ведь веселей.

Может лучше, заарканим мы вот тех парней.

Показывает на проходящих мимо приятелей

Тесея. Обращается к ним.

Вы ребята не герои? Нам герои не нужны

Ведь герой всегда в походе, а не дома у жены.

Для него всего важнее новый подвиг совершить

Мы с подругою не дуры, чтоб «таких» любить.  

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Мы девчонки в вашем вкусе.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

                                               Для вас рождены 

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Может мы примерим маски мужа и жены…

Обе пары уходят. Появляются Тесей и Ариадна.

ТЕСЕЙ:

О себе я петь не буду, я не соловей,

Но скажу во всей Элладе нет меня сильней.

Я ищу себе девчонку, чтобы мне под стать,

Чтоб вдвоем могли по жизни дружно мы шагать

АРИАДНА:

Поняла. Ты предлагаешь стать мне под венец.

Для меня мужик без власти не мужик — самец.

Если завоюешь царство, стану я женой.

Ты, Тесей, за мною будешь, словно за стеной.

ТЕСЕЙ:

Я не царь, но обещали мне в награду трон,

Если будет твой братишка мною поражён 

АРИАДНА:

Вечно братик мне мешает. Давит на корню.

Решено — твоей я буду. Криту изменю.

Мой братишка глупый парень. В дружбу верит он.

Подружись, найди мгновенье и получишь трон.

Дам тебе волшебный факел. Брат мне подарил,

Чтоб без всякой передышки он тебе светил,

И ещё привяжешь крепко ты у входа нить,

А иначе ты до смерти будешь там ходить.

Но запомни — я царица, без меня ты ноль.

Обращаясь к Богам:

Смерть братишки вызывает в моём сердце боль…

Свет гаснет и освещается маска Гелиоса.

ГЕЛИОС: 

Ариадна, Ариадна как же ты могла?

Отдала подарок брата. Нить врагу сплела.

Не испечь из тела брата свадебный пирог

У предательства печальный был всегда итог

Думаешь, милей на свете парня не найти

Помяни, тебя он бросит где-то по пути

Будешь жить мечтой о мести. В сердце будет мрак.

Не вернёшь тогда былого, и не свиснет рак.

Но не слышит Ариадна. От любви пьяна…

Ариадна, Ариадна, пробудись от сна  

АКТ 2.

Сцена 3.

Пристань. Тесей беседует со своими друзьями.

Вид у Тесея помятый. Запах перегара и мешки под глазами.

ТЕСЕЙ:

Привязал я возле входа Ариадны нить

И давай по лабиринту как дурак ходить.

Сколько шлялся я не знаю, но ходить устал.

Хорошо, что Минотавра всё же повстречал.

Оказался славный парень. Хоть и страшен лик

Оробел я по началу, но затем привык.

Развесёлый собутыльник. С ним мы надрались

И, как водится, по пьянке в дружбе поклялись.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Нету крепче этой дружбы.

           (в сторону)

                                 Как тут не съязвить?

 (к Тесею)

Извини, что прерываю твоей речи нить.

ТЕСЕЙ:

А потом пошли мы к бабам. Пьянки апогей.

Я зарезал Минотавра. Радуйся, Эгей.

Сделать было это просто. В спину нож всадил.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Ты бы лучше бы об этом меньше говорил.

Не геройский был поступок. В спину убивать.

Так, что правду нам не стоит людям открывать.

Мы придумаем легенду, как тяжёл был бой

И, конечно же, в легенде будешь ты герой.

Ариадна — вот проблема – скажет, что народ?

Ты ведь каждому в Афинах не прикроешь рот.

Ей припомнят Минотавра и припомнят Крит.

Ей предательство такое, вряд ли кто простит.

Ариадна не царица. Не видать ей трон.

ТЕСЕЙ:  

Может с нею породнится папа Посейдон.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Утопить свою невесту? Надо совесть знать

Лучший выход Ариадну где-то потерять

Объяснишь ты Ариадне, что наш труден путь

Если встретим в море остров надо отдохнуть.

Ты устрой девице праздник. А как ляжет спать,

Не зевай тогда, дружище, надо отплывать.

И опять орёл ты вольный, Никаких забот.

 И никто тогда в Афинах не откроет рот.

ТЕСЕЙ:

А какой мне выбрать парус? Дай ты мне совет.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Чтоб порадовать Эгея, нужен чёрный цвет.

Пусть подумает «папашка», что ты был убит

И корону символ власти «папа» сохранит.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Я, друзья, «свою» не брошу. Мне она нужна.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ:

Я с тобою солидарен – лучшая жена

Та, чья мама проживает в месяце пути

И мамаша та не знает, как твой дом найти.

Появляется Ариадна и её подруги

 ТЕСЕЙ:

Ариадна, этой ночью мы не будем спать

Все заснут и нам тотчас же нужно отплывать

 АРИАДНА:

Мы отправимся за счастьем. Счастье впереди.

ТЕСЕЙ:

Ты приданое с собою, кстати, захвати.

АРИАДНА:

Будет дом у нас и дети, и почёт, и власть…

ТЕСЕЙ (в сторону):

Ничего пусть помечтает. Напоследок всласть.

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Всё, подруги, собирайтесь. Парки нить сплели.

Наши судьбы неразрывны. Ждут нас корабли.

Ждут Афины. Ждёт нас счастье и семейный быт.

ПЕРВАЯ ПОДРУГА (на ухо подруге):

Что подруга доигрались, покидаем Крит?..

АКТ 3.

Сцена 1.

Афины. Площадь перед дворцом. Медея беседует

со своим сыном Медом.

МЕДЕЯ:

Сколько лет я ублажала злого старика.

Я, сынок, не удержалась и дала пинка.

Со скалы упал он в море, где волна бурлит

Тайну гибели Эгея море сохранит.

Одержала я победу, бросив всё на кон

Для мечты препятствий нет нам. Сядешь ты на трон.

Созови ты всех на площадь, речь произнесу

Но запомни, ты не будешь ковырять в носу.

МЕД:

Мама, что вы, в самом деле, сын ваш не дурак.

Если кто-то засмеётся, дам ему в пятак.

Я отлично понимаю царский политес,

Только сила обеспечит власти интерес.

Мед звонит в колокольчик. Появляется слуга.

Мед отдаёт приказание.

Пусть на площадь соберётся весь честной народ.

Объявите, что Медея речь произнесёт. 

МЕДЕЯ:

(в траурной чёрной одежде, рядом Мед)

Никуда нам всем не деться от плохих вестей.

