Елена Баранчикова. Уйти с мамонтом


пьеса-метаморфозы по мотивам Е. Замятина

Действующие лица:

Март – музыкант

Маша – его возлюбленная

Обертышев – сосед

Председатель – домоуправ

(Платье – полуживое фантастическое существо).

Действие первое

Картина 1

(В комнате полутьма, печь едва теплится. В углу одиноко белеет рояль, на нем лежат брошенные ноты. Шифоньер красного дерева, письменный стол, на котором стоит ведро и лежит топор, неподалеку – железное корыто. Повсюду хаос и запустение, рядом с горой немытой посуды, железными мисками и консервными банками – раскрытая книга. Март обхватил рукой никелированные решетки кровати, которая стоит у окна, на ней лежит Маша, укрытая  грудой одеял и мохнатой шкурой. Он стоит у изголовья и гладит ее волосы).

Март (низко наклонился к Маше):Превратился в глину, не могу любить тебя как прежде. (Маша закрывает ему рот рукой).

Маша: Молчи! Теперь это для нас с тобой – центр вселенной (озирая взором комнату). Верю, в нашем доме-скале  …  пещере, в которой оказались погребенными, хоть на один час наступит весна … Жду ее, и ты жди …

Март: Тоже верю, она придет, я надеюсь на это.

Маша (сбрасывает с себя шкуру): Давай хоть на какое-то время сбросим с себя все эти косматые шкуры зверей, когти, клыки … И тогда сквозь обледеневшую мозговую корку непременно пробьются зеленые стебли.

Март (помогает ей убрать с кровати груду одеял):Давай! Прочь лохмотья и звериные шкуры, которые нас поглощают … Но ведь ты можешь замерзнуть, печь совсем не греет, уже остыла.

Маша: Не замерзну, я прижмусь к тебе, как прежде … согреешь меня своим теплом (прижимается к нему, смотрит в окно) …Смотри, какое небо сегодня низкое … дырявое, как ватное, уходит куда-то вглубь … в лабиринт, в небытие … сквозь щели просачиваются кристаллы льда … И ты какой-то другой, изменившийся …  не такой, как обычно … пещерный … Кажется, над нами навечно сомкнулись пещерные своды …

Март: Как такое могло произойти?.. Нас затягивает лабиринт…

Маша: Не можешь поверишь, что это могло случиться? Но ты это видишь своими глазами … значит, такое может быть …видимо, все же произошло … Посмотри на себя со стороны, Фома неверующий, ну, в кого ты превратился?

Март: Разве кто-то может поверить … что я это – я? Когда-то сидел за этим роялем в огромном зале … публика рукоплескала, неистово кричала «браво!», когда я играл на бис … Теперь у огня два первобытных человека – ты да я … да мы с тобой …

Маша: Не могу привыкнуть, что я – пещерный человек, дикарка. Чем  сейчас довольствуемся? Огонь, пища … это все … можно пересчитать по пальцам.

Март: Да, наши потребности сведены к минимуму … Постепенно превращаемся в нелюдей, в зверей, обрастая толстой шкурой … черствеем, грубеем …

Маша (резко вскакивает с постели): В зверей? Нет, никогда! Все, только не это … до этого мы не должны докатиться ни при каких обстоятельствах … Это страшно, это невыносимо!

Март: Ведь ты освоила язык животных, можешь разговаривать с ними!

Маша: Язык – другое … это душа … совсем не то … это не инстинкт …

Март (гладит ее по голове): Хорошо, хорошо …

Маша: Так темно, становится даже трудно дышать… Мне жутко! (прислушивается) Слышишь, там кто-то воет? (показывает на темный угол). Видишь, лохматые, темные своды нашей пещеры колышутся …

Март: Успокойся, дорогая … никого там нет! Тебе показалось … это всего лишь галлюцинации … это наше северное сияние.

Маша: Никогда этого не будет! Твердо знаю, ощущаю каждой клеткой … ни за что не превращусь в зверя … чего бы мне это ни стоило … Надо не потерять человеческое …

Март: Милая, не волнуйся … не стоит об этом  … Ты измотана болезнью … твоему телу нелегко … лучше приляг, отдохни, не трать энергию понапрасну  … Давай помолчим …

Маша: Не я сейчас лежу на кровати, это наша истерзанная любовь … ее осколки, которые впиваются в наше тело и ранят, и которые мы тщетно пытаемся соединить … (собирает что-то на постели и складывает), но эти пазлы не соединяются … Ночами летаю … парю над всем этим разбитым царством как птица … (горловым пением подражает птице).

Март: Крылатая … ты посмотри, летаешь? Мы научились летать в небе, как птицы, плавать в океане, как рыбы, теперь осталось научиться жить на земле, как люди.

Маша: Княгиням лучше нас жилось: приняла красного на грудь, отправила голубя холопу с признанием в любви, птица в пути издохла – на утро как ни в чем ни бывало … не стыдно людям в глаза смотреть.

Март: Шутить изволишь? Про княгинь вспомнила … ну, и шуточки у тебя прямо доисторические! Сова, а ты какая птица ночная или дневная?

Маша: Я сегодня никакая!..

Март: Кому это ты там в любви признаваться надумала?

Маша: А хотя бы и надумала, что с этого … нельзя, что ль в любви признаться?

Март: Если честно, тоже хочу научиться летать, но, наверняка, у меня это не выйдет.

Маша: Попробуй … на свете нет ничего невозможного … я знаю это …

Март: Попытаюсь … скажу, если получится …

Маша: Ночью кажется, где-то рядом, близко, бродит серохоботый мамонт …

(На стене появляется тень, слышны чьи-то шаги). Слышишь … он приближается … (Маша играет на варгане, горловым пением подражая звериному вою и топоту).

Март: Неизвестно, кто на каменной тропе меж скал раздувает эту снежную пыль … Может, всего лишь ненасытный ветер трубит на крыше.

Маша: Что я тебе могу на это сказать?  Могу только с тобой согласиться … Ты ж такой умный, знаешь все на свете, на все у тебя в правом кармане припасен готовый ответ! Не зря выбрала себе такого мужчину … (гладит его по плечу).  Как всегда, ты прав … скорей всего, ветер и есть этот самый ледяной рев самого мамонтейшего мамонта …

Март: Ледники, мамонты, пустыни … это твои больные фантазии, в которые постепенно тоже начинаю верить. Находясь в замкнутом пространстве, волей-неволей перенимаем многое друг у друга … твои отпечатки остаются на моей коже …запечатленными …

Маша: Это плохо, или как?..

Март: Это данность, которую нам надо обоим принять.

Маша: Жизнь все больше походит на игру … Плохо, что это игра не на рояле …  хочу слышать музыку …

Март: Злую штуку на этот раз сыграла с нами жизнь.

Маша: Ночные черные скалы  напоминают дома … в скалах – пещеры … Комната превратилась в пещеру …
Март: Перст судьбы! Чтобы выжить, надо принять условия жестокой игры … Этот мир придуман не нами! Давай играть по правилам, которые не мы с тобой придумали …

Маша: Силы покидают меня … дальше тебе придется играть уже самому …

Март (берет ее за плечи и встряхивает): Не смей так говорить! Слышишь? Приказываю!.. Ты должна, просто обязана бороться!

Маша (отклоняется):Не будь грубым, это тебе не идет.

Март: Я – грубый? Это жизнь груба …  ведь знаешь, жизнь – борьба.

Маша (указывает на рояль): Посмотри, рояль укоризненно смотрит на тебя … ждет, когда пробежишь пальцами по клавишам … Осиротел … давно истосковался по твоим рукам …

Март (раздраженно): Откуда это все берешь, с потолка? Какой рояль? Игра?.. Сейчас это невозможно … (подходит к роялю и дотрагивается до клавиши, одинокий резкий звук повисает в воздухе).

Маша: Еще как возможно …

Март (не может успокоиться): Не представляю, как вообще такое могло прийти в голову! (отходит подальше от рояля).

Маша: Похоже… скоро оставлю тебя одного в этой пещере … Готов к этому?

Март (отворачивается и закрывает уши):Прекрати! Не хочу это слышать …

Маша: Привыкай …  такова реальность … увы, это не бред и не мое больное воображение.

Март: Не говори так, а то мысли материализуются … не допущу такого (гладит ее рукой по голове, постепенно  успокаиваясь).

Маша: Еще скажи, что не простишь себе этого и виноват в случившемся … Не вини никого в происшедшем … не надо, слышишь? Март, это данность … мы остановились у последней черты, давно пора понять  … человек не всемогущ … но рояль должен опять играть.

Март (стараясь сдерживаться): Заладила одно и то же? Сколько можно … играть, играть! Говоришь это не к месту, не та ситуация.

Маша: Хочешь, не буду больше … клянусь!Я все же беспокоюсь за тебя … как это ты один будешь бороться с мамонтом?..

Март (ласково склоняется над ней): Слава Богу, могу еще это делать … в состоянии гладить тебя и вспоминать твои шелковистые волосы … (гладит ее волосы) и все остальное … Женщина в жизни мужчины только одна … все другие  – лишь ее тени.

Маша: Неужели?

Март: Да, моя хорошая, это так …

Маша: Ты сказал … «остальное»?.. Снявши голову, по волосам не плачут … остается вспоминать, всего этого уже не существует в природе, кануло в лету …

Март (с упорством): Нет, существует!

Маша: Хорошо-хорошо, спорить не буду … как всегда, прав, упрямец … Одно ясно: наступила зима, она похожа на огромную ледяную глыбу … айсберг. Наступил ледниковый период … конец света, Судный день, о котором в Библии написано.

Март: Опять начинаешь … Слышишь? Лучше не заводись! Тебе самой не надоело, а? Ведь только клялась, что не будешь … обещала –  выполняй!

Маша: Ирод клянется, Иуда лобзает. Да, им обоим веры нет …  Обещала, но, как видишь, не держу своего слова … Не могу не говорить, весь этот бред помимо меня засел у меня в мозгу, вот здесь (стучит пальцем по своему лбу).

Март (примирительно):Об этом дне и часе никто не знает … Наши души соединяются в жизни, они же соединятся, когда мы умрем …

Маша: Это не совсем так, если на это посмотреть с другой стороны. Каждый уходит в одиночестве …
Март: Чтобы ты ушла, должен уйти и я … сгинуть, как будто меня здесь не было вообще! 

Маша: Все мы когда-то сделаем это, смерть – конец света для каждого. После нас ожидает божий суд … Время близко … слушай (прислушивается), ангел скоро протрубит на небесах (тихонько напевает).

Как у нас-то в раю древеса растут,
Древеса растут кипарисовые.
Древеса растут кипарисовые,
На них птички сидят – птички райские.

Март: Смотрю, ты о рае потихоньку мечтаешь? А если нет?.. И там будет также темно, как в склепе … как у нас в комнате-пещере  …

Маша (прерывает его): Оставь при себе то, о чем думаешь. Что  хотела сказать, я тебе уже сказала … В этой теме надо ставить большую жирную точку, давай об этом больше ни слова! (берет с тумбочки губную помаду и рисует на стене жирную точку, обводит ее в кружок). Любуйся! Теперь зри воочию … вот она – наша большущая точка …  а это наше будущее – последняя черта (рисует черту), финиш …

Март: Только красной ленточки не достает, остальное все есть … Можешь рисовать, что хочешь … все, что заблагорассудится, хоть точки, хоть запятые, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Не запрещаю … размалюй хоть все стены … прошу только, ради бога, не злись …  не хватает нам еще поссориться.

Маша: Сдаюсь! (с трудом поднимает руки вверх). Я – целиком за … слушаюсь и повинуюсь, мой господин … Подай-ка лучше мне градусник.

Март: Где он?

Маша: Там (указывает на стол).

Март: Вот же он … тут почему-то и топор (берет в руки топор, трясет им). Вещь однако нужная, пригодится! Надо крепче стиснуть зубы, рубить деревья каменным топором, как это делали первобытные люди.

Маша (скрестив руки на груди): Давай градусник, что-то опять голова разболелась! (Он протягивает ей градусник). Ссориться не будем … будем все рубить каменным топором … сокрушим мир насилия и зла …

(В дверь постучали).

Картина 2

(Передняя завалена книгами, везде запустение, беспорядок. В дверях Председатель, Март открывает ему).

Председатель: Добрый день, если он добрый … Ну-с, Мартин Мартиныч, как вы поживаете? Заглянул на минуточку.

