Инесса Дрич. Лабиринт. Что случится позже?

Five years old boy playing in Bush Labyrinth at Slottsskogen park, Gothenburg, Sweeden

          Немного странное чувство охватило его в первый раз, когда ему было лет восемь-девять. Мальчишка выглядел моложе своих лет, был маленьким и довольно худым, из-за чего и отличался от окружающих, этим он, если можно так будет сказать, даже отличался от многих, во всяком случае, резко бросался в глаза. Волосы походили на паклю, всегда разбросанные и непричесанные, длинные, нестриженные уже минимум год. И одежда не новая – видно, из бедной семьи.

         Этого самого бедного и нечесаного мальчишку охватило чувство какого-то странного дежавю. А ведь что он такого делал? Просто играл с друзьями, бегал в родном дворе. И то ли бегал он там слишком часто, то ли игры были одни и те же, и даже погода копировала одна одну, как-то так получалось, что он, задумчивый, отошёл немного поодаль от своих сверстников. За домами было большое поле, и он побежал туда.

          Высокие цветы и травы хлестали мальчишку по ногам, руки были расставлены, точно крылья, и ловили игривый ветер. А где-то там, вдалеке, слышались пьяные голоса-крики, кто-то разжигал костёр прямо посреди соседней дубовой рощи.

          Мальчишка любил ходить там. За свою короткую жизнь много раз бродил с отцом и даже успел насобирать много желудей и, обзаведшись лопаткой и лейкой с водой, высадить под большим дубом маленькие росточки-дубы. Он смотрел, как они растут, но те практически не менялись. Только рядом расцветали одуванчики и другие цветочки и травы. Мимо прыгали кузнечики и летали неуклюжие бабочки, ветер носил их из стороны в сторону, а мальчишка бегал за ними, подскакивал, норовясь допрыгнуть до неба…

          Крики долетали со скоростью ветра. Мальчик ускорил шаг. Он побежал, спотыкаясь, помчался к любимой роще. Чем ближе к ней, тем громче пьяные голоса. И тем острее какой-то запах. Что это? Такой горячий воздух доносится из-за знакомых деревьев.

           Малыш замер в шаге от незнакомцев, удивлённый, чуть очарованный, испуганный и озябший. А в шаге от него стояли мужчины-туристы. Они избрали это тенистое место для своего ужасного чёрного дела. Огромный огненный столб полыхал на месте недавних ростков. Мясо было уже готово. Рядом бутылки пива и водки.

— Ты посмотри, кто к нам зашёл! – тут же послышался голос. Он был груб и немного неразборчив. Во рту булькало хмельное зелье, и жёлтые капли стекали вниз по губам.

— Ты к нам зашёл? Заходи.

— У нас как раз жареное тут остывает! Ты вовремя заскочил, пацан. Останешься с нами?

— Нет!..

          Никакими словами не передать, какими страшными показались они ему, эти обычные мужики, как будто бы дикие звери! Малыш тут же забыл обо всём и даже то, что на самом-то деле их знает, это те, что обычно сидят вечером на качелях и живут на пятом этаже их огромного общего дома. Но то, что сделали они, было, конечно же, шоком. Ребёнок умчался в слезах.

          Он бежал долго, спотыкаясь и не видя впереди ничего от слёз.

           О том, что случилось сегодня, он с шумом рассказывал всем друзьям. И весь двор выслушивал его, не в силах ничего изменить. Кричал, буквально рыдал в телефон, повторяя все подробности происшествия. После чуть успокоился, утёр слёзы, сел на автобус, решил поехать к бабушке, рассказать ей. Собственно, он и не думал навещать её сегодня – так вышло. Площадка соседствовала с остановкой, в это самое время показался знакомый автобус, в кармане лежали копейки, и в салоне было как раз свободно.

           В этот самый момент мальчишке написал брат. Поинтересовался, что там за крик он слышал через окно, почему так и что случилось, всё ли в порядке с ним. Радостное и простодушное: «Как у тебя дела?» снова вызвало бурю негодования. И он снова начал рассказывать всё, но только уже в смс. Это было снова подробно, со смайликами – оттенками всех его чувств, с угрозами и ненавистью к местным вандалам.

          Автобус продолжал ехать. Мальчик – печатать, рассказывать. Людей становилось всё больше – до конечной ещё далеко. Пассажиры толпились одни на одном, и вполне возможно, что кто-то мог увидеть слова рыдающего мальчишки… Он промолчал, но сам, наверно, запомнил. Этим вечером он долго думал, как легко обидеть ребёнка и о многом-многом другом.