Не вернулся из похода наш герой Тесей.

Посмотрите парус в море, чёрный словно мрак.

Плачьте, люди, нет Тесея, смерти — это знак.

Потерять родного сына, нет страшнее мук,

Кончил жизнь самоубийством мой родной супруг.

Жаль, что не была я рядом в тот момент прыжка.

Назовём Эгейским море в память на века.

Знайте, есть у нас спасенье от потока бед.

Славься новый царь афинский. Слава тебе Мед.

Народ ликует. Мед примеряет корону. Звуки

трубы. На площадь входит Тесей со своей

дружиной и подругами Ариадны. Сама Ариадна

отсутствует.

ТЕСЕЙ:

Позовите мне Эгея. Пусть готовит «приз».

Минотавр убит на Крите. Выполнил каприз.

МЕДЕЯ:

Опоздал ты к нам явиться, и Эгея нет

Новый царь теперь афинский – мой сыночек Мед.

ТЕСЕЙ:

Говоришь, что царь афинский этот карапуз.

Для него корона эта не подъёмный груз.

Есть здесь более достойный, я ведь старший сын.

ДРУЖИНА:

Наш Тесей один в Афинах царь и господин.

ТЕСЕЙ:

Если кто-то не доволен, то давай кричи.

Не довольных успокоят острые мечи.

Ну, а некоторые вдовы пусть теперь молчат,

А иначе я при жизни им устрою ад.

Загостились вы в Афинах. Честь пора бы знать.

Кстати, ветер есть попутный. Можно отплывать.

Может где-то, и найдёте новых дураков.

К дружине:

Помогите им собраться, но без синяков.

Дружина и народ, ликуя, утаскивают Медею и

Меда.  Остаётся Тесей и два товарища.

ТЕСЕЙ:

Всё, конец моим скитаньям – завоёван трон.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

Многих ради этой цели перевёз Харон.*

ВТОРОЙ ТОВАРИЩ:

Для потомков в назиданье создадим мы миф.

ПЕРВЫЙ ТОВАРИЩ (в сторону):

И в орла вдруг превратиться глупый жадный гриф…

Свет гаснет и освещается маска Зевса.

ЗЕВС:

Не подсуден победитель. Страшен род людской.

Сколько он ещё разрушит Хиросим и Трой.

Сколько ради тщетной славы сотворит он бед.

И на всей Земле гордыня свой оставит след.

Канет время, сгинут боги и опять герой

Ради собственных амбиций всем устроит бой.

___________________________________________

* Харон перевозчик мёртвых в подземном царстве (Аиде)

Рубрика: драматургия | 2 комментария

Борис Алексеев. На грани парадокса


 (фантастическое путешествие ума)

Запомни: неразрешимая проблема, непримиримое противоречие вынуждают тебя превозмочь себя, а значит, вырасти — иначе с ними не справишься. 
Антуан де Сент-Экзюпери 

Пролог
 (монолог постояльца 9-го «Б» Дмитрия Бездельникова)

– Как долго тянется время! Почему математика, важнейшая из наук, в расписании стоит после наискучнейшей истпары? Ну кому пришло в голову так нелепо составлять расписание? Что это за история, которую надо изучать раньше самого события? 
Почему я назвал историю «наискучнейшей»? Да потому что нет у меня с ней научного взаимопонимания. А наука без взаимности, сами знаете, как кино без любви – одни расходы!
Вот, к примеру, наша историчка Елена Ивановна. Женщина обстоятельная, не курит, одевается по-человечески, всё при ней. А спросишь: «Елена Ивановна, почему рыцари 4-го крестового похода разграбили христианский город Константинополь? Ведь их цель была защитить святой Иерусалим от сарацинов?» Она в ответ: «Бездельников, у нас сегодня тема «Светлейшая республика Венеция». При чём тут Иерусалим?» Вы представляете? Ладно. Спрашиваю по-другому: «А скажите, Елена Ивановна, с какого такого перепугу венецианцы затащили ворованную квадригу на балкон святого Марка?  У них что, от жадности ум повело?» А она опять: «Собор святого Марка – это жемчужина византийской религиозной архитектуры…» Ну и так далее. Не понимает! Венецианский вор на весь белый свет кичится собственным воровством, а мы ему аплодируем. Отец мне говорит: «Помни, Митька, Русь святая – нам мать родная». А если Русь святая приходится мне матерью, то святая Византия, выходит, моя родная бабка! Значит, эти венецианские шныри обокрали мою родную бабушку? Да после этого не то что уважать – я знать их не желаю. 
В общем, вчера вечером забил я по полной на эту «светлейшую» историю и до трёх ночи смотрел с отцом футбол. Вот. 


1. ВикСам великолепный

Так оно и вышло. Митя Бездельников всю первую пару проспал на задней парте, прикрыв голову учебником по истории, и остался совершенно глух к переживаниям исторички о закате Венецианской республики. Вы только представьте: португалец Васко да Гама открыл в 1498 году морской путь в Ост-Индию, и бедняжка Венеция (между прочим, жирная и жадная) лишилась выгодной ост-индской торговли. Кошмар!..

На урок математики Бездельников первым вбежал в класс, опередив на полкорпуса парный дуэт  системных отличниц «Дося-Фрося». Две новенькие Барби хихикнули за его спиной и неподвижно застыли на первой парте возле Лобного места. 
После второго звонка вломился в класс клоун Хамам (хам и обжора Скрынников). Он воровато огляделся в дверях и хотел незаметно юркнуть на соседнюю с Бездельниковым парту, но по дороге споткнулся о чью-то заботливо протянутую ногу. 
А ещё через минуту в класс торжественно вошёл математик Виктор Самойлович и с порога протрубил (трубный голос у ВикСама был от природы низкий, как у Шаляпина, и громкий, как у школьной уборщицы бабы Веры):
– Господа девяти(гэ)бэшники! Сегодня мы оторвёмся по полной! Тема урока – математический софизм!   
Все напряглись. Дося-Фрося даже ойкнули от испуга, а Хамам заржал, как конь, предчувствуя полуторачасовую халяву.