Март: Вот и хорошо … Здравствуйте, милости просим.

Председатель: Только на секунду, не беспокойтесь, ненадолго … Дай, думаю, проведаю. Как вы, как жена то ваша?.. Не поправилась еще?

Март (приглашает): Все так же … Проходите! Что в дверях стоите? Извините за беспорядок, у нас холодно … (виновато разводит руками). Все по-прежнему …

Председатель (не проходя в комнату): Я не стану заходить, не хочу беспокоить вашу жену, вам сейчас не до меня … Доктора вызывали?

Март (разводит руками): Вызывали … диагноз неутешителен (опустив голову, тихо). Очень плоха … сказали, дни ее сочтены … Ей не говорю об этом …  не хочу, чтобы знала … не могу, это ее убьет …  

Председатель: Боитесь сказать правду …

Март: Тогда умрет ее надежда …  Тише! … (Март на цыпочках подходит к двери, заглядывает в комнату).

Председатель: Что, спит?

Март: Задремала, но это ненадолго … Кроме того, знаете ли, врачи ведь могут и ошибаться! Сколько таких случаев … ложные диагнозы … не верю им … не доверяю … Маша обязательно выздоровеет!

Председатель: Да-да, конечно, поправится, всегда надо надеяться на лучшее. Так-так. Значит, неважные у вас делишки, значит, земерзаете?

Март: Окоченеваем потихоньку …

Председатель: У всех дела плохи, а у вас, вижу, прямо-таки дело швах. У одного соседа вашего прибыток – баржу старую приволок … топка отличная, ему теперь до весны хватит.

Март: Да, если целая баржа, то, пожалуй, хватит …

Председатель: С лишком …

Март (мнется): Гм … пожалуй, действительно, с лишком будет …

Председатель: А вы к нему подкатитесь под настроение. Так, мол, и так, супруга хворает, одолжите дровишек на растопку. Может, подсобит по-соседски.

Март: Сами знаете, каков сосед-то, у него снега зимой не выпросишь. Спасибо, хоть воду дает, ведь и воды-то у нас нет, трубы позамерзали, полопались.

Председатель: Да что вода … из крана течет … воды не жалко … За водой и ко мне приходить можете, налью полные ведра …

Март: Благодарю, вы очень добры к нам. Без воды никак ведь не проживешь … (разводит руками).

Председатель: Да, у соседа вашего больно не разгонишься … Куркуль он, куркулем и останется! С такими знаете, что надо делать? Была б моя воля, я б ему … (скрежещет зубами, сжимая кулаки).

Март (машет руками):Что вы! Зачем так?Об такого, как он, не стоит руки марать …

Председатель: Да, такого и могила не исправит … Сочувствую, ох, как сочувствую … уж очень жалко мне вас … Все думаю, чем бы вам помочь. Если что, не стесняйтесь, по-простому …

Март: Спасибо на добром слове …

(Из соседней комнаты доносится голос Маши. Председатель прислушивается).

Председатель: У вас гости? Может, я некстати?

Март: Не обращайте внимания, это Маша проснулась … Когда она одна в комнате, иногда сама с собой разговаривает.

Председатель (пожимает плечами):Да?.. Надо же!.. Не знал … не знал … А я вам тут картофельных очисток принес, можно лепешки сделать отменные. Жену свою порадуете, ей питаться сейчас надо (достает из-за пазухи).

Март: Ну, что вы, у вас же у самих дети … нам ничего не нужно.

Председатель (настойчиво): Обижаете … берите, когда дают … мне тут подфартило,  по случаю в одном месте. Пойду, пожалуй.

Март: Спасибо, что зашли.

Председатель: Что ж, мужайтесь, крепитесь, как можете  …  Сейчас всем трудно, надо потерпеть, главное – зиму как-нибудь перекантоваться, весной оно полегче будет, сама природа – целитель …

Март: Спасибо, с пустыми руками никогда не приходите … а нам, видите, и угостить-то нечем …

Председатель: Ничего … ничего мне не нужно, не за этим пришел …  Как это вас угораздило сюда перебраться, да еще в зиму? Жили б на старом месте (вздыхает). Там у вас, говорят, более-менее была обстановка, дрова припасенные. До весны б дотянули, а там уж, как бог даст …

Март: Кто ж знал, что такое случится!

Председатель: Да, знал бы, где упадешь, соломки б подстелил …

Март: Сами не знаем, как угораздило …  Не думали, так вышло … Судьба сюда занесла … на отопление  очень рассчитывали.

Председатель: Жизнь выкидывает нам фортеля … Бог в помощь, хорошие вы люди, ученые …

Март: Ну, какие ж мы ученые?!

Председатель (озираясь по сторонам): Как же, книг у вас много …

Март: Да, книги – это наши …  остались только книги и рояль.

Председатель: Что ж, играете?

Март: Нет, давно не играю, руки не слушаются (встряхнул кистями рук)

Председатель: Это от расстройства, все болезни от нервов … Понятно … не до игры … сочувствую…А вы не стесняйтесь, сходите все же к Обертышеву, покланяйтесь ему, они это любят … может, раздобрится по случаю прибытка.

Март: Может, и раздобрится …  кто его знает …

Председатель: Что ему стоит помочь, людям надо помогать … вы в затруднительном положении … бедствуете … Грех не помочь-то, ведь не последнее доедает, всего припасено …

Март: На целый взвод хватит.

Председатель: Нелюдь … зверь … ничего человеческого! Такие лишь бы свою утробу насытить … на чужой беде руки греют … Сейчас не боятся грешить-то … грешат напропалую … не страшатся и не каются (мнется у двери).

(Из комнаты доносится голос Маши: «Март»).

Март: Может, все ж зайдете на минуту? Маша будет вам страшно рада.

Председатель: Нет-нет, как-нибудь в другой раз. Задержал вас разговорами. Откланиваюсь, передавайте жене привет … пора и честь знать … соловья баснями не кормят.

Март: Аза совет спасибо … схожу к Обертышеву, а то ведь ни одного полена не осталось.

Председатель: Да-да, следует умерить свою гордыню … ради жены …

Картина 3

(Март  заходит в спальню. Печь горит еле-еле. Маша по-прежнему лежит на кровати, откинувшись на подушки и закутавшись в одеяла и шкуру).

Маша: О чем это вы там говорили с Председателем?

Март (подозрительно): Ты не спала?.. О чем говорили? Все о том же, о воде да о дровах. Предлагал  воды …  картофельных очисток принес (разворачивает пакет). Добрейшей души человек.

Маша: Да, чудо-человек.

Март:  Поначалу отказывался, у него детишки, им и самим надо кормиться, но он настоял.

Маша: На таких земля держится.

Март (кладет пакет на стол):  Мир не без добрых людей. Знаю, специально из-за этого зашел …  Какого человека Бог нам послал!

Маша (садится, облокотившись на подушки, уперев руки в боки): Значит, нас ждет грандиозный ужин!

Март: Не ужин – целый пир закатим.

Маша: Смотрю на это, и грустно становится … Как пещерные первобытные люди боремся за существование, нами движут инстинкты  … Каждую ночь переносим свой костер из пещеры в пещеру, все глубже …

Март: И все больше набрасываем на себя косматых звериных шкур … похоже, интуиция теперь у нас как во времена верхнего палеолита …

Маша: Отступаем из пещеры в пещеру …  На Покров заколотили кабинет, на Казанскую выбрались из столовой и забились в спальне … Из нее ни шагу не сделаю … мне отсюда уже никуда не выбраться … Приют убогого чухонца … мое последнее пристанище …

Март: Не будем о плохом, давай о хорошем … о нас. Еще могу вспоминать тебя прежнюю … стала такой хрупкой, почти бумажной … словно тростинка на ветру колышешься …

(Маша берет в руки зеркало, с грустной улыбкой смотрится в него и с отвращением бросает его на кровать).

Маша: Я – стеклянная женщина. Смотри, в любой момент могу треснуть и расколоться … Осколки разлетятся по полу …  будешь метлой выметать изо всех углов.

Март: Ты к чему клонишь?

Маша: А к тому … ну, подумай, разве о такой мечтал? Скажи, зачем тебе стеклянная женщина?

Март: Почем знаешь, о чем я мечтал?..  Я не говорил, что стеклянная … сказал, бумажная …  это разные вещи … Что к словам придираешься?.. Вообще ничего нельзя говорить тебе …  Давай лучше молчать!

Маша: Можно молча сжечь меня, как куклу-моргунью …

Март: Опять за свое? Любой может сгореть, человек быстро воспламеняется. Знаешь это?

Маша: Да, ты прав, люди горят как свечи …

Март: Кто ярко пылает, быстро гаснет.

Маша (теребит его за руку, прижимается к ней щекой):Март, забыл? Ведь завтра … Вижу … про мои именины забыл совсем!

Март  (высвободил свою руку, сосредоточенно): Огненная пасть разверзлась, поленья исчезают в топке.

Маша: Как искорки тают прямо на глазах …

(Март подошел к чугунной печке).  

Март: Р-р-а-з, д-в-а, т-р-р-р-и … че-т-ы-р-р-е …

Маша (глядя в окно): В ноябре листья пожухли, сникли и обледенели … превратились в острые сосульки.  А я верю, что еще будут на этом свете синеглазые дни. В такой день надо запрокинуть голову, чтоб не видеть земли … только небо … Можно поверить, что вокруг еще радость … лето искрится … оно продолжается … наша с тобой огромная вселенская вечность …

Март (закрывает глаза):Когда закрываю глаза и слышу твой голос, верю – ты прежняя и сейчас споешь или засмеешься …

Маша: Ты говоришь приятные вещи … Вот возьму и от удовольствия замурлыкаю … ведь я из породы кошачьих …

Март: Встанешь с постели, обнимешь меня как прежде … Проснувшись,  сваришь себе чашку крепкого кофе, своему черному-пречерному коту нальешь в блюдце молоко. Ты упряма, горда, решительна,  привлекательна … Тебя ненавидят, боятся, обожают, тобой восхищаются, на тебя все обращают внимание. Ты – гроза, тайфун, землетрясение,  буря. Ты – невесомость,  река,  дорога,  волна и сила … Кошачий взгляд, кошачьи повадки …
Ты – моя львица из породы кошачьих (обнимает ее).

Маша (укоризненно): Ай, Март, Март! (горловым пением подражает птице). Все это было так давно, что уже успело обрасти мхом и превратиться в небылицу … неправду …

Март (открывает глаза):Ножом по стеклу … Это не твой голос … чужой … такой немыслимо далекий …

Маша: Да, такой голос у меня … изменился, погрубел … не могу взять верхние ноты …

Март: Ну, и пусть, уже привык к твоему фальцету …

Маша: Как все стирается из памяти … раньше ведь никогда не забывал … Двадцать девятое: день Марии, мой праздник …

Март (поправляет ее): Наш праздник … все помню, но этот день еще не наступил, еще есть время …

Маша: Время до чего?.. Что-то задумал?.. Понимаешь, Март, если б завтра затопить с утра, чтоб весь день было как сейчас! А? Сколько у нас там в заначке поленьев осталось?

Март (поразмыслив):Ну, в полярном кабинете с полсажени еще есть …

Маша: Говоришь как-то неопределенно … поточнее, пожалуйста …

Март: Поштучно устроит? Р-р-аз, д-в-а, т-р-р-и … че-ты-р-р-е …

Маша: Мелодично получается … подыграй на рояле …

Март: Подыграть? Ты шутишь?..

Маша: Вовсе не шучу! Мне надо точно знать, чтобы дальше планировать свою жизнь.

Март: Знаю, что не шутишь … что ж планируй … сказал же, сколько осталось …

Маша: Не сердись … как же ты не можешь понять, это важно …

Март: Не оправдывайся, каждый волен делать то, что хочет … смело можешь строить планов громадье …

Маша: Даже так?.. Но нас поджидает непредсказуемое …

Март: Как бы это ни было прискорбно, это так … все зависит от воли судьбы.

Маша: Смотрю, ты стал фаталистом … Жаль, не могу добраться до полярного кабинета, не знаю, что там творится  …  Обязательно ревизию б навела … шмон устроила … все поленья посчитала б. Потрогала б их руками … погладила, не побоялась бы даже заноз, сложила бы все их в кучку.

