Сергей Елисеенко. Реакция на раздражитель

Закатное солнце ещё цеплялось лучами-щупальцами за быстро темневшее небо, но Сумрачный Змей был неумолим. Его, невидимая за горизонтом, пасть втягивала в себя золотого исполина, дабы на весь мир опустился ночной мрак. И тогда существа, обитающие в тени, смогут безбоязненно выйти на поверхность, показав всем живущим свою силу и мощь.

Но и их время не бесконечно. Наступит утро, и пылающее светило вновь будет исторгнуто в перламутровые небеса. Никто и ничто не в силах удержать Отца всего живого в заточении. Так продолжится Всеобъемлющий Цикл, что несёт в своих реках всю материю и дух на земле и за её пределами.   

Я сплюнул и поморщился. Все эти высокопарные слова давно не внушали мне ничего кроме презрения. Верить в подобную чушь могли только необразованные туземцы и их шаманы. Которые, собственно, всё это и выдумали. Разумеется, не просто так. А чтобы творить разные тёмные делишки, пока все боятся высунуть нос из своих хижин.

Естественно, на меня вся это мистическая трепотня не действовала от слова совсем. Пусть все мифы и легенды останутся для тех, у кого не хватает ума пораскинуть собственными мозгами и хоть немного помыслить критически. Именно поэтому я не стал надолго задерживаться в деревне, чтобы не мозолить глаза тем, кто привык к подчинению и рабской покорности. Выменял немного съестных припасов, да наполнил фляги и был таков. Но далеко, конечно, не ушёл. Ведь то, что мне было нужно, находилось совсем рядом. Местное капище имело вход в сеть подземных пещер, где по древним преданиям хранился Иномирный Диск.

Но, прежде, чем отправиться в это довольно рискованное путешествие, я добросовестно проштудировал все возможные документы, относящиеся к той эпохе. Проконсультировался с маститыми специалистами-историками и археологами, прикрываясь личиной заинтересованного журналиста. И уже после, суммировав всю полученную информацию, смог составить примерную карту местонахождения артефакта. Вот только её точность оставляла желать лучшего. Как-никак, с тех времён прошло более трёх тысяч лет. Целые цивилизации появлялись и исчезали, народы переселялись с места на место, многое было утеряно, забыто или искажено. Поэтому я мог лишь примерно определить нужную мне точку пространства. И в этом мне помогала природа. Неизменная, несмотря на все потуги человека. Прекрасная, даже когда люди пытаются её уничтожить. И дающая жизнь, пусть и тем, кто её не достоин.

Но что-то я отвлёкся в философствования. Если вернуться к более приземлённым материям, то именно благодаря особенностям местного ландшафта я и смог обнаружить то, что мне было нужно. Несколько довольно ярких примет прошли сквозь века, оставшись в древних манускриптах и фолиантах. И одна из них, это раздвоенная вершина горы, что напоминала чьи-то рога. Другая состояла в цвете реки, что обвивала эту вершину. Меняясь от тёмно-бордового до бледно-розового в зависимости от сезона, она представляла собой красочную аллюзию на кровь бога, заключённого внутри каменного исполина. Так, во всяком случае, гласила одна из легенд племени, жившего здесь около пятнадцати веков назад. А после, неожиданно сгинувшего. И на это также есть несколько преданий.

Ушли ли они в Верхний мир или были принесены в жертву ненасытному демону Сету? Быть может, их просто завоевал более сильный народ? Вариантов множество, и истинного ответа уже не найти. Слишком много смешалось сказаний, мифов и просто слухов за века, что здесь жили люди. Именно поэтому только я, опираясь на своё умение вычленять главное и находить только достоверные факты, смог максимально приблизиться к своей цели.
Тем временем ночь уже полностью вступила в свои права и значит, мне пора выдвигаться. К тому же сегодня Луна была скрыта облаками, и это существенно облегчало мне путь. Меньше света, меньше возможности быть обнаруженным. А чтобы я мог ориентироваться на местности, у меня имелись очки ночного видения. И это были далеко не самые навороченные шедевры современной технологии в моём запасе. Собираясь в экспедицию, я отлично подготовился, собрав уникальный в своём роде комплект исследователя. Хотя правильней было бы назвать меня расхитителем гробниц. Но уж больно сильно это определение отдаёт дешёвой романтикой. Затрёпанный образ мужественного и удачливого одиночки-путешественника слишком примелькался в фильмах и книгах. Суровая реальность всё представляла в абсолютно другом свете.

