Валентин Егоров. Хаарчаана — белый символ жизни


Эта очень похожая на сказку история, начавшаяся с беды великой для одного из героев на далёком якутском Севере, у самого речного устья бабушки Колымы, завершилась, на радость всем живущим, чудом воссоединения родных в северной столице нашей огромной страны… Так вот, сядем рядком, настроимся ладком – сказка сама и расскажется об обитающих рядом с нами исполинах, белых медведях, охраняющих покой такой хрупкой полярной природы, несмотря на собственную беззащитность перед многими жизненными обстоятельствами.

На бескрайних просторах крайнего Севера, где рокочет под ледяным панцирем Северный Ледовитый Океан, жила себе неприметно одна большая белая медведица, очень похожая на ту ярчайшую звёздную Большую Медведицу на небе, отчего и получила своё имя, ясное и простое, – Большая Медведица. И была у этой великанши маленькая-премаленькая любимая доченька Колымана, названная так в честь не менее любимой реки Колымы, помнящей всех своих обитателей, и речных, и наземных, с самого рождения.

Заботливая мамочка с самых первых дней появления на свет малышки приучала её к умению выживать в суровых условиях жизни: терпеливо, сливаясь с белым льдом и нанесённым снегом, прикрывши лапой для пущей маскировки ещё и свой чёрный нос-пуговку, часами выжидать у полыньи появления осторожной нерпы, главной добычи для хозяев тундры, что не бегает за тобой, а стремглав улепётывает-уплывает, зачуяв лишь только посторонний запах; быть предельно внимательной, заранее избегать встреч с двуногими существами, людьми, которые после голода остаются главными врагами полярных медведей, исключая, конечно, друзей-экологов, заботящихся об умках, оберегающих покой уникальных животных, занесённых ими в Красную Книгу.

Колымана, как умная сметливая девочка, налету схватывала уроки мудрой матушки – ей не терпелось проявить свои навыки наяву, чем однажды подвергла смертельной опасности не только себя, но и кинувшуюся спасать родительницу. А произошло вот что… Во время очередной совместной охоты уж очень самостоятельная малышка затаилась за торосами возле соседней полыньи, посчитав, что всему научилась. Когда зазевавшаяся добыча появилась над водой, смело, как учила мамулечка, ринулась на морское животное, оказавшееся, на беду охотникам, клыкастым матёрым моржом, который в гневе чуть не раздавил наглого медвежонка, посмевшего поднять лапу на самого императора ледовых пучин, где ему не было равных и никто не был страшен! Большая Медведица, в последний миг огромным телом заслонившая дитя от верной погибели, отчаянно отбивалась от рассвирепевшего исполина – кровь обагрила снег вокруг проруби, рёв и рык разносились на всю округу!.. Порядком уставший противник, ощутив пару раз на себе силу ударов мощных лапищ белой царицы, благоразумно решил отступить в родную стихию, что и спасло раненную медведицу, с месяц после зализывавшую глубокие раны, пока они не затянулись. А Колымана на всю жизнь ценой таких жертв получила урок соразмерять свои силы с возможностями жертвы постоять за себя, ведь каждому живому существу дорога жизнь, даже самому беззащитному, и он будет биться за неё до последнего!

Теперь заметно подросшая за пролетевшее время малышка следовала только за мамой, опасаясь шаг ступить без её согласия, чем укрепляла веру обоих, что всё у них дальше будет хорошо… Но, к великому вселенскому горю, случилась беда, враз перечеркнувшая средь бела дня счастливую судьбу красивых обитателей этих заповедных мест, украшавших собой суровый мир Севера. Неотвратимое зло исходило от двуногого негодяя, устроившего на охраняемой территории бойню!!! Большая Медведица, первой попав под град смертоносных пуль из-за засады, на последнем издыхании успела толкнуть дочь в расщелину торосов, где Колымана и затаилась, спасаясь от озверевшего бандита-нелюдя.