– Ну-с, начнём, пожалуй, вот с чего. – Виктор Самойлович взял мел и пару раз примирительно царапнул им идеально чистую школьную доску. – Пишем уравнение «икс минус а равно нулю». Так-с, отлично. Теперь делим обе части этого равенства на число «икс минус а». Сокращаем и числитель, и знаменатель в обеих частях уравнения. Отлично. Получаем… 
 ВикСам повернулся к классу и на мгновение замер.  
– Итак, мы получаем… единица равна нулю! Ой-ой-ой! – театрально запричитал ВикСам.  – Что я натворил! Я приравнял единицу к нулю! Вы понимаете, что я наделал? Только что я объявил: всё сущее – мы, наша планета, галактика, Вселенная – это пшик! Над миром, да что там над миром… э-э… над самим Богом (при упоминании о Боге ВикСам приосанился) нависло торжество нуля, всеобщее небытие!.. 
Он безвольно опустил руки, выдохнул и отошёл от доски: 
– Ну-с, что скажете, господа девяти(гэ)бэшники? Только не говорите мне «Долой математику! Математики как науки не больше не существует!» Нет, друзья, математика существует и будет существовать всегда! А то, чему вы только что стали свидетелями, – это обманка для простаков, так сказать, околоматематическая ловкость рук, некий так называемый софизм.

Виктор Самойлович рухнул на стул и раскинул руки, как крылья птицы, только что подбитой безжалостным Хамамом:
– Анализ околоматематической лжи мы отложим на вторую половину урока, а сейчас пойдёмте дальше. Математика – это прежде всего логика. Вот вам так называемый «софизм Эватла», упомянутый, если я не ошибаюсь, ещё в текстах Апулея. 
Итак. 
У древнегреческого софиста Протагора учился софистике и судебному красноречию некий Эватл. По заключенному между ними договору, Эватл должен был заплатить за обучение десять тысяч драхм в том случае, если выиграет свой первый судебный процесс. В случае проигрыша первого судебного дела он вообще освобождался от обязанности платить учителю…

Митя слушал ВикСама, пытаясь из последних сил сосредоточиться. Только бы не закрыть глаза! Он понимал, если арматура ресниц верхнего века на мгновение сомкнётся с арматурой ресниц нижнего века – дело труба. Его персональное «я», недоспавшее на истпаре больше половины второго тайма, провалится в небытие, и интересный урок исчезнет в историческом прошлом вслед за Венецианской республикой.
Увы, футбол – штука серьёзная. Сначала одна ресница наклонилась под тяжестью века, потом другая, третья… Наконец откуда-то сверху, как из люка бетономешалки, брызнула цементная жижа концентрированного сна, и Митяй сплыл…


2. Греческая одиссея. Маэстро Протагор

Митя Бездельников очнулся от невыносимо яркого солнца и сразу почувствовал, как под драповым пиджаком его тело обливается липким неприятным потом. Вместо школьного потолка над головой простиралось лазурное средиземноморское небо, а вокруг стояли каменные здания со множеством колонн, украшенные разнообразными скульптурами. Люди, одетые в древнегреческие туники, неторопливо прохаживались по выложенным в траве дорожкам, непрерывно говорили и одобрительно похлопывали друг друга по плечу. 

– Привет, меня зовут Кляка! 
Митя ощутил, как вдоль позвоночника прокатилась по капелькам пота приветливая звуковая волна. В лучах полуденного солнца, практически не отбрасывая тени, стоял толстенький человечек в розовой тунике и огромных сандалиях. Сандалии крепились к его стопам при помощи кожаных подвязок.
– Ты кто? 
– Я Кляка, – повторил человечек, – впрочем, обо мне достаточно. Займёмся тобой. Слушай внимательно: ты в Афинах. Как, почему – это потом. Слыхал по истории: Древняя Греция и всё такое?  
– Про Грецию слыхал. – Митя вспомнил не слишком учтивые диалоги с историчкой и невольно поморщился. 
– Ладно, название страны помнишь – и то хорошо. Здесь тебе предстоит, так сказать, летняя практика. Умрёшь от удовольствия, ей-богу! Кстати о богах, их тут много.
– И все они живут на Олимпе, ссорятся, женятся, пьют, гуляют. Ненастоящие они… – начал было Митя, но Кляка схватил его за руку и подтянул к себе:
– Тсс, ты что! Гера – первая прослушница, всё Зевсу доложит.
– Это вроде Меланьи Трамп, что ли? – улыбнулся Митя. 
– Кто такая? – удивился Кляка. – Я всех богов знаю, а про такую не слыхал. Странно…
– Поживёшь с моё – услышишь, – заверил молодой собеседник.  
Кляка посмотрел на Митю с нескрываемым уважением и продолжил:
–  Мы с тобой сейчас стоим в главном атриуме риторской школы знаменитого на все Афины софиста Протагора. Вон он, видишь, в тёмно-вишнёвой тунике. Кажется, чем-то недоволен. Пойдём-ка поближе.
– А моя драповая «туника» не насмешит народ? – Митя снял пиджак с мокрых до нитки плеч.  
– Не переживай, нас с тобой никто не видит. Меня не видят – потому что это я, а тебя – потому что ты из другого времени. Понял?

Протагор теребил в руке небольшой пергамент. Его гневный речитатив, прерываемый его же весёлым хохотом, сотрясал стены атриума. Молодые и не очень молодые будущие риторы затаив дыхание слушали Учителя. Кляка пристроился за их спинами и стал бубнить на ухо Мите синхронный перевод с греческого.

– Дети мои возлюбленные, –  поставленный голос Протагора воистину поднимался до небес, – вы поглядите, что пишет этот поражённый стрелой высокомерия Эватл! Он сообщает мне, что не намерен, вы слышите, не намерен участвовать в судебных тяжбах и, как следствие, считает себя свободным от уплаты за учёбу. Каков! Но на всякую птицу у ловца имеется силок, и вот какой. Я сам подаю на Эватла в суд! Он будет вынужден отдать мне долг. Как? Слушайте, дети мои. 
Если выиграю я, он обязан будет заплатить мне по решению суда. Да, я подписал с ним договор о том, что если он проиграет первую судебную тяжбу, то освобождается от уплаты за учёбу. Но тогда между нами не было суда! А при двух разноимённых мнениях авторитет общественного постановления, как вы знаете, выше частного, и я в таком случае, – он расхохотался, – уступаю! 
Вслед за ним захохотали ученики. Они подняли правые руки вверх и громко приветствовали мудрость Учителя.  
– А если я проиграю и выиграет Эватл, он всё равно обязан будет заплатить мне по нашему с ним договору, ведь наш Афинский суд предпочитает рекомендательное право карательному. И я в таком случае намерен требовать долг непременно!   
Толпа вновь ответила громогласным приветствием. 