Март (шутливо передразнивая, щелкая по ее носу пальцем): Если бы, да кабы, во рту выросли б грибы …

Маша: Интересно, какая горка бы получилась?

Март: Я бы … Опять быкаешь, любительница сослагательного наклонения?

Маша: О, большущая горка … огромная кучка! Попробую себе ее представить, соорудить в воображении (зажмурилась).

Март (обнимает ее): Прямо-таки целую полено-философию развернула. Мастер умных предположений, Умная Эльза! Ганс пришел к ней свататься, а ее послали за пивом в погреб …

Маша: Увидела на стене мотыгу, кажется?

Март: И начались волнения на пустом месте … Короче, суть в чем … не стоит из ничего совершать глупости … раздувать из мухи слона … илимамонта, если  говорить на твоем теперешнем языке … Так ты, кажется, любишь изъясняться в последнее время?..

Маша: Не стоит преждевременно впадать в панику … согласна.

Март: Я ж сказал тебе, все в порядке, не дрейфь. Дрова есть еще, как раз на твои именины осталось … есть некая заначка, все распланировал заранее. Усекла? Или еще раз повторить?

Маша: Некая?.. Прошу, не злись! Распланировал, значит? Узел становится туже, затягивается … превращается в удавку. Все сжимается! Полсажени? Больше! Думаю, там …

Март (перебивает ее):Сказал же … р-р-раз, два, т-р-р-и … четы-р-р-р-е … Яснее ясного .. Тебе пропеть что ли?

Маша (хмуро): Не верю! Так когда-то говорил Станиславский. Уже произнес как-то по-другому, без энтузиазма … интонация даже изменилась.

Март: Копаешься в оттенках? Режиссер тоже мне еще выискался! Не придирайся к тому, как произнес, не суть важно. Главное, сказал, и от этого уже НЕ ОТСТУПЛЮ! Ни шагу … клянусь!

Маша (примирительно):  Хорошо-хорошо … согласна, верю, пусть будет по-твоему … На завтрашний день, значит, хватит …

Март (хмуро): Сказал, хватит, зачем двадцать раз об одном и том же твердить …

Маша: Достаточно … Что-то устала от этих выяснений и пререканий … от этого у нас дров ведь не прибавится …

Март: Отдохни … отдохни … я укрою тебя и не буду тревожить по пустякам … (укрывает ее одеялом). Т-с-с-с (прикладывает палец к губам). (Маша без сил падает на подушки и засыпает). Все будет, как договорились …  (сжимает кулаки) чего бы это ни стоило …

(Маша что-то бормочет во сне или в бреду).

Маша: Зеркало …. дайте мне его сейчас же! Дайте!..   Разобью вдребезги … Я сильная  …. все осилю … уйдите все … За мной  придет мамонт … уступите ему дорогу! Дайте белое платье … мое, то самое … наденьте его на меня … хочу быть в платье, в том самом, как тогда, на свадьбе. (Март стоит у изголовья кровати, стиснув зубы, сжимая кулаки).

Картина 4

(Лежа на постели, Маша читает письма, разбросанные по постели, она несколько взбодрилась и повеселела. Март возится с чем-то в углу).

Маша: Мои письма – к тебе … Боже,  какая же я была смешная и наивная девочка …

Март (подходит и обнимает ее):Изумительная … моя любимая девочка! Тогда я ставил тебе одни пятерки! Хороший был у тебя учитель?

Маша: Хороший-хороший …Знаешь, читаю, а у самой сердце стучит по-сумасшедшему, вот-вот из груди выпрыгнет … Все так отчетливо, прозрачно и ясно, будто с тех пор не пять лет прошло, а было это лишь вчера …

Март (оживленно): Была у зайца избушка лубяная, а у лисы – ледяная. Они очень дружили, и заяц писал лисе письма со своей Лубянки на ее Чукотку.

Маша: Я оценила твой тонкий юмор … Как чудно … у нас еще целый день впереди …

Март: Можем многое сотворить … да мы еще с тобой горы свернем!

Маша: Целая вечность! Давай помечтаем … Как проведем этот радостно-теплый день?.. С чего начнем?

Март: Опять встретимся, сделаем вид, что не знаем друг друга, все начнем сначала.

Маша: Мы увиделись как раз в этот день … какое совпадение! Помнишь нашу встречу?

Март: У чему задавать такие глупые вопросы, неужели я что-то забыл? Конечно, помню! Это уже в крови … не вычеркнешь  из памяти …

Маша: Сказала просто так … хочу, чтоб подтвердил … может, в последний раз … чтоб лишний раз убедиться … Пытаюсь соединить воедино осколки разбитого зеркала … (собирает что-то в постели, складывает). А пазлы никак не сходятся … Пожалуйста, не будь букой.

Март: Это я – бука?

Маша: А кто же еще у нас бука?Последнее время такой угрюмый, сосредоточен на собственной персоне. Замечаю, меня почти не видишь, не хочешь даже слушать. О чем ты сейчас думаешь? (напускается на него). Признайся, открой жене свои тайны … знаю, что-то скрываешь от меня …

Март: Нет у меня никаких тайн, ничего я не скрываю от тебя … Вот он я, весь перед тобой как духу … у тебя на ладони … прочти меня как раскрытую книгу … Я – твоя забытая книга … вот твоя закладочка (протягивает ей листок).

Маша (грозит ему пальцем): Милый, от меня тебе не удастся ничего утаить, вижу насквозь!

Март (уклончиво): Маша, у нас много будет еще таких дней …

Маша (обнимает его):  Забыл … ну же … каких? Подсказываю: радостно-теплых …

Март: Да, таких … теплых,  радостно-теплых   Хорошо … как раз в точку! В этом – все наши неисполнившиеся желания, мечты …

Маша: Надежды … Рада, что понравилось и по достоинству оценил филологический подход к теме …

Март: Оценил … Обязательно что-то придумаю, чтобы было тепло и радостно одновременно, в одном флаконе. Как только отпразднуем твои именины – с моей стороны будут реальные действия … переломим ситуацию … верь мне …

Маша: Хорошо-хорошо … ожидаю от тебя мужественных поступков, верю, нас ждут великие свершения …

Март:  Почему ты так на меня смотришь? Не веришь что ли?

Маша: Ради бога … успокойся, не цепляйся, пожалуйста, по пустякам … отзынь на лапоть.

Март:  Когда это я не оправдал твоего доверия, ну, скажи, такое разве было хоть раз в жизни?

Маша: Теперь поняла, о чем это ты все время думаешь … узрела … Прости, что такая нечуткая женщина … А вообще все мы, женщины, по своей натуре стервы …

Март: Нашла оправдание, вот и замечательно!.. Теперь успокоилась? Договорились … остановимся на этом, моя нечуткая женщина … стервоза (обнял ее).

Маша: Господи, как же я ненавижу эту кровать! Видеть ее не могу …

Март: У бога с дьяволом дела поначалу шли прекрасно, пока один хитромудрый не сходил в ад на небеса и вернулся обратно.

Маша (не слыша): А когда-то любила понежиться в постели, поваляться … было ж такое! Аж, не верится, как давно это было … кажется, не в этой жизни …

Март: Было, все у нас с тобой было. И жизнь у нас одна, а не две, как ты себе мыслишь … ведь не буддисты же никакие …У них, например, есть такая притча, ты ее не знаешь.

Маша: Не знаю, почему ты так думаешь?

Март: Потому что у этой книги неразрезанные страницы, к тому же, она на самой верхней полке, ты дотуда не достанешь …  Семь слепых мудрых слонов пытались понять, на что похожи люди, решили определить это опытным путем. Первый мудрый слепой слон потрогал человека и объявил: «Люди плоские». Остальные, тоже потрогав человека, с ним согласились.

Маша: Не уразумела, ты это к чему клонишь? Эта твоя глубокомысленная притча на неразрезанных страницах совсем не произвела на меня впечатления … Нирвана доступна всем. Чем это тебе  просветленный Будда не угодил?

Март (многозначительно): Вообще-то, если откровенно, мне, например, не симпатичны плоские люди.

Маша: Как замысловато, однако. Ах, вот что ты, оказывается, хотел этим сказать … Изъясняйся проще, не накручивай ненужных спиралей и не подпускай тумана, пожалуйста.

Март: Да, мне ближе тантрический буддизм (обнимает ее). Женские духи, дакини – носительницы тайных учений …

Маша (высвобождается): Не чуди, давай об этом не будем … это все сейчас не к месту … Мечтала, чтобы нырнул ко мне под одеяло и еще чтобы играл Скрябина … чтоб звучала тема разума и движения … Теперь понимаю, он хотел сотворить мир через его уничтожение …

Март: Всем сердцем жаждал пробуждения дремлющих сил природы и подчинить их власти и воле человека … Мир рожден из сопротивления, которого он сам захотел …

Маша: Жизнь – преодоление этого сопротивления … То было начало наших отношений … начало нашей музыки. Тогда мы были Адамом и Евой, излучали жар …  Как нам было тепло, наши души грели друг друга! Мы купались, погружаясь друг в друга …

Март: Подожди немного, моя хорошая, согреешься, затоплю печь, станет тепло …  Совсем скоро в нашей пещере появится великое огненное чудо.

Маша: Веришь, что появится?

Март: Конечно, обязательно … будешь протягивать к нему свои озябшие руки …

Маша: Тогда оно, наверняка, будет гудеть в нашей печи, будет мешать нам спать.

Март: Ну, тебе трудно угодить, дорогая! Ты у нас капризуля … таких называют женщина с характером.

Маша: Неужели? Не знала этого … Если честно … хочешь, наконец во всем сознаюсь? Слабо в это верю, точнее, не верю совсем …

Март: Ничуточки?

Маша: Ни капелюшки! А ты, разве ты искренне говоришь? Сознайся, сочиняешь ведь? Потихонечку из мухи слона или даже мамонта раздуваешь – использую иносказание, наш условный язык … Сам же об этом сказал … упорно делаешь вид … это твои фантазии … А еще говоришь, что я фантазерка …

Март: Надо почувствовать всем сердцем  … душой … иначе ничего не получится … Огненное чудо – наш бог … хочу, чтобы уверовала в него …  и я буду верить …

Маша (силится улыбнуться): Заставляю себя надеяться на лучшее … стараюсь изо всех сил, но у меня это плохо получается … Научи, как это – верить чуду … Я превратилась в маленькую девочку … куклу … мне очень нужна чья-то помощь … сама уже не справлюсь … слишком тяжелый камень … Дай возьму тебя за мизинчик … Так когда-то в детстве ходила с отцом, взяв его за палец (берет его за мизинец, а потом убирает свою руку и прячет за спину). Жаль, это уже не повторится никогда в жизни …

Март (подходит к печке): Конечно, моя куколка, трудно ведь, чугунная печка – жадный пещерный бог …

Маша: Представь, такой коротконогий, ржаво-рыжий, приземистый …

Март: Дальше отступать некуда, надо выдержать испытания, они посланы свыше … значит, так было надо …

Маша: Кому-то … Через томление и полет стремимся к далекой звезде … Скрябин. Поэма огня и экстаза. Симфония света … движение огня … порывы солнца …  Где эти звуки … неужели исчезли? (играет на варгане).

Март: Переместились … движутся в других мирах, значит, живы …

Маша: Интересно, там их кто-нибудь слышит, или нет … может, только нам предназначались? Как думаешь, вернется ли музыка?

Март: Конечно … Сомневаешься?

Маша: Сейчас наши души холодны … спустились с небес на грешную землю и теперь как две холодные льдины погрузились в холодную реку …

Март (шевелит угли): Не будем терять надежды … едва тлеющее под пеплом пламя разгорится ярче …

Маша (прикладывает палец к губам): Последние надежды … Тсс! Тише! … (прислушивается). Слышу звуки …  помолчи … Кажется, улавливаю … может,  это последняя наша с тобой музыка … (играет на варгане, горловым пением подражает птице).

Март (прислушиваясь): Тоже слышу … (Они на несколько минут замолкают. Едва слышно звучит музыка. Маша смотрит в окно, в котором видны звезды).

Маша: Как я надеюсь, что когда-нибудь в этой пещере  ты все же сыграешь на рояле для меня одной … Пообещай!..

Март: Все сделаю, что пожелаешь, лишь бы завтра опять была со мной рядом …

Маша: Какой же ты у меня глупенький!Ну, что ты такое говоришь … обязательно буду … я ведь никуда не денусь … Понимаешь? Ни-ку-да не де-нусь …

Март (радостно): Ты это серьезно что ли … не шутишь?

