Анатолий Заболотников. Мир Богов

DivineComedyFresco.jpg

  Божественная комедия

 

   Я есмь Лоза, а вы ветви

   От Иоанна, 15.5.

Но любовь покрывает все грехи.

Притчи Соломоновы, 10.12

 

Не увидите меча, и голода не будет у вас,

но постоянный Мир дам вам на сем месте

Иеремия 14.14.

 

 

 

Действующие лица:

 

Я з ы ч е с к и е  б о г и

Б о г и н и

И  н е  т о л ь к о…

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Лес. Краткая схватка одного с тремя.

 

Л о к и  (сидя на Переплуте)

Кто незрим, от тебя убегая,

Мимо ль мчась, за тобой ли вослед,

Сам ли — зренье, навстречу шагая?

Кто всему и вопрос и ответ?

Кто — источник, река, сам и устье,

Да к тому ж, и ее берега?

Коль ответишь, тебя мы отпустим!

О д и н(замахиваясь мечом)

Отвечай, коли жизнь дорога?

П е р е п л у т(связанный, Локи)

Ты с бородкой еще бы рога

Прицепил, на козла чтоб похоже

Стало то, меж козлиных что ножек

На осла все ж похоже, скорей.

Л о к и(смеясь)

Ха, так ты, может быть, — брадобрей,

Сам небрит коль?

П е р е п л у т

Тебе-то я щеки

Не касаясь бы сбрил с шеи, Локи!

Л о к и(вспоминая)

Голова ни к чему, если рот

Вдруг зашьют?

П е р е п л у т

Зад не хуже речет

У тебя, к сожаленью, — лишь реже.

Л о к и(Переплуту)

Как еще б возмутиться я мог,

Когда рот мне зашил тот вон бог?

Х ё н и р

Нет, давайте, язык все ж отрежем

У него?

(тихо Одину, кивая на Локи)

Хватит нам одного.

Л о к и

Нет, скорей я его самого

Отсеку от источника слова.

Ведь у них Он — не пузо — Велик,

(на неприличный жест Одина)

Да, не это совсем,… а язык!

Век обилен сейчас на обновы:

Столь невиданных глаз, ног и рук,

Столь хвостов и забав для подруг,

Столько шлемов красивых… для зада,

Что средь слов восхищенья досада

Стала сладкой, да только вот как

Ощутить, коли нет языка

Средь обнов? Разве только змеиный?

Ну, такой же шипящий… машинный…

Так они именуют тех крыс,

Под которой от кошек лишь брысь

Остается! К тому же меня

Вы видали не раз, как коня…

О д и н(смеясь)

Только чаще, пожалуй, кобылой?

Л о к и(отмахиваясь)

Потому не наездник мне милый

В конной паре, а все-таки конь!

Потому ты, друг Хёнир, не тронь

Пальцем лошадь, ну, и ездока.

Х ё н и р(показывая на живот Переплута)

Без зашитого рта едока

Вижу доброго в нем — не конягу.

П е р е п л у т(похлопывая себя по животу, где булькает)

Бог поющий у вас пьющим брагу

Стал у нас. Вы же с брагою мех

С животом моим спутали, смех

В коем бродит один уж неделю!

О д и н(вытаскивая мех и отпивая из него)

Не слабее, мне кажется, эля?

Хоть я в пузе твоем не бродил,

Но лосося бы хвост разделил

Я с тобой, если Локи не против?

Л о к и(развязывая Переплута)

Для друзей и лососем б стать мог,

Только бог — не закуска — едок!

Кто без юмора, брат, так жестоки,

Так тверды, дорогой Переплут,

Как без крови их любящий труп,

Твердый вечно, а толку — ни мига,

Словно там, брат, у них только фига,

А не то, что скрывают под ней.

О д и н(выкладывая из узла еду)

Ладно, братец, обид на друзей

Не держи!

Л о к и(усаживаясь со всеми к застолью)

Их-то не за что, братец.

Я за них великана раз Тьяцци

Подержал… весом с сотню быков.

С ним поднялся аж до облаков…

О д и н

Врал бы, братец, да не завирался!

За него ты и-то не держался,

Просто к заднице взял да прилип…

Л о к и

Так пришлось! Понимаешь, тот тип

Мясо жарить мешал этим Асам.

Сам сырое ж любил, Ну, я часом

И решил рот злодею заткнуть,

Перекрыть чтоб для мяса тот путь,

Коим то безвозвратно уходит.

Х ё н и р

Перекрыв тот, где выход находит.

Л о к и

Так, высок молчаливый пердун?!

Рот к тому же его вечно полон,

А вот зад большеват был для кола!…

О д и н(вздыхая)

Дорог выкуп за то был — Идунн,

Яблок младости вечной богиня!

С тех я дней вон седой и поныне!

Л о к и

Хоть пора снова стать уж дитем!

П е р е п л у т

У нее, значит, с Ванькой крадем

Мы ронетки?

Л о к и

Не жалко! Там много.

П е р е п л у т

Но меняли, не знав, у девиц

Вечность ту на гнездо для яиц.

О д и н

Да, конечно, не жалко… для бога.

А людишкам б не дал и своим!

Не хотят ведь в душе молодым

Оставаться, а внешне и сами

Плутовать научились с годами…

Х ё н и р

А зачем, коль помрут все равно!?

Ведь бессмертие тем лишь дано,

Кто в душе и под старость — дите.

О д и н(грустно)

По преданьям лишь ты Рагнарёк

Пережить, Ас проворный, сумеешь.

Нам же мреть прежде, чем постареешь…

П е р е п л у т(огорченно)

И у вас все о том же печаль?!

Так зачем же тащился я в даль,

К своей браге не стал чуть закуской?!

Я ведь землю, браточки, искал,

Где бы света конец переждал…

В нашем мире богов тоже пусто

Впереди. Ты про свет вон спросил,

А ты знаешь, куда угодил

Он теперь?

Л о к и

Из полымя да в пламень?

П е р е п л у т

Не до шуток! Упрятали в камень.

О д и н(вскакивает взволнованно)

Рагнарёк?!

П е р е п л у т

Да, брат, света конец!

О д и н(хватается за голову, на которую падает шишка)

Началось?! Тьфу, что за оголец

Там идет, стрелы в шишки пуляет?!

 

Входит Амур, стреляя куда попало

 

А м у р

Шишка, знаешь, что обозначает?

Да, теперь и в штанах — лишь себя.

Любят люди, увы, не любя,

Не сердцам выбор свой доверяют,

На ромашке ведь деньги считают.

А любовь — лишь работа телес.

Оттого и подался я в лес,

Где не слышен тот стрекот машинный.

Задыхаюсь зловонных их дымом,

Что ни град, то готовый уж склеп.

А стрелять же по ним? Иль ослеп,

Или стал вдруг профессионалом —

На мишень десять стрел мне уж мало,

Хоть разит Аполлон трех одной!

Л о к и(посмеиваясь)

Место стража есть на проходной

В ад крещенных — там будет запарка.

А м у р

Коль снаружи огонь — вот где жарко!

П е р е п л у т

В наш иди — и снаружи там лед,

Сразу, братец, потянет погреться…

О д и н

Лед — то наш!

П е р е п л у т

Ладно, гиперборейцев.

А м у р(кивая на Хёнира)

Кто ж вон этому счастье пошлет?

Ждешь ведь, молодец, дивного часа?

Х ё н и р

Этой пчелкой сразить можно ль Аса,

Для кого и копье что комар?

А м у р

Не сосут мои стрелки нектар,

А по крови огнем разливают.

И льдяные сердца даже тают…

Но не тает тех камень один!

О д и н(подозрительно вслушиваясь)

Ну, а Один причем тут, мой сын?

П е р е п л у т

Языка то моего изьяны.

Мы на новом рекли только б Ваны.

Л о к и(ехидно)

Что приятней тебе, мой кумир.

О д и н

Видишь, с Ванами тоже я мир

Заключил.

Х ё н и р

С вами ж я — их заложник!

О д и н

Их теперь победить мне не сложно,

Люди их ведь Природе урон

Нанесли да такой, только стон

И стоит по лесам, что остались.

П е р е п л у т

Люди, брат мой, на небо подались.

Там их якобы бог и отец.

К богу ж вышнему каждый наглец

С просьбой хоть на копейку суется.

И чихать им, а что ж остается

После них иль при них на Земле.

Ведь для них все земное во зле

Рождено — даже рифма такая!

О д и н

А Вселенная ой как большая,

Страшно мне, даже богу, взглянуть

В даль ее, Аудумлы где путь

Обрывается!

П е р е п л у т(упрямо)

Нашей Буренки!

О д и н

Я ж не спорю? Она ведь с пеленки

Снежной бога — творца всех слизала?

П е р е п л у т

Но и вашего ж Бури назвала —

Не Аудом, не Мулом каким?

О д и н

Мы ль с тобою о том говорим?!

Иль уж стали людишкам подобны?!

Наши склоки тем только угодны,

Кто мечтал нас вконец одолеть!

Злато ж мысли на слов ихних медь

Я не стану менять. Пусть Буренка!

П е р е п л у т

Ну, а в детстве пусть Аудумленка!

Л о к и(смеясь)

Ты ж и в детстве, брат, был Переплут!

П е р е п л у т

Я, увы, повзрослел в пять минут!

Л о к и

Мне на то не хватило и жизни.

П е р е п л у т

Ну, так вас, как незрячих котят,

Не топили? Вернули назад!

О д и н

Боги братья, мы нашей Отчизне,

Я так думаю, столько должны,

Что их марки и мерки смешны,

Как надуманных букв переплеты…

П е р е п л у т

Вот теперь и меня уж приплел ты!

О д и н

Ну, прости, раз всего лишь один.

Да, в земле я своей господин

Был, признали опять, только мало

Толку мне, коль земли-то не стало

Той почти, ну, а скоро совсем!

Корабля мертвецов флаг лишь реет

Над отчизною Гиребореей…

А м у р

Но повсюду зато их Эдем

Будет братьев, сестер их бесполых!

Для чего им леса, рощи, долы,

Коль мечтают за облаком жить,

Где всевышний всех будет любить

Их за так, что стараться не надо.

Миновать проходную лишь Ада —

Ну, а там хоть трава не расти!

П е р е п л у т

Сколь ж столетий шли наши пути

Врозь как будто одною ж дорогой?!

Что ж в конце? Я себя даже богом

При народе боялся назвать!

Хуже этого, сам так считать

Перестал вместе с Бабкой Ягиней!

Л о к и(удивленно)

Бабкой? Разве?! Я ей на перине

Лет осьмнадцать от силы бы дал.

П е р е п л у т

У нее, друг, такая перина —

Скачет резво сама. Из резины.

О д и н(Локи)

А, так вот кто тебя отвязал

От камней трех, где ты Рагнарёка

Ждать был должен?!

Л о к и

Уж слишком жестоко

Наказали меня за мальца!

И к тому же, чтоб я мертвецам

Стал собакой, слепцов что водила?!

Так Судьба бы не вам отомстила,

Смерть найди вы под нашей косой!

Я навек бы остался косой,

Слыша скрежет костей за спиною

Даже в мягкой постели с женою,

Даже пусть и с женой не своей!

Где наслышался этих страстей

Младшей Эдды лихой сочинитель?

О д и н

Сам дал повод советчик-воитель,

Чей язык пострашнее меча!

В перебранках не ты ль обличал

Нас в грехах, нам неведомых даже?

Л о к и(ворчливо)

Кто был пьян, тех похмелье накажет,

Кто был трезв, жаждой мучился тот.

О д и н

В пьянке, братец, все наоборот!

Л о к и(хлопнув себя по лбу)

С мысли сбил! Ну, а вдруг тот писатель

Рагнарёк сочинил? Их Создатель,

Их создав, сам на гибель обрек,

Тем, заметь, подчеркнув свою ж слабость!

Может, ждет впереди всех нас радость,

А не света конец, Рагнарёк?

Эти ж ихним писакам в угоду

Сочиняли, взяв глупую моду —

Человеков бедняжек стращать,

Словно некому их защищать…

О д и н(усмехаясь)

Стрелы мыслей быстрее и молний.

Ты же, словно колчан, ими полный.

Хоть благую нам мысль подсказал,

Лучше б шишки с Амуром сбивал

Ты с дубов.

Л о к и(обидчиво)

Свиньям тем подражая?

Ни за что вдруг свиньей обзывают…

П е р е п л у т

Обзывают — свинину ж едят!

О д и н(серьезно)

Я не знаю, что боги хотят

Всех земель, новички же тем боле.

Что, к примеру, надумал Аллах?

Но я знаю — богов наших поле —

Лишь лужок на вселенских лугах,

Где мы сами — невинные овны!

Л о к и(мстительно)

Иль бараны.

О д и н

Что мыслил верховный

Пастырь наш — за него не скажу.

Оттого я с печалью сужу,

Рассудить чтобы к меньшей печали

Или к радости.

Л о к и

Коль рассуждали

Все б, как ты, мир бы в горе погряз.

Я ж считаю, пускай судят нас.

Важно то, чтоб судили не даром,

Потому мы сторицею кару

Оправдать эту прежде должны…

П е р е п л у т

Иль окажутся судьи смешны?

Л о к и

Нет, мой друг, беспричинно жестоки!

На всевышнего тень эту Локи

Никогда не уронит!

О д и н(смеясь)

Коль сам

Не падет вместе с нею к ногам.

Л о к и(бесшабашно)

Но твое веселей предложенье.

Наши земли давно приключенья

Нам не слали, устал я скучать

И богов всех земных забывать

Стал уже, кой-кого перепутал…

П е р е п л у т

Я ж, как в зеркало глядючи, плута

Враз узнал! Занимая мой слух,

Сам ты, брат, обратился весь в нюх,

Чуя запах волшебный той браги,

Что готовят одни бабы Яги.