К Протагору подбежал юноша в короткой тунике и подал ещё один папирус, свёрнутый в небольшую трубку и перевязанный потёртым красным ремешком с печатью из голубой глины. Протагор сорвал печать и развернул свиток. Брови его поползли вверх, потом вниз. Стало заметно, что он огорчён и немного растерян прочитанным. Однако вскоре навык публичного человека, умеющего держать удар, возобладал над смятением чувств. Протагор выпрямился и, понимая, что от него ждут объяснений, заговорил: 
– Этот псевдомудрец Эватл заявляет, что он не станет платить независимо от решения суда. Вы только послушайте, дети мои! – С этими словами Протагор ещё раз театрально развернул полученный свиток и начал читать: «Почтенный Протагор, тебе нет нужды тратить время на тяжбу со мной. Прости, но денег от меня ты всё равно не получишь. Если ты выиграешь суд, значит, я его проиграю и по нашему с тобой договору не буду тебе ничего должен. С одной стороны, мне, конечно, следует исполнить решение суда, но с другой стороны – нет. Ведь нашу с тобой мелкую тяжбу разбирает не досточтимый ареопаг, а присяжный дикастерий. Его решения для дел такого уровня, как наше, имеют исключительно рекомендательный характер. И о том тебе хорошо известно. Вот если я второй раз нарушу перед тобой своё обещание, тогда да. Но ты научил меня всему, что знаешь сам, и мне нет нужды тревожить твоё внимание снова. А если я выиграю тяжбу, то решение суда позволит мне под любыми предлогами оттягивать оплату, которая определена нашим с тобой договором, что я и намерен делать. Не огорчайся, Учитель, я вынужден переиграть тебя, так как просто не имею суммы, необходимой тебе в уплату. И ты знаешь это. Прости, что поднял на тебя твоё же оружие: у меня нет другого выхода. Почитающий тебя до берегов Стикса Эватл». 

Толпа учеников подавленно молчала. Протагор оглядел пределы атриума, улыбнулся и произнёс: 
– Что притихли, дети мои? Неужели вы решили, что ваш славный учитель побеждён собственным учеником? Так слушайте! Сейчас я скажу важнейшую истину о человеке. Я вас учил, что истина – это прикосновение к божественной бесконечности и первой истины среди прочих нет. Но истина, которую я хочу вам поведать, особенная. Вот она: «Человек есть мера всех вещей, и существующих, и несуществующих!» Именно так и рассудил я ответ Эватла. Всё, чего он хотел от меня добиться, и вся диалектика его ответа присутствуют во мне, так как я есть мера всякому поступку в отношении себя. Вот и ответ: я благословляю его решение, оно отвечает моим интересам и моей философии!
В третий раз толпа дружно загудела и подняла вверх руки, приветствуя мудрость Учителя. 


3. Осторожно: Дрон!

– Пойдём. – Кляка взял Митю за руку и вывел из атриума на узенькую афинскую улочку, где бродили стайки полуголых ребятишек и сидели редкие торговцы всякой мелочью.  
– Кляка, объясни, зачем я здесь? – спросил Митя.
– Понимаешь… – Кляка набрал в рот побольше воздуха, важно надул щёки и произнёс: –  Как говаривал досточтимый Блез Паскаль: «Предмет математики настолько серьезен, что полезно не упускать случая сделать его немного занимательным». Вот так. 
Он выдохнул с облегчением и, глядя в небо, продолжил: 
– Там, наверху, в далёком будущем вы считаете софистов обманщиками и плутами, дескать, они подкладывают в рассуждения заведомые ошибки. И в то же время понятие «парадокс» вызывает у вас уважение и почтительное внимание. Вы снисходительно говорите: «Парадоксы похожи на софизмы, поскольку тоже приводят рассуждения к противоречиям». Ваш известный писатель… мм, кажется, Гранин, – Кляка почесал свой плешивый затылок, – да-да, Даниил Гранин как-то написал: «Софизм – это ложь, обряженная в одежды истины, а парадокс – истина в одеянии лжи». 
Нет, дорогой Митя, поверь, всё интересней и сложнее! Никто не скрывает преднамеренной ошибки! Но как заманить, например, лисицу в силок, не подвязав к силку петушка? Надо обмануть инертность человеческого мышления, перехитрить её. Надо заставить человека расправить крылья над привычными обстоятельствами и знаниями! А уж когда рыбка попадает в сеть, искушённый в делах Мудрости софист-рыбак передаёт улов повару-парадоксу. Поначалу повар морщится: «Ну что дельное можно сварить из этой житейской несуразицы?» Да делать-то нечего. Другой улов когда ещё будет, а кушать хочется сегодня. Вот и берётся повар за работу. Там посолит, здесь поперчит, глядишь – и вышла еда, да не просто еда – отменный деликатес. 
Знай, Митя: парадокс возникает как попытка выпутаться из софизма, но разрешается в конце концов открытием гения.

Вдруг Кляка насторожился и, как пёс, стал принюхиваться к ветерку, скользящему по лабиринту афинских улочек. 
– Так я и знал! Он определил тебя, – не скрывая огорчения, проскрипел зубами Кляка. 
– Кто он? – переспросил Митя. 
– Кто-кто, Дрон, конечно. Ох предстоят нам с тобой теперь неприятности!..
Кляка приосанился и приготовился встретить загадочного Дрона мужественно, с гордо поднятой головой. 
– Хи-хи! – раздался писк за спиной Мити. – Хи-хи, я уже здесь! А вы, юноша, тоже ещё здесь? Пора, пора домой, нечего вам тут расхаживать. Так и до беды недалеко, хи-хи, в самом деле! 
– Это Дрон, – могильным голосом буркнул Кляка.  – Держись, Дмитрий, щас он покажет себя.

Однако Дрон выглядел вовсе не пугающе. Пожалуй, при случайной встрече его можно было бы принять за интеллигентного афинского юношу, избравшего путь не воина, но ритора, настолько он казался вдохновенным и раскованным. 
Дрон эффектно закатил глаза и, чеканя каждое слово (чувствовалось, что он владеет искусством риторики), продолжил: 
– И вообще, Дмитрий Бездельников, кто ты такой? Вот я, например, человек, но ты же не я. Значит, ты – не человек. Спрашивается, а кто?
– Дрон, полегче. Ступай своей дорогой! – посоветовал Кляка упавшим голосом. 
– А я уже пришёл, – с деланной обидой ответил Дрон. –  И вообще, слышал я, что наша Земля круглая. Какая нелепица! И другие планеты круглые. И апельсин круглый. Выходит, апельсин тоже планета? Однажды я захочу есть и съем нашу Землю, как апельсин, вместе с Клякой. А ты, Митя, беги, беги, пока не поздно! 
Дрон, попискивая, стал всё быстрее нарезать круги вокруг Мити, явно намереваясь совершить какую-то пакость.