Осторожно пробираясь в призрачном зеленоватом мерцании, что наполняло мир вокруг меня благодаря ПНВ, я был готов к любым неожиданностям. И именно для этого в моей руке был зажат электрошокер повышенной мощности. Я не любил использовать летальное оружие, но в некоторых моментах моей карьеры мне приходилось защищать свою жизнь. И если соперник оказывался более крупным или у меня не было времени махать кулаками, то вот такие “усмирители агрессии” подходили, как нельзя лучше. Поэтому если кому-то приспичит прогуляться в столь поздний час и попасться мне на пути, то этот кто-то приляжет отдохнуть очень быстро. Да и дикое зверьё никто не отменял. А так как шокер у меня с пневматическим метателем, то электрический разряд может поразить цель на расстоянии до 20 метров. Это если прицельно. Так что, от представителей местной фауны я тоже был защищён.

Ага, а вот и нужный мне холм со срезанной верхушкой. С него как раз открывался великолепный вид на излучину реки, где примостилась деревня туземцев. А если взглянуть, развернувшись на 180 градусов, то перед тобой будет возвышаться, уже известная мне по древним рукописям, гора, увенчанная “рогами”. Уникальное природное образование, которое вкупе с речной водой, причудливо меняющей цвет в зависимости от времени года, указало мне на точку входа в подземелье. Теперь мне осталось лишь пробраться сквозь примитивные ловушки, устроенные местными умельцами под предводительством шамана, и, вуаля, я, наконец, смогу начать нормальные поиски. Именно для этой цели у меня находился с собой небольшой металлодетектор. Судя по обрывочным рассказам уже побывавших здесь археологов и просто путешественников, местный вариант идолопоклонничества обожествляет любой металл. А значит, его будут использовать не только для поклонения, но и чтобы отгонять злых духов. Следуя столь нехитрой логике, мне удалось примерно понять, что из себя представляет охранная система языческого храма. Если так громко можно было назвать несколько, покрытых кусками золота, меди и сырого железа, фигур, что представляли собой материальную версию туземных божков.

Эти уродцы были поставлены в круг лицом друг к другу и между ними были натянуты тонкие веревки, увешанные различными металлическими побрякушками, что должны были зазвенеть, если к ним кто-либо прикоснётся.    

Глупо? Да. Действенно? Нет. Любой, нормально видящий, человек просто пролезет сквозь неплотно натянутые верёвки и пойдёт себе дальше. Но вот тут-то и сыграет свою роль буквально звериная хитрость местного народца.

В самых удобных для перехода точках были выкопаны ямы, своеобразные охотничьи ловушки. Сверху они покрыты тонкими шкурами и присыпаны землёй. А их дно усеяно вкопанными кольями, острия которых покрыты серебром. Которое по идее должно было убить любую потустороннюю тварь, решившуюся осквернить данное место поклонения богам. Что случится с обычным человеком, попавшим в эту западню, думаю, объяснять не нужно. Но играть роль жертвы я не хотел, поэтому и обошёл чуть светящиеся пятна, указанные на экране металлодетектора.

Теперь оставалось найти хитроумно замаскированный вход в сеть туннелей и первая часть пути будет пройдена. И именно для этого мне понадобится ещё одна функция моих очков ночного видения, переход в инфракрасный режим.

Судя по сведениям, оставшимся от прошлых экспедиций, здесь присутствует довольно сильная геотермальная активность. Что значительно повышает температуру любых подземных пустот, а иногда и способствует выплеску паровых гейзеров у подножья “двурогой” горы. И, конечно, аборигены мгновенно обожествили это достаточно стандартное природное явление, приписав ему тёмные и злобные характеристики. Видимо, ярость духов может проявляться только таким способом. Ну, ещё землетрясением, грозой и так далее по порядку. Классический подход ранних цивилизаций.

А вот и мои врата в нижний мир, как сказал бы кто-нибудь из местных шаманов. Выглядели они правда не так пафосно, как могло показаться, но всё же, зияющая огнём дыра в животе одной из скульптур капища наталкивала на определённые мысли.