А м у р

Что скрывать, коли я из-за Альп

Этот запах учуял…

О д и н(хватаясь за меч)

Прячь скальп!

Дым вигвама я чую…

Л о к и(спокойно)

Лишь трубки

Можно запах учуять, да юбки

После браги, на тризне ж не зря

Пьют ее — трупы меньше смердят.

То скорее Толляна герой,

Как и ты аромат за горой

Сей почуял, он — за океаном.

Вот и мчит к нам владыка Толляна.

О д и н(подозрительно)

Как костры, трубки пахнут не миром!

Л о к и

После браги все трубки — лишь мира.

О д и н

Даже после кровавой войны?

Уж ему больше всех мы должны…

Л о к и

Мы ли, братец? Ты самонадеян.

П е р е п л у т

После нас лишь осталась идея,

Их же храмы и ныне стоят.

О д и н

А не наши ль потомки смердят

В небе их птицей с клювом железным?

Л о к и

Вонь понюхать порой и полезно —

Слаще будет репья аромат.

П е р е п л у т

Слышал, Тулу зовут ихний град?

Словно наш. Как же тесно все ж в мире.

Л о к и

Как у вас в коммунальной квартире,

Где Дюймовочкам только и жить.

П е р е п л у т

Домовой без оглядки бежит

Из домов, на могилы похожих.

Сколь средь них, домовых стало бомжей?

Л о к и

Удивил! Сколько стало у нас?

Что за дом, человечий где глас

И не слышен за ревом железным,

Где лишь то, что для брюха полезно?

В замках, братец, порой — ни души.

Выжить там коль не могут и вши…

 

Врывается Кецалькоатль

 

К е ц а л ь к о а т л ь(протягивая трубку Одину)

Ваши мысли, мой братец, столь ясны —

Затумань чуть. Сомненья ж напрасны.

Никогда еще Кецалькоатль

Не позволил себе, будь то брат ль

Или враг, злых вестей чуть хоть раньше

К ним прийти. Я же бог — не обманщик.

Бог ветров из Атлантики влажных,

Но не северных, ныне бумажных.

Л о к и(испытующе)

Что ж тебя, братец, к нам привело?

К е ц а л ь к о а т л ь(указуя на мех)

Раз уже я познал это зло.

Раз! А жизнь всю страдаю с похмелья!

А у вас от него лишь веселье,

Мир да лад! Я ведь верно назвал?

П е р е п л у т

Так еще бы! В один райский сад

Лазим с ними за яблочком Евы.

Целомудренны райские девы,

Оттого слаще яблока бок.

Л о к и

А какой, брат, из яблок пирог?!

К е ц а л ь к о а т л ь

Что, лепешки вкусней из маиса?

Л о к и

Брату каждому ближе сестрицы…

Ты куда?

К е ц а л ь к о а т л ь(оборачиваясь в нерешительности)

Что ж гостей оскорблять?

Л о к и(удивленно)

Чем?

К е ц а л ь к о а т л ь

Второй грех мне напоминать,

Что был первого следствием только.

Но, к несчастью, не помню я оба.

Вот, пришел повторить, знать хоть чтобы!

Л о к и

Грех тогда, когда знаешь, их сколько.

Ты считать чтоль примчался сюда?

Ну, так вот, хороша чем вода?

Трудно счесть сколь в гостях ее выпил!

К е ц а л ь к о а т л ь(возвращаясь к застолью)

Сколь в лепешку маиса насыплю —

Не сочтешь.

Л о к и

Мог лепешки ты счесть.

Зря одною вот только наелся.

Встал, покаялся бы, огляделся…

Выпить можно же, сколь не унесть,

И не важно — пил рогом иль тазом,

То считают одним только разом.

К е ц а л ь к о а т л ь(вздыхая)

Значит, третьим.

Л о к и

Ну, третьим пускай!

Но тогда сколь в себя не вливай,

Оттого он не станет четвертым!

Вот, к примеру, живой или мертвый

Чем отличны? Количеством лет?

Датой смерти? Конечно же, нет!

Лишь одним: мех пустой или полный.

П е р е п л у т(тряся мехом)

Ну, так знайте, мой — вечно живой!

Стал бы смертный таскать я с собой.

Он как вечное море: сколь волны

Не плескают на берег, а вспять

Возвращаются в море опять.

Л о к и

Значит, нужно, чтоб вечность прошла,

Чтоб стал третьим, ведь из-за стола

Мы не встанем, пока не допьем!

П е р е п л у т

Так, выходит, и вечно живем?

О д и н(недоверчиво)

Вас послушать, и вправду выходит.

В чем секрет того меха?

П е р е п л у т

В нем бродит

Само Солнце. Тогда он живет,

Из него когда кто-нибудь пьет.

Л о к и

Ну, тем боле! Убийцею меха

Я не стану пускай ради смеха.

Да и вряд ли кто станет из вас?

Х ё н и р

Стать посмешищем может ли Ас?

О д и н

Ни за что!

К е ц а л ь к о а т л ь

И владыка Толляна

Лучше вечно останется пьяным,

Чем позволит себе третий грех!

Л о к и

Значит, пьем не за меч, а за мех!

О д и н

Значит, пьем не за меч?

К е ц а л ь к о а т л ь

Значит, пьем!

П е р е п л у т

Да, друзья, это ж многое значит!

Хмель любой ведь Земли, хоть иначе

Он зовется, мы ж сразу поймем?

Л о к и

Как в любви, здесь, увы, переводчик

Лишь помеха.

А м у р(поднимаясь и беря лук)

Друзья, а ведь точно

Он подметил? Проверить не грех

Лишний раз. Настреляю на всех!

(уходит в лес)

 

К е ц а л ь к о а т л ь(запоздало)

Как на всех?!

Л о к и

По законам страны

Нашей, друг мой, совсем не грешны

Те проверки.

О д и н

Будь я бы твой гость,

Соблюдать мне б законы пришлось

Уж твоей, как они не жестоки.

Х ё н и р

И к тому ж, мне рассказывал Локи,

Вам для гостя не жалко жены?

К е ц а л ь к о а т л ь

Но, коль нашей женой рождены

Чьи-то дети — они только наши!

Как же сделать еще род свой краше

Мы могли бы, умней и сильней?

Приглашая достойных гостей.

П е р е п л у т

Нет гостей — богу ж надо наверстывать.

К е ц а л ь к о а т л ь(горестно)

Все тогда станут братьями, сестрами,

Вся любовь сразу станет грехом!

Л о к и

Мы, мой братец, заботясь о том,

Для людишек богов не жалели!

Жалко вот, право первой недели…

О д и н

Первой ночи?!

Х ё н и р

Да часа хотя б!

Л о к и

Отобрал тот, для мига кто слаб.

О д и н

Их задача — рабов размноженье,

Но своих вот рядов — сохраненье

В чистоте и в длине тех рядов.

Слишком много коль будет богов

И своих — каждый станет беднее.

К е ц а л ь к о а т л ь

На двенадцать один — их идея?

Л о к и

Да, но лишь как духовный отец.

Жалко ж будет своих и овец?

О д и н

Оттого я и множил родню!

Л о к и

Ну, а эти людишки — отнюдь.

П е р е п л у т

Подстилая под сильных, способных

Дочерей все ж своих как солому

Так, что некуда тем и упасть.

К е ц а л ь к о а т л ь

И до нас ведь такая напасть

Уж дошла! Ненадолго лишь бросил

Я своих, как нагрянули гости.

Главный чем-то похож на меня

Показался им. С этого дня

По числу мой народец с богами

И сравняли, став сами рабами…

О д и н

Став? Увы! Из моих сотворив,

Сделав Мээном, себя ж прислюнив,

Как приставку, но все ж впереди.

П е р е п л у т

Каждый хвост мнит себя чуть не шеей!

Наш народец по новой идеей

Заболел, от твоих подхватил

Инфлюэнцию иль что-то возле —

Деньги множатся мухой в навозе.

Л о к и

Подхватил, но зайдя, правда, в тыл.

П е р е п л у т

Впереди так отхватят и руку.

О д и н

Ну, так что ж?

П е р е п л у т

Взял за хвост эту суку

И решил управлять головой!

О д и н

Что за шум?

Х ё н и р

Что за гам?

К е ц а л ь к о а т л ь

Что за вой?

П е р е п л у т

Видно, шею решил он свернуть ей?

Завела ж снова на перепутье….

 

 

АКТ ПЕРВЫЙ

 

Л о к и

Нет, друзья, то вернулся Амур,

Нам ведя целый выводок кур:

Черных…

К е ц а л ь к о а т л ь

Белых!

П е р е п л у т

И даже пеструшек.

А м у р(входя с толпой красавиц)

Принимайте, мужи, в гости душек!

Облетел я за ними весь свет,

Краше них там, увы, больше нет.

Вот, к примеру, богиня Венера

А ф р о д и т а

Афродита!

А м у р

Умна, брат, но в меру,

Коль сама служит мерой любви!

О д и н(подходя к ней)

Рыцарь Один!

А ф р о д и т а

Один лишь?

А м у р

Увы,

Один он, но имен носит много!

А ф р о д и т а

Но отличье одно и у бога

От богинь.

О д и н(подхватывает ее на руки)

Но у рыцаря — три!

А м у р

Вот Елена краса, сам Парис

Мне мешать попытался, бедняга.

Подстрелил я нечайно конягу,

Что под ним…

П е р е п л у т

Не троянского ли?

А м у р

Нет, но все же его от любви

Роковой он надолго отучит.

Е л е н а

Почему роковой? Он был лучник

Неплохой. Подтвердит то Ахилл.

П е р е п л у т

Я бы лучше у пятки спросил.

Е л е н а

Ты все знаешь, дружок?

П е р е п л у т

За тобою

Я, краса, как за солнца игрою

Наблюдаю с утра до утра…

Л о к и(ревниво)

С солнцем ночью забавна игра…

Е л е н а(прижимаясь к Переплуту)

С нашим южным днем вряд поиграешь…

(Переплуту)

И купаюсь когда, наблюдаешь?

П е р е п л у т(Елене)

Что прекраснее солнца в волнах?

По дорожке златой на челнах

Столько раз я пускался навстречу,

Возвращаясь один лишь под вечер…

Е л е н а(Переплуту)

Оттого, видно, верой одной

И больны мы теперь, дорогой?

П е р е п л у т

Ради перстий твоих окреститься

Я готов был!

Л о к и

Отсохнет десница!

П е р е п л у т

Только веры той новой законы

Не позволят вернуться мне в лоно…

Л о к и

Вышел только ж откуда другой?

А м у р

Локи, друг, отчего же ты злой?

Л о к и

Из-под носа ж уводят красавиц,

Ну, а Локи же с носом останется,

Как всегда!

А м у р

С носом, да, но каким!

Хёнир рыцарь, воспел Низами

Эту деву. Прекрасная Лейли!

Выкрал из нелюбимой постели

Ибн Салама, который ни разу

Не коснулся жемчужин алмазом.

Л е й л и(печально)

Мой Менджун одинокий убог…

Х ё н и р

К одиноким, поверь, близок бог…

Л е й л и(удивленно)

Ты письмо мое разве читал?

Х ё н и р(уводя ее)

Нет, конверта еще не вскрывал…

Л о к и

Эти письма ему по уму.

А м у р

Бог Толляна! Краса Си-ванму!

Персий сладких хозяйка пеньтао,

Вкусишь с ними бессмертья на славу!

К е ц а л ь к о а т л ь(в сторону)

То, что хочешь, то, видно, и грех?

Но прекрасней та белая всех.

(Си-ванму)

Видел за морем край твой чудесный.

С и — в а н м у

То и есть рай для вас поднебесный.

Я ж хозяйка небесного — Сянь!

(упархивает с ним)

А м у р

Локи друг, горевать перестань,

Наступил наконец твой черед!

Нимфа дивная вот Салмакида,

И не только прелестная с виду —

Сам увидишь, в тебя лишь войдет!

Л о к и(обнимая Саламкиду, в сторону)

Но она уж в кого-то вошла

И с собою его привела.

(Саламкиде)

Кто с тобой?

С а л а м к и д а(Локи)

Он тебе не соперник.

Я ведь в нем, ты ж во мне будешь первым.

Л о к и(Саламкиде, уводя ее)

Не окажется он вдруг во мне?

С а л а м к и д а(Локи)

Было б мне веселее вдвойне!

Л о к и(Саламкиде)

Кто же он, с кем внутри вам не тесно?

С а л а м к и д а(Локи)

Афродиты сынок от Гермеса,

Хоть красив, эгоист еще тот!

Л о к и

Слово Тота такое ж — прочтет

Каждый так, как захочет иль сможет.

Иль Гермес, иль Семарг ли…

(уходят)

А м у р(в задумчивости)

А что же

Делать мне с вами сразу с тремя?

(в сторону)

Как же я просчитался?

Р е в е к к а

В меня

Я стрелять ведь тебя не просила?

А м у р

Ты б пока караван напоила

Из колодца водой, я бы сдох

Жаждой мучимый!

Р е в е к к а

Жив, но усох

Мозг твой, видно.

И н а н н а

И корень, наверно.

Я спала себе мирно в саду

В том, что вырастил Щукалитудд…

А м у р

Но во сне садовод из Шумера

Взять тебя уже было хотел!

И н а н н а

И не взял?

А м у р

Раньше стрел не успел.

И н а н н а(разочарованно)

Так меня разбудил ты стрелою?

Л о л а

А за что же меня?

А м у р

Пред тобою

Шла из вод океана она,

Как я понял, богиня вина.

Л о л а(ревниво)

Сура? Значит, и ты предпочтенье

Ей отдал бы?