– Бежим! – Кляка подхватил юношу на руки и помчался с ним по каменным ступеням вниз по направлению к городским термам. Дрон терпеть не мог общественные бани. Его приводило в сильнейшее смятение телесное блаженство, в которое погружался всякий, переступая порог дымящихся, как жерло Везувия, терм. В такие минуты Дрону казалось, что, несмотря на все его усилия, эра человеческого блага уже наступила. Он знал: дорога к этому благу лежит через взлёты и падения человеческого разума. И ещё он знал, что открытия, которые предстоит совершить человеку на этом пути, представляют собой парные, сцепленные друг с другом звенья «софизм – парадокс». И он, могущественный Дрон, поставлен стеречь эту драгоценную цепь, чтобы человечество не могло даже приблизиться к божественным Олимпийцам и их великим тайнам! 
Кляка знал о неприязни Дрона к термам, и поэтому он решил скрыть Митю именно там, чтобы иметь время обдумать дальнейшие шаги. Появление злобного антагониста нарушало все его замечательные планы.
 

4. Поединок

Метров за сто до терм Кляка остановился перевести дух. Не так-то просто оказалось бежать сломя голову с рослым, как каланча, пятнадцатилетним детиной на руках.  
– Вроде оторвались! – заявил Кляка, довольный собственным успехом. 
Расцепив руки, он «выронил» Митю на травертиновые плиты мостовой, а сам присел рядом под статуей испуганной Пандоры, изображённой с неизменным ящичком в руках. 
– Не знаю, как у меня теперь получится, но я хотел научить тебя великому искусству парадоксального мышления. От природы этим редким качеством владеют единицы. Ты знаешь их имена, они начертаны на скрижалях человеческой цивилизации. Как Дрон пронюхал про тебя? Теперь он сделает всё, чтобы я не посвятил тебя в эту великую тайну. 
Кляка грустно улыбнулся: 
– Кстати, ты уснул на уроке математики. Почему? Математика – это вторая, любимая дочь нашей матери Софии Премудрой. 
– А как зовут первую дочь? – отвечая улыбкой на улыбку, переспросил Митя.
– Философия!  
Кляка так смачно произнёс слово «философия», что Митя ощутил желание по-новому взглянуть на окружающий мир. Всю свою сознательную жизнь он воспринимал его как совокупность определённых количеств. Так, при движении по горизонтальной прямой от количества пройденного зависит величина приобретённого в пути знания. Это же очевидно!
Кляка, как бы читая его мысли, заметил:
– А теперь представь. Ты пробежал сто метров, я за то же самое время прошёл всего метр. Почему ты считаешь, что, пробежав большее расстояние, ты увидел больше меня? Я прошёл этот путь пешком и увидел много такого, что другой, промчавшись в седле, попросту не заметил! 
– Да, да, кажется, я понимаю, – ответил Митя, едва сдерживая волнение, – кроме количественного понимания вещей, есть другое, совершенно другое восприятие мира. Как бы это выразить… – Митя запнулся. 
– Ты хотел сказать – качественное восприятие? 
– Вот-вот, именно качественное, что-то типа потенциальной энергии тела, ещё не раскрытой, как в кинематике, но уже существующей! 
– Верно, – улыбнулся Кляка, – а ты молодец! И всё же, скажи, как случилось, что все твои энергии уснули на уроке математики?
– Понимаешь, Кляка, мы с отцом смотрели футбол. 
– Футбол? Что такое футбол? 
– Ну это когда двадцать два человека гоняют один-единственный мяч, причём половина из них хочет одно, а другая половина – совершенно другое.
– Здорово, – задумчиво произнёс Кляка, — нам бы… Ой!

Неподалёку стоял ухмыляющийся Дрон и разминал кисти рук. Он удачно выбрал место, отрезав нашим героям путь к спасительным термам. 
– Ладно, – торжественно объявил Кляка, – враг достаточно видел наши спины, покажем теперь ему наше лицо. 
С этими словами он встал чуть впереди Мити и так же, как Дрон, стал разминать кисти рук. 
Дрон сделал несколько шагов навстречу, Кляка повторил его действие. Митя поравнялся с бесстрашным Клякой и тоже стал разминать пальцы, желая устрашить противника.

– Начнём, пожалуй! – Дрон ловко запрыгнул на каменный парапет ограждения и произнёс скороговоркой, будто выпустил очередь из автомата Калашникова:
– Предлагаю полакомиться парадоксом Рассела. Одному деревенскому брадобрею повелели брить всякого, кто сам не бреется, и не брить того, кто бреется сам. Вопрос: как он должен поступить с самим собой?
– Как брадобрей – пусть поступает, как ему повелели, а как человек – пусть поступает по личному усмотрению! – выпалил Митя, не отставая от Дрона в скорости звукоизвержения. 
Кляка с изумлением поглядел на товарища и одними губами прошелестел: «Ну ты даёшь!»
– Может ли всемогущий маг создать камень, который сам не сможет поднять? – не унимался Дрон.
– Нет, не может! Ведь если он не сможет создать камень, значит, он не всемогущий. А если сможет создать, но не сможет поднять, значит, всё равно не всемогущий.
От второго блестящего ответа Мити Дрон пошатнулся, потерял равновесие и грузно, как мешок, повалился на мостовую. 