Маша: Не шучу!Так на самом деле произойдет, сам увидишь – буду веселая … У меня мечта – чтоб было тепло, хоть один единственный денек … ты обещаешь мне это, да?..

Март: Обещаю … клянусь, так оно и будет …

Маша: Тогда последняя просьба, больше ни о чем не стану просить …

Март: Не зарекайся, никогда не говори «никогда» … И что это за просьба у нас такая … последняя?

Маша: Достань-ка из шкафа мое свадебное платье … то самое … это мой ангел-хранитель. Скорей выпусти его на волю, как птицу … пусть полетает по комнате, негоже ему так долго томиться в заточении.

Март: Конечно, достану … выпущу, пускай полетает, что за вопрос. Видишь, я даже не сопротивляюсь… Хотя оно и красивое, и я сам тебе его выбирал, сейчас твое подвенечное платье нам ни к чему.

(Он подходит к шкафу, достает подвенечное платье, кладет на кровать. Она прикасается к нему руками, рассматривает, расправляет складочки, гладит).

Маша: Правда, ведь действительно … это ангел!

Ангел смотрел мне вслед, обещал мне любовь и успех,
Сохранит ли нас от бед, и хватит ли ангелов на всех …

Так давно не видела его … как же я соскучилась по нему, прям-таки истосковалась…  Повесь его на самое видное место  (показывает на шкаф). Туда, наверх! (Март вешает под самый потолок, на дверцу шкафа). Да-да, под самый потолок!

Март (вешает платье на шкаф):Сюда что ли?

(Платье раскачивается туда-сюда, раздуваемое невидимым ветром трепещет).

Маша: Да-да … чудесно! (радостно хлопает в ладоши). Наконец я вернулась, взлетела … в нашей комнате появилась я – настоящая – та, которой была когда-то … которую ты любил … это было давно.

Март: Но это было, ты не можешь этого отрицать.

Маша: Как кружится голова … как на качелях … Смотри … (показывает на платье, раздуваемое ветром) оно как живое … летит … парит над нашей комнатой … и я с ним … бал со сногсшибательным вальсом … Хотя я его не надела, но мы уже вместе … слились. Во что бы то ни стало должны попасть туда, где были … на седьмое небо. Там свет и гармония … точно знаю, непременно вернемся туда …

Март: Приходят на ум образы движения? Развивай их, ведь ты – сама гроза …

Маша: Это ты грозный, Зевс-громовержец прямо-таки.

Март: Льстишь … все же я не грозное божество, а только любящее тебя …

Маша: Неужели помнишь о любви?

Март: Да, помню … чувствую каждой своей остывшей клеткой.

Маша: Я есть мое хотение … внушаю себе это … вернее, силюсь внушить …

Март: Проецируешь на себя ницшеанские идеи о сверхчеловеке?

Маша: Убеждена, возможно создать свой мир и с головой погрузиться в него, как в море …  Хочу плыть по морю …(закрывает глаза).

Март: … которое сама придумала … какая ты придумщица ты у меня!

Маша: Плыву сама с собой … (гребет руками) привыкаю к этому состоянию, играю с волной, вокруг меня солнечные блики … Все так правдоподобно и радостно … мне хорошо … (открывает глаза) Как хорошо стало на душе … теперь вот и оно со мной (указывает на платье), мне стало гораздо легче. Жаль, что оно безликое … у него нет лица, но я его придумаю, нарисую …

Март: Р-р-р-аз, два, тр-р-и, четыре … четыре …

Маша: Погружен в реальность … все поленья считаешь? Как это мудро и предусмотрительно …

Март: Их надо считать … это наша последняя надежда …

Маша: Лицо у тебя какое-то скомканное  … как из глины …

Март (отвернувшись):Теперь у многих на этом свете глиняные лица, как у кукол, с которыми теперь начала играть (кивает в сторону платья).

Маша: Тогда пора покидать этот мир. Да, я – кукла … и это тоже … моя безликая плоская кукла … плоский человек, которого, ты рассказывал, трогали мудрые слоны (показывает на платье, которое начинает шевелиться).

Март: Так, значит, всюду куклы, говоришь?.. А знаешь, ведь в этом что-то есть … какая-то доля сырмяжной правды …

Маша: Смотри … лица нет, но она, ты видишь, кивает мне, хочет что-то сказать … мы должны покинуть этот мир вместе … рука об руку (берет рукав платья).

Март: Не спеши туда, откуда уже нет возврата … оттуда еще никто не возвратился …

Маша: А Христос? Он ведь вернулся …

Март: Да, он сошел с небес на грешную землю …

Маша: У тебя лицо старика … пожухлые, сникшие губы (трогает его лицо руками), уголки губ опустились, твои глаза ввалились … теперь они где-то далеко от  меня, застряли в глубине … в пропасти … Напоминаешь мудрого древнегреческого старца (указывает на бюст философа, стоящего в углу).

Март: А твои глаза все те же, они по-прежнему блестят … сияют и радуют … … Мы еще с тобой покарабкаемся по скалам … Ровно десять.

(Вдруг появился свет. Март зажмурился. Маша прикрыла голову руками).

Маша: Хитрец ты, однако! Теперь наконец до меня дошло … какая же я, однако, тугодумка … Не поленья ты считаешь, а время … которое нам с тобой отведено …

Март: Мне все равно, сколько их осталось, поленьев и дней … не хочу знать этих страшных чисел. Зачем это теперь?

Маша: Да, уже ни к чему … чувствую, стала быстро уставать …  от каждого произнесенного слова … устаю от боли …

Март: Милая, тебе больно?

Маша: Ничего-ничего, скоро все пройдет. Хочу увидеть счастливый сон (откидывается на подушку).

(Прозрачный шлейф от платья летит по комнате).

Картина  5

(Комната преобразилась, засияла люстра, подвенечное платье стало лиловым).

Маша: Оказывается, при свете гораздо труднее жить, чем в темноте.

Март: Все прозрачно, ясно видно, как на ладони.

Маша (обращается к платью): Сегодня очень хорошо выглядишь, просто превосходно! Тебе идут эти светло-лиловые экзотические оттенки … небесные тона. Да, это же цвет фуксии … (рассматривает платье).

Март (озадаченно): Что-то новенькое … ну, и придумала … теперь как с куклой с ним будешь разговаривать? Может, я здесь лишний?

Маша (жмурится): Что ты такое говоришь! Втроем гораздо веселей … Разве не так … не замечаешь?

Март: Ты что это серьезно?

Маша: Вполне … но обещаю в твоем присутствии больше с ней не общаться … Не стану тебя пугать … буду говорить с ней, когда останусь одна и слишком тоскливо станет … … Договорились?

Март: У меня что, разве есть выбор?.. (пожимает плечами) Договорились …

Маша: Кстати, Март, кажется, до этого платье немного не так висело? (показывает не платье). Ты не находишь?..

Март (пожимает плечами): Не заметил никаких изменений, как прежде висело, так и сейчас висит. Давай лучше не будем об этом, не будем углубляться в дебри!

Маша: Согласна, давай не будем!.. Свет – как будто с воли залетевшая в комнату птица … бестолково, слепо тукается в стекла …   стены …  Мы с этой птицей столкнулись … а потом попали под ее крыло …(играет на варгане, горловым пением подражает птице).

Март (воодушевившись): У этой твоей птицы лапы или ноги?
Маша (отворачивается):На глупые вопросы не отвечаю …

Март: Какие же они глупые, они жизненные … Если у тебя бабочки в животе, совсем не обязательно это любовь, возможно, ты просто птичка.

Маша: Ты же знаешь, я и ответить могу, тоже шутить умею …

Март: Не разучилась еще? Это похвально.

Март: Бывает, проснешься, как птица, крылатой пружиной на взводе. 
Март: Молодец, оценил … не совсем, правда, в тему, но это уже кое-что! У тебя, вижу, своя птичья история прорезалась … одобряю, зачирикала, продолжай в том же духе, старайся, как следует! Но я тебя все равно переплюну (подходит к ней). Закрой глаза. (Она закрывает глаза).

Маша: Ну, закрыла.

Март: Представь, что сидишь у реки, вдыхаешь горный воздух, слышишь пение птиц. Никто, кроме тебя, не знает об этом укромном месте, ты огорожена от мира. Звуки водопада наполняют тебя спокойствием, умиротворяют, вода чиста и прозрачна, как слеза младенца … Ты можешь хорошо разглядеть лицо человека, которого держишь под водой. (Он на цыпочках подходит к ней сзади). А потом оказывается, что это был я. Страшно?
Маша: Не можешь без жутиков, просто неисправим! Но меня твоими страшилками не проймешь, не запугаешь … (зажмуривается). Вокруг, откуда ни возьмись, такое сиянье!

Март (обнимает ее): Знаю, так бывает!

Маша: Не бывает, а есть на самом деле. Аж, глазам больно смотреть на все это великолепие! Захотелось покачаться в саду в гамаке под огромным раскидистым деревом, чтобы солнце просвечивало сквозь листву … Только ради этого стоит жить дальше!

Март: При свете не получится долго заблуждаться, все выходит наружу, проясняется скрытое становится явным …  

Маша: Нельзя скрыться от солнечных лучей, ничего не утаить, асе навиду …

Март (радостно): Это же просто здорово! Твои фантазии наконец разбежались по углам … попрятались, как тараканы …

Маша: Сам ты похож на таракана, хорошего такого веселого таракашку, который нежится на припеке!..

Март: Смотри внимательней, нет ли здесь подвоха, нет ли еще кого, вошки, или блошки. Видишь, один червячок, да и тот золотой: бить или на волю пускать?

Маша: Давай скорее на волю выпускай его, не мучай!.. А знаешь, Март, хочу попробовать … может, встану, если затопишь с утра. Свет все же пробьется в нашу пещеру …

Март: Это хорошо, нас еще не покидают желания … Маша, не сомневайся … такой день … Конечно, – с утра затоплю, и ты встанешь. Будет, как хочешь … все задуманное исполнится … Я …   все сделаю сам … ради тебя …

Маша (закрывая ему рот рукой): Молчи, не говори об этом, я знаю (тревожно) завтра должно что-то произойти … чувствую, что-то случится, у меня на душе тревога …

Март: Не давай волю предчувствиям и страхам. Завтра будет завтра, а сегодня – это сейчас. Надо ловить мгновенья!

Маша: Пусть будет всегда сейчас … не хочу завтра …Пещерный бог съежился, затих, копошится там, сопит в две дырки … противный такой (прислушивается).

Март: Почему в две, а не в четыре, и почему он противный? Он хороший, поможет нам … свой парень. Скоро подкормим его, поболтаем о том, о сем, обязательно найдем с ним общий язык!

Маша (прислушивается): Слышишь? Жив курилка, потрескивает да пощелкивает … ждет … выжидает …

Март (показывает пальцем наверх): Это не он, это наверху, Обертышев  каменным топором разбивает коряги старой баржи, которую ему удалось раздобыть. Колет на куски … значит, будет много поленьев …

Маша (отрешенно): Но это ведь наш каменный топор, зачем он его взял у нас? Баржу, говоришь, раздобыл?..

Март: Да, Председатель сказал мне сегодня об этом. У него свой каменный топор есть. Надо же, как подвезло … вот у кого теперь дров немеряно …(замолкает).

Маша: Значит, скоро у нас будет теплый потолок … (улыбается) это обнадеживает, есть чему порадоваться. Почему отворачиваешься, не смотришь мне в глаза?Будто сам не свой …   Что случилось?..

Март: Просто не могу смотреть на свет, при свете мне трудно …

Маша: Этот Обертышев настоящий буржуй, себе на уме, хитромудрый … Не люблю я его, хотя в общем он ничего плохого нам не сделал.

Март: Ушлый … скользкий … угорь …

Маша: От такого надо подальше … С ним на лодке, не приведи бог, в открытое море … столкнет веслом в воду, и глазом не моргнет …

Март: Верно … пожалуй, так оно и есть на самом деле … Пойду смолю картофельную шелуху.

Маша: Пойди, пойди! У нас завтра будет вкусный ужин!

Март (бормочет под нос): Впрочем, успеется, не сейчас …

Маша: В предвкушении … у меня уже вкусненько в животике, буду держаться … надо дотерпеть до завтрашнего дня …

Март (дает ей жмых): Пососи жмых, будет легче.

