Давид Джавахишвили. Рассказы о дяде Севе


Перевод: Ольга Цотадзе

(отрывок)

У моего отца есть хороший друг по имени дядя Сева. Каких только друзей нет у папы, но такого странного человека, как дядя Сева, я не встречал на Земле. И чтобы вы не решили, что это пустые слова, не поленитесь и послушайте меня немного. Я расскажу вам, как приходит он обычно к нам в гости, расскажу, почему нас с папой радует его приход, и почему ему не радуется мама… Однако начнём:

Живу я напротив старинной церкви, в красивом двухэтажном здании, в котором я родился восемь лет назад. Во дворе церкви стоит маленький дом с синим балконом, где тридцать три года назад родился и живёт там до сих пор папин друг, дядя Сева.

Оказывается, мой отец до сих пор хорошо помнит о том, как в младенчестве Сева залезал на высокую церковную колокольню, как гонялся и не мог поймать его старый звонарь и, как мастерски орудовал маленький Сева рогаткой, из-за чего стал любимчиком стекольщиков всего города. Говорят так же и то, что когда Сева вырос и поумнел, стекольщики бросили своё дело, и кто из них подался в плотники, а большинство их принялись писать стихи. Сам же Сева вместо того, чтобы ломать стёкла, приложил руку к строительству домов, где, (а именно на строительных лесах) и подружился с моим отцом.

И вот в один самый обычный вечер в нашей квартире раздаётся звонок. Отец снимает очки, кладёт развёрнутую газету и смотрит на дверь, белые занавески с которой мама сняла для стирки. Снаружи двери никого нет. За стеклом видна улица, за улицей – церковь, во дворе церкви – маленький дом с синим балконом.

Опять звонит звонок.

— Соседские дети всю кровь мне выпили! – говорит мама, — Звонят и убегают! Не успокоятся до тех пор, пока в полицию не заявлю!

— Цотнэ, – говорит мне спокойно отец, а сам улыбается в усы, — пойди, открой дверь дяде Севе!

Мама смотрит в потолок и вздыхает. Я радостно бегу открывать дверь, распахиваю и… конечно это не является для меня неожиданностью, но всё же, перепуганный возвращаюсь назад к отцу. В открытой двери видно полное лицо дяди Севы, но не на том уровне, на котором оно должно было быть, а намного ниже, совсем внизу. Дядя Сева на четвереньках заходит в коридор и басом лает:

— Вав! Вав! Вав! Добрый вечер! Вав!

Отец захлёбывается от смеха. Я катаюсь по тахте, дрыгаю ногами и долго гогочу. Мама даже не улыбается.

— Не своди с ума ребёнка! – строго говорит она дяде Севе, — Хватит обезьянничать!

Дядя Сева становится на две ноги, неторопливо поправляет измятые брюки и говорит:

— Где вы видели, чтобы обезьяна лаяла?

Я пользуюсь тем, что дядя Сева стоит ко мне спиной, подкрадываюсь и запрыгиваю ему на спину. Дядя Сева с головокружительной скоростью катает меня верхом на себе вокруг стола и ржёт, как конь, потом брыкается и скачет так, что весь дом ходит ходуном. Потом дядя Сева сбрасывает меня на тахту и степенно садится в кресло рядом с папой. Между друзьями начинается деловой разговор. Мама гладит занавески.

— Ты слышал? – говорит дядя Сева моему отцу, —  наш коллега, архитектор Бацациани, построил восьмиэтажный дом, а лестницу в нём сделать забыл!

— И как люди поднимаются на верхние этажи? – удивляется мама.

— Как? Да перед домом посадили высокие тополя, ну они и ползают по ним вверх-вниз, как муравьи! – смеётся дядя Сева.

И отец смеётся.

В комнате носится запах палёного: мама с открытым ртом слушала дядю Севу. На сверкающей белизной занавеске,  утюг оставил коричневое пятно. Мама чуть не плачет, но дядя Сева опять успокаивает её:

— Ничего! Всё можно исправить! Дайте мне ножницы!

— Ножницы? – удивляется мама, — Зачем?

— Сейчас узнаете! – говорит дядя Сева и щёлкает ножницами, как заправский парикмахер.

Вскоре, пятно в середине занавеси вырезано, и оттуда виднеется смешно сморщенное лицо дяди Севы.

— Ку-ку! — восклицает он.

— Что ты сделал, Сева?! – спрашивает мама.

— Теперь, когда кто-нибудь подойдёт к вашему подъезду, занавеску отодвигать не придётся!