Через минуту, отдышавшись, он собрал остаток сил и, с трудом выговаривая каждое слово, продолжил:
– Человек обратился к толпе: «Высказывание, которое я сейчас произношу, ложно». Если высказывание действительно ложно, значит, говорящий сказал правду. Если же высказывание не является ложным, а говорящий утверждает, что оно ложно, его слова – ложь. Таким образом, если говорящий лжет, он говорит правду, и наоборот! 
Дрон выдохнул и прикрыл глаза. Казалось, ещё минута – и он окончательно придёт в себя. Медлить было нельзя. Кляка открыл рот, чтобы ответить Дрону, но Митя рукой остановил его:
– Дрон, это несерьёзно! Ты предлагаешь обыкновенную игру слов. Во-первых, беспредметный оборот речи закладывает проблему без дна!  А во-вторых, ты ловко аргументируешь своё утверждение, манипулируя то формой фразы, то её предполагаемым содержанием. Если высказывание ложно и говорящий сказал об этом правду, это вовсе не означает, что говорящий солгал, поведав о лжи правду. И наоборот. Эх, ты, Дро…

Митя не успел договорить, как с Дроном случилась удивительная метаморфоза. Его тело под туникой странным образом зашевелилось и стало распадаться на множество маленьких вертлявых человечков-дронидов. По мере появления дрониды разбегались в разные стороны и исчезали в расщелинах розового травертина. Кляка бросился вперёд, изловчился и поймал двух крохотных беглецов. Прижав их тельца к себе, он издал вздох болезненного облегчения. Митю поразила страдальческая физиономия Кляки. На ладонях и животе, везде, где Кляка прижимал беглецов, образовались чёрные обожжённые пятна.
– Что это, Кляка? – испуганно спросил Митя.
– Это? – Кляка попытался улыбнуться, — Ну что тут поделаешь! Двух дронидов аннигилировал – и то слава Богу! Теперь их меньше.
– Кляка, скажи честно, ведь ты сейчас сказал «слава Богу!» не про Олимпийцев?
– Ну да. Только тсс! А то они рассердятся…


Эпилог с продолжением!

Школьный звонок на перемену вернул Митю Бездельникова из очаровательного, а главное, весьма познавательного путешествия. 
Никто, ни товарищи по классу, ни сам ВикСам не заметили, как под партой Митя прощался с плешивым человечком небольшого роста в розовой тунике и кожаных сандалиях. Впрочем, разглядеть сандалии было мудрено. Над кафелем пола виднелась только верхняя часть туловища маленького грека, запахнутая в свободную апостольскую одежду. Как только Митя оказался выше уровня парты, грек исчез, словно «сквозь кафель провалился».
– Итак, друзья, подытожим урок, – голос Виктора Самойловича звучал холодно, отрывисто, с каким-то бычьим молодецким посвистом, – софизм  как понятие – это ловкая попытка выдать ложь за истину. Отсюда следует, что никакого глубокого содержания в нём нет. Короче говоря, софизм – это мнимая проблема! На этом позвольте и завершить нашу интересную, но, ха-ха, мнимую дискуссию… Что тебе, Бездельников?  
– Виктор Самойлович, простите, я с вами не согласен.

Кляка сидел верхом на одной из волют центрального портика протагоровского атриума и не отрываясь вглядывался в небо. То и дело он восторженно потирал руки: 
– Давай, Митя, давай, я с тобой! Ух мы их щас!
– Объяснитесь, Бездельников. Ваша позиция неслыханна! Весь мир поставил свои печати под резюме о пагубной роли софизма в индустрии человеческого прогресса, а вы мне заявляете абсурдное «нет»? Быть может, вас увлёк парадокс Гегеля о том, что «история учит человека тому, что человек ничему не учится из истории»? Отвечайте, господин Бездельников, мы слушаем вас!
Митя не отрываясь смотрел на возмущённого учителя математики, но видел перед собой… дерзкого, ухмыляющегося Дрона. «Значит, наш поединок не окончен?..» Митя выпрямился и стал разминать докрасна кисти рук. Так делал добрый мужественный Кляка, перед тем как совершить что-то возвышенное и нужное людям. 

Прим.
*Квадрига святого Марка — конная статуя из позолоченной бронзы. Украшала константинопольский ипподром. В ходе Четвёртого крестового похода, в 1204 году, после разграбления крестоносцами Константинополя, квадрига была вывезена в Венецию
*Что такое «парный дуэт»? — Элементарно: дуэт — потому что двое, парный — потому что ходят парой 
*»Лобное место» — стол учителя (фразеологизм 9-ого «Б»)

Рубрика: проза | Оставить комментарий

Владимир Спектор. На злобу дня


*   *   *

                                    «Утопии остались в далёком прошлом…»

                                                                                          Из ток-шоу

Обновить, как блюдо на столе,

Небо, землю, воду, времена…

Чтобы было больше на Земле

Счастья, чтоб закончилась война.

Сделать всем прививку доброты,

Чтобы антиподлость, антизлость

Были с антизавистью на «ты»,

Чтобы пелось, елось и жилось,

Как мечталось людям на Земле,

Где щедрот не меньше, чем забот,

Где лежит, как блюдо на столе,

Взорванный войною небосвод.

*   *   *

Разговоры на злобу дня…

Боже, сколько её, этой злобы!

Как не терпит она меня,

Как берет в оборот и на пробу.

В небе эхо обрывков слов

Так похоже на гул канонады…

О любви поёт нелюбовь.

Вот и всё, что понять нам всем надо.

Усопших утопий незримые тени

Витают в просторах Фэйсбука.

Скажи мне: «Ты с теми, а, может быть, с теми,

Входя в зазеркалье без стука?»

Там правда с враньём – наугад, вперемешку,

Там белый становится красным…

Но, коль в короля превращается пешка,

То, значит, игра не напрасна?

А с кем и куда, и зачем, и откуда –

В утопии тонут ответы.

Незримые тени надежды на чудо

Витают в сетях интернета…

  *   *  *

Удивить? Это, право, не стоит труда.

Самолёты летят и летят…

В здешнем небе отсюда пути и сюда.

В наше небо ведёт путь назад.

Там тревожно и тесно от птиц и границ,

И от эха разрывов и слов…

Удивить? Это вечностью кажется блиц,

Где любовью зовут нелюбовь.

У вашего блога «9 Муз» посещаемость больше, чем обычно! 

Резкий рост ваших статистических показателей

Рубрика: поэзия | Оставить комментарий

Юрий Тубольцев. Парадоксы и афористика


АЛХИКВАДРОСЛОВОЛОГОХИМИЯ

(Минимир гиперсловес)

— Спор — это самый опасный спорт.

— Не устраивай курице разбор полетов.

— Открытые глаза еще не означают, что глаза раскрыты.

АФОРИЗЮМИНКИ. КУЛЬТРИТМЫ

(Незаезженные фразы — новый подход)

— Жизнь сложно не усложнять.

— Топнув — нельзя потрясти мир.

— Хочешь сойти с круга — стань углом.

— Политики, чтобы изменить мир — сначала находят козла отпущения.

— Не будь тварью, будь творцом!

— Будешь самим собой — обыватели на тебя будут показывать пальцем, не будешь самим собой — приличные люди тебе будут показывать пальцем на дверь.

— Не ищи в толпе тесных отношений.

— Уклад обычным перекладыванием не изменить.

