Олег Солдатов. Придорожная история…


TheodorKittelsen2

Просыпаюсь раз, сухость во рту нестерпимая, а поправиться нечем. Включаю телевизор от безнадежности, а там с утра пораньше историю докладывают. Как одна девица под автомобиль олигарха угодила, и хоть тот упирался и в несознанку шел, а все ж она компенсацию с него стребовала. Пришлось-таки ему голубчику отслюнить ей кругленькую сумму на поправку здоровья. Понятное дело, без увечья не обошлось, но ежели дело касательно поправки, то тут нас ничто не остановит… Хватаю я кепку и бегом на улицу. Вот ведь, думаю, какие любопытные идейки по ящику людям подкидывают.

А у нас улочка возле дома узенькая, вся машинами заставленная, по тротуару не пройти, не протиснуться, встречные авто на ней еле разъезжаются, но зато спрятаться есть где, и неожиданно выскочить перед лопухом зазевавшимся можно с легкостью, чтоб и не насмерть и вроде как на поправку здоровья стребовать непременно… Вот, представляю, едет олигарх едет, горя себе не знает, а тут я — здрасьте, пожалуйста, извольте раскошелиться на поправку!..

Выбираю позицию аккурат возле джипа припаркованного. Жду родимого. Давай, думаю, жми на газ, упитанная твоя нелицеприятность, щас мы тебя тепленьким брать будем, не отвертишься… Нам с утреньки терять нечего, нам хоть танки пущай, мы готовы и под танки…

Слышу заурчало, я наизготовку, думаю была не была, попрощался мысленно… И тут мне сзади по спине — тресь! — костылем должно быть, и за одежку меня хвать, и прочь от дороги тащут…

Я вырываюсь.

— Пустите! — кричу. — Вы зачем это не даете человеку свободно жизнью распорядиться!? — Гляжу: меня две старушки и старичок с костылем в плен берут. — Вы чего, — говорю, — творите? Вы по какому такому праву меня руками хватаете? Я, — говорю, — никого меня спасать не уполномочивал!

А старичок боевой попался, взъерошенный, еще в Гражданскую небось шашкой махал, даром что инвалид, заявляет:

— Нужен ты нам больно… А только совесть надо иметь!.. Тут другие постарше тебя еще затемно занимали… А он вишь какой ловкий паразит выискался, только глаза продрал, а туда же — уж и лезет вперед всех без очереди…

Я говорю:

— Понял… Старость уважаю… Только зачем же сразу костылями размахивать? Ведь этак можно раньше времени увечья приобрести… Никак, — говорю, — не думал, что тут очередь. Раз такое дело, кто, — спрашиваю, — крайний?

Старичок костылем махнул в сторону:

— Вон, — говорит, — ступай во двор, там поспрошай…

Захожу в скверик, вижу: сидят старички и старушки рядками на лавочках, словно десантники перед высадкой, да парочка бомжей под деревцем ошивается, ну есть и приличные люди, навроде меня, с утра уставшие… Спрашиваю:

— Кто, извиняюсь, граждане, крайний? — Молчат, насторожились. Вроде как и не расслышали.

Я повторяю:

— Кто, — говорю, — крайний будет под машину бросаться?

Тут те двое, которых я сперва за бомжей принял, ко мне подходят и фамилией моей интересуются… Я думал сейчас начнут руки крутить и в кутузку сажать. Только собрался дать деру, как один из них, чернявый, говорит:

— Тут по предварительной записи. — И договор какой-то мне подсовывает, на, мол, подписывай.

Гляжу: листок с печатями. Буквы перед глазами так и прыгают. А чернявый объясняет:

— По договору исполнителю причитается двадцать пять процентов, остальное — организатору, адвокату и на развитие бизнеса…

— А сколько, — интересуюсь, — вся сумма?

— Это, — отвечает, — зависит от степени увечья. Кому как повезет… Некоторым так даже очень надолго хватает… Старикам, опять же, хорошая прибавка к пенсии. А есть и те, кто не в первый раз — старожилы, так им без очереди…

— А хозяин кто? — спрашиваю.

— Хозяин, — говорит, — с конкурентами разбирается. Он здесь точку застолбил, а теперь бизнес расширяет… А мы смотрящие.

Записался я, телефон оставил и пошел домой. С тех пор каждый день ходил отмечаться, семинары посещал платные, чтоб знать, как под машину бросаться правильно и увечья получать достойные… Меня даже хотели в инструкторы произвести, но передумали по причине моей невоздержанности… Тем временем бизнес в гору пошел. Хозяин с конкурентами разобрался, теперь вся улица наша. Теперь, глядишь, если повезет, заживем…

 

И вот год минул, подошла наконец моя очередь… Оделся я поприличнее, соседке ключи оставил, чтоб кота кормила в мое отсутствие, и пошел… А на улице весна, почки расфуфырились, травка зеленеет… Такая, знаете ли, конкордия вокруг, что прямо таки жить хочется! Примостился я за джипом и разомлел, расчувствовался. Вот, думаю, вроде простая вещь — под машину попасть, а и тут без науки не обойтись, всему в жизни учиться надобно… Зазевался и чуть клиента не пропустил. Автомобиль дорогущий, так и сияет на солнце, сразу видать дело на миллион потянет, если выгорит… Сиганул я вперед, голову руками обхватил, локтями бока прикрыл, чувствую: есть контакт; перелетаю машину как легендарный гимнаст Дитятин через коня — в высоком кульбите — и приземляюсь аккурат на газончике. По ощущениям нога и ключица точно сломаны, половину себя не контролирую… Жду, когда наши подоспеют, чтобы акт увечья засвидетельствовать. Вижу: склоняются надо мной, и с легким сердцем расстаюсь с сознанием.

Очнулся в больнице. Весь в бинтах и в гипсе словно мумия, левая нога к потолку задрана. Эге, подсчитываю, да тут не на один миллион, а на целых два выйдет. А то и три… Одно лечение во сколько станет…

Вот лежу я неделю, апельсины кушаю, как-то там, думаю, мои денежки… Наконец заявляется чернявый. Сразу он мне в этот раз чем-то не понравился.

— Что? Как? — спрашиваю. — Сколько удалось содрать с лоха богатенького?

А он мне и отвечает:

— Ты, — говорит, — под новый «Бентли» хозяина угодил… Фара вдребезги и крыло помято, так что придется тебе и на ремонт лимузина, и на лечение самому раскошелиться… — И документы мне подсовывает, на, мол, подписывай. А там уж и печати проставлены, буквы перед глазами так и прыгают. Подписал я конечно. Ведь обещали на второй заход пустить без очереди. Так что, даст Бог, еще заживу по-человечески…

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s