***

          Мальчик вырос. Прошло уже много лет. Впрочем, ему лишь казалось, что много. Паспорт едва дотягивал до шестнадцати, но внутреннее мироощущение было намного больше. Самый обычный школьник, немного ленивый, но в целом, неплохой человек. Он думал порой о будущем, но до сих пор не мог определиться, кем стать. Были некоторые таланты в математике, но перспектива преподавать её как-то совсем не радовала. Кем же тогда? В науку? И пошёл он по простому пути – предпочёл просто ждать выпускного.

          …Мальчишка гулял до самого заката на улице, не мыслил ни дня без своего любимого лучшего друга. Он даже называл его братом. И Сашка это любил.

          Как-то раз наш юный герой и Сашка гуляли мимо каких-то домов. Кончалось жаркое лето. И в воздухе пахло цветами. Мальчишки бегали рядом с клумбами и наслаждались последними солнечными деньками. Им было так хорошо и так хотелось бежать и кричать, и жить, не думать о том, что скоро снова начнётся учёба, не думать совсем ни о чём.

— Почему бы нам, — запыхавшись, начал он, с хитринкой в глазах на друга глядели два больших ярких озера, — почему бы нам… сегодня… с тобой… Ты понимаешь, о чём я?

         Друг покачал головой. Рыжие волосы рассыпались на его макушке в такте, противном движению ветра. Во взгляде показалась растерянность.

— Нет, а что ты?..

— Ну, как что? Мы говорили вроде. Мы думали.

— Да?.. – Саша вмиг изменился, он растянулся в улыбке, но сдерживал себя от смеха. – Это то, о чём я только что подумал?

— То самое!

— Но, что если нас…

— Нет, не поймают! Не думай! Можно уже начинать. Не хочу, чтобы потом все увидели нашу школьную форме. Тогда и маме влетит, и отцу. Как и твоим, я знаю. Не хочется их расстраивать.

— А думаешь, если сделаем сегодня, никто не заметит?

         Саша опять стал растерянным.

— Дед видит плохо, но у него есть бинокль.

— Ты так говоришь, как будто…

— Я наблюдал за ним пару раз.

— И ты…

— Да, я.

         Юные заговорщики, наконец-то, рассыпались, смехом.

— Да, спрятал, сегодня спрятал!

— Почему же ты не сказал это раньше?!

         Подростки помчались по улице. Забежав во двор, взяли велосипеды и рванули ещё быстрей – с дикой, как показалось им, скоростью.

          Мальчишки остановились не скоро. Оба дышали тяжело, но буквально светились от счастья.

— Это лето кончается, но наша дружба не кончится через несколько дней!

         Рыжий утвердительно покачал головой. Его друг тем временем вытащил из кармана баллончик.

— Вместе…

— …Навсегда вместе!

         Под звуки громкого смеха и свиста на стене появилась надпись: «Вова и Саша. Сегодня и навсегда.» По-быстрому выведенные буквы казались немного неаккуратными, но это было неважно. Стена заиграла новыми красками и стала цветная, как радуга. Надпись, оставленная на ней пару минут назад, была не первой и будет, наверное, не последней. Почему-то так повелось, подростки любили закреплять здесь свои клятвы и обещания.

— А если всё же заметит?..

— Нет, перестань. А там… Он ведь не узнает, кто сделал!

— Он очень скверный старик, — возразил Саша, — помнишь, как в прошлый раз…

— Прекрати! А даже если подумает, что с того, сколько ещё в городе рябят с нашими именами?!

— Но он может понять. Он бывший сотрудник полиции.

— Да? Ну и что?

         …Когда тебе нет даже 16, не хочется думать о чем-то, что может случиться после.

***

         Спустя ещё несколько лет с нашим героем случится ещё один любопытный случай. Точнее он был таким же, как многие другие дни. Ничего сверх, обычная вечеринка. Сколько их таких происходит? Да, наверно, почти что у каждого и, спорится, не один раз. Только вечеринка оказалась эта совсем не простой. В последствие она напомнит герою что-то, уже случавшееся с ним когда-то. Странное чувство возникло даже прежде, чем он успел добраться до дома. Однако очень скоро забылось, сменилось движением жизни.

         Оно имело связь с его детством, а может, было лишь совпадением. Может, в отместку, а может, и просто так. Мужчина едва помнил, что именно испытывал он тогда, но чувство один в один повторились.

