Михаил Ханин. Как Ленька узнал про Геростратову славу


 — Ты представляешь себе,- с возмущением начал говорить Тошка, появившись в Ленькиной квартире,- я шел к тебе с мячиком, а бабка, которая вечно сидит у нашей парадной, говорит другой:
-Этот мальчишка из двадцать пятой квартиры в прошлом году разбил мячиком стекло в моей квартире. А теперь снова ходит с мячиком. Может, в полицию позвонить?

-Разве запрещено ходить с мячом?- поинтересовалась вторая.

-Нет,- смутилась первая,- но лучше предупредить заранее, пока не разбил.

-Ведь какая противная бабка,- продолжал возмущаться Тошка,- я в том году помог ей продукты до ее квартиры тащить. Так об этом она забыла, а то, что я случайно разбил стекло, до сих пор помнит. Разве это справедливо?  Вот как это, по- твоему, называется?

   Ленька еще не успел произнести не одного слова, как Домовой, неожиданно появившись из стенки, произнес скрипучим голосом:

-Это называется Геростратова слава.

-Что это значит?- поинтересовался Ленька.

-Дурная слава о дурном поступке,- охотно пояснил Домовой.

-А что он такого натворил?- заинтересовался  Тошка,- тоже стекло разбил?

-Нет,- усмехнулся Домовой,- но если вам интересно, то я могу познакомить вас с Геростратом.

-Он живой?- удивился Ленька,- что-то имя очень знакомое.

-Знакомое, потому что вам про него рассказывала учительница. А казнили его примерно в 350 году до нашей эры.

-Казнили?- со страхом произнес Тошка и даже выронил мяч,- как же мы тогда с ним познакомимся?

  Он не успел еще закончить фразу, как Домовой сделал пальцами магические знаки, и оба мальчика кубарем полетели по спирали времени, и через некоторое время оказались в каком-то старинном городе.

-Куда это нас забросило?- удивился Ленька,- что-то похоже я видел в учебнике по истории.

-Да,- неуверенно подтвердил Тошка,- кажется это Древняя Греция. Смотри, какой красивый храм. Он такого белого цвета, и так сверкает на солнце, что даже больно смотреть.

-Да это же четвертое чудо света,- в восторге воскликнул Ленька,- считается, что их всего было семь, хотя на самом деле уже тысячи. Но самые знаменитые семь чудес архитектуры пришли к нам из седой древности.   

  Мальчики с интересом смотрели на красивые дворцы, во дворе которых росли маслины и инжир. Ровные, как столбы, финиковые пальмы, словно необыкновенные электрические столбы, стояли вдоль улицы.

  Жрец в белой тунике направлялся к храму и, заметив мальчиков, подошел к ним.

-Любуетесь храмом великой богини плодородия, вечно молодой Артемиды?- убаюкивающим голосом пропел он,- это очень похвально.

-Этот храм построен из белого известняка?- спросил Тошка.

-Что ты, мальчик!- испуганно произнес жрец,- разве можно богине, которая обеспечивает плодородие и жизнь, строить жилище из презренного известняка? Это настоящий мрамор. И статуя Артемиды в храме из белого мрамора.

-Откуда же вы его привезли?- поинтересовался Ленька,- это же целые составы.

-Я не знаю, что такое составы,- немного растерялся жрец,- но я могу рассказать вам, где мы его берем. Граждане Эфеса давно хотели построить такой храм, но у нас не было столько денег, чтобы покупать и привозить мрамор на мулах. Но, видимо, Артемида сама захотела, чтобы мы поклонялись ей в ее храме, и она проявила свое благорасположение мальчику, который пас баранов. Два из них так сцепились друг с другом, что он никак не мог их разогнать. Наконец, он оттолкнул одного, а второй со злости проскочил вперед и воткнулся рогами в скалу. Удар оказался таким сильным, что откололся кусок, который внутри был абсолютно белым. Это оказался мрамор. Мы смогли его добывать почти у самого места строительства.

-А про пастушка тут же забыли?- съехидничал Тошка.