Маша: Где ты его раздобыл?

Март (неопределенно махнул куда-то): Там.

Маша: Темнишь? Все-то скрываешь … Какой-то скрытный стал … не слишком разговорчивый …

Март: Где бы дров … Р-р-р-аз, два, т-р-р-и, (сбивается) четы-р-р-е … где бы дров – где бы дров …

Маша: Добытчик … цифры, которые все время повторяешь, страшные … зловещие (смотрит на стену). Вижу их, эти жирненькие циферки-поленья … с ножками.

Март: А что, и, правда, похожи на дровишки … с воображением у тебя все в порядке!

Маша: Давай запишем их на стене, как на доске в школе. Когда бросим в топку, вычеркнем (стала карябать на стене цифры).

Март: Тоже еще … придумала ерунду какую-то …

Маша: Ты же разрешил мне писать на стене …

Март: Эти цифры – мои четки, которые перебираю, чтобы сосредоточиться. Внутренний ритм помогает жить, заменяет мне музыку.

Маша: Неужели?

Март: Да … могу отстукивать его (стучит пальцами по столу) как на барабане. На  сковороде даже лучше получится (берет сковородку и стучит по ней).

Маша: Ну, если надо … если поможет … тоже буду считать. Р-р-р-аз, два, т-р-р-и, четы-р-р-р-е … Как, получается?

Март: Хорошо выходит. (Март барабанит пальцами по сковороде).

Маша: Такая вот музыка … дуэт папуасов …

Март: Просто замечательно!

Маша (задумчиво): Нужно успеть раскаяться во всех своих грехах. Мой первый грех в том, что у нас нет детей, а ведь могли быть …

(Март надевает пальто, подпоясывается веревкой, в углу громыхнуло ведро).

Маша: Ты куда это засобирался, Март? Только что хотел молоть картофельную шелуху. Передумал?..

Март: Пока ты в грехах каешься, схожу за водой. Туда и обратно, надо как следует ее вымыть.

Маша: Сходи, сходи … хозяйственность не повредит в нашем случае.

Март: Скоро вернусь, не скучай! Пока-пока … (машет рукой).

Маша: Хорошо, постараюсь, я старательная девочка.

Март: Этого у тебя не отнять … усердная школьница …Старайся, как следует, если хочешь получить завтра подарок.

Маша: Как догадался? Очень хочу заслужить … буду делать все, что прикажешь. Можешь давать поручения, все будут выполнены на пять с плюсом (прикладывает руку к козырьку).

Март: Какое взаимопонимание! Почти с полуслова понимаем друг друга …  

Маша (смотрит на стену):Единодушие, я бы сказала … Р-р-аз, два, т-р-р-ри …четы-р-р-е … мы одни с тобой в квартире … в целом мире …

Март: Пускаешь в ход скороговорки и стишки … Сознайся, обольщаешь?

Маша (усталым голосом): Иди-иди, куда собрался … а я пока прилягу, отдохну …  к твоему приходу буду как огурчик … тогда и поговорим. Ах, как кружится голова … как же она кружится, все вокруг аж ходуном ходит …(Март выходит с ведром в руках). Ничего … вот уже и прошло, кажется. Так ведь? (подмигивая, смотрит на платье, оно слегка шевелится, будто наклоняется к Маше). Извини, нет больше сил говорить … как-нибудь в другой разс тобой поболтаем … у нас еще есть для этого время (откидывается на подушку).

(Платье начинает шевелиться, двигаются рукава. Женский голос меццо-сопрано напевает колыбельную. Платье в такт музыке раскачивается).

Спи, моя радость, усни!
В доме погасли огни;
Птицы затихли в саду,
Рыбы уснули в пруду,
Мышка за печкою спит,
Месяц в окошко глядит …
Глазки скорее сомкни,
Спи, моя радость, усни!
Усни, усни!

Картина 6

 (Софья сидит на кровати, близко от нее висит платье. Она разговаривает с ним, как будто репетируя свою речь, рядом висит зеркало, платье отражается в нем).

Софья (обращается к платью): Ну, что же я ему сегодня скажу? Сегодня должна решиться и обо всем рассказать … о том, что думаю и к чему уже готова. С чего начать?.. Начну сразу без обиняков … (репетирует пред зеркалом). Знаешь, милый … А может, лучше все же отложить на потом … на самый крайний случай? Как ты думаешь?.. (обращается к платью). Знаю, случай этот очень скоро наступит. Ведь двадцать девятое октября погасло … Праздник куда-то испарился … как быстро однако!.. Не успела даже глазом моргнуть, а он уже прошел … как будто этого дня и не было вовсе, испарился как призрак … Шарманщик умер на закате дня, и льдины утонули в румяной воде … Вокруг румяная вода … И хорошо … нужно, чтобы это завтра не наступало вовсе, чтоб все погрузилось во тьму … (обращается к платью). Чтобы осталась только ты … да-да, одна ты … Красавица, все та же, какой была раньше Все равно меня уже нет на свете … Посмотри! (показывает на себя). Разве это я? Это уже не я вовсе … это моя тень … тень той женщины, которой  я была когда-то давно … Разве такой я была? А теперь скоро … ну, сама понимаешь …

Молчишь? Что ты можешь на это мне ответить? Ровным счетом НИЧЕГО… Знаешь, ведь это я научила его верить во все мои фантастические истории … никогда раньше он не верил им …  не хотел слышать обо всем этом … в его голове была одна музыка … музыку я ведь тоже люблю …

В конце концов я должна еще многое успеть … должна же я научить его летать … Как ты думаешь, это произойдет когда-то? Прошу, не молчи … знаю, тоже думаешь об этом, хочешь этого … Мы с тобой вдвоем  хотим одного и того же … так близки с тобой последнее время, неразлучны … Ведь правда? Сознавайся! (теребит платье). Ну, что насупилась? Надулась и как кукла непонятливая на меня уставилась … Прошу, не молчи … скажи хоть что-нибудь … Мне так необходимы сейчас твои слова, я жду их … Ну, вымолви хоть слово, только не молчи, я не вынесу этой тишины … Видишь, какая ты упрямая  (с обидой отворачивается от платья),но я на тебя не держу зла … не обижаюсь … видишь, совсем даже не сержусь …

 Его рояль … наконец-то должен же он сыграть пускай не для публики, а для меня одной … На целом свете только я и он … вокруг больше никого … Ведь правда, я обязана его как следует попросить? (обращается к платью). Сегодня надо ему еще раз об этом напомнить … Надо быть понастойчивей, иначе поздно будет, ты сама это знаешь …

Чувствую, это произойдет именно сегодня … он сыграет, если еще меня любит … если еще не разлюбил … Я имею право наконец принять решение … пусть кто-то сочтет его и неразумным, наплевать мне на это с высокой горки …

Деревянный конек, шарманщик, льдина … попрошу его …сделать это …

Да, никогда его так не просила … мне будет на душе спокойно и легко …Что ты на меня так смотришь? Да, я такая … настойчивая, раз решила, значит, так тому и быть … Когда была в этом платье, он меня любил … (разглаживает складочки на платье, вдруг настораживается).

Но должна тебе, моя милая, сообщить (решительно), что скоро мне надо уезжать … вещи уже почти собраны (складывает вещи, письма, которые лежат на ее кровати), явсе уложила. Но хочу, чтоб все потом уничтожил яростный огонь … чтоб напоследок бушевало наше огненное чудо … Пусть все уйдет вместе с огнем (указывает на платье) … так будет легче нам обеим … (смотрит на платье исподлобья) и тебе и мне лучше будет … нам обеим, я и о тебе позабочусь … Мы ж с тобой подруги … не разлей вода … Не хмурься, это тебе не идет, от этого появятся морщины … Пусть все идет прахом … Все в жизни миг и суета … я любопытная, хочу увидеть весь этот тлен собственными глазами …

Хотя и поднимаем руки верх … земля не душу нашу принимает, а лишь оболочку …Душа парит долго над землей … а потом летит наверх … туда (показывает рукой наверх) куда захочет … Но я так люблю его … он сильнее жизни, он – мое настоящее … будущее – это ведь тоже он … (замирает на месте). Вот мой последний довод любви … Хочу погрузиться в серебристые облака … Вокруг огромная безмолвная пещера …  Ты видишь эти своды? (озирается по сторонам). Узкие бесконечные проходы, похожие на дома обледеневшие скалы … в них я вижу глубокие дыры … это пропасти … Ледяной ветер выдувает из-под ног снежную пыль … Слышишь? (прислушивается) В пыли, по скалам, по пещерам … потом по моему морю идет мамонтейший мамонт. Да-да, знаю, это он … слышу его ровную размеренную поступь … (прислушивается).

Вот увидишь (обращается к платью, прижимаясь к нему) он должен зайти за мной … Вижу, ты вся дрожишь … не бойся, милая (отстраняется от платья), это совсем не страшно. Если ты боишься, сама дождусь его, дальше отступать уже некуда … Ты – ангел с обожженным крылом … ангел замыкает все в кольцо, последним смотрит в глаза и отражается в них …

(Софья поет).

Ой, шли и пришли да три ангела, 
Что взяли они? Душу, душу грешную. 
Ой, и что же ты, душа, мимо рая прошла, 
Ой, чем же ты, душа, провинилася.

Посреди рая стоит дерево, стоит дерево кипарисовое. 
Как на том на дереве птички райские поют,

Голосочки у них серафимские. 
Голосочки у них серафимские,

Да в песне они херувимские:

«Ой, в нашем в раю жизнь весела, 
Жизнь весела, только некому …»

Картина 7

(Звякнуло ведро. Март неуверенно стучит в дверь. Открывает сам хозяин – Обертышев, в велюровом пиджаке, под горлом – шарфик, давно небритый).

Обертышев: А, Мартин Мартиныч! Здравствуйте, здравствуйте.Что, за водичкой? Пожалуйте … проходите, не стесняйтесь, по-свойски. Как не помочь, ведь не чужие, соседи как-никак. Тем более, это ничего не стоит, вода ведь общественная.

Март: Добрый вечер! Всего на минутку к вам заглянул.

Обертышев: Ну что же, как вы, как жена себя чувствует?

Март: Да что, Алексей Иваныч, все то же. Плохо … у нее завтра именины, а топить нечем.

Обертышев: Мартин Мартиныч, а вы стульчики, шкафчики в ход пускайте, не стесняйтесь …  а еще креслице у вас видел отменное … можно и его в топку бросить, если не жаль, конечно … оно ведь дубовое … к тому же раритетное … резьба-с …ручная работа-с … вещь ценная. Пожалуй, я бы приобрел, имейте в виду, если что … куплю- с… хотя сейчас не до мебели … (вздыхает)

Март: Да вы ж знаете: там вся мебель, все – чужое, только рояль наш …

Обертышев: А что книги ведь тоже можно … отлично горят …к чему они теперь? … Ни к чему по нынешним-то временам …

Март: Книги? (задумчиво) Да, отлично, отлично …

Обертышев: Так, так, так … Жаль … прискорбно, прискорбно все это! Жаль, ничем вам помочь не могу … не в силах, сами понимаете … сами бедствуем … А кто сейчас не бедствует? У всех нужда-с-с ….

(На кухне слышна детская возня).

Март: Алексей Иваныч, а как ваши дети?

Обертышев: Да что, дети есть дети … им все нипочем, наелись …а теперь резвятся. Это нам за них думать и решать, голову ломать приходится, кумекать, что да как  (раздается детский крик: «Чур не я». «Теперь ты прячешься». «Ага, в ту комнату не ходить»). Слышите? В прятки пострелята играть надумали.

Март: Да, слышу, играют …(задумчиво) это хорошо … это радует.

Обертышев (ехидно улыбаясь): Вы тоже, помню, частенько играли … сейчас что-то совсем не слыхать. Рояль-то свой не продали еще?

Март: Не продал … просто некогда играть, нет времени … и желания …

Обертышев: Понимаю, понимаю … недосуг … да и покупателя счас вряд ли сыщешь на такой товар … А когда-то вы ведь полные залы собирали,  газеты о вас писали … Нынче музыку не слушают … не в чести … все о прокорме думают … так сказать, о хлебе насущном. Да-с. Рояль мне не нужен … зачем он мне …

Март: Вы правы, нынче другие заботы … людям надо как-то выживать …

Обертышев: Да, все стали материалистами … А знаете, для меня семья – главное. Глаз не сомкну, в лепешку разобьюсь, чтоб только все были сыты, обуты и одеты и всего было вдосталь. Как это так – чтоб дети голодали, не допущу ни в коем разе, это ведь святая родительская обязанность.