В ПОИСКАХ МУДРОСТИ

— Информаторы появились раньше, чем возникло понятие информация.

— На Земле по граблям не ходят только те, кто живет на Луне или на Марсе.

— Человек влипает в историю не потому, что история липкая, а потому, что человек прилипчив.

— В стрессе нет прогресса, но нет прогресса и без стресса.

— Если тебя среда заела — запей ее.

ВЫБОР ИГРЫ

— Не ищи выходы, пока не сделал выводы…

-Не сковывай цель будущего цепью прошлого.

— Дорогая работа лучше дешевого отпуска.

— Какую тему ты будешь развивать — такая тема тебя и разовьет.

ЗВЕЗДЫ БЕССМЫСЛИЦЫ НА ПОЛОТНЕ ПРЕДГРАНИЧЬЯ РЕАЛЬНОСТИ

— Не клади в мышеловку слишком много сыра, а то у мыши будет слишком много сил, чтобы освободиться.

— Плохую причину обычно прикрывают хорошим поводом…

ФРАЗОЛЕПИЕ

— Агрессия — это сила слабости.

— Не сравнивай мысли, возникшие в дороге, с мыслями, которые у тебя появились, когда ты пришел домой.

— Сделай соседей друзьями, но никогда не делай друзей соседями.

— Откапывает не тот, кто копает глубже, откапывает тот, кто копает в нужном месте.

ЛЕТУЧИЕ ФРАЗЫ

— если мистер Питкин каждый день ел пол-яйца и пол-цыпленка, мог ли он наесться полностью?

— ненависть несовместима с невиновностью

— чтобы оправдался прогноз погоды — надо нанять хорошего адвоката

— может ли из 50 яиц вылупиться 50 куриц? — нет, потому что обязательно должен вылупиться хотя бы 1 петух

МИНИМИРНОСТЬ МИНИМИРА

(актуализация сущего)

— Шоколад — отличная почва для роста, — сказал орех в шоколаде, но из него ничего не выросло.

— Минуй то, чему не быть.

МНИМАЯ ОЧЕВИДНОСТЬ: ФРАГМЕНТЫ РЕАЛЬНОСТИ

— Как солнце ни переставляй — всегда что-то остается в тени.

— Если долго не выходить за рамки — рамки сузятся и ты можешь застрять.

— Не бойся связей — от них всегда можно отвязаться, бойся бессвязности, от нее не отвяжешься.

— Кто придерживает козыри, тот хочет не выиграть, а подольше поиграть.

— Не все то козырь, чем козыряют.

СМЫСЛОВОЗНИКАНИЯ

— Если уверен — брось это дело, но пока не уверен — иди до конца.

— В каждой сути — доля мути и она идет из сути.

ЭСКИЗЫ МУДРОСТИ

• Суд истории повторяется, но история повторяется, забывая о прошлых судах.

• Мир создан для любви и любопытства.

НА РИНГЕ СМЫСЛОВ

— если крышка не по горшку, значит где-то должен быть еще один горшок и еще одна крышка

И знай — любой финал — всегда фиаско,

Тот победил, кто продолжает путь!

— Чем ровнее место, тем больше возникает проблем на ровном месте.

* * *

— Умножая связи, возводишь в квадрат бессвязность.

* * *

— В законе всегда есть окно в беззаконие.

* * *

— Было бы у меня три крыла, я б летала выше орла, — говорила курица.

* * *

— Смысл неуловим, его можно схватить только в концепте всеобщей бессмысленности.

* * *

— Логика от подлога неотличима, для тех кто видит.

* * *

— Сущность обвивается вокруг безрассудства.

* * *

— Дурак без каски — это фиаско…

* * *

— Тем, кто на печке — не страшны подсечки.

* * *

— Все слишком логичное — тавтологично.

* * *

— Не перегибай палку — палка о двух концах.

* * *

— Чем больше панцирь, тем уязвимее душа, — говорила черепаха…

* * *

— Любая предначертанность — это чертовщина…

* * *

— Люди, которые достигли больших высот — тоже вначале не имели крыльев.

* * *

— Дураки всеядны, когда дело касается пищи для раздумий.

* * *

— Не ставь парус на коня.

* * *

— Кто думает, что ему осталось жить одну жизнь — уже умер.

* * *

— Если в вашем браке нет ни любви, ни расчета, ни духовного единения — значит у Вас даже не безликий, а среднестатистический брак.

* * *

— Хорошая сказка всегда недосказана.

* * *

— Невольники отличаются своими вольными манерами.

* * *

— Дай барану орлиные крылья — он не заметит, что они у него есть.

* * *

— Не стоит считать прошлые ошибки прошлыми — вы их еще повторите.

* * *

— Не делай злобу ночи злобой дня.

* * *

— В меня зашел тупик и внутренне теперь я куб.

* * *

— Совершенству нет предела и форма достигнет оформленности, только если мир вечен.

* * *

— Человек — это король, трон которого — унитаз.

* * *

— Если пчелу скрестить с мухой, она сделает мед из говна, а пчела-идеалист достанет пыльцу даже из камня.

* * *

— Мы слепы, наши глаза не видят, они — воображают.

* * *

— Если корабль плывет по течению, он обязательно налетит на риф, а если не по течению, то на мель.

* * *

— С появлением лампочек темных углов меньше не стало.

* * *

Не надо превращать слова в истину.

Рубрика: афоризмы | Оставить комментарий

Кристина Адраховская. Зачем приходят мысли и стихи?


Зачем приходят мысли и стихи?
Зачем, как птицы, 
прилетают песни?
Они лишь знаки — 
точки и штрихи, 
обозначающие 
путь наш
в Поднебесье.
Задача — 
ритм Вселенной уловить,
войти с ним 
в тонкий унисон, 
а дальше —
мелодию души  
соединить 
с хоралом Вечности,                                             
играющим 
без фальши. 

Сакура моей души

Голос гаснет среди шумовых торосов, 
и души  нескАзанность болит..
Голову склоняю перед абрикосой —    
благодатной сакурой земли. 

Вспыхнув райским бело-розовым цветеньем,
первая зовёт в наш мир весну —        
подарить венок из лепестков-мгновений,
что затронут вечности струну.                        

Юность листьев летом зацелуют росы,
дождь — плоды в июлевой тиши..
Напиши мне, друг, стихи о абрикосе —                                                                        
Сути человеческой души.