-Почему забыли?- немного обиделся жрец,- его объявили героем и наградили по царски.

-Я слышал,- осторожно напомнил о себе Ленька,- что богине Артемиде приносят человеческие жертвы. Это, наверное, выдумка.

-Нет, мальчик,- это правда. Другое дело, что человеческие жертвы приносят в особых случаях, а в Спарте, например, ежегодно для жертвоприношения к алтарю приводят обнаженных мальчиков вашего возраста.

-И убивают жертвенным ножом?- со страхом спросил Тошка.

-Нет, их не убивают,- сердито возразил жрец,- их секут розгами так, чтобы капли крови упали на статую богини. Тогда считается, что жертвоприношение принято.

-Однако хрен редьки не слаще,- пробормотал Ленька,- я читал, что в школах Англии мальчишек секут за неуспеваемость до сих пор, но не до крови.

-Что ты сказал, мальчик?- насторожился жрец.

-Он сказал, что богиня Артемида очень добрая,- нашелся Тошка.

-Это правда,- расплылся в улыбке жрец,- она даже любит пошутить.

-Расскажите, пожалуйста,- попросил Ленька,- это, наверное, очень смешная история.

-С богами шутки плохи,- покачал головой жрец,- а история очень простая. Богиня с подругами купалась в лесном озере, а охотник по имени Актеон случайно ее увидел. Она была так красива, что он спрятался в кустах и застыл. Но залаяла его собака. Подруги Артемиды закрыли ее собой, а богиня только рассмеялась и, шутя, плеснула водой в лицо охотнику.

-Актеон, наверное, тоже рассмеялся и убежал,- предположил Ленька.

-Не торопись,- одернул его жрец,- едва вода коснулась тела юноши, как оно покрылось шерстью, а на голове выросли рога.

-Он превратился в оленя,- догадался Ленька.

-Именно так,- согласился жрец,- пугливый олень бросился бежать, а собаки охотника помчались следом за ним.

-Он, наверное, бросился в озеро и снова стал человеком,- продолжил рассказ Ленька,- так кончаются сказки.

-Это не сказка, а миф,- рассердился жрец,- не в кого он не превратился. Собаки догнали его и загрызли, хотя он кричал:«Стойте, я ваш хозяин», но они уже не понимали его.

-Действительно, очень добрая,- поежился Тошка,- вот уж точно не соскучишься.

-Видимо у богов свое чувство юмора и справедливости,- глубокомысленно заметил Ленька,- мне помнится, что великая воительница Афина, родная сестра Апполона, которых извлекли из черепа Зевса, была самой лучшей ткачихой среди богов и людей. Но на земле жила очень гордая женщина по имени Арахна. Она была такой искусной ткачихой, что вызвала на соревнование саму Афину.

-С ума сошла,- воздел руки к небу жрец,- если бог хочет наказать человека, то лишает его разума.

-Тогда по вашему выходит, что сама Афина заставила Арахну вызвать ее на соревнование,- предположил Ленька.

-Не кощунствуй,- рассердился жрец и снова с мольбой воздел руки к небу,- ты лучше расскажи, чем дело закончилось?

-Сами олимпийские боги пришли, чтобы судить это необычное соревнование. Было очень жарко,  бог морей Посейдон ударил посохом в скалу, и оттуда потекла вода, а сама Афина воткнула свой меч в землю. И в этом месте выросла олива.

-Так вот , откуда в Греции маслины,- догадался жрец,- очень интересно. Продолжай дальше.

-Дальше Афина и Арахна сели за свои прялки, и через некоторое время они соткали каждая по ковру. Оба ковра были прекрасны, но боги присудили пальму первенства Афине.

-Это понятно,- глубокомысленно заметил Тошка.- своя все-таки.

-Накликаешь ты на себя беду,- заволновался жрец,- можешь ты хоть немного помолчать?

-Он больше не будет,- успокоил его Ленька,- я сейчас закончу. Ковер Арахны был прекрасен, он воспевал жизнь, но в нем сквозило неуважение к богам. И Афина очень рассердилась на наглую ткачиху.

