Фаина Мастинская. Парафраз о свите Мории


В «Похвале Глупости» Эразм Роттердамский рассуждает на тему прекрасного древнегреческого мифа о Мории-Глупости, в этом сатирическом  произведении он назвал греческие имена нимф и богов, входящих в свиту Мории, никак их не характеризуя. В полном перечне древнегреческих богов и нимф я нашла перевод их имён на русский язык. Мне было интересно дать членам свиты Мории характеристики и дополнить её новыми именами. Итак, что такое человеческая глупость? Кто или что ею управляет?

Люди, признайтесь! Ведь иногда бывало у вас в жизни так, что расстроившись,  наверняка восклицали вслух или  называли себя в мыслях:

— Что я натворил (натворила)! Где мой ум? Какой я дурак! Я – глупец! Ах, я – дура! Как я глупа!

Конечно, есть много вариантов подобных восклицаний, грызущих нашу душу. Но обратите внимание: ключевыми словами всегда являются –

«глупость, глупый, глупая, дура, дурак». И вот тут мы ненадолго остановимся…

А собственно, что это такое глупость?

Почему, когда и у кого она рождается? а может быть – передаётся, как гриппозный вирус? хороша она или плоха? из чего она состоит?– и ещё вопросы, вопросы…

Самое интересное, что вопросы эти стары как мир, так как совесть грызёт каждого из нас испокон веков, но глупость наша от этих угрызений почему-то не уменьшается.

Так в чём тут дело? Как бороться со своей глупостью? Можно ли вообще окончательно победить, искоренить глупость? Каковы ответы на эти многочисленные вопросы?

А ответы есть! Да ещё какие умные! Да как красиво сказанные!

И находятся эти ответы, хотя и в иносказательной форме,  в одном из мифов необъятной, разветвлённой, красочной мифологии  древних греков.

Это миф о богине МОРИИ, её имя в переводе на русский язык означает – Глупость. И миф этот – настоящий, радужно сверкающий бриллиант, к которому неплохо было бы отнестись со всем вниманием и дать ему самую высокую оценку.

Оговорюсь, что находились люди в прошлые века, которые хвалили МОРИЮ-ГЛУПОСТЬ. Так Эразм Роттердамский, живший в 16 веке, написал знаменитую сатиру «Похвалу Глупости». Оттуда мы возьмём пару цитат и имена богинь, богов и нимф, которые составляли свиту Мории в этом греческом мифе и которые обслуживали, потакали, поили-кормили, нашептывали, затягивали в сети, советовали, безумствовали вместе с ней. Недаром французы говорят –«короля делает свита».О том, как свита управляет Морией-Глупостью и идёт здесь речь.

Итак, кто же по греческому мифу родил Морию-Глупость? Ответ: самый старый по возрасту из всех богов в греческой мифологии – бог богатства ПЛУТОС и самая молодая нимфа –НЕОТЕТА – ЮНОСТЬ, НЕЗРЕЛОСТЬ. Это её родители.

/ Может быть, от имени этой нимфы произошло в русском языке часто употребляемое прилагательное – неотёсанная?А что, похоже на то! А вдруг я сделала открытие?/

Ну как, вы поняли намёк– кто рождает глупость? Я – в некотором двойственном недоумении: совокупление богатства и юности рождают глупость? Или дремучая старость и цветущая молодость рождают глупость?

Греки в своём остроумном мифе не дали описание портрета Мории, его  дал Эразм Роттердамский в «Похвале Глупости», но чтобы не утомлять читателя, составим дайджест этого описания: 1) У Мории на челе написана её глупость; 2) По глупости своей она никогда не меняется в лучшую сторону, только – в плохую; 3) Скрыть свою глупость ни она и никто другой не может, как бы он не притворялся умным.

Во времена Эллады Плутоса – бога богатства, отца Мории-Глупости, изображали слепым стариком, раздающим людям богатства вслепую. А во времена средневековья любили изображать его в виде мальчика с рогом изобилия в руках, который из-за юной незрелости не знает кому этот рог вручить, а потому, из-за юной беспечности рассыпает содержимое рога изобилия  куда и кому попало.

