Aemilius Sabinus. Ответы Кавафису (часть 2)


НИКТО

Нужно было стать Никем,

Имя свое потерять,

Чтоб не исчезнуть навек

В пасти Циклопа.

Можно было остаться Никем,

Имя свое потерять,

Чтоб не навлечь на себя

Гнев Посейдона.

Нужно было нищим стать,

Бездомным прийти домой,

Славу и силу свою скрывать

В жалком обличье.

Можно было бессмертье обресть,

Вечно ложе с богиней делить,

Не проходя живым чрез Аид,

Но для этого нужно было

Не исполнить свой долг — Одиссею.

ГОРОД

(Ответ Кавафису)

Я из дальних земель,

Из-за дальних морей

Приносил красоту,

Приносил волшебство

В город детства,

Который и городом не был,

А был целым миром.

Это город львов —

Город львиц над вратами Микен,

Город мудрого льва меж распахнутых крыл

С распахнувшейся книгой, написанной Марком.

Он подернут был золотом римской листвы,

Голубым итакийским туманом укрыт

И рассыпчатым мраком мадридских контрфорсов.

В нем был склон в монастырском саду,

Напоенный душистостью трав,

Наподобие склона афинского Пникса.

В нем — российский простор и испанская грусть,

В нем — Страна Дураков в покосившихся улочках Пизы,

В нем — египетских статуй извечный покой,

А в цветах его парков — индийские краски…

Но покинули рыбы-драконы тюльпанный фонтан,

А на стенах домов, о которых Огинский писал полонез,

Появились крысиные лики под шапками бравого Швейка

МИЛАН — АФИНЫ: РАССВЕТ

«Что общего между философом и христианином?

Между учеником Греции и учеником Неба? Между

искателем истины и искателем вечной жизни?

Что общего между Афинами и Иерусалимом,

между Академией и Церковью?»

Тертуллиан («Апологетик», 46;

«Об отводе возражений еретиков», 7)

Утренняя тишина в полумраке Собора

в своей святости —

как приход утра на Акрополе.

Бесконечно скопление

«философских» колонн с витражами горящими,

но продумано,

хоть не мерою эллинской древности.

Что контрастнее синей легкости

меж Парнефом, Гиметтом, Эгалеем

и скоплением дымки морской, окутавшей

острый купол эгинского Зевса Геллания

там — в дали, расцветающей розами?

Гвоздь из тела Христа в высях повис:

Колюча ль звезда над Акрополем?

MILANO — ATENE: L’ALBA

Quid simile philosophus et Christianus? Graeciae

discipulus et caeli? Famae negotiator et vitae?..

Quid ergo Athenis et Hierosolymis?

Quid Academiae et Ecclesiae?

Tertullianus («Apologeticus», 46;

«De praescriptione haereticorum», 7)

La mezza luce del Duomo pendente nell’alba silente

Nella sua santità

Come sull’Acropoli un’alba sta sorgendo.

Un cumulo illimitato

Delle colonne “fi losofi che” con i fuochi dei vetri

Il tutto invece è ben rifl ettuto,

Benché senza la misura antica ellenica.

Esiste contrasto più forte alla leggerezza azzurra

tra un Parnes, un Imetto, un Egaleo

e un cumulo di nebbia marittima

che copre in Egina la cupola acuta dello Zeus Ellanio

tra le lontane onde fi orite di rose?

Il chiodo dalla carne di Gesù sospeso nell’altezza:

Davvero è spinoso l’astro sull’Acropoli che brilla?

РИМ — ГЕРАКЛЕЙОН: ФОНТАНЫ

Кони моря с площади Navona

Гиппокампы, ржущие прохладно,

В Кандию-Гераклейон меня уносят —

В позабытый мир морских фантазий,

Называемый в народе «Львами»,

А в истории — Фонтаном Морозини,

В мир, с которым христианство соглашалось

В мир, который был исламу неприемлем,

Но оставили его плескаться турки,

Одолев гигантского Нептуна.

Львы сидят персидскими котами,

Кругломордо созерцая струи,

А вокруг снуют автомобили,

Мотоциклов треск, ваниль бугацы….

Впрочем… Я на площади Navona —

Между метами Нептуна и Тритонов

In Agone: здесь несутся кони,

Гневно пыль взбивая на ристаньях,

Разбивая вдребезг колесницы

И влачат неистово возничих.

Вижу цирк, Навону начертавший…

Потому, хоть мрамор здесь столь нежен

И столь женствен храм святой Агнессы,

Столько жизни здесь бурлит в животных.

Потому так мило здесь барокко.

Иероглифы Египта здесь — орнамент:

Имена трех Флавиев забыты,

Голубь мира с веткою оливы,

Выше сокола-царя взметнувшись,

Реет, словно крест, над обелиском,

Четырех богов благословляя —

Нил и Ганг, Данубий и Ла-Плату —

Мощь речную и мужскую силу.

Блики вод по четверному гроту,

По дельфину, льву и крокодилу,

Пробегают за струей звенящей.

Кони фыркают спокойным плеском света…

Флаг бразильский… Кьянти в “Dolce vita”…

СИРАКУЗЫ

Сиракузы славны силою,

Карфаген много крат побеждавшею.

Сиракузы славны разумом,

Римский флот и в волнах сокрушавшим, и в пламени.

Сиракузы славны ученостью,

Еврипида сограждан спасавшею.

Но превыше всего там — вода Аретузы скромная,

До сих пор за века не иссякшая.

К ней чрез море добрался Алфей из Олимпии,

Своих струй чистоту храня,

Не поддавшись просторам соленой едкости.

АЛЕКСАНДРИЯ

Этот Город, самый страстный в Ойкумене,

был насыщен ласками влюбленных,

напоен любовью всех оттенков —

от сиянья чистого Канопа

и до мути из канопской жизни.

В этом городе небесных исчислений

в звездах видели любовь веков прошедших.

Здесь над красотой толпа глумилась,

обнажив чистейшую из женщин,

чтобы страстно насладиться мукой

и безумно тешиться над мыслью,

добродетели сосуд разбивши,

черепками искромсавши тело.

Здесь Корнелий Галл, префект Египта,

очаровывал словами Клеопатру:

он ей рассказал о Ликориде —

как кружилась в нежном танце дева,

как любовью полонила Галла,

как увлек ее в снега мужлан Антоний…

Разве можно устоять пред Галлом,

пред его волшебными словами?

Вечным сном уснула Клеопатра…

А поэт, ее в силки поймавший,

повелителем Египта был три года,

но затем лишил себя он жизни

от гордыни и тоски по Кифериде…

В этом городе все побеждает Эрос,

даже если он причастен Смерти.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s