Александр Филичкин. Бронзовое зеркало


Что ни говори, а Минойская культура, чрезвычайно интересная страница в истории развития человечества. Пять тысяч лет назад, на острове Крит, расположенном на перекрёстке торговых путей, обитали племена троглодитов. А затем, появилась цивилизация, которая выбивается из общего ряда средиземноморских держав тех давних веков.

Новая общность людей возникла практически на свободном пространстве. Достигла невероятных успехов за короткое время и цвела пышным цветом почти пятнадцать веков. Затем быстро угасла, и её место заняли воинственные пришельцы с Пелопоннеса. Вернее сказать, из городища Микены, стоящего на полуострове, который теперь называется Греция.

Нельзя, сказать, что ахейцы истребили туземцев до седьмого колена. Раскопки гробниц показали, что какое-то время, минойцы по-прежнему играли ведущую роль в политической жизни острова Крита. Видно учили прибывших варваров управлять своим государством. Да так успешно, что не заметили, как целиком растворились среди чужеземцев.

Степан с детства интересовался этим плохо изученным, но очень сложным периодом. Прочёл горы книг. Смотрел множество фотографий и фильмов и дивился богатым находкам. Чего только стоит великолепный дворец царя Миноса в древнем городе Кноссе, раскопанный англичанами в девятнадцатом веке.

Представьте себе многоэтажное здание, возведённое сорок столетий назад. Как ни странно, но в нём было всё, к чему мы с вами привыкли: просторные помещения с естественным и искусственным освещением, водопровод и канализация, вентиляция и отопление, а вокруг огромной постройки находились мощёные тротуары и улицы.

К тому времени, архитектура минойцев достигла таких небывалых вершин, что зодчим уже надоели обычные «прямые» колонны и местные мастера делали их «перевернутыми».

То есть, начали ставить «подпорки» для портиков, у которых верхняя часть была много шире, чем нижняя. До таких выразительных форм, остальные земные дизайнеры додумались лишь три тысячелетья спустя.

На стенах больших помещений имелись прекрасные фрески, похожие на те большие картины, что живописцы принялись рисовать только сто лет назад. Их отличает лёгкая стилизация фигурок людей, животных и птиц, яркие краски, много цветов, движений и воздуха. Они обладают необычайно высокой экспрессией и привлекательностью.

Одним словом, это тот самый стиль, который всем нам отлично знаком по манере письма современных художников. Даже платья, прически и украшения минойских придворных прелестниц сильно походят на те, что возникли в Париже в начале двадцатого века.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - home4.jpg

Недалеко от дворца стоял лабиринт, построенный легендарным инженером Дедалом, отцом не менее известного «планериста» Икара. То самое подземное здание со множеством запутанных коридоров, в котором жил очень злой людоед Минотавр.

Если помните, то был странный мутант, человек высокого роста, но почему-то с головою быка. Потом появился сын Посейдона Тесей и, используя нить Ариадны, уничтожил страшное чудище.

И вот, три с половиной тысячелетья назад, великолепная цивилизация безвозвратно угасла. Сначала ученые думали, что она послужила прообразом мифа о погибшей земле великих атлантов.

Только Атлантида сама погрузилась в бурное море, а государство на Крите уничтожил взрыв большого вулкана, расположенного на острове Тира (теперь его зовут Санторин). Именно там находилась столица минойцев, а расстояние от неё до дворца царя Миноса всего сто километров.

Мощь извержения достигла семи единиц по восьми бальной шкале измерения. Возникло цунами высотою сто метров. Оно рванулось по Средиземному морю в разные стороны и уничтожило поселения на побережье всей акватории.

Мало того, в воздух попало так много пепла, что он засыпал поля и луга толстым непроницаемым слоем. Растения и животные сразу погибли, а уцелевшие люди либо умерли с голоду, либо бежали на лодках в соседние страны.

Прошло ещё какое-то время, и археологи вдруг заявили: – Да, вулкан нанёс Криту колоссальный урон, но не он был виновен в смерти Минойской культуры. Имелось, что-то ещё, о чём мы толком не знаем.