А м у р

О нет, провиденье

Подтолкнуло меня, иль сиянье

Белоснежных твоих одеяний

Ослепило… прозрачных от вод.

Л о л а

Всех троих выкрал ты, идиот,

На пороге любви…

А м у р

За Амриту,

За вино боги начали битву

С шайкой демонов после того,

Позабыв про тебя…

Р е в е к к а

Моего

Жениха управдом в караване

Этом был. Двум верблюдам воды

Дать осталось!…

А м у р

Зато ты беды

Не познаешь, что будет с сынами…

Л о л а(постепенно окружая его со всеми)

Не познав до того жениха…

И н а н н а

И садовника спас от греха…

А м у р

Спас тебя я?

И н а н н а

Но лишь от насилья!

Иль спасать мы тебя попросили?

Л о л а(бросаясь вместе со всеми на него)

Пусть вернет нам он, спас от чего!

А м у р(не сопротивляясь)

Так хотел я, но как одного,

Думал я, поделить между вами!

Хорошо, догадались хоть сами…

(все исчезают)

 

 

Лес. Входят Переплут и Кецалькоатль

 

П е р е п л у т

Как твоя китаянка?

К е ц а л ь к о а т л ь

Все сьел!

П е р е п л у т(отпрянув)

Всю?!

К е ц а л ь к о а т л ь(смеясь)

Да, персики! Так ведь хотел

Я бессмертья вкусить, чтоб с богами

Не могли поступать, как с сынами:

Жечь…

П е р е п л у т

Топить нас!

К е ц а л ь к о а т л ь

И нами!

П е р е п л у т

Ну, да.

Но для дерева, знаешь, вода

И полезна, лежать коли долго.

И неужто, к примеру, та ж Волга

Сгнить кумиру дала б?

К е ц а л ь к о а т л ь

Так они

Оттого и сжигали, мол дым

Навсегда улетает на небо.

П е р е п л у т

Забывая про пепел, что хлебом

Возвернется.

К е ц а л ь к о а т л ь

Маисом. Еда

Как молитва.

П е р е п л у т(показывая на пустой мех)

И эта вода…

 

Входит Один, трогает мех

 

О д и н(огорченно)

Неужель не осталось ни капли?

Мне бы клювик сейчас, как у цапли…

Ты ж хвалился?…

П е р е п л у т(уклончиво)

Коль пуст, значит, так

Быть должно…

О д и н

Почему?

П е р е п л у т

Да, пустяк.

Это значит, что быть лучше трезвым

Нам сейчас…

 

Входит Локи

 

О д и н

Уходил-то ты резво?

Л о к и

Можно думать, ты видел спиной?

П е р е п л у т

В целом это грозит нам войной…

 

Входит Хёнир

 

Х ё н и р

Нет, скажу вам, войны то получше!

П е р е п л у т

В сборе все?

О д и н

Запропал где-то лучник.

П е р е п л у т

Жаль, не лишний и он на войне…

 

Шатаясь входит Амур

 

А м у р

На войне все же легче втройне,

Даже если, как здесь, промахнешься.

В с е

Неужель?! Ты ж Амуром зовешься?

П е р е п л у т

Кстати, да, ты — Амур иль Амор?

О д и н

Переплут, то не ты ли нес вздор

Про войну?

Л о к и

Нет, сейчас не война нам —

Нужен сон.

П е р е п л у т(Амуру)

Кто с тобой был?

А м у р

Инанна…

П е р е п л у т

Кто еще?

Л о к и

Как, еще?

А м у р

Ну, Лакшми

Или Лола…

Л о к и

Мы, значит, одни?…

А м у р

Ты — один, но с двумя!

О д и н(гордо)

С целым стадом:

Афродита, Венера, Астарта,

То Исида, Цолмон, то Узза…

Л о к и

Кукулькан бы еще ты сказал.

О д и н

Кукулькан…

К е ц а л ь к о а т л ь

Да, Венера-мужчина.

Л о к и

А ему все равно…

О д и н

Локи, спину

В разговоре, а равно в бою

Не показывай…

Л о к и

Не про твою

Он язвил…

О д и н

А про чью?

Л о к и

Про моих.

П е р е п л у т

Не про двух я спросил, про троих,

И не вас, а его! Кто же третья?

А м у р

Кто: Инанна, Лакшми иль Ревекка?

Я теперь различу их навряд.

П е р е п л у т

Так и знал!

Л о к и

Да, последнюю зря

Ты привел. Да и первых напрасно.

Нам теперь появляться опасно

Между тех. Породниться ж с тремя

Он не сможет…

А м у р

Зачем мне родня?

Но, коль честно, я в целом не против.

И к тому же, могу я в Эроте,

В Купидоне для них растроиться.

П е р е п л у т

Это все, друг, тебе пригодится,

Когда будешь бежать от троих.

Жаль, моя только вряд ли вернется,

Кто грешил, ведь навряд разберется?

О д и н

Что поделать, придется от них

Вместе всем нам, друзья, отбиваться.

А м у р

Что ж, не вновь мне с тремя обниматься…

Так была же война уж богов?

Неужели опять?

П е р е п л у т

Столь веков

Мир как будто, но войн он не лучше.

Но сейчас не о нас, милый лучник,

Разговор — о людишках скорей.

Вновь, смотри, ополчился еврей

На араба, кто быстр на ответы,

Одной Библии вроде заветы —

Меж собою в кровавой вражде.

Православные гибнут в дожде

Стрел, что братья им шлют христиане,

Их пытаясь с Аллахом стравить,

Путь шелковый закрыть им к Нирване,

Так запутав единую нить

В узелок небольшой, но гордиев.

Земли Велеса с землями Вия

Уж в раздоре, Перун — сам с собой…

Но не это грозит им бедой

Л о к и

Что же?

П е р е п л у т

Мир!

О д и н

То есть, как?

П е р е п л у т

Пред войною

Мир всегда? От того же, какой он,

Все зависит: какая война

Будет следом…

Л о к и

Какая ж?

П е р е п л у т

Она

В этот раз будет даже бескровной…

О д и н

Разве плохо?

П е р е п л у т

Поскольку духовной…

Л о к и

Так тем боле!

П е р е п л у т

Культурной, скорей…

Л о к и

Не пойму я тебя, брадобрей:

Что же в духе плохого, в культуре?

П е р е п л у т

Уподобить настолько натуре

На земле их теперь удалось,

Что скорей нынче милость — не злость

Стала главным оружием в войнах…

О д и н

Скучновато, но все же достойно…

П е р е п л у т

Дать свое, чтоб лишить твоего?

Но, когда вдруг не дам — ничего

Не останется.

К е ц а л ь к о а т л ь(держась за голову)

Случай тот с мехом

Был примером?

Л о к и(тряся головой)

Да, им ты с успехом

Доказал, как печальны плоды

Этой щедрости!

П е р е п л у т(посмеиваясь)

Если б беды

Я не ждал, я бы взял похмелиться.

Но вдвойне чтоб смогли убедиться,

Что я прав, похмелиться я взял…

(вытаскивает из кустов полный мех,

встреченный радостными возгласами)

Бог не должен страдать, как Тантал,

(разливая)

Осознать чтоб танталовы муки…

Л о к и

Покарать ли дающего руки!

О д и н(блаженно)

Я теперь слушать вечно готов

Ложь саму обманувшего плута!

П е р е п л у т

Жизни правда страшней Переплуту!

Нас давно с вами места богов

Уж лишили, стать книжным героем

Разрешив. Для чего? Чтобы строем

Нас на полки их библиотек

Всех поставить, где все ж человек

Стал теперь основным персонажем…

Л о к и

Потягаться и там вряд ли стажем

Сможет с нами?…

П е р е п л у т

Увы, став мы там,

Уподобились им — не богам,

Раньше став, мы последнего слова

Вмиг лишились. Теперь Казанова,

Дон Жуан — прототипы любви,

А не ты! И уста тем свои,

Память ношей они облегчили.

Раньше в слове народном хранили

Наше имя, боясь произнесть!

Да, теперь может каждый прочесть,

Сладость вряд ощущая запрета,

Как, к примеру, от красного цвета,

От коричневых, черных цветов.

Стал обыденным мир их богов.

А безбожие стало культурой,

Лишь на трон взгромоздилась фигура

Порождением разума сна.

Необыденным стала она —

Сотворенье лишь рук человечьих!

Трон творца уступает предвечный

Даже здесь — в сотвореньи людей.

Нас отвергнув, лишились корней,

А его отвергая — вершины.

Человек стал подобьем машины,

А культура — собраньем вещей.

Сколько б век этот не дал идей,

Все они — разновидность вещизма!

Человечью натуру род клизмы

Стал вдруг полностью определять!

Нет, не быть иль не быть — сколько дать

Стало главным вопросом эпохи.

Л о к и

А поэты, художники?

П е р е п л у т

Плохи

Их дела, букв и красок игрой

Наслаждаются, словно икрой,

В ней зародыши жизни не видя,

Мир вокруг словно бы ненавидя,

Будто весь он стал вещью для них.

А м у р

Может быть, он и должен других —

Каждый век — разным уровням неба

Их готовить?

П е р е п л у т

Одним все же хлебом

Их питая?

А м у р

Любовью одной,

Что они поглощают икрой,

Знать-не зная, а чем разродится

В них она. Также пьют и водицу,

Хлеб вкушают, не зная, что тем

Их к себе приобщает Эдем.

А уж свет и совсем незаметно

Приобщает их к тайнам заветным…

П е р е п л у т

Чем тогда, друг ты мой, от зверей

Отличается стадо людей,

То творя, что не ведают даже?

Л о к и

Есть, кто ведает.

П е р е п л у т

Те, кто поклажей

Нагружает своей, как ослов,

Тех носильщиков дара богов,

Дар кто этот считает обузой?

Но ведь с новым, земным только грузом

Им на гору небес не взойти?

А м у р

Коль не ведал, что дали нести,

Сбросив, вряд он за это ответчик?

П е р е п л у т

А своим и похвастаться нечем,

С тем придя, с чем оттуда ушел.

Но какой тогда в странствиях толк?

Научился ходьбе и смиренью,

Став — но волей своей — повтореньем

Тех, по воле кто божьей ослы?

Если честно, меня те козлы,

Кто живет только собственным блудом,

Не волнуют. Но что они с людом

Остальным вытворяют, то боль

Вызывает на сердце. Доколь

Мы терпеть будем пастырей этих,

Кто на нашей пока что планете

Правит стадом невинных агнцов,

Порожденьем небесных отцов,

В добровольных ослов обращая

Обещанием сытного рая,

Что похож на земной теплый хлев.

О д и н

Это да, но во что они дев

Обратили?

П е р е п л у т

У нас так в ослицу.

Х ё н и р

А у нас так в простую вещицу,

Что имеет сорт разный и цену.

П е р е п л у т

Покупают у нас за бесценок.

А м у р

Мы о них и вели разговор.

П е р е п л у т

Да, боюсь, из-за них нам раздор

Может спутать все карты…

А м у р

Но как?

П е р е п л у т

Не родит сыновей Исаак

С нею, сын же Израиль их следом

Дать не сможет начала коленам

Всем своим, первородства права

Выкрав дважды у братца родного:

За похлебку, отца ли слепого

Обманув, главный знак старшинства

Подменив ловко шкурой козлиной.

А м у р

Что теперь даже шуткой невинной

Вряд ли станет, как девой — она.

П е р е п л у т

Из двоих кем твои семена

Прорастут, ты подумал об этом?

А м у р

Не лгуном — это точно! Поэтом,

Забиякой, таким, как я сам.

П е р е п л у т

Будет, значит, обманут Исав,

Значит, заново править обману,

Ведь вернулась она к каравану,

Ждет который кувшин не пустой,

А уже с родниковой водой,

Ручку чью в золотые запястья

Он оденет врагам на несчастье,

Чье жилище потомству ее

По завету теперь перейдет…

Л о к и

Но Исаву обещано время

Свергнуть власти обманщика бремя,

Может быть, наступило оно?

П е р е п л у т

Знали б люди, как все ж не смешно

Сразу будущим жить и вчерашним

Так, как будто живешь настоящим,

Зная сразу вопрос и ответ…

О д и н

Ничего неизменного нет…

Л о к и

Есть, но в мире, что с их пересекся…

К е ц а л ь к о а т л ь

Да и-то лишь пока тот несется,

Как секундная стрелка часов,

От начала…

П е р е п л у т

До многих концов!

Выбирать же один, но из многих

Мы должны, ведь недаром мы боги!

Л о к и

Да, на полке-то книжной легко

Выбирать! Меж прекрасных стихов,

В окружении мертвых бессмертных…

П е р е п л у т

Значит, мы оказаться средь первых

Там должны пред концом тех людей!

Х ё н и р(мрачно)

Даже если нас в виде идей

На порог они дома не пустят?

Аск и Эмбля во мне только грусти

Удостоились, дух в них посколь

Мой погиб.

О д и н

Испытал тоже боль,

Потеряв вместе с ними дыханье,

Что им дал я.

Л о к и

Мои же стенанья

Вряд ли стоят румянца, тепла,

Что у них злая смерть отняла,

Словно то был не бога подарок!

П е р е п л у т

Но цветочек представьте, нектаром

Переполненный ни для кого?!

Х ё н и р(поднимает рог)

Нет, людишки не стоят того,

Из-за них чтоб меняли мы планы!

П е р е п л у т

А для друга поправить изьяны

В этих планах ты был бы непрочь?

Х ё н и р

Для кого ж?