— Если каждый будет приходить на четвереньках, как ты сегодня, вырезанное тобой делу не поможет! – смеётся папа.

— Знаете, что тогда, – говорит дядя Сева и не смеётся, — можно и дверь вырезать! Это совсем не трудно! Цотнэ, принеси мне пилу!

Со всех ног, я бегу к нашей кладовке. Мама, оказывается, следует за мной по пятам и, как только я захожу вовнутрь, закрывает снаружи дверь на засов.

 — Теперь посиди там, молодой человек! Пока ума не наберёшься и не будешь на поводу ходить у других! – слышен мне её голос.

Я громко реву.

— Причем тут Цотнэ?! – слышен возмущённый крик дяди Севы, — я решительно требую немедленного освобождения Цотнэ!

— Тогда истинно виновный должен быть наказан! – смеётся отец.

— Я согласен! – кричит дядя Сева. — Арестуйте меня!

Открывается дверь кладовки и моё место занимает дядя Сева. Хотя для него это совсем не просто: его огромный живот с трудом помещается в нашей кладовке. Мама опять задвигает засов и, довольная, возвращается к своим делам. Отец продолжает читать гаазету. Я не отхожу от двери кладовки: хочу услышать своими ушами, как мыши и крысы пережёвывают дядю Севу. Вскоре, действительно, слышится звуки жевания, и я удивляюсь, что голоса дяди Севы не слышно.

Вскоре, из кладовки слышится:

— Хрум-хрум! Откройте дверь! Хрум-хрум! Лопну!

Мама бьёт себя по лбу рукой и в ужасе вскакивает:

— Что это со мной?! Как можно было пускать Севу в кладовку! Я же там компоты храню!

Мама открывает дверь, и из темноты выходит дядя Сева с сияющим лицом и банкой компота в руках. Он с аппетитом облизывает сладкие губы и говорит:

— Простите, но с четвертой банкой я не справился, едва до середины довёл. С остальным разберётся Цотнэ! – и протягивает мне банку. — Великолепная белая черешня!

Я с удовольствием припадаю к остаткам сладкого компота.

— Оставь мне немного! – просит отец и я, конечно, выполняю его просьбу.

Мама капает в маленький стакан валерианку и считает капли.

— Какая у вас прекрасная кладовка, – увлечённо восклицает дядя Сева, —  откуда у вас эти рыбные консервы? Покупные или вашего производства?

— Что? Неужели ты и рыбу съел? – возмущается мама.

— Нет, нет! – успокаивает дядя Сева, — рыбу я не люблю потому, что у неё вкус корабля!

Я смотрю на громадный, округлый живот дяди Севы и не удивляюсь тому, что человек мог попробовать корабль на вкус. Впрочем, всё зависит от корабля и от человека! От дяди Севы же всё странное вполне ожидаемо.

— Дядя Сева, – умоляю я, — расскажи, как ты съел корабль!

— С большим удовольствием! – отвечает мне он и удобно располагается в кресле рядом с отцом. Я сажусь ему на колени.

Папа кончает есть компот, ставит на пол пустую банку и превращается в слух. И мама готова слушать эту странную историю, хотя и не показывает вида.

— Ну… Однажды… Нечаянно… – начинает дядя Сева, но постепенно, глаза его округляются, щёки надуваются, голова падает на грудь, и… – Хррр!.. Хррр!.. – в комнате раздаётся такой храп, как будто кто-то включил электропилу.

— Быстрее! – кричит мама, — Спасите, Сева засыпает! Не позволяйте ему! Мы погибнем! Кто его разбудит?!

Я подлетаю к дяде Севе, и что есть силы трясу его. Отец щекочет его бок, но всё напрасно! Дядя Сева уже храпит, и трясутся толстые стены нашей комнаты, дрожат оконные стекла, как качели раскачивается большая люстра на треснувшем потолке.

… Пока спит этот странный человек, равного которому я не встречал на всей Земле, пока ему снится восьмиэтажный дом без лестницы и однажды съеденный нечаянно настоящий корабль, советую вам поспешить к моему дому, стоящему напротив старой церкви, окна подъезда которой уже украшает вырезанная посередине белая занавеска. Проберитесь вовнутрь и вы убедитесь, что всё, что я вам рассказал – сущая правда. И когда он проснётся, я познакомлю вас с настоящим, живым дядей Севой, странным человеком, который любит компот из белой черешни, смех и маленьких детей.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике переводы, проза с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Давид Джавахишвили. Рассказы о дяде Севе

  1. Ольга:

    Получила истинное удовольствие! Привет дяде Севе!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s