А вот как описывает своего отца сама Мория-Глупость:

«…Родителем моим был… Плутос, который, не во гнев будь сказано Гомеру,  Гесиоду и даже самому Юпитеру, есть единственный и подлинный отец богов и людей. По его мановению в древности, как и ныне, свершалось и свершается всё – и священное и мирское. От его приговоров зависят войны, мир, государственная власть, суды, народные собрания, браки, союзы, законы, искусства, игрища, учёные труды – …

все общественные и частные дела смертных…»

                                        Эразм Роттердамский «Похвала Глупости»

Ого, довольно умное высказывание для Мории, не правда ли?!

А главное – актуальное на все времена!

Что это, уважаемый Эразм, иногда Вы непоследовательны… Вы хотите представить нам умную глупость, разум в шутовском наряде и колпаке? Или это редкая мыслительная судорога единственной мозговой извилины у Мории-Глупости?

/Стоп! Минутку!

С возмущением, вынужденно снимаю слово «уважаемый» рядом с именем Э. Роттердамского и меняю местоимение «Вы» с большой буквой на «вы» с маленькой. Ибо, с каким уважением можно относиться к человеку, написавшему такие слова: «Есть ли среди нас кто-либо, кто не питал бы ненависти к этой расе? Если нужно быть христианином, чтобы ненавидеть евреев, тогда мы все более чем христиане».

Вот вам и умник со всей его сатирой и обличением нравов тогдашнего общества! Вот вам и «гуманист» эпохи Возрождения – с двойной моралью . Что это – средневековое мракобесие, отголоски инквизиторского шабаша? Или предательское желание потрафить « и нашим и вашим»: с одной стороны – антисемитской  церкви, а с другой стороны, написав «Похвалу Глупости» и «Жалобу Мира», попасть в модную струю гуманистических идей и возглавить видных гуманистов той эпохи?/

Но вернёмся к греческому мифу о Мории-Глупости. Она шествует по миру и правит им… Сопровождает и управляет ею самой  большая свита. Вот мы и разберёмся, кто да кто эти нимфы и нимфетки, да затесавшиеся между ними  три бога мужского рода. Ведь с помощью этих верных слуг подчиняет себе Мория весь род людской и, подобно её отцу, старается повелевать даже самими императорами.

Итак, представляем вам свиту Мории-Глупости.

Вот идут, обнявшись, две нимфы – ТРИФЭ-ЧРЕВОУГОДИЕ, с трясущимися щёками, раскормленным телом, выпирающими животом и задом, лоснящейся кожей и заплывшими жиром мозгами; и МЕТЭ- ОПЬЯНЕНИЕ с красным носом, беспорядочной походкой и жестами, косыми глазами и перекошенным ртом. Мория! Ты, конечно, Глупость, но всё же поостерегись: вполне можешь вместе с ними заработать несварение желудка или цирроз печени! Как тогда будешь править миром?

Рядом вышагивает ФИЛАФТИЯ-САМОЛЮБИЕ, САМОМНЕНИЕ, с высоко поднятыми носом и бровями, высокомерным взглядом поверх голов окружающих, упрямым подбородком. Мория считает Филафтию своей подругой, настолько они близки духовно, но даже не подозревает, что раздутое самолюбие, самомнение и самолюбование бывают симптомами комплекса неполноценности. А это очень чревато неприятностями. Но что возьмёшь  с Глупости, разве она хоть что-нибудь знает?

А эта полусонная, словно дремлющая на ходу, еле передвигающая ноги нимфа зовётся МИСОПОНИЯ-ЛЕНЬ. Она, как облаком, окутана равнодушием, от неё веет флюидами нездоровья. А почему? Да потому, что мышцы её атрофировались от безделья, а мозговые извилины не производят никаких мыслительных судорог. Какие умные советы для Мории  могут выдать такие мозговые извилины? Только – дурацкие…

А вот и её сестрица, одна из наиболее опасных советчиц в свите Мории, ЛЕТА-ЗАБВЕНИЕ. Она вместе с Морией-Глупостью  заставляет людей забывать всё: отеческие гробы (!), ошибки истории (!) и повторять их снова и снова, и даже забывать законы божеские и людские(!), тем самым творя падение морали и законности среди людей. И особенно – забывать  мораль и  законы тогда, когда это выгодно. Хорошо выразил такую мысль древний грек Еврипид в одной из своих трагедий: «Коль преступить закон – то ради царства…». Мория, ну напряги мозги и хотя бы минуту подумай – дальновидно ли всё это? Чем это всё чревато?