П е р е п л у т(показывая на Одина)

Для него! Скоро ночь,

Фенрир воет, пасть к солнцу примерив,

Открывая и Одину двери

В никуда…

О д и н

Я сегодня так пьян,

Что меня проглотив, словно жбан

Полный браги, волк враз захмелеет…

(засыпает)

Л о к и

А уж с пьяным-то Один сумеет

Сладить, думаю, даже один…

Я б помог, только сам ведь я вдым…

(валится с ног)

Х ё н и р(засыпая)

Встать чтоб вовремя, лягу пораньше…

К е ц а л ь к о а т л ь(борясь со сном)

Да, и мой переполнен уж жбанчик…

П е р е п л у т

Можешь свистнуть в два пальца?

К е ц а л ь к о а т л ь

Могу…

(убегает в кусты после первой попытки)

 

А м у р(качаясь)

Ничего, Переплут, хоть вдугу

Пьян я тоже, но со-о-бра-жаю,

Что я с ними раб-оту теряю…

Потому я тебе помогу…

Подремлю лишь часок на лугу…

(засыпает в кустах)

П е р е п л у т(один)

Ох ты, Чур, неужели я с водкой

Мех тот взял? Бьет прямою наводкой

В лоб, стреляешь хотя по ногам.

(прячет всех в кустах)

Ничего, спать от силы богам

Ночь всего, но проспать надо вечность.

Фенрир рыщет по лесу, ждет встречи,

Брызжет пасть Сурьи жаркою кровью,

Ищет Одина Аса гнездовье,

Зрит на Хель, ждет, когда ж на Востоке

Нагль-фар мертвецов вместе с Локи

Курс к богов берегам свой направит,

Сурт же огненный меч миру явит,

Ветви губящий, небо разящий…

Ну, а Локи, в кустах мирно спящий

Меж друзей, но как будто врагов,

Позабыл, кто царю он волков:

Друг, соратник, родной ли отец —

И какую же роль под конец

Он играть должен с богом начала…

(настораживаясь)

Чья-то тень по кустам пробежала?

(успокаиваясь)

Вышний бог, как для мира все ж мало

Надо нам, скромен дружеский пир,

Хоть в хмелю по плечу океаны,

А войне ж подавай целый мир,

Хоть подавится браги стаканом!

Вновь скользнула та тень по кустам,

А не лечь ли под бок мне богам,

Чтоб не сделаться к Сурье гарниром?

 

Врывается Фенрир

 

Ф е н р и р(озираясь)

Стой-ка, плут! Да не бойся, Фенриру

Труса кровь в этот миг ни к чему!

Аль не страшно в лесу одному,

Иль случайно ты здесь не один?

П е р е п л у т

Трус, увы, сам себе господин —

Даже другу довериться страшно.

То полмеха отваги вчерашней

В лес меня завели невзначай.

Ф е н р и р(трясет мех)

Выпил столько один?

П е р е п л у т

То ж не чай?

Больше пьешь, больше мучает жажда.

Выпив все, стал бы вдвое отважней

Я теперь, да закуски кусок

(достает окорок)

Нечем было поджарить…

Ф е н р и р

Лесок

Запалил бы. Столь мяса тут бродит.

П е р е п л у т

Нечем! Сурья и тот не восходит.

У кого ж попросить огоньку?

Ф е н р и р

Если в том я тебе помогу,

Ты заманишь к застолию Асов?

П е р е п л у т

Выпью я коль полмеры не квасу,

И не жидкой для подвигов браги,

А вот этой гремучей отваги,

То Фенрира зараз обниму,

Но не выпить мне столь одному.

Ф е н р и р(самодовольно посмеиваясь)

Да, Фенриру уже не до смеха!

Ну, а мера — то сколько?

П е р е п л у т

Полмеха.

На двоих по полмере как раз?

Ф е н р и р(в сторону)

До сих пор Сурьи жар не погас,

Все кишки златом сжег раскаленным

Не залить жажду морем соленым…

Не залью, так, быть может, спою?

(вслух)

Разливай-ка отвагу свою!

Не забудь только об уговоре.

П е р е п л у т(наполняя рога)

После этой полмеры мне море

По колено, и Ас по плечу!

Ф е н р и р(крякая)

Приведешь коли — озолочу,

(хитро посмеиваясь)

Я ведь сам как мешок, злата полный!

П е р е п л у т(наивно)

А, погасят и золото волны

Этой влаги. Зачем нам оно,

Коль не вижу пока еще дно?

Ф е н р и р

Так не жмись — наливай пополнее!

(в сторону)

Не встречал я закуски глупее:

Сам себе заливает котел,

Где поджарится щедрый осел

Вместе с Одином…

П е р е п л у т

Мне разве жалко?

Ф е н р и р(нетерпеливо промеряет мех)

Посмотри, мокры ровно полпалки!

Дай-ка, сам буду я разливать…

Но смотри, чтобы не пропускать!

П е р е п л у т(в сторону)

Не родились, кто нас перепьют,

Все же я, а не ты — Переплут.

(вслух)

Пропускать, друг, у нас означает

То, когда воин внутрь вливает.

Ф е н р и р(потеряв терпение)

Нет ли тары побольше у нас?

П е р е п л у т

Тут ведро маловато, и таз.

Потому, коли тара мала,

Пьют обычно у нас из горла!

Пей, твоя ровно здесь половина,

Но сперва дай огня, я свинины

На закуску поджарю тебе…

Ф е н р и р(отрыгивает огненный шар)

Зажигай поскорее дрова…

(в сторону)

Ведь потом вряд твоя голова

Отличит, где дрова, где огонь.

(прикладывается к меху)

П е р е п л у т

Половину чтоб знать, пальцем тронь

Ты вот здесь, как провалится палец,

Значит, в мехе полмеры остались

Уж мои… Чур, дрова ли сыры,

Не ко времени ль нынче костры?

Ф е н р и р(в сторону, не отрываясь от меха)

Время что ли идти перестало —

Вечность пью, а отпил столь же мало?

Но внутри жар как будто погас,

Хоть и сам, как огонь, этот квас…

Надо воздуха что ли глотнуть?

П е р е п л у т

Нет, еще не закончил ты путь!

Коль прервешься, не будет полмеры.

Значит, снова начнем…

 

Ф е н р и р(в сторону)

Изуверы

Меру ихнюю изобрели!

П е р е п л у т(подбадривающе)

Мы ведь, даже когда на мели,

И на меру грошей не набрали,

Все равно сразу три покупали,

Чтоб за третьей потом не бежать.

Ф е н р и р(в сторону, не отрываясь)

Где ж на две остальные набрать

Умудрялись?

П е р е п л у т

Одну ж коль возьмешь,

Со второй счет по новой ведешь,

Ну, а так, друг, легко разориться.

Ф е н р и р(в сторону, продолжая)

Ты смотри, полилась, как водица?

Так и хочется выпить до дна.

Жаль, что братия ваша бедна,

Нам поскольку одной будет мало…

П е р е п л у т

А одной никогда не хватало,

Сколько б раз ты не брал по одной!

Ф е н р и р(в сторону)

Сколь не пью, а все больше пустой,

Словно в мех выливается тело?

Голова вдруг и та опустела…

(вслух, падая замертво)

Сбегай, друг мой, еще за двумя!

П е р е п л у т(связывая его своим ремнем)

Одного тут, пожалуй, ремня

И не хватит, связать чтоб верзилу.

(снимает для этого ремни с богов)

Все равно им штаны не по силам…

(придерживая свои)

Да и руки теперь ни к чему.

(отпускает Сурью)

День уже, но к стыду моему,

У меня-то в глазу ни в одном?

Ну, волчара, за что же мы пьем?

(пьет и падает рядом)

Л о к и(выползая из кустов)

Ох, и выдался нынче денечек!

Ой, а кто так тебя, мой сыночек?

(нюхает)

Это ты, это мех, но один

Аромат? Неужели вы с ним

От глотка одного опьянели?

Полон мех ведь, и мясо не сьели,

Я ж во сне так мечтал закусить…

(пьет и вновь засыпает)

О д и н(выползает из кустов)

Звали? Да, на подбор или наспех

Подобралась кампашка? Не на смех

Курам — точно! Неужто конец

Наступил все же миру? Отец

Рядом с сыном, и замертво оба.

Так и я, что ль выходит, в Раю?

Тут неплохо, однако, коль пьют!

Но какой же тут кстати на пробу

Мёд поэзии?… Тьфу! Та же водка.

От нее ведь плохая походка,

Что осталось мне только дивиться,

Как сумел с ним не только я биться,

А с собою как смог прихватить

В рай того, ад кому как награда?

(падает на все четыре)

Иль коню, волку пропуск не надо?

Э, а может, вот так вот ходить

Стал я сам, став конягою волка?

(падает рядом с ними)

К е ц а л ь к о а т л ь(входит потерянно)

Эй! Полночи пытался без толку

Я свистеть и одним, и тремя…

Странно, вышло ее из меня

Больше меха, внутри я весь полый!

Сколько ж выпили, если он полный?

Так обманывать бога нельзя…

(прикладывается)

Может быть, привязать и меня

К этой привязи? Ну и законы

Тут у них?

(перевязывает своим ремнем Фенрира

и засыпает рядом)

Х ё н и р(выползает из кустов)

О, друзья, как я тронут!

Полегли все в бою ровным строем,

Жизнь отдали свою! Для чего?!

Чтоб оставить меня одного

Тризну в горе справлять по героям?

Жизнь готов посвятить я тому,

Но не выпить мне столь одному?!

 

Входит Амур

 

Не один я?! Смотри-ка ты, двое!

(радостно)

Значит, трое осталось живых!

А м у р

Где же третий?

Х ё н и р

Ослепли чтоль вы?

Третий я!

А м у р(берет у него мех)

Ждать второго не будем.

Я, выходит, проспал? Вот же люди —

Не могли разбудить чтоль меня?

Сам теперь чтоль средь белого дня

Должен буду я в рай добираться?

Х ё н и р

Здесь вы можете оба остаться…

А м у р

О, пришел он!

Х ё н и р

Четвертый?

А м у р

Ну да!

Пусть четвертый — второй где тогда?

Х ё н и р(отпивая и засыпая)

Как придет — разбуди непременно!

А м у р

Вот еще, буду ждать я его?

Сам пусть будит, найдет коль кого…

Это что же за тюк тут ременный?

Дамы что ли багаж свой не взяли?

Ну, так ясно — тяжелый такой!

Спрячу лучше, пока не украли.

Прихвачу в рай потом я с собой…

(тащит Фенрира в кусты, где и засыпает)

 

 

АКТ ВТОРОЙ

Врывается разъяренный Вишну и следом

разгневанная Лола(Лакшми)

 

Л о л а(торжествующе)

Вот они, Вишну мой господин!

В и ш н у(настороженно)

Ты ж сказала, что был он один?

Л о л а

Да, со мною — один, с нами ж — много!

В и ш н у(принюхивается)

И от каждого прет, как от бога…

Л о л а(презрительно)

Вот бы стала не с богом якшаться!…

В и ш н у

Что?

Л о л а(поправляясь)

Не стала б тебя — разбираться —

Звать я, будь то со мною не боги,

Я сказала.

В и ш н у

Так все же, о многих

Говоришь ты, иль все ж об одном?!

Л о л а(устало)

Об одном, бог ты мой!

В и ш н у

О каком?

Здесь их много.

Л о л а

Попробуй запомни

Их в толпе? Может, тот или тот мне

Сделал гадость? Убей лучше всех,

Чтобы мне не гадать. Не из тех

Я, могла чтоб провесть опознанье

При тебе…

В и ш н у

То есть, как?

Л о л а

Все ж вниманье

Было, милый, мое на одно

В миг тот горестный устремлено,

Что могло помешать мне вернуться

В дом твой…

В и ш н у

Ладно, могла б отвернуться

Ты? А лучше уйди за кусты.

Л о л а(капризно)

Нет, убить их при мне должен ты,

Знали чтобы, за что умирают!

В и ш н у(нерешительно)

Ну, а те, кто невинно страдают?

Л о л а(мстительно)

Им тем более стоит узнать!

Чтобы знали, кого выбирать…

В и ш н у(грозно)

То есть?!

Л о л а(высокомерно)

Дам ли замужних и честных,

Иль блудниц никому не известных,

За кого даже некому мстить.

В и ш н у

Ну, так тихо, чтоб всех не будить…

Л о л а

Нет, пусть видят, коль вместе грешили…

В и ш н у(грозно)

То есть?!

 

Входит гордый Дун-Вангун и

не менее гордая Си-Ванму

 

Д у н

Вы бы, сосед, не спешили,

Здесь поскольку и мой есть должник!

В и ш н у

Кто же он? Я ко всем уж привык…

Д у н(Вишну)

Я о вас лишь забочусь, мой друг,

Зная норов красивых супруг.

В и ш н у(в сторону)

Интересно, узнал ты откуда?

(вслух)

Неужели, мой друг, ваше чудо

Здесь постигла такая ж беда?

Л о л а(в сторону)

У нее-то беда, коль приснится —

Упадешь. И чему так гордится?

Д у н(Си-Ванму)

Это он? Вряд ли много вреда

Он принес ей, но то и обидно!

Может, этот? Он более видный,

И карать-то почетней его…

 

Вваливается Гефест с Афродитой

 

Г е ф е с т(вежливо)

Нет, не трогайте все ж моего!

Сам ему отомщу я… презреньем.

Дорогая, твои подозренья

Справедливы? А вдруг в заблужденье

Впала ты, ведь такой это стресс?

А ф р о д и т а

Есть средь них ли, кто боле достоин?

А за нервы мои будь спокоен.

В и ш н у(надменно)

Кто таков?

Г е ф е с т

Извините, Гефест,

Мастер, коваль, всего бог прогресса,

Сын законный я Геры и Зевса,

И почти что Олимпа хозяин,

Ведь амброзией я ж угощаю

Там богов? Может, что-то не так,

Дорогая?

Л о л а(в сторону)

А он — не дурак,

Сразу видно, хотя лопоухий.

Мне б такого — плевала б на слухи

Я тогда.