-Правильно,- закричал жрец,- не перечь богам.

-Афина схватила ковер Арахны и разорвала его на куски, но, увидев презрительную усмешку девушки, просто рассвирепела, ударила ее челноком по голове и превратила в паука.

-Справедливость восторжествовала,- с иронией произнес Тошка,- у меня нет слов.

   Жрец с подозрением взглянул на Тошку, а Ленька продолжил:

-Даже сейчас ты не склонила голову,- немного успокоившись, произнесла богиня,- своим нахальством ты даже не заслуживаешь смерти, а поэтому теперь , будучи пауком, ты будешь ткать днем и ночью. Этим же будет заниматься твое потомство.

-Как интересно ты рассказываешь, мальчик,- похвалил Леньку жрец,- давайте, войдем в храм, а то я с вами совсем заговорился.

-С удовольствием,- сразу же откликнулся Ленька,- а вы случайно не знакомы с Геростратом?

-С Геростратом?- удивился жрец, направляясь к входу в храм,- я с ним не знаком, но слышал, что он тщеславный бездельник. Он иногда приходит в храм и просит Артемиду, чтобы она сделала его знаменитым.

-Он поэт или художник?- спросил Ленька,- возможно, он скульптор?

-Нет,- возразил жрец,- я его видел несколько раз, но никогда с ним не разговаривал. Он бедно одет. Значит у него нет профессии, которая кормит. Но по опухшему лицу можно определить, что у него пристрастие к вину. А почему ты о нем спросил?

-Я слышал выражение Геростратова слава. Может, вы объясните, что это значит?

-Геростратова слава?- во все горло захохотал жрец,- я не слышал в своей жизни ничего смешнее. Ты хочешь сказать, что он чем-то прославился в нашем Эфесе?

-Я не знаю,- честно признался Ленька,- меня самого это очень интересует.

   За разговорами они вошли в прохладное помещение храма и застыли перед прекрасной статуей Артемиды, изваянной из белого мрамора так искусно, что она казалась живой. На ней была туника, лук, надетый через плечо и колчан со стрелами, а у ее ног стоял олененок.

-Это Актеон?- шепотом спросил Тошка.

-Возможно,- отозвался жрец, но я слышал, что это золоторогая лань, любимица Артемиды. Но об этом лучше спросить Геракла. Я слышал, что он поймал ее, а потом отпустил. Вы заметили, что, все, кто сюда приходят сюда, приносят свои подарки для богини. А вы что-нибудь принесли?

-Нет,- растерялись мальчишки,- а что надо принести?

-Пойдите в священную рощу нарвите немного маслин и возложите их к ногам великой богини. Тогда вы сможете ее о чем-нибудь попросить.

-А где роща?- поинтересовался Тошка.

-Направо от входа,- ответил жрец,- она не рядом. Идите нарвите маслин, но приходите сюда завтра. Дары надо возлагать с утра, а сейчас уже заходит солнце.

  Мальчики вышли из храма и сразу же наткнулись на бедно одетого мужчину. Он стоял выпятив грудь и заложив руки за спину смотрел на храм.

-Мне послышалось,- визгливым голосом выкрикнул он,- что жрец направил вас в священную рощу. Там на земле валяются сухие ветки. Наберите вязанку и принесите мне. Только не возитесь. Я очень тороплюсь.

-Но он сказал, чтобы мы набрали там плодов для жертвоприношения,- возразил Ленька,- он ничего не говорил про ветки.

-Они тоже нужны для жертвоприношения,- сразу же сориентировался мужчина,- из священных веток мы разожжем священный костер, на котором вознесем жертву в честь Артемиды.

-Идем,- недовольным тоном пробормотал Тошка,- может, он тоже жрец. Принесем и у него спросим про Герострата.

-Давай,- согласился Ленька.

   Мальчики быстро добежали до рощи, набрали немного веток, оторвали несколько маслин. Тошка надкусил одну и сморщился так, словно разгрыз острый перец.

-Какая гадость!- воскликнул он,- это же совсем не съедобно. Но мама покупала в магазине. Мы все ели их с удовольствием.