А это что за нимфетки?

Одна из них КОЛАКИЯ-ЛЕСТЬь, вся из себя заискивающая, угодливая, всем поддакивающая, преданно смотрит вам в глаза, рассыпается в славословиях, руки её в постоянном движении – рукоплесканиях. Так и ждите от неё какой-нибудь пакости.

Возле неё постоянно крутится АТА-ПАГУБНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ. Очевидно, что  эти двое – родственницы. У нимфы АТА-Пагубное Заблуждение пустые глаза, крошечный лобик, кривой оскал вместо улыбки, и она такая странная, если не сказать про неё гораздо хуже. Представьте себе, эта нимфа всё время  придумывает, как заблудить хорошего человека или толпу хороших людей в каком-нибудь словесном, или логическом, или идейном, или политическом, или, на худой конец, каменном лабиринте без путеводной нити. Не странно ли это вам покажется? Ну просто чокнутая! Спрашивается, какие советы эти две родственницы могут присоветовать  Мории? Только – дурацкие…

Недостаёт для полного представления, кто питает Морию-Глупость своими идеями и советами, трёх последних подруг из её свиты, которых зовут АПЕДИЯ, АНОЙЯ и ГЕДОНЭ. Воистину – вот вся подноготная суть глупости!

АПЕДИЯ-НЕВОСПИТАННОСТЬ, она чавкает, ковыряет пальцем в носу и содержимое проглатывает, громко икает и отрыгивает, пукает, она неряшлива и грязна, от неё пованивает, в любом обществе она бестактно перекрикивает всех, злит, лжёт, пакостит, короче говоря, у неё нет сдерживающих привычек и условных рефлексов, она не признаёт никакие правила и условности. И потому даже Мории она неприятна. Но необходима… Ведь у Мории тоже нет сдерживающих привычек и рефлексов. А тогда как же Мория-Глупость  отличит воспитанных от невоспитанных? Апедия – некий эталон невоспитанности для Мории, мало того, она производит профилактику, то есть предупреждает, предохраняет её от такого заболевания, как воспитанность. Вот же дура беспросветная!

А вот АНОЙЯ-БЕЗУМИЕ – это нечто! Беспокойно блуждающий, иногда остекляневший взгляд, пена у рта, истерические и даже буйные припадки, и, что называется, без всяких тормозов, не знаешь, какие ненормальности можно ожидать от неё в следующую минуту. Недаром в свите её дразнят «Анойя – Паранойя»! По медицинскому определению «паранойя» — это стойкий, систематический бред, но как он нелеп и смешон, можно здорово повеселиться! А иногда её бред даже полезен, когда можно какую-нибудь жуткую гнусность, преступление списать на паранойю. Однако! Опасная близость: преступление и…Мория-Глупость!

И вот, наконец, мы добрались до самой красивой из всей свиты, самой привлекательной, увитой розами, опрысканной благовониями, до нимфы ГЕДОНЭ-НАСЛАЖДЕНИЕ, УДОВОЛЬСТВИЕ.  Мория-Глупость её большая поклонница. Но отчего эта нимфа Гедонэ иногда чуть-чуть раздражает Морию, ну просто самую чуточку?

Да в самом деле, всё наслаждения да наслаждения, сколько можно. аж в одном нижнем, пушистом  месте уже болит и распухло, наверно, мозоль растёт…А что ещё хуже – можно со дня на день бледную спирохету подхватить!

/ Эта нимфа так нравилась древним грекам, что было создано ими целое направление в науке этике и в философии – гедонизм – по  её имени. Гедонизм утверждал, что наслаждение и удовольствие должны стать высшей целью и основным мотивом человеческого поведения.