С и — в а н м у(в сторону)

Ишь, трудяга какой!

Коли ж хром, так навряд ли к другой

Убежит,… та когда постареет.

Д у н(вежливо)

Вижу, друг, на глазах гнев ваш зреет!

Может, мы поменяемся?

Г е ф е с т

Кем?

С и — в а н м у(в сторону завороженно)

Нами?

Д у н(спохватившись)

Ой, извините, совсем

Я забыл в этом гневе приличья.

Наша встреча настоль необычна,

Хоть давно я имел интерес

Ко всему, что зовется Прогресс.

Дун-Вангун, повелитель Востока,

Покровитель живущих без срока…

С и — в а н м у(в сторону)

Всем известный, как муж мой, раз в год

Спит который с женой, идиот.

(вслух)

Муж мой верный, хоть дом мой родной

В Поднебесной зовут стороной

Самой западной, просто ли — Запад!

Мои ж персики этот облапал,

(показывает на Кецалькоатля)

Но бессмертия их не вкусил.

Что ты, муж, про обмен говорил?

А ф р о д и т а(в сторону)

Размечтались, смотрю, сразу оба.

Твои персики, что наша лоба.

А вот с той поменяться непрочь

Я была бы хотя бы на ночь…

Д у н(важно)

Дорогая, то женское ль дело,

Коль меняем мужское мы тело

На другое, повыше чуть-чуть.

Сам-то ростом я с чжан, не забудь,

Потому мне противник повыше

Нужен все же. Тот ростом не вышел.

С и — в а н м у(в сторону)

Можно думать, весь рост на виду?

(вслух)

Извини, я ж к своему стыду

Рост твой вечно, мой муж, забываю.

Раз лишь в год я ж тебя измеряю…

Д у н(уточняет)

Каждый год.

Г е ф е с т

Так, вернемся к делам?

(богам)

Но об этом все ж в обществе дам

Говорить, я скажу, бесполезно

И, особенно, если ты трезвый,

Что не скажешь про этих господ.

(принюхивается)

Сразу видно — душевный народ.

В и ш н у(принюхиваясь)

Я такого, поверьте, не знаю,

Хоть уж столь океан я пахтаю,

Знаю Суру и даже Амриту…

В них же что-то иное налито.

Д у н(принюхиваясь)

По себе обо всем я сужу…

Не из риса — я точно скажу,

Хоть, увы, не судья обонянье!

Л о л а

Мы дождемся иль нет наказанья?!

С и — в а н м у

Мы хоть что-то когда обменяем?!

 

Врывается Менелай с мечом и с Еленой Прекрасной

 

М е н е л а й(бросается на стоящих)

Здесь они до сих пор негодяи!

Тут и жертвы их: жены, герои!

Превзошли их герои числом,

Но один возместит это зло —

Встреча ж вам с победителем Трои

Предстоит! Обнажайте мечи!

Е л е н а

Дорогой, бисер зря не мечи!

Ты героев с виновными спутал

Как всегда. Ну, а я Переплута

Вряд ли спутаю с сотней других.

(разглядывает лежащих)

И к тому ж, не узнал ты своих.

А ф р о д и т а(словно испуганно, рассыпав перед Еленой бусы)

Ах, ты б бисер, голубка, собрала,

Плохо коль муженька воспитала?

В Трое ж был, не сразить чтоб врага —

Убедиться, что носит рога,

Как и здесь, где рогами гордятся

И хотят ими даже меняться…

М е н е л а й

Чем тебе я в сей раз насолил?

А ф р о д и т а

Смертный, но пред богами вспылил,

Пылью нам оказав снисхожденье,

Чем жену ввел свою в заблужденье,

Пыли столб ей представив как столп.

М е н е л а й(опускается на землю)

Столп ведь тоже ногами лишь толп

Воздымают порой?

Е л е н а(неуверенно)

Нет, не стоит,

Милый,… спорить!

А ф р о д и т а

Его ж беспокоит,

Вдруг не будет меж вами толпы?

Ведь одна лишь из пыли столпы

Поднимать до небес та умеет.

Д у н(восхищенно)

О-е-ей, язычком как владеет!

В и ш н у(мечтательно)

Столб один обработала так,

Что перечить один лишь дурак

Будет ей!

Г е ф е с т(гордо)

И столбов этих много

В нашей жизни!

Д у н

Судить только строго

Вряд ли можно такую жену!

Г е ф е с т

Как судить, коль порой не пойму

Половины, чего она скажет?

Тот же столб — постоит, да и ляжет!

Пыль всегда ж оседает к земле?

Что ж винить Менелая во зле,

В коем сила земная повинна?

Е л е н а

Менелай, я ж твоя половина —

Не она?

(решительно)

Поднимись же… с колен!

А ф р о д и т а

Красота твоя, милочка, тлен!

Захочу, вмиг ты станешь старухой!

А ему под колени я пуху

Подстелила отца твоего.

Постоит, но зато у него

Будет женушка вечно красива,

Иль назавтра же станет спесивой

Старой ведьмой! Ты ж сам выбирай,

Здесь кого, умерев, Менелай

Ты оставишь несчастной вдовою.

М е н е л а й

Что за радость тебе надо мною

Издеваться?

А ф р о д и т а

А что ж ты простил

В прошлый раз и ее не убил

За измену, как должен достойный

Сделать муж, кто разрушил спокойно

Целый город, великую Трою,

Положил столько славных героев,

Кто ни жизнь и ни честь не жалел,

Чтоб свою ты в итоге презрел,

Увидав, что блестит так же злато,

Как твое? Что вернул ты обратно

В город свой, положил в свой ларец:

Красоту иль бесчестье, купец?

Я прощу, коль ответишь ты честно!

Е л е н а

Но тебе ль за измену судить?

А ф р о д и т а

Я — богиня любви и дарить

Я любовь лишь обязана людям!

Коль они, негодяи, не блудят —

Засыхает источник любви.

Почему? Потому что свои

Чувства браком, обетом не свяжешь

И с любимым на ложе ты ляжешь,

Как на плаху, но только любя!

Но заметь, никогда из себя

Я не строила женушки верной,

Недотроги и в мыслях примерной,

Хоть невинна я плотью пред ним.

Но мой муж, не в пример всем другим,

Не ревнует, посколь не умеет,

Дорожит не с того, что владеет…

Е л е н а

А с чего ж?

А ф р о д и т а

Любит он, как дитя

Любит мать за любовь и за ласку…

Ну а твой же… О, нет, за тебя

Отвечать я не стану подсказкой.

М е н е л а й(поднимается устало)

Все простите меня: ты, Елена,

При тебе я пред нею колена

Преклонил; ты, богиня, прости,

Да с тобой расходились пути

В этом мире, любовью плененном;

Ты…

(кланяется Лоле)

Л о л а(небрежно отвечает)

Лакшми!

М е н е л а й

Да, мечта всех влюбленных

(кланяется Си-Ванму)

С и — в а н м у(кивая понимающе)

Си…

М е н е л а й

В бессмертие и в красоту.

С и — в а н м у(настойчиво)

Но Ванму!

М е н е л а й

Да, вы тоже простите —

Не исполню я, что вы хотите…

Мир земной наш одну лишь мечту

Может здесь уж при жизни исполнить…

Нет, казны через верх не наполнить —

Крез до злата жадней, чем бедняк.

Лавры власти сдувает сквозняк

Перемен и порой с головою.

Ну, а лавры творца не мечтою

Все ж даются — великим трудом

И при жизни, а слава ж — потом.

Так о чем же мечтать, чтобы сбылось

То сполна, через край чтоб пенилась

Та мечта, коли чаша мелка

И мечты недостойна глотка?

Вы-то — боги, мечтать вам не надо,

Вам — достоинством все — не наградой

Так дается, как образ мечты,

Для которой в нас столь пустоты,

Что порой целиком мы пустые,

Столь щедро, коли мы молодые,

Так униженно, коли стары.

Что ж за дивные это дары,

Чем при жизни сполна нас дарите?

В и ш н у

Все, что хочешь, найдешь ты в амрите,

В суре, в соме, доступных и вам —

Не одним эгоистам-богам.

М е н е л а й

Да, но это навряд ли земное?

Д у н

Все мечты ты отыщешь в потомках,

Хоть творим их мы все же в потемках.

М е н е л а й

Той же их одарив пустотою

И судьбою — мечту ту искать…

Г е ф е с т

Знаю я, что ты хочешь сказать…

А ф р о д и т а(насмешливо)

Ты уж знаешь! Скажи про железо,

Что красиво, поскольку полезно…

Г е ф е с т

Не про пользу, но про красоту

И скажу! Только эту мечту:

В полной мере красой насладиться,

Ну, а коль повезет, и влюбиться —

Сможем мы, повезет коль, постичь…

А ф р о д и т а(смеясь)

Говорю ж, будет весь его спич

О железе! Признаться, он мастер

В этом деле! На это запястье

Посмотрите! Будь я среди дам,

Показала б такой пояс вам…

В мастерской у него лишь девицы…

Л о л а

О!

А ф р о д и т а

Железные! Если приснится,

То проснешься в одних синяках.

Г е ф е с т(посмеиваясь)

Не о той речь красе, что в руках

Создается, здесь нету предела

Совершенству, хоть вечность твори!

На вот зеркальце, и посмотри,

Иль представить позволь твое тело!

А ф р о д и т а(слегка обнажаясь)

Вдруг фантазии вашей не хватит

То представить, что прячу под платьем?

Ваше мнение будет превратно…

Д у н

Тут она совершенно права!…

В и ш н у

Да, такой ерундой голова

Занята…

Г е ф е с т

Но представить абстрактно

Я просил?

Л о л а(перебивая его)

Да, все ясно и так!

А на голову если слабак

Кто из вас — это ваши проблемы!

Г е ф е с т

Но прости, друг, тебе не дал темы

Я закончить?

Д у н(вздыхает)

Да, не дал, но ей!

С и — в а н м у(перебивая его)

Чем таинственней, тем все ж сильней

Даже о… красоте впечатленье!

М е н е л а й

Так, я мог бы закончить?

А ф р о д и т а

Мученье —

Слушать вас: раз — земных, два — мужчин!

Я давно поняла, что причин

У тебя обладать ею — малость.

Сколько их, обделенных осталось?

У тебя же давно, Менелай,

Льется это не только чрез край —

Сквозь все щели потресканной чаши.

Приняла оправдания ваши…

Ваши, да, а не только твои.

Эгоизм — не попутчик любви.

Потому не могу я позволить

Хоть кого-то из вас обездолить —

Не познать и моей красоты!

(сбрасывает с себя тунику)

Л о л а(мгновенно делает то же самое)

Вижу — наполовину пусты

Все ж они!

С и — в а н м у(нерешительно следует им)

Что ж, я четверть добавлю?

Е л е н а(медленно раздеваясь, недовольная собой)

Что ж, богини, спасибо, хоть каплю

Мне оставили…

В с е м у ж ч и н ы

О, где же край?!

 

Все лежащие, кроме Локи и Переплута, вскакивают

 

В с е в с к о ч и в ш и е(ошарашено)

Неужели попали мы в рай?!

(хватаются за штаны)

Л о к и(ехидно)

Да, штаны-то зачем вы надели?

Их в раю носят раз лишь в неделю —

По субботам.

(неспеша встает, не замечая последствий)

П е р е п л у т(посмеиваясь)

Коль время в обрез,

И в субботу ходить можно без.

(встает довольный с теми же последствиями,

но не замечая)

 

Л о к и(смеясь на остальными)

Вот вам сила красивой жены —

Спавли сами с героев штаны!

А ф р о д и т а(словно сердито)

О, Гефест, неужель и о тех

Говорил ты?

В и ш н у(замахиваясь мечом)

А ну, руки вверх!

 

Один, Кецалькоатль, Хёнир

поднимают руки с определенными

последствиями

 

Ну, а ты?!

Л о к и(подмигивая)

Ну, а мне-то зачем?

Что терять мне?

(делает шаг и падает)

П е р е п л у т

Свой пропуск в Эдем.

Л о к и(сдергивает штаны и отшвыривает)

Эй, о чьи я штаны тут запнулся?

А мои где?! О, боги, проснулся

Иль не я, иль совсем не в себе?

(умоляюще Переплуту)

Друг?!

П е р е п л у т(идет за его штанами не спеша)

Чтоб дам не смущал, я тебе

Дам штаны…

Л о к и

Нет, мои!

П е р е п л у т(довольный общим смехом)

Дать готов.

Не штаны ж, а в штанах — все проблемы,

Тайны мира всего, все дилеммы…

Л о к и

Что за тайны, коль ты без штанов…

П е р е п л у т(нехотя нагинаясь)

Без твоих!

Л о к и

Без обоих пока.

П е р е п л у т(обнаруживая пропажу, натягивает

судорожно сразу свои штаны и Локи)

Подойдут эти наверняка…

Сколько ж ног у тебя, Локи друг?

Л о к и(обреченно)

Было две.

П е р е п л у т

Ну, а эти для рук,

Иль штанами махнулся ты с волком?

Л о к и(поучительно)

Так штаны ж надевать нужно с толком!

П е р е п л у т

С толком? Значит, они для двоих?

Столь карманов… Ты что, из моих

Это выкрал?!

(показывает ему свирель)

И что, брат, не стыдно?

Л о к и(горько)

За обоих пройдох мне обидно:

Все у нас, как у двух близнецов,

Мы ж с тобой до сих пор без штанов.

П е р е п л у т(бросает свое занятие)

Между двух я штанов заблудился,

Потому что не о!…

Л о к и(поправляет)

Не надел!

П е р е п л у т(идя к меху)

Я грамматикой, друг овладел,

Без штанов еще. Не… похмелился.