+++
Холодными и тёмными ночами,
ища в пустынях неба свой ответ, —
с ветрами, облаками и дождями
тебе я слала ежедневно  свет…

Ущелье лет лежало между нами,
квадратом тьма манила за собой..
И мы соприкасались только снами,
виня судьбу за непонятный сбой.

Дни мыслями-минутами летели,
мы терпеливо постигали суть
«семьи-работы», в общем-то не целясь
в мишень, чтоб яблоко любви вернуть..

…….

По-прежнему гляжу на звёзды ночью,
душа светлеет тайной в тишине..
Теперь я знаю совершенно точно:
ты помнил эти годы обо мне..

А расстояние тут не помеха,
и даже грусть свою сочту за честь;
я главную установила веху:
 — Да, вечная любовь на свете есть! 

Рубрика: поэзия | 1 комментарий

Наталия Шипулина. Антону Павловичу Чехову


… В эти знойные июльские дни раскалённой макушки лета 116 лет тому назад  респектабельный берлинский поезд (Nord-Express?) вёз на Родину  тело  русского писателя Антона Павловича Чехова. Убийственная подробность, отношение к которой не может смягчить даже время. Последним наземным  приютом писателя, ставшего знаменитым уже при жизни во всем культурном мире,  был… прицепленный к составу поезда красный вагон-рефрижератор с обескураживающей надписью «Для перевозки свежих устриц»… Чехов-юморист вполне возможно посмеялся бы такому редкому соседству и даже вспомнил, как ежедневно   в далёкой Ницце  с удовольствием поглощал этих морских моллюсков.Теперь они были его последними и такими  близкими  попутчиками в своих прекрасных перламутровых домовинах-раковинах…

В чужой Германии оборвалась  последняя  надежда Чехова подлечиться на курорте Баденвейлер, в котором  так и остались  заказанные у портного для писателя светлые летние  костюмы…

   … В глубоком детстве  помню главную достопримечательность родительского дома: огромная  библиотека  из собраний сочинений знаменитых русских и иностранных авторов, которую с огромным трудом и радостью собирала мама, учитель русского языка и литературы, — словесник, как она себя называла. Моей главной литературной любовью все школьные и студенческие годы , а позже — и всю жизнь был Чехов , тёмно-зелёные томики которого читала и перечитывала от «Каштанки » до «Вишневого сада». Тома с письмами пропускала. Интерес к ним возник в более зрелые годы. И — к воспоминаниям современников Антона Павловича, некоторые строчки из которых невозможно читать сухими глазами…

   Постепенно родился и созрел любимый образ не только великого писателя, но и удивительной человеческой личности. Особенно поразили некоторые события его жизни. И не просто события, а то, как он в них проявлялся!

   Врач-писатель! В обеих ипостасях — на высшем уровне!

   Окончив лечебный факультет Московского университета в статусе уездный лекарь практиковал всю жизнь, во время эпидемии холеры помогал больным в двадцати пяти деревнях Российской глубинки, в Мелихово — открыл две частные больницы для бедных… Гражданским подвигом уже больного, с легочными кровотечениями доктора Чехова явилась его поездка на остров Сахалин , где он за три месяца лично  сделал перепись всего населения, посетив более трёх тысяч домов, письменно запечатлев жалкую нищенскую жизнь в документально-публицистической книге  «Остров Сахалин». Сам Чехов обозначил этот труд  как академический, а современные высокие умы  считали автора книги  «Остров Сахалин» достойным докторского звания. Но это было невозможно, иначе следовало публично признать шокирующую статистику  по туберкулезу , сифилису на окраине России…

   Широкому читателю меньше известны исследовательские медицинские интересы доктора Чехова. Уникальный труд «От какой болезни умер Ирод?» приподнял  завесу тайны над болезнью древнего  царя, проводника эллинизма в Иудею во времена своего правления. 

   Чехова волновал исторический спор о самозванце Лжедмитрии. И Чехов проявляет уникальные наблюдения диагноста в работе «Розыск о смерти царевича Дмитрия»…

   Писатель Антон Павлович Чехов всего за четверть века творческой жизни создал более полутысячи произведений! Ежегодно — по двадцать! Невозможно представить… Самое  большое собрание сочинений А.П.Чехова насчитывает тридцать томов!

   Известный факт. Пьесы Чехова живут повсеместно, начиная с подмостков музея-усадьбы  Мелихово ,  всех российских  театров и очень многих театров мира! Режиссеры находят множество точек соприкосновения чеховских героев с современными реалиями окружающей действительности.

   Но меня совершенно поразил тот факт , что  Чехов, ушедший из жизни ещё до того , как в России появился синематограф, является единственным русским писателем, чьи произведения входят  в десятку самых востребованных экранизаций, находясь на третьем месте после Шекспира и Диккенса!..

   Последней мечтой Чехова была поездка на Дальний Врсток, к моей Малой родине.

   Он так и планировал. Подлечиться в Германии — и снова в сторону Тихого океана…

    … Берлинский поезд с телом Антона Павловича Чехова тем временем прибыл в Петербург и следом — в Москву, где в стихийном горе тысячи  будто осиротевших людей с заплаканными лицами сопроводили его до кладбищенских ворот Новодевичьего монастыря. Могила Чехова утонула в цветах. Рядом  — могила отца  Павла Егоровича Чехова, по другую сторону пристальный взгляд писателей-современников заметил  могилу вдовы казака Ольги Кукареткиной… Судьба снова будто в насмешку подбросила залихватскую  фамилию  в копилку многочисленных необычно-редкостных имён героев чеховских произведений, которые он и сам с удовольствием придумывал в жизни…

 Шёл 22(9) день июля 1904 года…

 Антона Павловича Чехова приняла Вечность…

ЧЕХОВУ

сонет

Церковный хор, прилавок, Таганрог,

Род крепостной — такой жестокий рок!..

… Москва, сюжет, журнал  и фуэте —

Так родился Антоша Чехонте!

Рассказов сотни, пьесы, дух былин

И —  » Из Сибири. Остров Сахалин»…

Десятки женщин, страсти варьете —

Так ярко жил Антоша Чехонте!

Признанье масс,  поклонниц череда…

Чахотка… Мысль: » …актриса  иль жена?..»

И — боль… Бокал шампанского в руке…

Так умирал Антоша Чехонте![1] 

И гений Чехов жив в любой душе!

Люблю тебя, Антоша Чехонте!

Россия

Хабаровский край

Комсомольск-на-Амуре

2020.07.22

иллюстрация: Осип Браз. Портрет Антона Павловича Чехова

Рубрика: статьи | Метки: , | 4 комментария