Елена Баранчикова. Лабиринт

Я никогда не была в лабиринте на Синей реке, не видела окружившие ее плотной притаившейся лесистой стеной горы, и эти бугры и курганы, гладкие камни, что столпились вдоль берега у скалистых круч, и те, что слились уже в безликое серое крошево, на них с шумом падает вода, разбиваясь в брызги, как мимолетное виденье бесследно исчезая в воздухе … 
Волна иногда поднимется вверх, размечтавшись о чем-то, она воспарит над земной суетой и зеленым круговоротом, неожиданно остановится на взлете, оглянется и замрет, почувствовав вдруг силу и свободу движения, на мгновение радостно взлетит вверх, зависнув в воздухе прямо над обрывом, а потом вновь прижмется в слезах к каменистому берегу, не желая навсегда с ним расставаться. С плачем и причитанием, уносимая куда-то мощным порывом ветра, вконец обессиленная, она прозрачным бестелесным ангелом безропотно полетит вслед за ним, притихнув, уступит, сдастся напору, власти и безудержной силе.

Камни безмолвствуют, их силуэты скупым росчерком очерчивают жизнь и пространство. Они ничего не скажут, ничего не попросят, терпеливо примут и боль, и отчаяние, и внезапно пришедшую весну, вобрав в себя жизнь – солнечное тепло, свет и надежду. Это застывшая тайна, неподвластная и непонятная. Каменные глыбы-исполины лишь изредка едва приметно блеснут, гордо засияют, взглянув на яркое солнце, и вновь сольются в безжизненной горе, навечно стиснув свои прочные каменные объятья. Провожая одинокого путника, они устелют его долгую дорогу, покорно, со скрежетом и стоном лягут ему под ноги. Сотни серых окаменевших зрачков откуда-то из глубины устало, как бы с укором будут смотреть ему вслед, но за ним не пойдут, останутся лежать, словно гвоздями прибитые к пологому угорью.

Камни ни о чем не спросят, они никогда не попросят пощады, возьмут на себя боль, скорбь, чужую вину, а потом все простят. Безмолвные души молчаливо взирают на мир и внемлют всему, что происходит вокруг, но внутренняя борьба,  которая замурована где-то  в глубине, спрессовывает и побеждает время. Это иная, неведомая жизнь, в ней драма и одновременно трепет,  надежда, в ней сокрыта какая-то внутренняя радость, жажда жизни. Все реки сливаются, с какой эта Синяя река сольется где-то там, вдали, я никогда не узнаю. Природа, словно на качелях, раскачивается на шатком мостке над рекой, былинкой пробивается среди камней. Лес качается, шумит и как колдун кружит над горной кручей, хор раскачивающихся деревьев славит Бога. Он то весело шелестит кронами над обрывом и поет вместе с птицами, то, притаившись, задумчиво смотрит вслед идущему вдоль берега, бесшумно ступает по его следам, выходя навстречу голубому простору, свету, воздуху. Глубокими корнями-щупальцами упираясь в тело земли и камни, лес как мудрец молча смотрит с высоты на синий струящийся воздушный океан, на все происходящее там, внизу. Зеленые дороги надежды, изломы сопротивляющихся ветвей, застывших над бездной … метаморфозы  … рождается симфония звуков.

Слушая мугамы, симфонический мугам Ниязи «Раст», мне вдруг кажется, я чувствую музыку самой природы, этот хор, который летит над лабиринтами Синей рекой, парит, простирается над землей, вбирает в себя весь мир, поднимаясь над вечной суетой и улетая куда-то ввысь, в зовущие дали, которые отзываются эхом и тоже поют, влекут к себе и манят.

Звук словно прощается с безбрежным зелено-голубым океаном жизни, с солнцем, воздухом, деревьями, водой и камнями, со всем божьим миром, и уже нельзя вернуть, остановить летящую и поющую трепетную душу, она ускользает, покидает землю, кажется, навсегда прощаясь с ней … Ощутив рядом чье-то незримое присутствие, будто ведомые кем-то, мы подчиняемся спустившейся откуда-то с небес радости, благодати, могуществу и силе, которая уже внутри нас, она захлестывает, переполняет и рвется наружу. Подчиняемся влекущему нас куда-то потоку, этим звукам космоса, этой поющей душе, по наитию летим следом за ней, ведь еще успеем, она пока не ушла, не покинула нас, и мы не ушли, лишь на середине пути, но все, сами не замечая, идем, спешим туда, за ней, к небесам, чтоб потом снова вернуться.

Вечный зов, движение, как по ступеням, вверх, к неизвестному, откуда уже нет возврата. Мир расступился, замер в ожидании чего-то нового… вдруг впереди зияет проем … разлом всего, что было, мы останавливаемся, стремясь к самосохранению, спасению, – трагедия, драма? Нет, чувство благодати, спустившейся откуда-то сверху, состояние полета не покидает… счастье, гармония, радость переполняют, дух воспаряет, очищается. Ты погружаешься в музыку и уже ничего не замечаешь вокруг, только ловишь звуки этого благовеста, которые разливаются вокруг … Ощущение тайны и приобщение к ней, постижение внутреннего смысла жизни.

Пусть звучит эта музыка как знамение! Гимн жизни наполняет все окружившее меня пространство … я слышу его, передо мной встает образ Синей реки, я вижу перед собой эту реку, хотя никогда на ней не была. Глубоко погруженная в животворные звуки, некий целебный источник, дающий силу и уверенность, иду в гору, как тот одинокий путник, у меня под ногами серые окаменевшие зрачки, это камни, прощаясь, устало и безрадостно смотрят на меня.

Незримо ощущаю присутствие чужой воли, меня охватывает волнение и страх, будто кто-то хочет смутить мою душу и забрать ее, он идет со мною рядом, берет за руку, шепчет что-то и ведет в гору, которая виднеется где-то там, вдали. Иду неспешно, с каждой минутой постепенно приближаясь к ней, мой путь пересекает нехоженая единственная скользкая каменистая тропа, неожиданно вливаясь в мою дорогу и уводя меня за собой куда-то вверх… Передо мной открывается простор, воздушный океан полон звуков, солнечного воздуха и тепла. Я отпираю дверь и в последнюю, потаенную … сороковую комнату, которая сокрыта в самой глубине моей души и которую я никому еще до сих пор не открывала, впускаю трепетный летящий звук. Меня охватывает чувство непреодолимой радости и блаженства, прозрачная воздушная стихия влечет за собой… дух воспаряет. Погруженная в звуки, поднимаюсь все выше и выше, свет и радость обступают, окружают меня, желая общаться,деревья обхватывают плотным зеленым обручем, преграждая мне дорогу, не пропуская дальше.

Преодоление, мечта, свободный полет сравнимы только с музыкой, которая будто распахивает неведомые дали, хочет сказать нам о той далекой от нас жизни, что так редко открывается нашему взору … Вдруг я останавливаюсь и отчетливо вижу того, кто манит к себе, зовет, в надежде услышать мой ответ спешит навстречу. Его песня журчит и струится подобно горному ручью и соловьиным трелям, ощущаю – ко мне приближается чудо, жду встречи с ним. Живительные звуки врачуют раны, восстанавливают силы, возрождают к жизни, я вновь спускаюсь на землю, возвращаясь в привычный мир.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s