(пьет)

О д и н(умоляюще Вишну)

Воин грозный, смеешься пока,

Пусть хотя бы одна чтоль рука

Вниз опустится — брюки возьмет?

В и ш н у

А вторая?

О д и н(семеня к меху)

Тебе поднесет

Рог с напитком соседних богов!

Коль не веришь — снять пробу готов!

(пьет)

В и ш н у

Эй, на пробу хватило б глотка!

К е ц а л ь к о а т л ь

Что вы, пробу на дне они ставят.

Потому пьют до дна, что… не зная.

О д и н(счастливо)

Как же пить будешь, коли рука

Занята? Дай — я меч подержу?

В и ш н у(отдает меч)

Но, смотри! За тобой я слежу…

П е р е п л у т(подзывая остальных)

Эй, у нас тут ведь не приглашают!

Сами все, сколь хотят, наливают.

К е ц а л ь к о а т л ь

О, вот это хороший закон!

М е н е л а й

Так для всех иль богов только он?

П е р е п л у т(подавая ему)

Пьют не боги, друг, пьют, словно бог!

Этот мех — вечной дружбы залог.

А ф р о д и т а

Нам, богини, пора одеваться.

Больше некому здесь показаться…

Г е ф е с т(поднимая рог)

Поднимаю я божью росу

Не за дружбу, друзья, за красу!

Во хмелю все и так ведь друзья?

О красе забывать вот нельзя

И в хмелю. Подожди, Афродита,

Не смотри на меня так сердито,

Пью затем, развязать чтоб язык.

Много ж я говорить не привык?

Сколько ж слов о твоей красоте я

Не сказал, воплотив их в идею

Иль в железо? Впервые с друзьями

Я хочу поделиться словами,

Рассказав о моей им мечте —

О твоей неземной красоте.

Не спеши, я прошу, одеваться…

Л о к и

Мы ведь скоро, коль честно признаться,

Вряд что видеть уж будем вокруг.

Г е ф е с т

И как при смерти взор на подруг

Мы должны обратить свой последний!

Д у н

И тепло ж, день как будто бы летний?

П е р е п л у т(таращя глаза)

Ну, а я так почти уж ослеп!

А ф р о д и т а

Ладно, милый, хотя и нелеп

Этот тост, возражать я не буду.

В ваших взорах не вижу я блуда…

Г е ф е с т

Да и вряд сможет ваша краса

Вызвать блуд. Глядя ведь в небеса,

Мы от счастья небесного млеем?

Л о к и

А не воем совсем и не блеем,

Как бараны, смотря на овцу.

А ф р о д и т а

Я прощаю тебе, наглецу,

То сравненье. И овцы ж святые?

И от взоров тех агнцы младые

Побегут по небесным лугам.

Красота наша — вовсе не срам,

Чтоб скрывать под земною одеждой,

Слепоту услаждая невежды

Или зависть простого слепца,

Кто стыдом упрекает Творца,

Вознося ему даже молитвы

В полутьме полушепотом, скрытно.

Оттого мы и с вами сейчас,

Что бесстыдно вы любите нас,

Взор не пряча, хоть мы и такие,

Как нас создал Творец. Да, нагие!

Ты ж не сеятель, муж мой, — ловец

Даже слов, потому что творец

Сам ведь ты, оттого красота

И жена ведь твоя — не мечта!

И мою красоту оценить

Сможешь ты лишь, поскольку творить

Можешь сам ты красу без меня.

Остальные лишь так… семенят,

Ты же рядом со мною шагаешь,

Но во многом меня упреждаешь.

Пей без слов, за меня только пей!

Г е ф е с т

Виночерпий, налей-ка полней

Так, как я наливать лишь умею!

П е р е п л у т(ворчливо)

Вновь я позже всех вас захмелею?

Тут опять иль волчица, иль волк

Подвернутся…

В и ш н у

Ну, нет, в пьянстве толк

Знаю я, не хмелею нисколько.

П е р е п л у т

Не Фенриру попался б ты — Вольге,

Посмотрел на тебя б я тогда!

Для того ж без воды — как вода!

О д и н(грозно)

Где Фенрир?! Враз рога обломаю!

П е р е п л у т

Там, в кустах. Слышь, с похмелия лает?

Отнеси-ка ему, похмели…

О д и н(растерянно)

Кто ж его так?

П е р е п л у т

Так сам на мели

Был бедняга, с того-то и злой.

Тьфу, забыл, ведь ремень на нем мой!

(идет к кустам)

О д и н(из кустов)

Тут и мой! Иль мои? Пей, дружище.

Мало что ли? Пошли к нам, волчище.

(выходят из кустов с Фенриром)

В и ш н у

Ерунда! Не Амрита все ж — водка!

Нашей врежешь — бежишь за молодкой…

П е р е п л у т

После водки и та не нужна —

Все на свете заменит она!

Ф е н р и р(оторопело)

Бог ты мой! И при этом вы пьете?

Столь мгновений напрасно живете…

Поблуждали с мое бы в лесу?

Г е ф е с т

Что ты, друг, пьем же мы за красу?

Ф е н р и р

Ну, тогда наливайте полнее!

Можно, я закушу только ею?

Тьфу ты, можно я вас поцелую?

Вдруг без этого я и лютую.

А ф р о д и т а

Поцелуй, коль не шутишь.

Ф е н р и р

Шучу?

Да тебя я сейчас проглочу…

(целует ее)

О-е-ей! Это ж крепче вина?

Ну, а ты, человечья жена?

(целует Елену)

Вот-так-так, браги ты похмельнее!

Л о л а(ревниво)

Ну, а я?

(целует его)

Ф е н р и р

От тебя я мелею

Весь до дна, хоть глубок океан!

(подходит к Си-Ванму)

Выпьешь коль мой последний стакан —

Я умру!

(целует ее)

Нет, опять возродился!

Жизнью я наконец насладился,

И готов умереть… Рагнарек?…

Кстати, что это?

П е р е п л у т

Так, уголек,

Что внутри не погас еще…

Ф е н р и р

Хмеля

Мне налей-ка, а-то тлеет-тлеет,

Да взгорит!… Кстати, мы не с тобой

(обнимает Одина)

Перебрали вчера?

М е н е л а й(плача на плече Гефеста)

Бог ты мой,

Будь со мною сей мех, сколь героев

Возвратились домой бы из Трои,

Коль Троянского вместо коня

Я б послал им живого огня?…

Л о к и

Иль послал вместе с ним бы и Трою?

П е р е п л у т

Нет, друг, трое — почти как родня…

Значит, город-то нашенский это?!

Вот и верь тут слепому поэту.

М е н е л а й

Трою он ведь назвал Илион?

П е р е п л у т(обнимая его)

Кто не знаю, но я или он —

Друг тебе?

Л о л а(разочарованно, одеваясь)

Нам пора удалиться.

А ф р о д и т а(насмешливо, не одеваясь)

Да, успели уж опохмелиться.

Е л е н а(недовольно, не одеваясь)

Начинается заново пир…

С и — в а н м у(умиротворенно, не одеваясь)

Пусть хоть пьют, лишь бы только был мир…

(дамы удаляются, незаметно прихватив мечи)

 

 

 

АКТ ТРЕТИЙ

Лес. Все пирующие, кроме Хёнира. Вбегают

полуодетые богини, следом, тесня друг друга, —

Исаак и Исхак, Ребекка и Лейли.

 

И с х а к(продолжая спор)

Все же по алфавиту мой — первый!

Твой — последний!

И с а а к

Алфавит неверный!

И с х а к

Кто неверный?!

И с а а к

И нашего имя

Неизвестно, непроизносимо,

То есть, вслух! Алфавит твой тем боле

Знать не хочет!

И с х а к

Неграмотный что ли?

И с а а к

Знает он, но не хочет!

И с х а к

Цифири

Не мои ль общеприняты в мире?

А коль так, значит, мой господин

В циферблате под цифрой один!

О д и н(гордо)

Ну, еще бы!

И с а а к

Камням вы молились,

Мы когда уже определились.

Наших новых и-то на полвека

Появились вы позже!

И с х а к

Ревекка,

У отца камни сперла не ты ль?

И с а а к(насмешливо)

Во, знаток! Камни сперла Рахиль,

Сына женушка, да, Израиля!

И с х а к(как бы между прочим)

В доме сына твоего хранили

Тех кумиров, выходит?

И с а а к(неуверенно)

Отличник

Ты по логике был?

И с х а к(рассуждая дальше)

Сын — язычник?

Значит, сын ли был это не твой,

Иль язычник ты сам!(показывает язык)

И с а а к

Сам смешной!

(набрасывается на него)

И с х а к

Я — свинной?! Как язык повернулся

У тебя?

(бросается на него тоже)

Да, господь усмехнулся,

Аврааму тебя подарив!

И с а а к

Твоего ж от служанки родив!

Пусть мол будет, как дикий осел,

Меж людей! Вот откуда обрел

Ты премудрость?

 

Боги разнимают их

 

О д и н

Да стойте же вы!

Господа, вы иль оба правы,

Но примите тогда сожаленья,

Иль беспочвенны все обвиненья,

И мы рады за вас, но тогда

Лгать не следует все ж, господа.

И с х а к(вырывается)

Убери свои руки, неверный!

И с а а к(вырывается)

Господами двоих звать неверно,

Потому что Господь лишь один!

О д и н(смутившись)

Бросьте! Что вы?! И простолюдин,

Он особенно если при даме,

Мы порою зовем господами…

И с а а к

Богохульник!

И с х а к

Язычник!

О д и н

Что ж, да,

Пусть уж оба вы — не господа,

Как хотите!

И с а а к

И все — лишь рабы

Одного только бога!

О д и н(сокрушенно)

Увы,

Я уж выразил вам сожаленье.

И с х а к(подозрительно)

Кстати, вы уж обряд отсеченья

Проходили?

О д и н

Не понял?

И с х а к(раздраженно)

Средь дам

Не могу ж я сказать прямо вам?

Л о к и

Ну, так криво скажи, так нам ближе.

И с х а к

Ну, то ваше, что несколько ниже,

Удалялось однажды за край?

Л о к и(мечтательно)

Не однажды, поскольку ведь в рай

Ты навряд ли, мой друг, попадешь,

Если край этот не пресечешь

Одним махом!

И с а а к(сочувственно)

Бог мой, не однажды?!

К е ц а л ь к о а т л ь(гордо)

Я и-то пересек уже дважды!

И с х а к(болезненно)

Так ведь больно ж?

К е ц а л ь к о а т л ь

Немножко. Потом,

Когда снова мечтаешь о том.

И с х а к(неуверенно)

Да, конечно, прям жаль, что она

У нас — плоть эта — только одна.

И с а а к(плача от умиления)

О, Исхак, дорогой, в первый раз мы

Ведь хоть в чем-то с тобою согласны?

И с х а к(тоже прослезившись)

Да, и с ними, родной Исаак!

Л е й л и(почтительно)

Вы простите, конечно, Исхак,

Но того нету здесь, между ними.

(с поклоном отходит)

И с х а к

Тьфу, Шайтан, ты ж словами такими

Оскорбить наших братьев могла?!

В и ш н у

Нет, нисколько! Она так мила,

Эта дева!

И с х а к(огорченно)

Увы, но, к несчастью,

Уже нет…

К е ц а л ь к о а т л ь

Вы не правы! За счастье

Счел бы я с ней священный союз!

И с х а к

Так и быть, я пред другом сдаюсь!

И она, хоть осталась вдовою,

Но была лишь формально женою,

С Ибн Саламом спала только врозь!

Л о к и

Важно здесь, что ей с ним не пришлось

Лечь один только раз, но последний!

И с а а к

Ну, так что же, отслужим обедню?

И с х а к(торопливо)

Объявляю вас мужем с женой…

(в сторону)

Чуть промедлишь — погаснет вдруг пыл?

А Менджуна и след ведь простыл…

Л е й л и(в сторону)

Ты прости, мой Менджун дорогой,

Отомстить вряд иначе сумею

Я такому ж, как этот, злодею!

Коль тому ж отомстить не могу,

Буду мстить я их роду всему!

К е ц а л ь к о а т л ь(довольный)

Дорогая, теперь ты одна

И богиня моя, и жена!

И с х а к(ему)

Друг ты мой, нам-то лжешь ты зачем?

Иль неполон еще твой гарем?

К е ц а л ь к о а т л ь(ему твердо)

Нет, четвертый сей грех и последний!

И с х а к(понимающе)

Ну, а сколько их взял без греха?

К е ц а л ь к о а т л ь(ему)

Не считал, если честно, пока…

И с х а к(восхищенно)

Во, жених!

П е р е п л у т

Может, это… к обедне

Причаститься немного подать?

И с а а к(смиренно)

Каплю можно.

И с х а к

Как мне предлагать

Ты посмел?!

К е ц а л ь к о а т л ь(машет руками)

Ведь должна быть же мера?

И с х а к(ему)

Двое здесь нас с тобой, правоверных?

И с а а к(насмешливо)

Носом, брат мой, друзей выбирай…

Да, у ближней все ж плоти есть край,

За который, Исхак, ты не ступишь!

И с х а к

А зачем, если голову тупишь

Этим только? Нет, я наотрез!

П е р е п л у т(удивленно)

Неужели острей, если без?

И с а а к(разгоряченно после причастия)

Да, но без, то есть, после лишенья

Нужно им очень много мишеней,

Чтоб попасть, ну, хотя бы в одну!

И с х а к(Кецалькоатлю)

Как завистливы те, кто жену

Лишь одну, друг мой милый, имеет.

К е ц а л ь к о а т л ь(неуверенно)

Сей глагол столь значений имеет…

И с а а к(смеясь)

В том значении он и сказал.

У него ж и глагол переспал

Означает — испорчен будильник.

И с х а к(хватается за меч)

Негодяй!