Правда, предстояло ещё открыть эту “дверь”, так как проход я видел только через инфракрасное видение моих очков. Яркое, красно-жёлтое свечение показывало, что внутри температура может подниматься до 70-80 градусов по Цельсию. А значит, во время работы парового гейзера лучше внутри не находиться.
К сожалению, я не знал какова периодичность его всплесков, поэтому приходилось рисковать. Но сначала следовало вскрыть брюшную полость этого каменного божка, чтобы проникнуть под землю. Для этих целей у меня припасён компактный лазерный резак. Вообще он используется в промышленных целях, но сейчас, как нельзя лучше, подходит для решения моей задачи. Мощности у него для обычного базальта хватит вполне, так что заряда останется ещё, как минимум, половина. Так сказать, на всякий случай.   

Активировав резак, я, стараясь всё сделать побыстрее, довольно неаккуратно вскрыл живот каменному изваянию. Не очень хотелось привлекать к себе внимание всполохами красного света посреди ночи. Потому и не старался особо. В итоге получилась дыра с рваными оплавленными краями, в глубине которой таился нужный мне проход.
Подождав немного, пока камень слегка остынет я, тем не менее, стараясь не касаться, всё ещё светящихся вишнёвым цветом, кромок, стал пробираться внутрь. Там меня ожидали ступени, уходящие вниз и надпись, выбитая прямо перед спуском. Язык был мне незнаком, но судя по некоторым знакам-буквам он состоял в родстве с древнешумерским. Такие же морфемы в клинописной стилизации. Времени разбираться, что именно там написано сейчас не было, так что, быстро сфотографировав надпись на свой карманный планшет, я стал спускаться под землю.

Довольно скоро мне пришлось существенно согнуться, чтобы продолжить движение. Похоже, строители этого сооружения не рассчитывали на высокий рост своих потомков. Ну, или просто сэкономили на труде работников. В любом случае, если так пойдёт и дальше, то мне придётся передвигаться на четвереньках. А учитывая, что всё это время я иду по ступенькам, то комфорта от этого не прибавится.

Мои опасения подтвердились, когда спуск закончился и передо мной предстал, уходящий во тьму, лаз. Да, именно так. На нормальный коридор эта “кишка” не походила вовсе. Но отступать было поздно, да и времени у меня было только до утра. Когда наступит рассвет, я должен будут оказаться подальше от этого места. Ведь местные шаманы придут кланяться своим идолам, принесут дары, а тут у одного из истуканов вспорото брюхо. Связать приход белокожего незнакомца и данное богохульство будет проще простого. Так что, по моему следу может сразу отправиться отряд кровожадных ребят, которые очень сильно будут хотеть показать мне, как я был не прав, что сунулся к ним в гости.

Дышать становилось труднее, и ко мне уже начали подбираться первые признаки клаустрофобии. Никогда не страдал этим недугом, но на кого не подействуют угнетающе несколько тонн гранитной породы над головой. Хорошо хоть видимость была приличной, очки продолжали работать безукоризненно. Мертвенно-зеленоватый полумрак скрадывал некоторые пропорции, но всё же я заметил некоторую тенденцию на расширение прохода. И о чудо! Спустя несколько десятков метров я неожиданно выполз в довольно большую залу, несомненно, искусственного происхождения. Об этом говорили колоны, огранявшие её по периметру и странного вида врата, находящиеся в противоположной от меня части помещения.
Настороженно оглядываясь, я неспешно двинулся вперёд. Ожидать ловушек здесь не приходилось, но всё же торопиться не стоило. Как говориться, бережёного бог бережёт. От неуместности этой старой пословицы я слегка ухмыльнулся. Немного нелепо упоминать бога там, где, по верованию другой религии, эти самые боги живут.

Скользящим шагом я быстро обошёл всё вокруг, уверенно ощупывая подозрительные места руками и “подсвечивая” себе миниатюрным звуковым сканером. Этот прибор использовали, чтобы находить пустоты в различных материалах и его возможности мне часто помогали в поисках замаскированных проходов и тайников. Так что, прежде чем двинуться к самому предсказуемому продолжению пути в виде врат я решил проверить всё помещение полностью.

К моему удивлению вокруг была монолитная скала. Значит, создатели этой сети подземных ходов не ставили себе целью запутать оказавшегося здесь человека. Ну, или самое сложное меня ещё ждёт впереди.