Март: Правильно, ради детей стараетесь  … уважения заслуживает.

Обертышев: А что еще нам остается? Это у вас никаких забот и хлопот … люди вы молодые, вольные. А мы семейные, по рукам-ногам повязаны …обязанностей много … А где права-то наши? Прав нет никаких …

Март: Грустно это, без прав …

Обертышев: Одни тяготы … Иной раз и ночью не спится, все думаю, что б предпринять … где чем разжиться, что на что обменять … бывает, до рассвета глаз не сомкнешь …

Март (рассеяно): Да-да, семья … это хлопотно …

Обертышев: Милуйтесь, пока молоды, воркуйте. Вы вот, к примеру, весь в искусстве … все музицируете … это нужно … правильно … Только вот, чтоб соседям не мешать, знаете ли … Ну, теперь никаких претензий не имеем, теперь нам не мешаете … у вас тихо … все улеглось …

Март (мнется): Я хотел … Алексей Иваныч, нельзя ли у вас хоть пять-шесть поленьев …

Обертышев (оскалил сточенные зубы): Что вы, Мартин Мартиныч, что вы! (отмахивается). Вы меня обижаете … у нас ведь дети, двое … мал мала меньше … Сами знаете – не могу же я их … У самих … конина – и то раз в день … то есть … что это я такое сказал, не подумав … раз в неделю ее едим. Сами знаете, как теперь все, какое нынче время … Нынче каждый за себя … хоть бы самим обогреться да прокормиться, кое-как до весны дотянуть …

Март: Алексей Иваныч …  

Обертышев: Ну, учудили, сударь! Вы меня прямо обижаете, у меня ведь семья …

Март: Да на днях видел, когда вы свой шкаф на лестнице открыли, там полно дров…

Обертышев (опешил): Не стыдно, молодой человек, за чужим-то добром присматривать? Вчера были дровишки, а сегодня уж и нет … видать, все вышли. Нужда, сами знаете … закончились дрова … вчера еще были, а сегодня уже нет, тю-тю … были и сплыли … так-то … о чем теперь речь вести в пустой след …

Март: Нет, так нет, Алексей Иваныч …

Обертышев (нравоучительно): А знаете, нехорошо ведь на чужое зариться … не надо людям завидовать, это грех … про это в Библии написано … Читали небось про такое? Как не читали … ведь, знаю, непременно читали … вы ведь ученые …

Март: Ученые …

Обертышев: Ишь что удумал, умник какой … шкафчик задумал мой проверять … Ревизию делать? Мало ли что у меня там … все надежно закрыто … на замок, да. Чик-чик – закрыто крепко-накрепко, а то ведь нынче и уворовать ненароком могут …

Март: Алексей Иваныч … ну, на нет и суда нет …

Обертышев: Что вы, Господь с вами … Зачем же вы меня так обижаете? Не обессудьте уж, пожалуйста. А своей супруге от меня привет передавайте, поклон … Какая она у вас красавица умница была … сожалею … приятно всегда на нее поглядеть было. Породистая была женщина, статная … очень приятно было на нее посмотреть … Что ж привет ей от меня …

Март (убитым голосом): Была … (поднял ведро и быстро пошел к выходу).

Обертышев (на ходу протянул руку): Ну, всего хорошего … Извиняйте … не обижайтесь … рад бы помочь, да нечем … сами бедствуем, понимаете ли … времечко такое …

Март: Извините … понимаю … понимаю … простите меня …

Обертышев: Простить? За что же, голубчик?.. Только, Мартин Мартиныч, дверь не забудьте прихлопнуть, как следует. Обе двери, обе, обе … не забудьте уж, а то не натопишься, никаких дров не хватит улицу обогревать, времечко тяжелое настало …

(В темноте Март поставил ведро, оно звякнуло. Он обернулся, плотно прихлопнул первую дверь, прислушался. В узкой клетке между двух дверей Март протянул руку, нащупал  полено, запустил руку в дрова ).

Март (прижался к стене): Р-р-р-аз, два, т-р-р-и четыр-р-ре … (стал заталкивать поленья под пальто, за пояс, в ведро). Хватит … довольно … (хлопнула дверь, он вышел на площадку, притворил дверь). Я пещерный человек … превратился в зверя … спокойно, ведь скоро Машино завтра …

(Слышится голос Обертышева:«Кто там? Кто там?»).

Март: Это я, Алексей Иваныч … Я … я дверь забыл … хотел … вернулся, чтоб поплотней ее прижать, чтоб не дуло … тепло не выходило … комнату чтоб не выстудить …

Голос Обертышева: Вы? Гм … Как же это вы так? Я ж предупреждал … Какой же вы неловкий однако … все музыканты такие, нерасторопные люди … Аккуратнее … теперь все крадут, одни беспорядки вокруг, сами знаете, сами все видите. Аккуратнее надо …

Март: Знаю, знаю …

Голос Обертышева: Как же это вы так? Ведь холод из двери идет, никаких дров не хватит, если дверь как следует не закрывать … Перво-наперво двери следует закрывать … Мартин Мартиныч, поплотнее, пожалуйста.

(Март плотно закрывает за собой дверь и уходит).

Действие второе

Картина 8

(День второй. Двадцать девятое. На дворе немного распогодилось. Печка весело гудит, полыхает огонь. На платье сверкают и искрятся огненные красные блики. Маша встала, покачиваясь, причесывается перед зеркалом).

Март (влюбленно глядя на Машу): Видишь, все случилось так, как мечтали.

Маша: Пещерный бог с утра набил свое брюхо … милостиво загудел. Смотри, кажется, он пожирает наши с тобой желтые, белые и голубые слова … в огне пляшут чистые и нечистые твари.

Март: Смотри-ка, причесалась как раньше – на уши, а посередине пробор сделала. Ты у меня молодец, умница! (подходит к Маше, поддерживает ее). Поздравляю тебя … нас с этим днем (целует в щеку).

Маша (неуверенно идет по комнате): Да, все хорошо, только вот печет что-то внутри … качает из стороны в сторону какой-то невидимый ветер, и оно тоже, видишь, колышется на ветру (показывает на платье, которое колышется).

Март: Какой ветер? (бросается к двери). Я же дверь плотно закрыл, даже на всякий случай крючок накинул.

Маша: Не обращай на меня внимания … все нормально, это скоро пройдет. Главное, наконец-то встала с кровати …

Март (подставляет ей стул): Не спеши, присядь … не надо так резко (Маша садится). Все у нас будет хорошо … по-прежнему, жизнь войдет в свое русло.

Маша: Сколько поленьев бросил в топку?.. Можешь не говорить, знаю (зачеркивает на стене цифру три).

(Март смотрит на стену  невидящим взглядом. Достает из ящика бумаги, письма, термометр и синий флакончик. Чтобы Маша не заметила, сует его обратно, отыскав коробку с чаем).

Март: Сегодня заварим настоящий чай (протягивает чай). Мой подарок тебе,  ты заслужила, моя умница … героическая женщина (обнимает  Машу).

Маша (целует его в щеку): Ну, спасибо, милый, очень тронута! Где ж удалось раздобыть?

Март: Места знать надо …

Маша: Сто лет не пила настоящего чая! (приподнимается со стула, тянется к столу, нюхает коробку). Ума не приложу, как мы все это время могли жить без настоящего чая …Пахучий … а как благоухает, аж, голова идет кругом  … (слегка пошатнулась).

Март: Присядь, не спеши.

Маша: Ничего-ничего, постою, пройдет. Голова закружилась … это от счастья, от избытка чувств … сегодня ведь наш праздник!

Март: Знал, что обрадуешься (пододвинул ей стул, они стали пить чай).

Маша: Март, помнишь, синюю комнату, пианино в чехле, а на нем – деревянный конек – подсвечник … Я играла, ты подошел сзади  и обнял меня за талию … а потом так крепко прижал к себе и  … поцеловал. Это был наш первый поцелуй … музыка продолжала звучать. Может, потанцуем?

Март (обнимает ее): А что, действительно, давай! (она встает, покачиваясь, они танцуют). Хотя и не поешь, но у тебя такой необычный голос сегодня … готов слушать целую вечность. Такой радостный, похож на тот, что был раньше … бархатный … меццо-сопрано …

(Маша горловым пением подражает ржанию лошади).

Маша: По такому случаю могу попробовать спеть …

Март: Успеется (отчаянно замахал руками), как-нибудь в другой раз, у нас еще с тобой масса времени впереди!..

Маша: Если публика не желает этого, то не буду … тогда только поклон … (кланяется, шатаясь).  Получилось?

Март: Еще как …

Маша: В этот день была сотворена наша вселенная …

Март: Помню мудрую морду луны и соловьиную трель звонков в коридоре (подходит к окну). Сегодня луны не будет, небо затянуло тучами.

Маша: Кто же заходил к нам тогда?

Март: Кто приходил, не помню … помню только тебя. Какая ты была тогда … просто чудо … восхитительная!.. Наслаждался тобой, не мог оторвать от тебя глаз! Была рядом … так близко, как сейчас …

Маша: Март, а помнишь открыто окно, зеленое небо, а внизу шарманщик? Из какого-то страшно далекого, другого мира … которого уже нет и в помине …

Март: Да, то был шарманщик … чудесный шарманщик крутил свою шарманку. Музыка была медленной … протяжной, я бы сказал, какой-то тягучей …

Маша: Помнишь, что ты сказал тогда?

Март: И что же я говорил?

Маша: Этого шарманщика вы никогда … – и тут же поправился, – ты никогда не забудешь … И ты был прав, ведь я не забыла его, до сих пор помню … Март, где ты сейчас мысленно витаешь?

Март: Над Елагином, нд набережной …

Маша: Представляешь? Какое совпадение! И я там же …

Март: Здорово!

Маша: Наши мысли парят … кружатся в вальсе … Это вальс цветов …

Март: Ну, цветов или деревьев … это как посмотреть … но наши мысли об одном и том же …

Маша: Помнишь? Ветки еще голые, вода румяная … мимо плыла одинокая синяя льдина, похожая на гроб. И нам было смешно от этого, потому что тогда мы думали, что никогда не умрем.

Март: Ты у меня совсем плоская, бумажная прямо …

Маша: Не повторяйся, вчера уже говорил … Посмотри на эту красавицу (указывает на платье). Она тебе нравится? Она сейчас улыбается … жаль, что ты не видишь ее улыбки … она ведь улыбается тебе …

Март: Платье оно, среднего рода … красивое, я же сам его тебе когда-то выбирал …не думал, что оно теперь тебе так понадобится.А ты, смотрю, все в куклы играешь?..Увлекательное занятие себе подыскала однако!..Ешь лучше, лепешки  пока теплые   (подает лепешки) тебя надо подкормить, как следует … ты обязательно поправишься! Давай еще чая налью… у нас тут немного сахара, я положу тебе.

Маша: Все мне одной, а ты с чем пить будешь?

Март: Обо мне не переживай, у меня там … есть. 

Маша: Где это там?..В Индии что ли, тростниковый?

Март: Почти … ешь, я тебе приказываю и не препирайся, это не твоя забота!..

Маша (покорно): Ну, спасибо … Это сейчас я такая … (указывает в сторону платья), тогда была настоящей …

Март: Самой настоящей на свете …

Маша: Вот такой  красивой была … Помнишь? (смотрит на платье, которое блестит и переливается). Как хочу опять стать для тебя настоящей … такой же … как она была …

Март: Знаешь, от счастья все забыл, начисто память отшибло. Действительно, что ж раньше с нами было? Расскажи-ка!

Маша (похлопала его по плечу):Не хитри!Совсем как ребенок … по маминым сказкам соскучился? Какую она тебе на ночь читала? Сегодня перед сном непременно должна тебе рассказать,  и она тоже пусть послушает … Ну, заказывай, я жду!

Март: Про семеро козлят.

Маша (засмеялась):Неужели? Это новость для меня … Знаешь, мне б прилечь.

Март (помогая ей лечь):Приляг, милая. (Маша прилегла на кровать).