 

Входит Хёнир

 

Л е й л и

О, Исхак, вот насильник!

И с а а к(показав на Кецаля)

Что ты, Лейли, помощник его!

И с х а к(Кецалькоатлю, обнимая)

Что поделаешь, сын мой, прощайте.

Перед смертью ж все ей завещайте,

Коль одна здесь она.

Х ё н и р(недоуменно)

Ничего

Не пойму…

И с а а к

Ничего нет понятней!

Видишь, как объегорил он зятя?

Собралась ведь второго уж Лейли

Схоронить, не побыв с ним в постели!

Л е й л и

Нет, того схоронить, с кем была!

И с х а к

Лейли, детка, мужские дела

Таковы — одного здесь хоронят:

Может, мужа, а может, героя,

Может труса — кого кто зарежет!

Может, двух…

Л е й л и

А кого все же реже?

И с х а к

Видно, мужа, посколь он один.

О д и н

Ну, спасибо, есть шанс до седин

Мне дожить.

И с х а к

Сын мой, что же с тобою?

К е ц а л ь к о а т л ь(загибая пальцы)

Я гадаю — к кому же: к герою,

К трусу, к мужу ли я отношусь.

Коли ж мужем не стал я, то грусть

Мне ответ твой, увы, навевает.

И с х а к(удивленно)

Почему же?

И с а а к

Лишь их убивают

Много реже, как сам ты сказал.

И с х а к(упрямо)

Я спросил, почему он не стал?

И с а а к(разводя руки)

Можно ль встать, до того коль стояли?

И с х а к(крутит головой)

А, понятно… Э, нет, он едва ли

Смог бы стать, коль при этом он встал?

Л о к и

Так об этом мы вам и сказали,

Что не стать, коль еще не лежали…

И с х а к

Все понятно. Но муж и жена,

Как мы знаем, одна сатана?

И коль стала женой она уж,

То и он, значит, ей уже муж!

Прав я?

И с а а к(неуверенно)

Да, тут ты прав несомненно.

И с х а к

И она, как и он, совершенно

Также вряд ли женою б была,

Коль она перед тем не легла?

И с а а к

Ну, конечно!

И с х а к

Все с этим согласны?

В с е

Да! А как же! Что спорить напрасно?

И с х а к

Но она, что бесспорно совсем,

До того уж лежала вон с тем!

Но, сам видишь, стоит же теперь?

Значит, муж ты ей все же и драться

Можешь смело, в живых ведь остаться

У тебя шансов больше, поверь!

П е р е п л у т(прищурясь)

А зачем?

И с х а к(удовлетворенно)

Чтоб, когда ляжет тот,

Стать… Нет, быть мужем ей, идиот!

Л о к и(манипулируя пальцами)

Те встаю, а ложатся все ж эти…

Не понятно!

И с а а к(похлопывая по плечу Исхака)

В свои сам ты сети

Вновь попал!

 

Вваливается Амур

 

Р е в е к к а

Исаак, это он!

И с а а к

Ну, уж нет! Хоть второй лишь закон

Я читал, но всю логику сразу

Понял я, хоть не делал намаза…

Р е в е к к а

О насильнике ж я говорю!

И с а а к(словно не слыша)

Но, Исхак, если ж вдруг посмотрю

Я на это с другой точки зренья,

То логичней твое все же мненье.

Ты все ж прав! Мы ж недаром друзья?

А м у р

Но при чем, извините, здесь я?

И с а а к(подталкивает Исхака к нему)

Негодяй, как посмел ты Исхака

Опозорить? Ага, трусишь в драку

С ним вступить? А меня и подавно

Испугался? Да ты хоть бы с равным

Продержался? Что, ты чтоль сильней,

Чем Исхак?

И с х а к(в сторону)

Во, задачка! Коль с ней

Справлюсь я, то и Аль-Фараби

С Газали переплюну!

 

Лейли уводит незаметно Хёнира

 

А м у р(Исааку)

Твои

В чем претензии, дедушка милый?

Иль твои осквернил я могилы,

Иль попрал я твоих вдруг богов?

Я убил твоих, может, сынов?

Над женою твоей надругался?

И с а а к(неуверенно)

Да!

А м у р

Тебя ж я ей раньше достался,

И, к тому ж, от меня только треть?

И с х а к(посмеиваясь глубокомысленно)

Что ж, на треть должен он умереть,

(поднимая палец)

Коль невесту склонил он для блуда.

А м у р

До невесты еще два верблюда

Не хватало…

И с а а к

Верблюды — не в счёт!

А м у р

Что ж, давайте, пусть каждый убьет

Треть во мне…

Л о л а(разочарованно)

Но здесь нет третьей трети?

В и ш н у(поймав ее взор, грозно)

Так, то он!? Наконец тебя встретил…

А м у р

Под конец, ты хотел бы сказать?

Д у н

А не хочешь ли ты обменять?…

В и ш н у

На кого?

Д у н

Да на этого ж…

И с х а к

Эй!

Мужа нашего трогать не смей!

Д у н

Ха, так он же не стал еще мужем?

И с х а к

Ничего, и таким нам он нужен…

К е ц а л ь к о а т л ь(Дуну)

Лучше все ж заберите меня,

Чтоб казнить или чтоб поменять,

Но хочу я за грех быть наказан,

Иль грехом чтобы с ней был я связан,

А не так…

И с х а к

Так иди и греши!

К е ц а л ь к о а т л ь

Ну, спасибо, хоть ты разрешил.

И с х а к(смотрит по сторонам)

Кто же против?

К е ц а л ь к о а т л ь(разыскивая Лейли)

Вот-вот. Так нечестно:

Снова с ним встать решила невеста…

И с х а к(огорченно)

Ах, Шайтан, вот вам и Газали!

В и ш н у

Господа, хватит вам о любви,

Тут вопрос встал о жизни и смерти!…

П е р е п л у т

Молвят боги…

И с а а к

Раз боги, то черти!

П е р е п л у т

Молвят черти, что боги рекут,

Ну, не боги пускай — Переплут,

Ну, а значит, по вашему, черти,

Что убить вам его на две трети

Только можно…

Л о к и(скоропалительно)

Нет третьей посколь!

 

Входит Инанна с копьем

 

И н а н н а

Прежде, чем счетовода брать роль,

Ты хотя бы считать научился.

Л о к и

Видя даму одну, не включился

Счетчик мой.

И н а н н а

И гора так Эбех

Посчитала… А, кстати, ваш мех

Будто тот сшитый мною бурдюк,

Да,… из шкуры богини Билулу.

И ее не спасла б даже Гула,

Врачевательница многих мук…

Кровь налить я ж забыла обратно?…

(упирается копьем в грудь Амура)

Или ж счел ты, коль жрица развратна,

Сетка коли Ко мне, муж, ко мне

На груди — не на голой спине

У нее, а на бедрах — повязка,

Что едва скрыла светлое лоно,

То ж любовью и ласкою полно,

И зазывно подмазаны глазки

Притираньем Приди же, приди!,

То навряд уж чем ей навредить

Сможешь ты комаринным уколом?

Да, тобой я закончила школу

Этой жизни… с оценкою три!

Л о к и

Что я чту серединой златою,

Будь обратной шкала иль прямою…

И н а н н а

Но, пред смертью, прошу, посмотри

На меня так, как словно из лука

Вновь собрался послать в сердце муку

И разлить по крови сладкий яд…

Я ж спала — не видала твой взгляд,

Где одна я была — не троилась.

Лук возьми лишь, чтоб все повторилось

Так, как было полжизни назад…

(подает ему лук и стрелу)

А м у р

Лук? Зачем? Не похожи ли брови

На него? Взор коль солнцу открою —

Заострятся ж зрачки, как стрела,

Что копья твоего бьет точнее.

С луком вдруг победить вновь сумею?

Но тогда ты так сладко спала!

Отчего ж горько так пробужденье?

Я приму твой ответ… пораженьем…

И н а н н а(поет)

Благородная дева стоит на улице,

Дочь Инанны она, дева-блудница,

Дочь Инанны стоит у ночлежницы,

Масло, сладкие сливки наша девица!

Коль стоит она — яблоней цветет,

Ляжет коль она — счастие дает,

И прохладой кедров в тень свою влечет…

К ней прикован мой лик — лик влюбленный мой,

К ней прикованы руки — да влюбленные,

Ноги скованы мои — ноги влюбленные,

Взор прикован к ней — взор влюбленный мой.

Ах, серебром порог да лежит пред ней,

Ах, лазуритом ступени да лежат под ней,

Коль по лестнице она спускается!…

Когда ж милая остановится,

Когда ж милая сдвинет бровицы,

Словно ветром с небес она повеяла,

Да в грудь юноши стрелой ударила…

Но открытую дверь дева не запрет,

И дружка с тоской его не оттолкнет,

Он воистину вслед за мной пойдет!

А м у р(прицеливается в нее)

Неужели так любят в Шумере?

Что ж, и я за собой тоже двери

Не закрою!

И н а н н а

Нет, ты помолчи.

Стрелы-взоры мне в сердце мечи,

Словно молнии, только без грома!

Та ж охота тебе так знакома…

(тихо)

Не спугни сердце — дай испытать,

Что такое влюбленною стать!

Не спугни сердце — дай мне вкусить,

Что такое — любовью убить!

(отводит назад копье)

А м у р

Буду ждать я в небесной тиши…

Но не выстрелю в милую первым!

И н а н н а(почти шепотом)

Хорошо, если крепкие нервы…

На прощанье рукой помаши…

Только левой, что близко от сердца…

(Амур завороженно машет рукой,

отпуская стрелу…)

 

За собой не закрыла я дверцу…

(хватается левой рукой за сердце)

А м у р(вырываясь из транса)

Я ж люблю! О, какой идиот!

(швыряет лук)

Он воистину следом пойдет!

(падает на ее копье)

 

И н а н н а(обнимает его)

Благородная дева стоит на улице,

Дочь Инанны она, дева-блудница…

(умирает вслед за ним)

 

 

 

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

Лес. Те же.

Богини уносят погибших

 

П е р е п л у т(печально)

Так несут, словно все — берегини.

Л о к и

Дай-то бог, что меж них нет эриний.

И с а а к(миролюбиво)

В каждой ведьма сидит все равно.

П е р е п л у т

Я ведь думал, друзья, что вино

Нас сплотит. Нес, выходит, напрасно?

И с х а к(ворчливо)

Вся вина — только в нем, это ясно!

И с а а к

Да, а чем же нам их помянуть?

В и ш н у

Чем бы их проводили мы в путь

В край далекий горы вышней Меру?

И с х а к(хотел возразить, но передумал)

А!? Пускай!

Д у н(неуверенно)

Да, желательно меру

Все ж блюсти…

Л о к и(обреченно)

Да, хотя бы уж знать.

Г е ф е с т(вздыхая)

Важно, сколько кому наливать.

Все равно ж со второй забываем?

О д и н(мрачно Переплуту)

Ну, так все же мы как, поминаем

Иль забыли, собрались зачем?

К е ц а л ь к о а т л ь(мечтательно)

Все ж красивое слово Эдем?

П е р е п л у т(наливая всем)

Да, конечно, почти что как Ирий.

Ф е н р и р(ерзая)

Жалко что? — не умею на лире.

Спеть хочу — вдруг их вновь разбужу?

Ладно-ладно, я вас пощажу.

Жаль другое — теперь никогда я

Сладость губок ее не познаю,

Я в Эдем-то навряд попаду,

А ее вряд ли встречу в аду.

И зачем вы все ж их разделили:

Рай и ад? Волки лучше б ведь были,

Будь хотя бы надежда у нас?

Ну, а нет коль, что делать сейчас

Мне, скажите? Весь мир бы порушил

Иль слезами залил бы всю сушу,

Коль была у меня бы душа!

Л о к и(обнимает его)

Как мне жаль моего глупыша.

Иль забыл, что тебя я все ж создал?

Ф е н р и р

Ну, и что? Коль не он — было б поздно

Нам уже поминать и себя…

П е р е п л у т

Коль тебя б создал он, не любя,

Коль тебе не отдал бы он душу,

Что б я сделал, волков-то я трушу?

Но тебе верил я, как ему.

Ф е н р и р

Дай, отец, я тебя обниму?

(обнимает Локи)

О д и н(вскакивает)

Слушай, если и рай тот таков,

Что в котят обращает волков?!…

И с а а к(гладит Фенрира опасливо)

А какой же?

Л о к и(нежно)

Мой киска, волчёк!

О д и н(обреченно садится)

То зачем нам тогда Рагнарек?

(совсем печально)

Здесь хотя б веселее тусовки…

В и ш н у(злорадно)

Аж заплачу от счастья сейчас!

Л о к и(с надеждой)

Может быть, он такой через раз?

П е р е п л у т

Коль, друзья, рассуждать философски,

То таким рай все ж будет навряд.

Нашим людям всегда говорят:

Жди, терпи, завтра будет смешнее!

Г е ф е с т

Эй, философ, а где же идея?

П е р е п л у т

Так вся хитрость идей тех, друзья,

В том, что завтра познать-то нельзя.

Каждый день — ожиданий сегодня!

Но, есть план вековой, ежегодний,

А по ним ждешь ты света конца…

И с а а к

Ну, и что?!

П е р е п л у т

А чуть-чуть маслица —

Словно манну проглотишь и камень!

И вот ждут, ждут конец тот веками

Тихо вечером, нервно с утра,

Светлым раем считая… вчера!

Ясно — там, впереди же — дилемма!

О д и н

А в раю как решают проблему?

П е р е п л у т

Там же сзади тот света конец?

Завтра ж нет, потому для сердец

Рай уж в том, что жить можно сегодня:

Не дрожать в ожиданьи невзгод,

Но не ждать, предвкушая приплод,

Аппетит на потом экономя,

Злато ли, чтоб ту радость купить,

Что должна вскоре уж наступить…

В и ш н у

Что представить могу лишь слоном я.