Сразу видно, что этим грекам не привелось, как нам, жить во времена всеобщего загрязнения, невероятных скоростей, облучений, охимиченных воды, воздуха и пищи, огромных и постоянных стрессов, когда не до наслаждений, когда нет времени, сил и желаний, а чтобы появились желания – надо дорого лечиться.

Поэтому в наше время гедонизм был заменён утилитаризмом, то есть наслаждения отменяются, удовольствия посылаем подальше, а во всём мы теперь ищем…..что? А вы о чём подумали?Да нет, не садизм, не мазохизм, и никакой другой … изм, мы теперь ищем – пользу да выгоду.

Хорошо было рождаться и жить в Древней Греции!

Недаром учёные и писатели веками называли Элладу лучезарным, светлым, прекрасным утром человеческой цивилизации.

Они, очевидно, всегда завидовали умным древним грекам, умевшим наслаждаться жизнью, и в то же время создавшими очень много такого талантливого, чем человечество пользуется до сегодняшнего дня. /   

Но мы как-то позабыли о мужчинах, как это в наше время вошло у женщин в моду. Да не просто о каких-то там мужчинах, а о мужчинах-богах в свите Мории-Глупости, которых после очередной пьянки, будучи в сильном гневе из-за головной боли,, Юпитер – царь олимпийских богов, сбросил с Олимпа на землю. И вы сейчас поймёте – почему.

Это КОМОС-РАЗГУЛ, пьянчуга, хулиган, картёжник, развратник и насильник. Отвратительный тип, олимпийским богам он не нужен, они сами могут всё и без него! Но в свиту Мори отправить его  – пожалуйста! Только Глупость его примет с распростёртыми объятиями…

Это МОМ-ЗЛОСЛОВИЕ. Кошмар! Злоба в десятой степени! Чтобы мужчина имел такой «чёрный» рот, язык в котором просто не вмещается и болтает чёрт знает что обо всех и обо всём, особенно про олимпийских богов! Чтобы мужчина, ни с того – ни с сего, такими пулемётными очередями выпускал  многоэтажную ругань! Тьфу! Мория, как тебя понять – зачем он тебе?

И последний из всей свиты Глупости – НЕГРЕТОС  ГИПНОС-НЕПРОБУДНЫЙ СОН. Непробудный! Это такой сон, который заставляет любого человека, нимфу, бога или богиню проспать, профукать, проср… свою драгоценную (даже бессмертную) жизнь. В его силах, этого Негретоса Гипноса,  с нами сделать намного хуже, сделать нечто роковое и сверхтрагическое: заставить проспать, профукать, проср… нашу разумную (неразумную?) цивилизацию, единственную в ближнем космосе, в радиусе многих миллионов световых лет. Ничего себе божок?!

Ничего себе богиня Глупости?! Неужели эти нимфы и божки – они так всесильны?

Так вот кого держит вокруг себя эта беспросветная дур-р-ра – Мория-Глупость! Так вот кто управляет её единственной мозговой извилиной!

Так вот какая орда ничтожеств рулит победным шествием Мории-Глупости по миру!

Называю ешё раз её  свиту по-русски, это: Чревоугодие, Опьянение, Самолюбие, Лень, Забвение, Лесть, Пагубное заблуждение, Невоспитанность, Безумие, Наслаждение, Разгул, Злословие, Непробудный сон.

Вот вам и полный ответ на главные вопросы, который дали древние греки ещё три  тысячи лет назад в своём замечательном мифе: что такое глупость? Кто её рождает? Какова её суть? Кто ею управляет?

Казалось бы, пришли к финалу наших рассуждений. Но нет, чего-то нехватает… Ведь мы в 21 веке такие умные, а поэтому надо древних греков подправить, прибавить, развить. Кого бы вы ещё  добавили в свиту Мории-Глупости? Как вы думаете?

Может быть –зависть? Зависть?! Нет, нет  и нет! Зависть вполне правильно называют «вечным двигателем» прогресса! Это единственный в Природе «вечный двигатель»! А ими, т.е. вечными двигателями, умные (!) люди не разбрасываются!