Подойдя к возвышающимся, как минимум, на три метра створкам, я стал всматриваться в барельеф, что причудливым рисунком покрывал всю поверхность врат. Сцены, изображённые на нём, заставляли усомниться в нормальности психологического состояния художника, что изобразил их.

Сплетённые в чудовищных сочетаниях человекоподобные существа, нечто отдалённо напоминающие неких мифических монстров, и растения, что своими инородными формами лишь отдалённо напоминали земную флору. Эта картина, полная гротеска и болезненной эстетики, спускалась откуда-то с потолка и, обволакивая маслянисто-мерцавшую поверхность, расплёскивалась у моих ног неопрятными кляксами.

Передёрнув плечами, я, на всякий случай, зафиксировал это “произведение искусства” в видеофайл на планшете и приступил к поиску возможности открыть створки. Но, спустя мгновение, понял, что это лишнее. Стоило мне только коснуться прохладного материала врат, как они, словно проваливаясь внутрь себя, стали втягиваться в стены.

Ошарашенный, я сделал шаг назад. Уж больно высокая технология для этих мест. Стоило задуматься над правдивостью некоторых легенд. Неужели я набрёл на следы забытой, но высокоразвитой цивилизации? Или это просто реликт прошлого, что непостижимым образом обрёл неожиданные свойства? Артефакт инопланетного происхождения? Шутка моих конкурентов? Что-то уж слишком много различных гипотез. И каждая из них за неимением точных фактов может быть жизнеспособной. Вот только этим будет заниматься кто-то другой. Сейчас моя задача добраться до Иномирного Диска и после максимально незаметно уйти отсюда. А уж потом, в более приятной и спокойной обстановке, попытаться понять, что же это всё-таки за необычное строение на глубине почти в сотню метров.

Передо мной зияло тёмное пространство, которое будто манило меня сделать шаг вперёд. И, преодолев некую неожиданно возникшую нервозность, я его сделал, а потом ещё один, и ещё. А спустя минуту,я понял, что продолжаю идти в полной тьме, ведь мой ПНВ отключился. Слегка раздражённый, я снял очки и, подсвечивая себе включённым экраном планшета, стал разбираться, что в них могло сломаться. Вот только и он погас буквально через несколько секунд. Мелькнувшая догадка заставила меня сразу же проверить все находившиеся в наличие приборы на работоспособность. И, о ужас! Ни одна лампочка, не один светодиод или маркер заряда не горел знакомым синеватым светом.
Батареи! Да, да у меня же всегда есть с собой запасная заряженная ёмкость. Скорее всего, я и не заметил, как всё разрядилось. Сейчас всё сменю и пойду дальше во всеоружии.

Успокоив себя столь нехитрым решением возникших проблем, я скоро начал менять везде аккумуляторы. А так как всё, что нужно у меня всегда находилось под рукой, то этот процесс завершился очень и очень быстро. Но вот беда, ничего так и не изменилось.

Пощёлкав для проформы переключателями на всей своей машинерии, я понял, что попал. Причём глубоко и надолго. Теперь оставалось только возвращаться назад. Да и идти придётся наощупь и очень осторожно. Ведь сейчас я был словно слепой котёнок.

Развернувшись на 180 градусов, я, выставив перед собой руки, двинулся обратно. Но шествовать мне пришлось недолго, так как почти сразу же мои руки упёрлись в наглухо закрытые створки.
Наверное, стоит подождать, пока они опять активируются от моего прикосновения. Вот только прошла минута, потом ещё парочка, а врата так и не соизволили открыться. Вместо этого я вдруг стал замечать, как стены вокруг меня начинают слегка светиться. Это был серый, неровный свет, что своим дрожанием размывал предметы вокруг, превращая действительность в некое подобие сна. Ну что ж, главное, чтобы всё потом не переросло в кошмар подумалось мне. И напоследок ещё раз толкнув врата, дабы убедиться, что путь назад закрыт, я вновь отправился к первоначальной точке своего пути.

Идти снова пришлось недолго. Через какую-то сотню метров передо мной предстала развилка. Правда, она оказалась несколько непривычного вида. Коридор раздваивался не влево и вправо, а вверх и вниз. Причём два этих прохода были столь искусно свиты друг с другом, что поначалу я даже не понял, какой куда ведёт. Уж очень чужеродная геометрия предстала перед моим взором.
Положившись на интуицию, я двинулся дальше. И вскоре понял, мой выбор существенно изменил состав воздуха, которым я дышал. Теперь в нём значительно преобладал, так называемый, запах свежести или послегрозовой аромат. Что говорило о несомненном присутствии большой части озона. Который при высокой концентрации может стать ядовитым для человеческого организма.