Возможно, случилось новое нашествие северных варваров, эпидемия какой-то опасной болезни, крупный пожар, уничтоживший все города, или долгая засуха, вызванная безудержной вырубкой рощ и лесов.

Увлечённый великой загадкой, Степан поступил после школы в университет имени Михайло Васильича Ломоносова. Прекрасно учился весь курс. С блеском окончил истфак и защитил диплом по любимой им теме.

К огромному сожалению парня, его не послали работать на солнечный Крит. Пришлось ему устраиваться в холодной Москве. Он нашёл себе место в одном из музеев. Занялся скучной повседневной работой, а Минойской культурой занимался по воскресеньям и вечерам. Особенно его интересовал Фестский диск.

Если кто-то не знает, то в шестидесяти километрах от Кносса находился ещё один древний город под названием Фест. Там тоже имелся огромный дворец, но как это часто бывает, у правительства Греции не хватает звонкой монеты на его реконструкцию. Так и стоит он заброшенный, под ударами внешних стихий.

Археологи, конечно, порылись в развалинах. Нашли там много чего интересного, в том числе, отыскали царский архив. Вернее сказать то, что от него сохранилось, а обнаружилась там лишь уйма разбитых табличек из обожённой керамики.

Тысячи лет назад, люди ещё не умели делать бумагу, и даже пергамент из кожи. От такой безысходности они брали гончарную глину. Раскатывали в небольшую лепёшку и наносили на неё особо важные записи: указы, законы, отчёты и реляции о великих сражениях.

Среди множества этих обломков археологам попался целёхонький диск, усеянный различными знаками, идущими по спирали. Причём, они были не нарисованы, а выдавлены небольшими печатями.

За прошедшие годы, учёные разобрались с табличками. Прочитали, что там написано, а вот с диском возникли большие проблемы. О чём там говорится, никто толком не знает. Неизвестно, даже на каком языке её составил придворный писец? То ли на местном минойском? То ли на каком-то иностранном наречии?

Есть множество расшифровок, но ни одна из них не может ничего объяснить. Поэтому, возникли десятки различных гипотез. Кто-то твердил, что на диске изображён календарь. Кто-то настаивал, что перед нами подобие морской карты и лоции.

Другой заявлял, это шаблонный молитвенный текст, предназначенный всеми забытому богу. Была даже мысль, что нашли простую игру для детей, в которой нужно пройти от середины до края, а может быть, в обратную сторону?

А вдруг, там всего лишь рисунки, а диск совсем не письмо, а нечто декоративное, вроде наших эстампов? Висел он себе на стене в круглой рамочке и радовал взгляды хозяина.

Шло время, учёные обнаружили другие предметы, на которых имелись подобные знаки: кольцо из погребения в Мавро-Спелио, секира из Аркалохори и алтарь из Мальи.

Имелись и другие находки с похожим рисунком. К сожалению, похожим столь отдалённо, что они вызывали большие сомнения. То ли, это один и тот же язык? То ли, вовсе иной, например речь соседней державы?

Степан был не только «упёртым» историком. Он с детства интересовался компьютером. Читал много книг по данному поводу. Писал кое-какие программы и сочинял их очень неплохо.

Как известно, письменность развилась постепенно. Сначала послания состояли из отдельных предметов: нож, стрела, кусок кости, клок шерсти. По прошествии лет люди поняли, что это весьма неудобно и заменили предметы картинками. Их изображали на камне, на шкурах или обрывках коры. Они называются сейчас пиктограммами.

Со временем, пиктограммы делались проще и превращались в схематичные иероглифы, которые почти не походили на исходный рисунок. Однако, вычерчивать немудрёные символы оказалось достаточно сложно. Ведь их имелось несколько сотен. Всего не упомнишь. Поэтому, иероглифы разбили на части, и так появилась, всем знакомая, клинопись.

Ещё через много веков возникло слоговое письмо, где каждый знак обозначал не слово или понятие, а какой-то отдельный слог. Лишь после этого, слоги распались на буквы, ими мы сейчас с вами и пользуемся.