Тогда надо, на мой взгляд, добавить в эту свиту несчастных близнецов- тройняшек, рождённых Морией-Глупостью в результате бесчисленных половых связей. А несчастные они потому, что срослись в одно туловище, но с тремя головами, и имена их:   Невежество,  Мещанство,  Хамство. А кого ещё, какого потомства  можно было бы ожидать от этой дур-р-ры беспросветной?

/ Хорошо об  этих близнецах сказал Дмитрий Мережковский в знаменитой статье « Грядущий Хам» ещё в 1911 году:

«… суживание ума, энергии, стёртость личности, постоянное мельчание жизни – признаки мещанства…». «… достигшее своих пределов и воцарившееся мещанство и есть хамство». «Одного бойтесь – рабства, и худшего из всех рабств – мещанства, и худшего из всех мещанств – хамства, ибо воцарившийся раб и есть хам…». /

Кого ещё добавим в свиту Мории-Глупости? А что, если… Нет! Вы, конечно, будете возражать. А может нет? Ведь у меня такие доказательства. Я предлагаю… Да, я предлагаю в свиту Глупости ввести……Надежду.

Я думаю, что вас убедят в моей правоте высказывания авторитетных антиков и других великих людей:

«Надежда – это сон наяву».   Аристотель. 4 век до нашей эры.

«Надежды – сны бодрствующих».  Платон. 4 век до нашей эры.

Один римлянин, а так делали в античные времена все римляне, вытесал ещё при жизни свой надгробный камень и на нём выбил надпись:

«Вырвался я, убежал. Судьба и Надежда, прощайте!

Нет мне дела до вас, вы надувайте других!»

Настоящий перл, не правда ли?!

А вот метафорическое и яркое высказывание Д. Байрона, которое окончательно ставит точку над I:

«Надежда – это только румяна, которыми существование мажет себе лицо;  легчайшее прикосновение истины заставляет их исчезнуть, и мы видим тогда, какую распутную девку с провалившимися щеками сжимали в своих объятиях».

Доказательства, как видите, бесспорные. Безнадёжное это дело – обзаводиться надеждами. Итак, Надежда тоже вошла в свиту Глупости.

Если ещё кого-то добавим, то по количеству эта свита уже достигнет численности батальона. Хватит!

Вот же молодцы – древние греки! В своё время, в такой не занудной форме учили своих сограждан – в чём состоит глупость человеческая и до  сих пор, через пропасть многих столетий этот миф остаётся поучительным.

Но остался один вопрос без ответа: кого из свиты Глупости пора уже вычеркнуть? Как бы вы ответили?

                                

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике эссе. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Фаина Мастинская. Парафраз о свите Мории

  1. Ольга Цотадзе:

    Со слов самого Эразма мы знаем, как возникла у него идея «Похвалы Глупости».
    Летом 1509 года он покинул Италию, где провел три года, и направился в Англию, куда его приглашали друзья, так как им казалось, что в связи с восшествием на престол короля Генриха VIII открываются широкие перспективы для расцвета наук.
    Эразму уже исполнилось сорок лет. Два издания его «Поговорок», трактат «Руководство христианскому воину», переводы древних трагедий доставили ему европейскую известность, но его материальное положение оставалось по-прежнему шатким (пенсии, которые он получал от двух меценатов, выплачивались крайне нерегулярно). Однако скитания по городам Фландрии, Франции и Англии и в особенности годы пребывания в Италии расширили его кругозор и освободили от педантизма кабинетной учености, присущего раннему германскому гуманизму. Он не только изучил рукописи богатых итальянских книгохранилищ, но и увидел жалкую изнанку пышной культуры Италии начала XVI века. Гуманисту Эразму приходилось то и дело менять свое местопребывание, спасаясь от междоусобиц, раздиравших Италию, от соперничества городов и тиранов, от войн папы с вторгшимися в Италию французами. В Болонье, например, он был свидетелем того, как воинственный папа Юлий II, в военных доспехах, сопровождаемый кардиналами, въезжал в город после победы над противником через брешь в стене (подражая римским цезарям), и это зрелище, столь неподобающее сану наместника Христа, вызвало у Эразма скорбь и отвращение. Впоследствии он недвусмысленно зафиксировал эту сцену в своей «Похвале Глупости» в конце главы о верховных первосвященниках.
    Впечатления от пестрой ярмарки «повседневной жизни смертных», где Эразму приходилось выступать в роли наблюдателя и «смеющегося» философа Демокрита, теснились в его душе на пути в Англию, чередуясь с картинами близкой встречи с друзьями — Т. Мором, Фишером и Колетом. Эразм вспоминал свою первую поездку в Англию, за двенадцать лет перед этим научные споры, беседы об античных писателях и шутки, которые так любил его друг Т. Мор.
    Так возник необычайный замысел этого произведения, где непосредственные жизненные наблюдения как бы пропущены через призму античных реминисценций. Чувствуется, что госпожа Глупость уже читала «Поговорки», вышедшие за год до этого новым расширенным изданием в знаменитой типографии Альда Мануция в Венеции.
    В доме Мора, где Эразм остановился по приезду в Англию, за несколько дней, почти как импровизация, было написано это вдохновенное произведение. «Мория, — по выражению одного нидерландского критика, — родилась подобно ее мудрой сестре Минерве-Палладе»: она вышла во всеоружии из головы своего отца.
    Как и во всей гуманистической мысли и во всем искусстве Эпохи Возрождения — той ступени развития европейского общества, которая отмечена влиянием античности — в «Похвале Глупости» встречаются и органически сливаются две традиции, — и это видно уже в самом названии книги.
    С одной стороны, сатира написана в форме «похвального слова», которую культивировали античные писатели. Гуманисты возродили эту форму и находили ей довольно разнообразное применение. Иногда их толкала к этому зависимость от меценатов, и сам Эразм не без отвращения, как он признается, написал в 1504 г. такой панегирик Филиппу Красивому, отцу будущего императора Карла V. В то же время, еще в древности искусственность этих льстивых упражнений риторики — «нарумяненной девки», как называл ее Лукиан, — породила жанр пародийного похвального слова, образец которого оставил нам, например, тот же Лукиан («Похвальное слово мухе»). К жанру иронического панегирика (наподобие известной в свое время «Похвалы Подагре» нюренбергского друга Эразма В. Пиркгеймера) внешне примыкает и «Похвальное слово Глупости».
    Но гораздо более существенно влияние Лукиана на универсально критический дух этого произведения. Лукиан был самым любимым писателем гуманистов, и Эразм, его почитатель, переводчик и издатель, не случайно заслужил у современников репутацию нового Лукиана, что означало для одних остроумного врага предрассудков, для других — опасного безбожника. Эта слава закрепилась за ним после опубликования «Похвального слова».