          Новые друзья настаивали на этой встрече, и он никак не мог отказаться – не хотел обидеть их и снова испытать одиночество. Не хотел пить один, точнее запивать чем-то горе. Ему хватило расставания с Машей. Эта девушка казалась почти богиней, а после ушла к другому. Хватило того, что теперь её и её нового уродливого ухажера он был должен видеть каждое утро, так как жили они неподалёку и вместе ходили в один универ.

          Словом, много было грусти и много обычных дел. Это вряд ли интересно кому-то. И лучше промолчать обо всём.

— …Тебя ждать? – послышался телефонный звонок.

          Влад спрашивал уже пятый раз.

— Да, конечно, я буду!

— Захвати что-нибудь вкусное. Я девочек тоже попросил, но ни за одну не ручаюсь.

— Хорошо, я возьму!

          Положив трубку, наш герой отправился к холодильнику. Там не было почти ничего, что сгодилось бы для этой встречи. Пришлось вытащить из потаённого шкафчика шоколадку. Там же было дорогое вино.

         Недолго думая, молодой человек взял и одного и другое. Подарки, доставшиеся от надоедливого, но благодарного, к счастью, клиента, наконец, будут им выпиты и распробованы. Удивительный, как заявлялось, вкус «заиграет всеми цветами радуги». И теперь подработка, дающаяся с таким трудом, принесёт хоть какую-то пользу!

         …Надо ли говорить, что, встретившись, девушка одного из друзей раздобыла где-то троих цыплят, и они были вскоре съедены, зажарены на улице на костре.

          Рядом рос чей-то сад, и люди-жильцы, завидев дым, тут же прибежали с криками, они возмущённо сказали пришельцам, чтоб те убирались вон. А потом подул сильный ветер, и огонь, ошалевший от недавней городской музыки, перекинулся на ближайшую старую вишню и пожрал её вместе с молодыми росточками. А ведь там, наверное, жили и дети, что любили эти деревья, ждали будущий урожай и просто любили сидеть под их тенями…

***

          Владимир повзрослел рано. Молодость безвозвратно ушла. Больше не тянуло на развлечения. И эмоций враз поубавилось. Вся жизнь сосредоточилась лишь на работе – он стал успешен и не хотел отвлекаться. Жил такой мыслью, что успеет ещё всё сделать завтра, но завтра – понятие нереальное, и, если следовать логике, оно никогда не придёт.

          Владимир печалился о том, что раньше лишь вызывало улыбку.  Не так давно к нему пришла мысль о любви и том, что уже пора. С каждым годом он становится мудрее и старше, но он до сих пор один… Друзья постепенно отходят, отдаляются, отстраняются. С ним остаётся только работа, а в идеале должна оставаться любовь.

          Когда-то в школе была у него подружка. Её звали Надя, и она проявляла симпатию. Надя – надежда! О, как же глуп был он, не увидев такого знамения! Как слеп, глух и неопытен! Он жалел, что смеялся с девчонки. Всё же она была лучшей судьбой, а он понял это только сквозь время… Был увлечен другими людьми, совершенно другими мыслями. Отвлекался на всё, а в итоге потом всё бросал и, как клялся в итоге себе, до сих пор не любил никого. Не ведал или не понимал, что именно такое любовь, но теперь вырос – насмотрелся на других и вспомнил одну историю.

           …Когда-то к Наде подошёл какой-то мужчина. Он был в строгом сером костюме, человек серьёзного вида и, должно быть, человек грамотный. Это было в кино, куда они все ходили на экскурсию с классом. Все смеялись с комедии, Вова и Сашка громче всех кричали свои комментарии. Этот же незнакомец всего лишь сидел рядом с Надей. После дал ей попкорн, поделился с голодной школьницей, у которой не хватило денег на лакомство. Но суть ведь не в этом – они встретились. И ушли обратно, смеясь, и за руку. Что случилось потом – неизвестно. Как было уже сказано выше, не слишком Вова хотел с ней знакомиться. Но правильно ли он поступил? Надо ли было так делать? Сглупил ли он, отвёрг судьбу или дал шанс кому-то пока что ему неизвестному?

          Как бы хотел он быть сейчас там тем самым неизвестным мужчиной! Да хоть бы и бросить всё и плевать на разницу в возрасте! Ушёл бы с работы, пошёл в кино, нашёл голубоглазую девчонку в платьице, угостил, чем бы она хотела и повёл вместе с собой в новую и счастливую жизнь… Но нужен ли он ей? Может, то был брат, отец или дядя?