Но не успел я как следует испугаться, передо мной вновь появилось разветвление туннеля. Теперь вариации, куда пойти в разы увеличились. Целых четыре прохода и каждый выглядел по своему привлекательным и безумным. Особенно тот, который был в потолке. Как туда забраться я даже не думал, но подойдя ближе, понял, что просто смогу запрыгнуть в него. Эта удивительная возможность появилась, когда я стал прямо под ним. Моё тело будто потеряло какую-то часть веса, и теперь я казался себе не тяжелее пушинки. Но стоило шагнуть в сторону и вот у меня вновь привычная масса.

Что же тогда меня ждёт в других туннелях?
Озаботившись этим вопросом, я подошёл к каждому из оставшихся и везде ощутил существенное изменение физических свойств окружающего пространства. Неужели я попал в некую аномалию?

Возможно и так, но размышлять над этим вопросом времени не было, я явственно ощущал близость рассвета. И вновь доверившись интуиции, я решил свернуть налево, там, по крайне мере, всего лишь сменился мой диапазон восприятия звука. Пройдя немного по этому коридору, я отчётливо смог слышать инфра и ультра частоты. Это немного пугало, но мозг, ещё не разобравшийся с таким обилием информации, просто отсекал ненужные данные, оставляя мне гудящие обертоны и писклявые трели непривычных тональностей.

А вот и ещё небольшой зал, где все стены буквально утыканы уходящими в неизвестность проходами. Похоже, я попал в самый настоящий лабиринт. Быстро обойдя несколько ближайших ко мне туннелей, я подтвердил свою теорию о вариативной трансформации материальной составляющей этого места. Каждый из ходов предлагал свою неповторимую модификацию реальности. Гравитация, температура, электромагнитное излучение, запахи, вкусы, всё менялось, стоило сделать лишь один шаг внутрь.

Ну что ж, слишком большой выбор убивает чувство свободы, подумал я, почти бегом направившись в первый попавшийся коридор. Где, стоило мне преодолеть с десяток метров, как вспыхнувшая молния насыщенного пурпурного цвета выключила моё сознание.

Что-то пробежало по моей щеке. Рефлекторно смахнув рукой маленького жучка, я, открыв глаза, увидел его дальнейший путь по полупрозрачной траве, что неспешно колыхалась у моего носа.

Изумлённо вскочив, я понял, что всё это время лежал лицом вниз. Об этом свидетельствовала примятая растительность в форме моего тела и крохотные иголки восстанавливающегося кровообращения, что забегали по всем моим конечностям.

Но не это было причиной моего удивления. А пейзаж, расстилавшийся передо мной. И “стеклянная” трава была здесь самой малой странностью. Парящие в чуть синеватом воздухе, зеркальные шары, что соединялись с поверхностью тончайшими древесными стволами. Волны радужной смены цветов, что бежали, словно от ветра по всем растениям в поле моего зрения, стоило мне сделать всего один шаг. Небеса глубокого фиолетового оттенка с примесью звёздной пыли, что уже стала исчезать под влиянием приближающегося восхода. И много, много другого, непонятного мне, но почему-то не чужеродного, а словно таящего в себе тайну, которую хочется раскрыть.

На мгновения я застыл, поражаясь восхитительной картиной, что окружала меня, привлекая своей необычностью и уникальностью. Я словно вернулся домой, ещё не зная, что это мой дом. И именно в этот момент ко мне пришло понимание. Весь этот лабиринт, путь к Иномирному Диску, был просто дверью, которая помогла мне открыть и понять своё предназначение. Отринуть техногенную мишуру, узколобые догматы привычности и найти свой поток. Мир, в котором, я могу быть тем, кто я есть на самом деле. Человеком, который стремится к познанию. Себя, всего сущего и снова себя самого. Микрокосмос и макро Вселенная, сплетённые воедино.
Я сделал глубокий вдох.
Над горизонтом поднималось два солнца. Крохотная белая горошина и бордовый массивный гигант. Начинался новый день.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s