Д у н

Ну, и что?

П е р е п л у т

Кто мешает здесь нам

Сделать так же? Ужель не богам,

Не жрецам здесь все также устроить?

О д и н(вскакивает)

Потому и не ждут рай герои,

И не ищут его игроки —

Не хотят помереть там с тоски:

Нет дилеммы, и выбора, значит,

Там тогда быть не может удачи,

И находок, коль нет и потерь!

Нет, я сам не войду в эту дверь,

Пусть она будет даже открытой!

Пить любовный нектар из корыта,

Что налито всегда до краев —

Не по мне!

П е р е п л у т

Друг мой, жизнь ли богов —

То не рай?

О д и н

Вон, спроси Менелая!

М е н е л а й

Нет, о боги, царей жизнь иная:

Все имеет, но счастлив ли он?

Царь сегодня, а завтра уж трон

Потерять можешь вместе с главою.

Нас ли любят, иль наши покои?

Сам ли любишь, за всю ли страну

Ты играешь в любовь, как в войну,

И в отцовской врагов поджидая?

У царей, может, водка другая,

Иль похмелье? Страшнее ж того

То, что столько имея всего,

Во сто крат нам обидней лишаться!

К е ц а л ь к о а т л ь

Ничего не имею, признаться,

Я, как бог, а теперь и как муж.

Д у н(ворчливо)

Но богинь совращать ты недюж!

К е ц а л ь к о а т л ь

А-а, мой друг, велика ли потеря?!

Д у н

Ну, моя, вам скажу я, тетеря

Тут не промах: любого стрелка,

Не сразит он ей сердце пока,

Не отпустит!

М е н е л а й

И вы так спокойны?

Д у н

Отчего ж, вон ведь даже и войны

Затеваем?

И с х а к(вскакивает)

Что, это ль война?!

У него вот пропала жена,

Ну и что? А не муж он, выходит!

Ишь, углы как все ловко обходит?!

К е ц а л ь к о а т л ь

Каждый должен жить жизнью своей.

Этим боги, мой друг, от людей

И отличны. Мечтает там каждый

Стать другим, не собою, однажды,

Все за то, и себя же, отдав!

Мужем я, по стечению став

Обстоятельств, им быть не мечтаю!

М е н е л а й(сокрушенно)

Я ж от мысли одной лишь сгораю —

Мужем этим вдруг быть перестать!

К е ц а л ь к о а т л ь

Ты к тому свел себя, что вам дать

Мимоходом судьба лишь решила

Для того, подкрепить чтобы силы

Пред дорогой к привалам другим.

Жертвы ж вы принося, друг мой, дым

Посчитали на небо дорогой.

Хорошо, если б только для бога

Выполняли вы тот ритуал?

Смыслом жизни для ваших он стал…

И с а а к

Что ж им делать, другого коль нету?

Мы ж религию не для богов

Сотворили, а для бедняков,

Беззаконью закон дав заветом.

К е ц а л ь к о а т л ь

Но развей ты хоть чуть дальше мысль:

Для чего смысл жизни, коль жизнь

Есть сама смысл всего мирозданья?

Неужель лишь затем, чтоб заданье

Те исполнили, он их создал

И завет лишь для этого дал,

Зная то, что исполнят неточно,

А кой-где так испортят нарочно,

В большинстве ж сделав наоборот?

Д у н

Да, зачем столь обилен народ,

Коль одно нужно только — терпенье?

И с а а к

Только вера!

П е р е п л у т

Любое ж ученье,

Коли много умов, переврут?

Л о к и

Даже два пусть: я и… Переплут —

Одинаково ж мы не пошутим?

Значит, вдвое ту воду замутим,

Что для вас — непреложный догмат.

В и ш н у(нетерпеливо)

Так о чем мы?

П е р е п л у т

Найти выход рад

Был бы я, но как горлышко узкий…

Ф е н р и р

Там, за ним, я надеюсь — не пусто?

П е р е п л у т(трясет почти полным мехом)

Проскользнуть может только вода

Наших слов…

Г е ф е с т

Вроде мир, а беда

Вновь в финале богов примиренья?

И с х а к

Ну, а было ль оно, коль ученья

Вслед за ним не создаст Мухаммед?

И с а а к

Да его ж между нами и нет?

И с х а к

Мухаммеда?

Л о к и

Ну, да!

И с а а к(настороженно)

Не уверен…

И с х а к

Где ж он?

И с а а к(раздраженно)

Кто?

Ф е н р и р(насторожившись)

Кстати, слышите, двери

Словно скрипнули там… в небесах?

И с х а к

Это знак подает нам Аллах

На вопрос мой…

Ф е н р и р

Закрылись, похоже?

Чувствам верю я — что-то тревожит

Их сейчас…

И с а а к

Так, сначала конец

Должен быть, примиренье же после,

Может быть…

В и ш н у

Эй, давай, наливай!

То закрыли, я думаю, рай,

За собою последние гости…

И с а а к(насмешливо)

Подтвердишь чем ты мысли свои?

В и ш н у

Чует он, что не стало любви

В этом мире. Была та последней,

Мимолетной, и даже наследник

Вместе с ними на небо ушел…

И с а а к

Да не может то чувствовать волк?!

И с х а к

То у вас поп один лишь умеет,

На любовь кто и прав не имеет?

И с а а к

Но зато уж имеет мулла!

Г е ф е с т

Но не в небо ж — под землю ушла

По преданью Инанна?

Д у н

Не важно!

Мир земной, все равно что бумажный:

Смысл не зная коль видишь слова,

То они — словно в поле трава…

Ф е н р и р(прижимается к Локи)

Я боюсь! Слышу топот железный!

О д и н(удивленно)

Неужель сей противник болезный

Мог повергнуть б меня?

П е р е п л у т(хлопая по меху)

Этот смог!

О д и н

Но без нас же никак Рагнарек

Не случится?

И с а а к(довольно расхаживает, посматривая на часы)

Ну, вот, убедились!

Все ж недаром вы слова лишились?

Ведь пустые ж все ваши слова?

Только Библия наша права!

А по ней наступает конец,

Лишь когда то захочет Творец

Без участия нашего с вами!

О д и н

Вы же сами боролись с богами?

Г е ф е с т

И сидите сейчас между них.

Ф е н р и р(припав к земле)

Слышу, топот как будто бы стих…

Г е ф е с т

До того мы сразили титанов.

В и ш н у

Сколько чудищ!

О д и н

О да, великанов!

Г е ф е с т(наставительно)

Но, что были они, признаем?

И с х а к

Эх, такой грех на душу берем!…

Так и быть, я согласен, вы есть!

П е р е п л у т

Мех тебе ради смеха поднесть?

Л о к и

Я ж для друга на закусь лососем

Стать могу!

Ф е н р и р(вслушиваясь)

Но кого ж черт там носит?

Здесь Гефест — кто ж так может греметь!

И с х а к

А, плевать! Я готов умереть,

Потому что для нас выше дружбы

Ничего нет!

П е р е п л у т

Ну, значит, не в службу,

А с того что не пьешь это сам —

Разливать, может, будешь богам?

Г е ф е с т(берет мех)

Нет, друзья, то планида Гефеста.

Как и пить — то планида мужчин!

И с а а к

А не пьет среди нас лишь один…

И с х а к(уже рядов с виночерпием)

Где же он, мне взглянуть интересно?

П е р е п л у т

Нет, и то сочинил Исаак!

И с а а к

Всех опять на еврея собак?

И с х а к

Нет, и то он списал у арабов,

Говорят!

О д и н

Ну, тогда брат и нам бы

Не обидно. Списал коли сам,

То списать должен дать и соседу.

В и ш н у

Ты про Веды?

О д и н

Да нет же, про Эдду!

Г е ф е с т

Илиаду?

П е р е п л у т

Да грех ли — списать?

Важно то, было б что почитать!

Д у н

И — кому!

О д и н

И — когда!

К е ц а л ь к о а т л ь(вздыхая)

И — обоим!

И с х а к(поднимая бокал)

Первым в жизни хочу удостоить

Тостом вас…

 

Раздается грохот… Все замирают.

 

Вот и кара за грех!

Ф е н р и р

Рагнарек!!!

 

Выскакивает летописец с Кучей

принадлежностей, фотоаппаратурой,

треногой и прочим.

 

Л е т о п и с е ц(устанавливая треногу)

Вас не двигаться всех

Попрошу, пока я тут налажу…

О д и н

Как ты смеешь кричать, червь бумажный

На богов, не прикрыв даже плешь!?

Л о к и(Фенриру)

Дорогой мой, ты голоден — сьешь!

Л е т о п и с е ц(продолжая)

Ешь, давай, но тогда вряд узнает

Кто об этом.

В с е

О чем?!

Л е т о п и с е ц

И прочесть

Вряд кто сможет, коль будем мы есть

Не читателей, а летописцев.

П е р е п л у т

И к тому ж может он заразиться,

Сьев, не вымыв хотя бы кишки…

Быть заразные могут стишки.

(Летописцу)

На-ка выпей сперва пред обедом?

М е н е л а й

Не узнают о чем?

Л е т о п и с е ц

О победах,

О богах, и про их аппетит,

И о том, чем был стол их накрыт…

Вряд узнает наш мир и о мире…

Г е ф е с т

О каком?

Л е т о п и с е ц

Не доверить коль лире

То, что вы заключили сейчас.

Об одном попрошу только вас,

Чтобы с вами здесь были… богини?

Я бы сбегал, но с ними одними,

Так сказать, без особых одежд

Неудобно тому, кто надежд

Не имел встретить их и в одежде…

В и ш н у

Да, такое доверить невежде?…

М е н е л а й

Был хотя бы он слеп, как Гомер?

Л о к и

Станет сразу.

Ф е н р и р

Что ж, братства пример

Я подам, хоть не божье то дело.

Д у н

Я могу!

И с х а к

Паранджу б коль надела…

М е н е л а й

Быть богинею враз перестав?

И с х а к

Нет, тогда б мог сходить Исаак.

И с а а к

Можно думать — я не был в Гоморре?!

П е р е п л у т

Стойте, братцы, зачем в глупом споре

Тратить время, коль полон бурдюк?

Вам же ясно сказали, мой друг,

Что не царское дело то даже?

К ним иди — там тебе все расскажут,

Все покажут — им повод лишь дай.

Все там: мир и война, ад и рай —

И всего, что есть в мире, причина.

Ну, и коль хоть чуть-чуть ты мужчина,

Сможешь это все сам испытать.

Нам вот только не надо мешать

Заниматься мужскими делами…

Мы ж, коль надо, прославимся сами.

Но когда на столе есть вино —

Рекламировать это смешно.

Сколь богов сейчас в мире с похмелья,

Сколько ищут застолья, веселья —

Знаешь ты?… Кстати, может, он прав?

Мой ведь мех, даже всех их созвав,

Мы за вечность навряд ли прикончим?

Дай рекламку, но этак… потоньше,

Мол не пьянка богов…

Л е т о п и с е ц

Просто пир?

П е р е п л у т

Да, собрались обмыть что-то…

Л е т о п и с е ц

Мир?

П е р е п л у т

Сам придумай! Я так уж три тоста

Пропустил…

(уходит к застолью)

Л е т о п и с е ц(собирая вещи)

Сам — как будто так просто

Думать мне на желудок пустой

И в жару…

Л о к и(подносит ему рог)

Эй, писака, постой!

На-ка выпей для храбрости водки.

Для тебя я бы мог и селедкой

Обернуться, но, к дамам идя,

Эти вещи, мой друг, не едят,

Не испортить чтоб им аппетита.

Приходи, как закончишь, накрыто…

(глядя на пребывающих богов)

Здесь теперь, я уверен, всегда.

Но остаться и там — не беда!…

Мы, друг, мысленно тоже с тобою!

 

Пир пошел на весь мир.

Через какое-то время едва живой,

Растерзанный, но с фотокамерой

Проходит Летописец…

 

Л е т о п и с е ц

Все, на первой странице Плэйбоя

Я надолго!… Хотя… нафига?!

(останавливается, бьет себя по лбу)

Тут без фиговых листьев бога!

А богини как любят? Аж страшно…

Это вам не корректорша Маша,

Из-за чьих пары спешных минут

Оказался сегодня я тут,

Стать чтоб первой страницы героем,

Под какой-нибудь порнозвездою

Коль появится подпись твоя?

И вот эта лишь подпись — весь я,

Раз в неделю живя две минуты?!

 

Подходят в обнимку Локи и Переплут

 

Л о к и

Жив, курилка? Ты нас с Переплутом

Можешь сфотать на память? Нет-нет,

Покидать мы не будем обед

Навсегда, ну, а вдруг на минуту

Отключусь? Скучно ведь Переплуту

Будет пить в этот миг одному?

П е р е п л у т

Глядя же на портрет, подниму

За двоих я два полных бокала.

Вечность ведь перерывов не знала,

У нее быть их и не должно.

Для того ж мы вам фото с кино

Подарили?

Л о к и(беря фотку)

Спасибо большое!

И автограф оставь нам… героя!

Будешь третьим всегда за столом…

Л е т о п и с е ц(разрываясь)

Там… богини…

П е р е п л у т(посмеиваясь)

Беги. Подождем

Мы тебя. Это ж пару минуток?

Л о к и(уводя его к столу)

Не язви, друг, ему не до шуток…

Фотки их принеси… Менелаю,

Чтобы было нам пить за кого!

Красота, братец, стоит того!

Или сбросишь, туда пролетая…

Долго ждать? Нам спешить нет причин.

Мир богов — вечный пир у мужчин…

 

ЗАНАВЕСА ТУТ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ…

 

 

2002 год.

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s