Как любой человек, Степан не мог прочесть и запомнить все книги, что сочинили по поводу развития письменности. Тогда, он составил программу способную проследить, как менялись пиктограммы и иероглифы? Как они обретали свои очертания и превращались в отдельные буквы? Загрузил в неё всё, что только нашёл по данному поводу, и дал команду: – Вперёд!

Как ни странно, но компьютер смог отыскать общие правила, по которым менялись писчие знаки у древних землян. Оставалось лишь пропустить через сей алгоритм надпись с острова Крит. Степан так и сделал.

Машина работала с вечера пятницы до наступления ночи воскресного дня. Сравнила изображения знаменитого Фестского диска с пиктограммами всех средиземноморских наречий, а заодно прошлась по ближайшим державам. Превратила все знаки в упрощённые иероглифы. Сличила с фонемами других языков и выдала на гора сообщение: – Составлен аудиофайл введённого текста. Запустить данную запись?

Учёный приготовился слушать. Взял в руки мышку компьютера. Подвёл курсор к клавише «Да!» и «кликнул» по ней.

Послышался резкий щелчок, перешедший в тихое шипенье змеи. После чего, раздались такие странные звуки, которые иногда издают монгольские мастера горловых песнопений. 

Степан ощутил, как шевельнулись волосы на голове, а по спине побежали ледяные мурашки. – «Похоже на древнее заклинание!» – подумал учёный и, надеясь хоть что-то понять, стал слушать дальше.

Странный шорох привлёк внимание парня. Он повернул голову и испуганно замер. Перед ним лежало бронзовое зеркало, изготовленное три тысячелетья назад. Степан должен был описать древний предмет, как можно точнее, но рабочего дня ему не хватило, и парень принёс экспонат из музея домой. Мол, доделаю в свободное время.

В комнате пахнуло пылающей серой. Мутная поверхность металла вдруг прояснилась, а секунду спустя, из тонкого диска старинного зеркальца повалил густой чёрный дым. Он повис над столом и стал обретать форму чудовища с огромной разинутой пастью.

Тело ужасного демона покрывала тёмная жёсткая шерсть. Глаза блестели багровым огнём. С длинных зубов стекала слюна. На толстых пальцах могучих ладоней виднелись кривые острые когти.

Компьютер продолжил читать странный текст. Чудовище становилось всё страшней и страшней. Перестало просвечивать, словно дым от костра и превратилось в настолько реальную сущность, насколько это возможно

Демон услышал дыхание парня. Начал поворачивать голову и отыскал взглядом Степана. В его взоре было столько неистовой злобы, что парень отчётливо понял: –«Ещё пара секунд и наступит конец!»

Он не стал ждать, когда пройдёт это время. Рванулся к стене. Схватил рукой штепсель и выдернул из розетки провод питания. Комп отключился от электросети. Стихли странные звуки, летевшие из обеих колонок. Чёрный дым втянулся обратно в зеркальную плоскость, а Степан рухнул без сил в старое скрипучее кресло.

Дрожащей рукой вытер пот, заливший лицо, и, стуча зубами от страха, пробормотал: – Теперь понятно, отчего погибла культура острова Крита. Наверное, это был какой-нибудь демон из глубин преисподней.

Он вышел наружу после произнесённого заклинания. Уничтожил древних минойцев, но не смог перейти через солёную воду Средиземного моря и убрался назад в тёмное царство.

– «Замешкайся я на секунду,» – подумал он холодея, – «и сложно представить, что бы случилось с Москвой, а потом и с Евразией. В лучшем случае, осталась бы только Австралия и обе Америки».

Степан достал отвёртку из ящика небольшого стола и отвинтил десяток болтов. Вытащил жёсткий диск из компьютера. Отнёс его в малогабаритную кухню и сунул в микроволновку, стоящую на подоконнике. Активировал панель управления. Нажал несколько кнопок и услышал гудение.

Спустя три минуты, от ужасной программы, способной погубить человечество, остался только комочек оплавленной стали. За окном спокойно горели огни мегаполиса двадцать первого века.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Александр Филичкин. Бронзовое зеркало

  1. Николай Тютюнник:

    Дорогая Ира, я приболел, трудно читать. Прочту позже.

     

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s