-Маслины обрабатывают перед употреблением, так же, как горькие грибы. Сначала варят, потом солят или маринуют,- пояснил Ленька,- но если богиня любит такие, то мы торжественно положим их к ее ногам.

  Они подошли к мужчине, который стоял с нетерпеливым видом, и сразу же выхватил ветки из рук мальчиков. Потом вынул кресало и стал высекать огонь.

-Что вы делаете?- с удивлением спросил Ленька,- огонь может перекинуться на храм,- здесь нельзя разжигать костер.

-Отойди!- закричал мужчина,- скоро все будут говорить обо мне, потому что я спалил этот храм.

-Кажется это и есть Герострат,- сообразил Ленька,- а мы оказались его невольными помощниками.

-Простите,- вежливо обратился он к мужчине,- вы не назовете ваше имя.

   Пока они говорили стена храма, сделанная из ливанского кедра, разгоралась все сильнее и сильнее.

-Сейчас еще никто не знает моего имени,- визгливо завопил мужчина,- но уже через час весь город будет знать, что Герострат поджег храм Артемиды.

-А вы будете ждать, пока вас схватят?- удивился Тошка.

-Конечно,- с гордым видом сообщил Герострат,- я буду здесь стоять и всем сообщать, что это совершил я.

-Но зачем?- удивился Ленька.

-Чтобы имя Герострата не исчезло в веках,- со счастливой улыбкой провозгласил Герострат,- назовите ваши имена, и вы тоже будете знамениты.

-Психопат,- прошептал Ленька,- сумасшедший. Надо уходить отсюда по-быстрому.

    На разгорающееся пламя начал собираться народ. Люди прибежали с ведрами, баграми и лопатами, но вскоре у храма загорелась вторая стена. Герострат стоял в отблесках пламени, как живая скульптура, сложив на груди руки, и не шевелился.

-Помогай тушить!- сердито приказал ему один из горожан.

-Не собираюсь,- дерзко ответил Герострат,- тем более, что это я поджег.

-Хватайте его,- закричал стражник,- тащите его в суд. За такое преступление ему положена смертная казнь. Кстати, я видел, что рядом с ним были какие-то мальчишки. Надо их тоже арестовать и допросить.

  Мальчиков сразу же окружила толпа людей. Они схватили их за руки и повели на окраину города в тюрьму. Герострата связали, поместили в отдельную камеру, и у входа поставили стражника. А мальчишек втолкнули за какую-то высокую загородку, где даже не было скамеек.

-Нас то за что?- закричал Ленька,- мы ничего не сделали.

-Стражник видел, что вы принесли ветки,- сказал голос снаружи,- сидите до утра. Потом разберутся с вами.

-Нам теперь не сдобровать,- плачущим голосом произнес Тошка,- где твой Домовой? Кажется это путешествие затянулось.

   Домовой, как всегда, прошел сквозь стену, сделал пальцами магические знаки, и через минуту ребята оказались в Ленькиной квартире. Домовой сидел в кресле и скептически улыбался.

-У вас все в порядке?- скрипучим голосом спросил он,- мне показалось, что вы очень нервничали.

-Вроде ничего,- вяло ответил Ленька,- а вы не знаете, чем закончился этот кошмар?

-Знаю.- ответил Домовой,- я тогда был среди судей, которые приговорили Герострата к смертной казни, но главное другое. Он хотел, чтобы все о нем говорили. Поэтому он поджег и не скрылся. Решением суда было запрещено произносит имя Герострата. Но то что запрещено, то обычно наиболее интересно. Вот так имя Герострата, как носителя отрицательной славы, дошло до наших дней.

-Спасибо вам, Домовой,- поблагодарил его Ленька,- но тот уже ушел сквозь стену.

-Теперь понятно, что значит Геростратова слава,- смущенно произнес Тошка,- но было ли это все с нами в самом деле, или приснилось?

  Он засунул руку в карман, его пальцы наткнулись на надкушенный маслин. Он с сомнением повертел его в руках и со вздохом положил на стол.   

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s