          Мечта, всё – мечта… В реальности всё слишком грустно. Не суждено ему стать неизвестным счастливчиком. К счастью, или к несчастью это – не его путь, не его лабиринт, как бы ему не хотелось…

***

          Он стал уже стар. Годы промчались нещадно. Много всего изменилось. Много, почти что всё. Тот, кто был настолько эмоционален в молодости и весёл в жизни, обзавёлся философскими мыслями, на лицо легла печать меланхолии.

         Человек стал одинок. Все бывшие друзья поразъехались или умерли.

Сестра вышла замуж и перестала общаться. Но что она? Теперь уже также старуха.

           Работа окончилась, точнее он её бросил. Надоело одно и тоже изо дня в день, из года в год. Надоело. Пенсии вполне хватало. Он больше не жил богачом и не стремился к подобному. Единственное, чем занимался старик, так это было его давнее хобби, забытое много лет назад и начатое почти что сначала. Он мастерил какие-то игрушки, часто резал по дереву, а после отдавал свои труды тем, кому, как считал, это нужно. Выискивал на улице грустных детей, пытался с ними заговорить, а, если видел, что родители были поблизости и не поддерживали общение с незнакомцем, просто уходил, оставляя игрушку на улице. Перед этим он, правда, ещё кивал, добрым засушенным голосом говоря, что он или она может забрать себе этого котёнка, щенка или зайчика; чаще всего мастерил игрушки животных.

         …В этот день старик снова бродил по улицам. Немного усталый он видел, как мимо соседнего дома бежали мальчишки, хихикали, веселились, кричали. Они подошли к какому-то особняку, где жила вредная и грозная дама. Достали баллончики, начали что-то писать. Это простое действие ужасно напомнило старику что-то своё, далёкое… И ему вспомнилось всё: мальчишка, с которым он бегал здесь, по этим вот самым улицам. Бегал… А сейчас он едва идёт. Ах, когда же, когда это  было?

          Юные шалуны уже умчались к тому моменту, когда он медленно-медленно достиг высокой каменной кладки. «Вова и Саша» написали там неизвестные. Вова и Саша! Он и его лучший друг, но, как выяснилось позже, не только!..

          Прошло так много лет… Друг погиб. А Владимир встретил свою возлюбленную. Её звали Александра, и они счастливы вот уже сорок лет… Случайность ли, совпадение или судьба?

          Слишком много случайных встреч и событий было в его длинной жизни…

          В итоге у старика даже сложилась небольшая теория на этот счёт, немного не такая, как оказалось, но также весьма любопытная. О том, что все люди, в первую очередь, незнакомые, так или иначе, знакомы. Они видели друг друга на улице или, к примеру, вчера в магазине. Вы просто стояли рядом, пусть даже разглядывая друг друга в упор. Не познакомились и лишь от этого уверяли себя в дальнейшем, что не знакомы. А что если с этим же самым человеком вы пересекались год назад, когда покупали мороженое? Или два, или три года назад, когда сидели на одном пляже или ехали в катере друг напротив друга? Вы успели заметить что-нибудь необычное, вроде того, что у этого человека был слишком короткий палец на правой ноге или он говорил с каким-то очень странным дефектом, или наоборот он очень любил общаться и бесконечно говорил по своему старому (или наоборот очень новому) телефону. Что если так?..

          Вы пересекались, но просто того не знали, потому что и в один, и в другой раз остались друг другу обычными незнакомцами. Если бы можно было взглядом определять тот это человек или нет, если бы можно было помечать людей, к примеру, разными цветами и видеть ранее «знакомых» вам незнакомцев красным, а других – девственно-голубым или синим…

          Но как чаще всего бывает в жизни, наши теории разрушаются или приобретают некоторые изменения. И не цвет выходит на первый план, не уникальная фантастическая способность, а мы, люди. Мы сами и образуем тот лабиринт, про который говорила фантазия. Меняются декорации и подробности, а суть до конца одна. Обманчивая внешность, к сожалению, сбивает нас с толку, мы понимает всё, но тогда уже становится поздно…

          Мы встречаем себя в лицах других прохожих, повторяем их действия, и так само они повторяют безропотно наши. Как двойники или люди с удивительной способностью перемещения в прошлое, будущее, мы и они создаём свой собственный лабиринт, но не потому, что хотим сделать что-то увиденное, это происходит само и кажется с виду случайным. Так разворачивается какой-то вселенский закон, связывающих нас всех воедино. Мы встречаем самих себя, а не тех, кто кажутся на нас слишком похожими…

          Мы живём в своём собственном лабиринте, но редко когда можем дойти до конца. Пересекаемся с другими, но не вторгаемся в них. Блуждаем по одним и тем же улицам-коридорам, надеясь найти там конец и смысл запутанной жизни…

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s