Маша: Думала, знаю о тебе все … а вот про семеро козлят-то и не припомню.

Март (засмеялся):Как же так?Это упущение … его надо исправить. Хочу про семеро козлят … (просящим тоном) обещала – рассказывай …

(Наверху стали что-то колоть, послышалась беготня, крик).

Маша: Что это там за грохот? Слышишь?

Март (поспешно): Ничего, не стоит волноваться. Это обертышевские дети играют в прятки, они у него шустрые … (сверху что-то с грохотом падало).

Маша: Кажется, что поленья на пол падают …  (Платье неожиданно рухнуло на пол). Какой ужас! Март, милый, подними его скорей с пола, а то запачкается, я ведь его столько лет хранила. (Март поднял платье и положил на кровать рядом с ней).

Март: Вот твое платье … в целости и сохранности … ничего с ним не стряслось … (Маша любовно погладила платье, расправила каждую складочку).

Маша: Моя радость сбереженная … из прошлой счастливой жизни … Как такое могло случиться? (сдувает пылинки и разглаживает). Повесь его, пожалуйста, опять туда, где оно висело …

Март: Хорошо-хорошо, повешу (вешает платье опять на шкаф).

Маша: Да, что же это такое?Надо пойти сказать, чтобы не долбили так … они всегда замечания делали, когда ты за рояль садился … А впрочем, пусть поленья падают, мне как-то это даже не мешает … Жаль, что они не наши …чужие … и не поленья, а бревна какие-то. Их надо распилить … Как думаешь? Такие ведь даже в печь не поместятся (она пожала плечами и съежилась).

Март: Р-р-аз два, т-р-р-и … четыр-ре … четы-р-р-е …

Маша: Опять поленья считаешь? Сбился с ритма, запинаешься … Зачем ты это делаешь, ведь они уже в печи?

Март: Обертышевские поленья считаю … Не волнуйся, не все еще бросил в печь … осталась заначка на всякий случай … Согреешься, все как ты хотела, тепло и радостно (запинаясь) в одном флаконе …

Маша (задумчиво): Как чудно … тепло и радостно … но на душе все же тревожно … Кажется, к нам стучат.

Март: Нет, никого там нет. Погоди, Маша, пока никто не стучит … никто не пришел, значит, еще можно дышать. (Пауза. Раздается стук в дверь).

Маша: Разве кто-то должен был прийти?

Март (прислушиваясь): Нет … никто …мы никого не ждем … нам никто не нужен (с облегчением ми уверенностью)  за мной пока не пришли …

Маша: За тобой?.. Пока? Странно (задумчиво) … действительно, не к нам … видно, в очередной раз послышалось … последнее время все что-то мерещится … Вчера  приснился сон …

Март: Что за сон?..

Маша: Будто мы с тобой в поезде проезжаем станцию, а на вывеске вместо названия – рука, указательный палец показывает в упор на тебя. Ты пересаживаешься на другое место, пытаешься спрятаться, укрыться … Но палец крутится, словно часовая стрелка, поворачивается вслед за тобой … он следит за тобой. Необычный сон … может вещий? (Она надолго замолкает).

Март: Маша, прошу – не молчи … Говори что-нибудь … не представляешь, как это мне сейчас нужно … пока можно запрокинуть голову, слушать твой голос – такой похожий на тот, прежний … ласковый, обволакивающий, трогающий душу … Скажи что-нибудь напоследок хорошее … о набережной … о своем море, которое придумала … Совсем плоская, бумажная … так необычно …

Маша:  В этом нет ничего необычного … Я не пойму … что значит «напоследок»? Ты говоришь какие-то странные вещи … (Стук в дверь повторился). Но в дверь ведь, действительно, стучат. Разве ты этого не слышишь? Это слышит даже она (показывает на платье).

Март: Ничего не хочу слышать … нам хорошо. Нам надо побыть вдвоем, пошли они все к чертям!

Маша: Как я тебя понимаю … в этот день нам хочется побыть наедине … (с тревогой). Новедь кто-то пришел … иди открой … (подталкивает его в спину). Иди! Что застыл на месте, как ошпаренный! Что все это значит, скажешь наконец,  почему ты им не открываешь?

Март: Кому ИМ?.. Маша, не могу … не открою … ни за что и никому … Не будем слушать этот стук … проигнорируем его. Нас сегодня ни для кого нет, мы заперлись на ключ, нам никто не нужен … как тогда …

Маша (удивленно): Как это не будем слушать? (тревожно прислушивается). Знаю, что-то стряслось, не могло не случиться, ведь нам было так хорошо … вечно блаженство просто не может продолжаться.

Март: А что могло произойти? (поспешно) Ничего ведь не случилось!

Маша: Всему в жизни приходит конец … это финиш, не зря я его нарисовала (указывает вытянутым пальцем на стену).

Март: Ни за что на свете не будем им открывать … (решительно) будем думать только о нас двоих. В этом мире для меня осталась всего ценность – ты и наши чувства …

Маша (указывая рукой на дверь):  Пойди наконец открой дверь, не то мне самой придется вставать.

(Она пытается подняться. Март с убитым видом направляется к двери. Маша откидывается на подушку. Входит Председатель).

Маша (шепотом Марту): Зачем он пришел? … Разве ты его приглашал?

Март: Не знаю … (мнется) Ну, говорил как-то, что ты скоро именинница, одним словом что-то в этом роде …

Маша (отстраненно): Что-то в этом роде …

Март: Ну, он вот, наверное, и решил поздравить. (Председателю) Проходите, присаживайтесь …

Председатель (проходит к столу): Ну-с, Мартин Мартиныч, во-первых, и сразу же, во-вторых, супругу вашу – с именинами.

Маша: Спасибо, как это любезно с вашей стороны! Так рада вам, заходили б к нам почаще, просто так, без всякого повода … всегда вам рады …

Председатель: Как же, как же! Мне Обертышев говорил …

Март (вскакивает со стула): У нас сегодня натоплено …. тепло …

Маша: Предложил бы гостю раздеться …

Март: Ах, ты, господи, как же это я … Снимайте свою шубу, давайте-ка ее сюда (берет у него шубу).

Председатель: Да, тепло сегодня у вас … а на улице страшенный холод … Не выходили из дома? Дров, вижу, где-то разжились … Это правильно, это хорошо…

Март: Чаю …  сию минуту … У нас сегодня понимаете – настоящий! Только что вскипятил … праздник у Маши …

Председатель (сморщился): Чаю? Знаете ли, сейчас предпочел бы шампанского …

Март: Шампанского?

Председатель: Чего-нибудь горячительного … покрепче, чтоб взбодриться … с духом собраться …

Март: С духом?.. (уклончиво) Но шампанского нет, сожалею, кроме чая ничего нет …

Председатель: Нету? Да что вы! Гра-гра-гра! А мы, знаете, третьего дня с приятелем из гофманских гнали спирт. Потеха! Назюзюкался, ну, прямо вдрызг … давно такого не припоминаю что-то.  «Я, – говорит, – Зиновьев: на колени передо мной!» Потеха! А оттуда домой иду – на Марсовом поле – навстречу мне какой-то человек в одной жилетке на голое тело, ей-богу! «Что это вы так?» – говорю. «Да ничего, – говорит … – Вот раздели только что, домой бегу на Васильевский». Потеха, да и только!

(Март громко рассмеялся. Маша тихо смеялась, лежа на кровати. Председатель вдруг резко замолчал  и встал).

Март (через силу): Как смешно … Сидите-сидите, куда же вы? … А то рассказали бы нам еще что-нибудь … прошу вас … А я вам чаю налью … (он пошел и споткнулся).

Председатель: Чаю говорите? Ну, что ж, давайте чаю что ли, для сугрева души … душа тепла просит, застыла душа, разогреть ее надобно (опять присаживается к столу).

Март: Сейчас налью, сию минуту … (неловко проливает чай ему на брюки). Ради Бога, извините … какой я, однако, неловкий … сильно обожглись?

Председатель: Ничего-ничего … не сахарный, не растаю … За хлебом сегодня пришлось жуткую очередину отстоять, жуть … Две восьмушки взял, иду и вижу, на углу Кронверкского, напротив дома, ну, знаете, где Горький живет, девочка … ревет как оглашенная …

Март (недоуменно): Девочка, какая еще девочка?

Председатель:  Обычная девочка лет восьми-девяти на вид … и знаете ли, жалко так стало, аж за душу меня взяло … так я расчувствовался … Подхожу, а про себя думаю, если попросит, ей-Богу, дам корочку. «Что плачешь?» – спрашиваю. А она как вдруг развернется и с кулаком ко мне: «А в морду, дядя, давно не получал? Не суйся, смотри, схлопочешь у меня!». Я так и обмер … даже не нашелся, что ей ответить … вот нынче нравы какие пошли (хохочет).

  (Март и Маша засмеялись).

Март: Вы в курсе всех новостей, а мы отстали от жизни, не знаем, что там на свете творится … дальше своего носа ничего не видим …

Председатель: Вот вам и новость, раз до новостей уж больно вы охочи. Петька вылез из преисподней, стал ногами на твердую землю и  оглядывается кругом на просторе. А с него еще пар валит, как с питерского банщика, и он все еще не сбил оскомину после вчерашней переквашенной капусты …

Маша (засмеялась): Новость просто замечательная, побольше бы таких, правда Март?

Март: Да, я и говорю, председатель наш уморить со смеху кого угодно может. Весельчак! С детства мечтаю увидеть сидорову козу, ешкиного кота, бляху-муху, ядреную вошь, ну, и рака, который умеет свистеть в горах. Он и про них, наверняка, все знает. Вот у кого надо обо всем этом спрашивать. Рассказывайте, а мы послушаем.

Маша: Да вы великолепный рассказчик, расскажите что-нибудь, просим вас. Председатель: На мне, знаете ли, пиджачок болтается … в пиджачной скорлупе, как орех в погремушке… когда-то был шестипудовый … вытек наполовину (показывает на свой пиджак). Вот и весь рассказ, извиняйте за непрезентабельный вид … а другого пиджачка нет у меня … Откуда ж ему взяться?.. Вот потеха какая  получается … мой пиджак, а как будто и не мой вовсе … будто с чужого плеча …

Маша: Я тоже  двадцать килограмм сбросила … Не смотрите на меня … на самом деле я вовсе не такая раньше была … Муж говорит, стала бумажной … Ну, вот, смотрите, какая я на самом деле была … (показывает на платье, которое стало переливаться, зашевелилось и зашуршало). Почему вы с ней не поздоровались?

Председатель (изумленно): Я?..

Маша: Конечно, вы, а кто ж еще?.. Смотрите, она ж хочет что-то нам сказать … мы с ней все это обсудим наедине позже, не сейчас … (Маша подмигивает, смотрит в сторону платья). У нас с мужем такой уговор …  (Председатель в недоумении пожимает плечами).

Март: Ну, что ты, Маша, тебе и сказать ничего нельзя теперь … не обижайся …

Маша: А я и не обижаюсь вовсе, всего лишь констатирую факт. Не могу, что ли, об этом сказать? Ты разве против?

Март: Я?..Вовсе не против(разводит руками). Никто не против, все согласны …

Председатель: Ну-с, именинница, целую ручку (подошел и поцеловал ее руку). Чик!

Маша (Председателю): Уже уходите? Посидите еще. А что это еще за «чик» такой? Что-то мудреное …

Председатель: Как, вы не знаете? По-ихнему честь имею кланяться – ч. и. к. Потеха!

Маша: Надо же? (задумчиво) Действительно потеха … вот и  платье мое почему-то сегодня упало на пол … обрушилось (смотрит на платье).

Председатель: Проводите меня, сударь, мне надо вам два слова сказать (Март пошел вслед за Председателем).

Картина 9

(Коридор. Председатель берет Мартина под руку и неожиданно распахивает дверь в кабинет).

Март (преграждая дорогу): Мы туда не ходим … это полярный кабинет … слишком сыро и холодно … мороз … там не топится … все стены, знаете ли, обледенели (разводит в стороны руками).

Председатель (решительно):Ничего, ничего, придется потерпеть … дело безотлагательное … (Потупив взгляд, зашел в кабинет и молча сел на диван. Из угла послышался какой-то треск).

Март (рассеяно): Потерпеть?.. Конечно, конечно, если надо, потерпим …

Председатель: И давно это с вашей женой такое?..