    С другой стороны, тема Глупости, царящей над миром,- не случайный предмет восхваления, как обычно бывает в шуточных панегириках. Сквозной линией проходит эта тема через поэзию, искусство и народный театр XV-XVI века. Любимое Зрелище позднесредневекового и ренессансного города — это карнавальные «шествия дураков», «беззаботных ребят» во главе с Князем Дураков, Папой-Дураком и Дурацкой Матерью, процессии ряженых, изображавших Государство, Церковь, Науку, Правосудие, Семью. Девиз этих игр — «Число глупцов неисчислимо». Во французских «соти» («дурачествах»), голландских фарсах или немецких «фастнахтшпилях» (масленичных играх) царила богиня Глупость: глупец и его собрат шарлатан представляли, в различных обличиях, все разнообразие жизненных положений и состояний. Весь мир «ломал дурака». Эта же тема проходит и через литературу. В 1494 году вышла поэма «Корабль Дураков» немецкого писателя Себастьяна Брандта — замечательная сатира, имевшая громадный успех и переведенная на ряд языков (в латинском переводе 1505 г. за 4 года до создания «Похвального слова Глупости» ее мог читать Эразм). Эта коллекция свыше ста видов глупости своей энциклопедической формой напоминает произведение Эразма. Но сатира Брандта — еще полусредневековое, чисто дидактическое произведение. Намного ближе к «Похвальному слову» тон свободной от морализации жизнерадостной народной книги «Тиль Эйленшпигель» (1500). Ее герой под видом дурачка, буквально исполняющего все, что ему говорят, проходит через все сословия, через все социальные круги, насмехаясь над всеми слоями современного общества. Эта книга уже знаменует рождение нового мира. Мнимая глупость Тиля Эйленшпигеля только обнажает Глупость, царящую над жизнью, — патриархальную ограниченность и отсталость сословного и цехового строя. Узкие рамки этой жизни стали тесны для лукавого и жизнерадостного героя народной книги.
    Гуманистическая мысль, провожая уходящий мир и оценивая рождающийся новый, в самых живых и великих своих созданиях часто близко стоит к этой «дурачествующей» литературе — и не только в германских странах, но и во всей Западной Европе. В великом романе Рабле мудрость одета в шутовской наряд. По совету шута Трибуле пантагрюэлисты отправляются за разрешением всех своих сомнений к оракулу Божественной Бутылки, ибо, как говорит Пантагрюэль, часто «иной дурак и умного научит». Мудрость трагедии «Король Лир» выражает шут, а сам герой прозревает лишь тогда, когда впадает в безумие. В романе Сервантеса идеалы старого общества и мудрость гуманизма причудливо переплетаются в голове полубезумного идальго.
    Конечно, то, что разум вынужден выступать под шутовским колпаком с бубенчиками, — отчасти дань сословно-иерархическому обществу, где критическая мысль должна надеть маску шутки, чтобы «истину царям с улыбкой говорить». Но эта форма мудрости имеет вместе с тем глубокие корни в конкретной исторической почве переходной эпохи.
    Для народного сознания периода величайшего прогрессивного переворота, пережитого до того человечеством, не только многовековая мудрость прошлого теряет свой авторитет, поворачиваясь «глупой» своей стороной, но и складывающаяся буржуазная культура еще не успела стать привычной и естественной. Откровенный цинизм внеэкономического принуждения эпохи первоначального накопления, разложение естественных связей между людьми представляется народному сознанию, как и гуманистам, тем же царством «неразумия». Глупость царит над прошлым и будущим. Современная жизнь — их стык — настоящая ярмарка дураков. Но и природа и разум также должны, — если хотят, чтоб их голос был услышан, — напялить на себя шутовскую маску. Так возникает тема «глупости, царящей над миром». Она означает для эпохи Возрождения здоровое недоверие ко всяким отживающим устоям и догмам, насмешку над всяким претенциозным доктринерством и косностью, как залог свободного развития человека и общества.
    В центре этой «дурачествующей литературы» как ее наиболее значительное произведение в лукиановской форме стоит книга Эразма. Не только содержанием, но и манерой освещения она передает колорит своего времени и его угол зрения на жизнь.
    Здесь будет уместно вспомнить близкую во многих отношениях «Похвальному слову Глупости» «Утопию» друга Эразма Томаса Мора, опубликованную через пять лет после «Похвального слова». Современники чувствовали идейную и стилевую связь «Утопии» с «Похвальным словом Глупости», и многие склонны были даже приписывать авторство критической первой части «Утопии», где разоблачена «глупость» нового порядка вещей, Эразму. Литературными своими корнями гуманистическое произведение Мора восходит, как известно, также к античности, но не к Лукиану, а к диалогам Платона и к коммунистическим идеям его «Государства». Но всем своим содержанием «Утопия» связана с современностью – социальными противоречиями аграрного переворота в Англии. Более разительно сходство основной мысли: и здесь и там своего рода «мудрость наизнанку», сравнительно с господствующими представлениями. Всеобщее благоденствие и счастье разумного строя в «Утопии» достигается не благоразумным накоплением богатства, а отменой частной собственности, — это звучало не меньшим парадоксом, чем речь Мории. Известно, что Эразм принимал участие в первых изданиях «Утопии», которую он снабдил предисловием.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s