Март: Давненько уже … это случается иногда … очень редко … когда волнуется. Председатель: Прискорбный случай …

Март: Но она у меня держится молодцом … это еще не конец … мы еще повоюем …

Председатель: Да-да … сочувствую … Сразу перехожу к делу. Во-первых и во-вторых, сударь мой, должен вам сказать … этого Обертышева, я бы придавил, как гниду, ей-богу …

Март (запинаясь): Почему Обертышева? Вы это к чему говорите? При чем тут Обертышев?

Председатель: Но сами понимаете … раз официально заявляет, говорит – завтра пойду прямиком в уголовное …

Март (машинально): Так и говорит?

Председатель: Этакая гнида!Осатанел, освирепел, как собака, знаю его, этот сукин сын способен, что угодно, сотворить может … Черт его побери, требует, чтобы ему тотчас все до единого полена вернули …

Март: Требует?..

Председатель: Да, требует … то-то и оно … Ну, что я тут могу поделать? (разводит руками). Вот что могу посоветовать: сейчас же идите к нему  и заткните ему глотку этими самыми его поленьями. Эх, чтоб ему … ни дна, ни покрышки …

Март (рассеяно): Р-р-р-аз два, тр-р-и … четыр-р-ре … Четыре ведь полена всего-то.

Председатель: Он настаивает на десяти …

Март: Хорошо, десять, так десять … пусть подавится … гнида … Сегодня же … сейчас же заткну ему ими глотку …

Председатель: Ну, вот и отлично, вот и хорошо! Это такая мразь  … я  даже скажу … плесень … зеленая, тягучая такая … к рукам пристает … липнет, когда до нее дотронешься … на руках остается … (показывает свои ладони, вытирает их об пиджак) об него запачкаться можно… Такие люди ушлые, когда всем вокруг плохо, они готовы пенки с молока слизывать …

Март (рассеяно): Р-р-р-аз, два, р-р-аз, два …

Председатель: Целиком и полностью на вашей стороне … Да я б его … в бараний рог (сжимает кулаки и скрипит зубами).

Март: Что вы …что вы … не надо … это не к чему уже … Раз, два … дело уже сделано …ничего не воротишь.

Председатель: Но, сами понимаете … ничего тут поделать не могу, ровным счетом, так как нахожусь при исполнении …  должностное лицо я, видите ли … (пожимает плечами).

Март (машинально повторяет): Да-да, понимаю, при исполнении … Вы же Председатель … домоуправ … вам нельзя … ничего, как-нибудь сами … как-нибудь сам все улажу …

Председатель: Только не раскисайте, возьмите себя в руки!

Март: Р-р-р-аз и два …  ровным счетом …

Председатель: Крепитесь, молодой человек! Я с вами, завтра зайду. Вижу, сами не справитесь … растерялись очень. Тут надо крепко подумать, чтобы себе не навредить ненароком, сударь … Посоветуемся … одна голова хорошо, а две, как говорится, оно лучше … что-нибудь придумаем против этого супостата хренового …

Март: Лучше … да-да, конечно, понимаю ….

Председатель (машет рукой):Хрен с ним … с этим  Обертышевым … Гнида и есть гнида … придавить ее надо …

Март: Плесень … ведь машино платье может испачкаться, этого нельзя допустить (смотрит на стены, Председатель уходит).

Картина  10

(Спальня, горит печь. Заходит Март. Маша по-прежнему лежит на кровати).

Маша: О чем это вы там говорили в полярном кабинете с Председателем? (Март буркнул что-то неразборчиво).Что?.. Карточки когда обещали?..

Март: Пока не сказал.

Маша: А я, Март, все лежала и думала: собраться бы с духом – и куда-нибудь, чтоб солнце, море  …  Теперь по-настоящему верю своему морю … плыву, а вокруг волны хлещут … но воле волн не отдамся … сильная птица … похоже, на этот раз мы ролями поменялись, теперь я стану тебя уговаривать. (Играет на варгане, горловым пением подражает птице. Март бросил в печь последнее полено. Маша замалевала на стене все нацарапанные цифры).

Март: Вот, как и обещал, – наше огненное чудо (поставил на плиту чайник, кастрюльку).

Маша: Ты так гремишь! Ну, как нарочно, ведь знаешь же – не могу … кружится голова (берется за голову) … все плывет перед глазами … волны … Смотри, платье криво повесил, расправь, пожалуйста …

Март (механически): Сначала был прежний голос … потом будто ножом по стеклу. Расправить? Зачем?

Маша: Как это зачем?

Март: Теперь уже все равно … впрочем, как скажешь (расправляет платье на вешалке). Так?

Маша: Не так … надо бы его по центру повесить. (Март застыл как вкопанный). Слышишь? (Март молчал). Что молчишь? Не молчи, умоляю … Что-то  случилось? (Март задел рукой чайник, он с грохотом упал на пол).

Март: Р-р-р-аз два, т-р-р-р-и … т-р-р-р-и …

Маша: Нарочно считаешь, чтобы меня разозлить?! И никого мне – ничего не надо … ни солнца, ни моря …  Выйди, я хочу побыть одна!..

Март: Сейчас уйду … Уже десять.

(Дали свет. Март зажмурился. Маша закрыла лицо руками).

Март: Этот свет жестокий … это смерть …

Маша: Я тоже не хочу света … хочу, чтобы все погрузилось во тьму …

(Март механически вновь кипятил чайник. Медленно вытащил из стола связки писем, термометр, сургуч. Стал бросать письма в печь, они заполыхали).

Маша (всплеснула руками):Это ведь твои письма … Ну и что? Ну, и пусть!.. (Он бросил в огонь и ноты, что лежали на рояле. Она машинально потянулась к ним рукой, ее рука безжизненно повисла. Март достал из стола темно-синий флакончик. Маша забилась в угол и с ужасом смотрела на происходящее. Чайник засвистел. Она обернулась и деланно  улыбнулась).

Маша: Закипел?

Март: Чай?

Маша: Март, милый, дай мне …

Март (обернувшись всем туловищем как волк): Чаю? Сейчас налью.

Маша: Нет, мне не нужно чаю.

Март: А что тебе дать?

Маша: Март! Хочешь это сделать … а как же я?..

Март: Двадцать девятое октября умерло … умер шарманщик, и льдины на румяной от заката воде …

Маша: Умер? И это говоришь ты, ведь ты все это время меня ободрял, не давал мне раскиснуть …

Март: Да … и хорошо … и нужно, чтоб не было невероятного завтра, чтоб умерло все на свете, ушло во тьму …

Маша: Март, милый Март, дай это мне! (указала на синий флакон).

Март (деланно улыбнулся): Но ведь ты знаешь, Маша, там  только на одного, тебе все равно ведь не хватит …

Маша: Март, меня все равно уже нет на свете … осталось только мое платье. Ведь я говорила тебе, что это уже не я … ведь все равно скоро я …  ты же понимаешь – Март, пожалей меня, пожалуйста … Прошу тебя …

Март (рассеяно): Пожалеть? Да, знаю, тебя надо пожалеть …(невнятно, еле слышно бормочет).  Ведь у тебя и впрямь опять тот самый ласковый … бархатный голос … меццо-сопрано …  И если запрокинуть голову вверх …

Маша: Март!

Март (путаясь в словах, становясь на колени): Маша, я тебя обманул, солгал вчера … у нас в полярном кабинете не было ни одного полена. Я пошел к Обертышеву, и там между дверей … украл поленья – понимаешь? Стал зверем … Ты этого не простишь … никогда в жизни!

Маша (изумленно): Не прощу?..

Март: Председатель сказал, надо назад отнести поленья …  Я должен отнести назад … а я сжег их … все … понимаешь, до единого?

Маша: Сжег? Ты сжег? Что?.. (непонимающе смотрит на него)

Март: Не о поленьях я, поленья – что! – ты же понимаешь? Рушатся своды пещеры, вздрагивают дома, скалы, мамонты …

Маша: Март, ты все это слышишь?

Март: Слышу …  наконец слышу … ты научила меня верить в эти фантастические бредни, в которые никогда до этого не верил …  верил только музыке … одной ей …

Маша: Одной музыке … я ей тоже верю …

Март: Знаешь, сегодня ночью я летал …

Маша: Видишь, я говорила, это так просто …

Март: И мой рояль … он играл для тебя одной … на целом свете … ты ведь этого просила …

Маша: Знала … так должно было случиться … я знала, что ты мне сыграешь … и ты сделал это, не смотря ни на что. Какой же ты молодец!.. Март, если ты меня еще любишь … Ну, Март, ну, вспомни все, что у нас с тобой было!..

Март: Вспомнить?.. (машинально, смотрит куда-то в сторону). Да, я все вспомнил, Маша …

Маша:  Март, милый, дай мне! Я имею право принять решение, пусть кто-то скажет, что это неразумно.

Март: Твоя жизнь превратилась в страдание … Выходит, что сам показал тебе этот путь … подтолкнул …

Маша: Это не ты сделал … ты ни в чем не виноват.

Март: Не хотел этого, правда … ведь жизнь – высшее благо …

Маша (тихо): А я тебя разве в чем-то виню, Март?

Март: Деревянный конек, шарманщик, льдина … и этот твой бархатный голос … Ты просишь меня …Как я могу?..

Маша: Да, очень прошу … никогда тебя так ни о чем не просила … мне будет спокойно и легко … я наконец-то сброшу с себя все эти звериные шкуры …

Март: Разве я могу не выполнить твою просьбу … я ведь по-прежнему тебя люблю …

Маша: Как прежде?..

Март: Еще сильней, чем раньше, когда ты была в этом платье …

(Показывает на платье. Март медленно встал с колен, взял со стола синий флакон и подал его Маше. Она сбросила одеяло, села на постель, взяла флакон и радостно засмеялась).

Маша: Видишь: недаром лежала и все думала – уехать куда-нибудь … надо уезжать … уже собралась и не успела, надо же быть такому … не успела никуда уехать … Зажги еще лампу – ту, что на столе. Так … теперь еще брось в печь мое платье … хочу, чтобы его уничтожил яростный огонь … чтобы наше огненное чудо бушевало … Пусть ОНА уйдет отсюда (указывает на платье) … так мне будет легче. (Март выгреб бумаги из стола, бросил их в печь, туда же он бросил и ее свадебное платье. Оно вспыхнуло и ярким пламенем осветило все вокруг).

Март: Пусть все бушует …пустьвсе идет прахом …

Маша: Хоть мы и возносим свои руки кверху … земля принимает лишь тлен и бесчувственную оболочку …Все прах и тлен  … и миг, и суета …Март, теперь я счастлива … знаю, что любишь меня … ты точно любишь меня … по-настоящему … без лжи и обмана … Я сейчас настоящая … не бумажная … но вспыхнула, как все наше прошлое, у тебя на глазах … Подойди ко мне … (обнимает его) ятак тебя люблю …

Март: Уничтожить все  своими собственными руками … Маша, это так страшно!

Маша: Ничего не бойся, не переживай … все в жизни прах и тлен … сейчас ты сам в этом смог убедиться … Теперь … иди во двор, погуляй немного. Там, кажется, сегодня луна – ведь это и моя луна: помнишь? Не забудь – возьми ключ, а то вдруг захлопнешь дверь … тебе ведь надо будет еще открыть ее. Набраться силы и открыть … еще раз, в последний раз …

Март: Открыть?..

Маша: Да, когда я войду в низкие, темные глухие облака – своды – и все – одна огромная, безмолвная пещера … Узкие, бесконечные проходы между стен, и похожие на дома темные, обледенелые скалы … а в скалах – глубокие, багрово-освещенные дыры: там, в дырах, возле огня – на корточках люди, вздрагивают дома, скалы.

Март (прислушиваясь): Ледяной сквозняк сдувает из-под ног белую пыль … Неслышная никому из людей – по пыли, по глыбам, по пещерам, по людям на корточках … по твоему морю – по воде как по земле – идет … огромная фигура. Это он! Слышишь ровную размеренную поступь мамонтейшего мамонта?

(Она играет на варгане, горловым пением подражает звериному вою).

Маша: Слышу … рада, он наконец-то пришел за мной … дождалась, дальше ведь отступать уже некуда … я сейчас уйду с ним  (запрокидывает голову, залпом выпивает содержимое флакона и падает на кровать).

                                                                          (Занавес).

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике драматургия с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s