Лишь ближе к полуночи бедная девочка осмелилась покинуть убежище. Мир, в котором ещё вчера была жива мама, и даже ночь не казалась такой непроглядной, подсвеченная яркими всполохами полярного сияния, давил мёртвой тишиной и чёрной безысходностью. Дочь всем существом всё равно не верила в потерю навсегда смысла её жизни – повинуясь зову родной материнской крови, витавшему в плотном сыром ледяном воздухе, Колымана двинула в неизвестном направлении, улавливая носом уже почти неуловимый материнский запах… В пути звёздная Большая Медведица так напоминала осиротевшему медвежонку его маму, что тому сейчас очень мечталось превратиться в Малую Медведицу, чтобы, как они там высоко, быть вечно рядом, не боясь никого и ничего в этом подлунном мире…

К утру умка без сна и отдыха совсем выбилась из сил. Добыть себе что-то серьёзное для пропитания не получилось – довольствовалась случайно пойманной полярной куропаткой да парой мелких леммингов, но разве это еда для юной медведицы. И мама, несмотря на её настойчивые поиски, никак не находится, а ведь она тоже не смогла бы выдержать столько времени без единственной дочки! «Где же она?..» — жалобно вопрошала Колымана, глядя в серое унылое небо, не дающее ответа. Ослабевшая, изрядно исхудавшая, она из некогда грозного хищного животного сама превратилась в объект для охоты других хищников, рыскающих по бескрайней тундре в эту самую трудную пору бескормицы. На одном из колымских перевалов смерть, забравшая совсем недавно мать, подкараулила и дочь, столкнув её на тропе лоб в лоб со стаей обезумевших от голода полярных волков, что с диким остервенением набросились на молодую медведицу, занявшую круговую оборону в, может быть, последней для неё схватке: перевес сил был явно на стороне стаи – исход столкновения решил всего лишь один сокрушительный удар лапой Колыманы, потерявшей от волчьих укусов за какие-то мгновения уже немало крови, под который попал сам вожак! Подхватив сражённого наповал соплеменника с перебитым хребтом, остальные, поджав хвосты, кинулись рвать когти, лишь бы убраться подальше от этой не по-детски разбушевавшейся медвежьей особи, обманчиво юной на вид…

А выжившая таким образом медведица сама оказалась между жизнью и смертью! Забыв про всякую осторожность, она в поисках хоть какого-то спасения чудом смогла доползти до колымской трассы – там силы и сознание оставили разнесчастную Колыману окончательно. Она совершенно не помнила, как, на её счастье, двое водителей-дальнобойщиков вовремя заметили на обочине упавшего умку, на руках сумели погрузить в кабину и лихо доставить до человеческой клиники, где краснокнижному животному, ввиду исключительности ситуации, успели остановить продолжавщееся кровотечение и отвратить неотвратимо надвигавшуюся смерть – правда, медицинское начальство на сие самоуправство сердобольных хирургов по головке не погладило… Но народ от всей души благодарил спасителей, вернувших к жизни не просто дикого зверя, а идола, коему издавно поклонялись наши предки, считавшие медвежье сословие прародителем человеческого рода.

Вот так невероятным образом вырвавшаяся из лап смерти Колымана оказалась в нашем зоопарке «Орто-Дойду», где под неё соорудили просторный вольер с бассейном и домиком-берлогой, чтобы прятаться от излишнего человеческого внимания. Но ещё очень долго дикая медведица привыкала к сложившейся ситуации: отказывалась от пищи, не подпускала людей, была безучастна ко всему, лишь по ночам изредка выходила на волю огороженного пространства, выискивая на небе мерцающую манящим светом Большую Медведицу, так похожую на её маму… Однако любое живое существо привыкает ко всему, если, конечно,  от него не исходит зло. Так и наша Колымана начала потихоньку принимать новый мир, где нет бескормицы и любой дикости, а лишь уход и внимание. Особенно ей по сердцу пришёлся седовласый Лука Лукич, что своей шерстью на круглой макушке и таком же круглом лице очень напоминал мамулечку, ещё почти материнской заботой и нечеловеческим пониманием, как тяжело привыкать к пусть сытому, но одиночеству – мудрый человек пытался стать ей другом, которому можно будет довериться полсе стольких смертельных испытаний.

Когда красавица Колымана стала совсем взрослой, потребовалось более близкое существо из числа соплеменников. Прибывший из зоопарка северной столицы ровесник Миша сразу же пришёлся по душе истосковавшейся по звериным ласкам медведице – работники «Орто-Дойду» вздохнули с облегчением: их любимица, наконец-то, зажила полноценной жизнью… А ярким подтверждением этому стало сенсационное рождение в неволе маленького белоснежного пушистого комочка, очень похожего на снежок, верней, на снежинку, так как вскоре выяснилось, что эта самая кроха есть девочка, наречённая единогласно Хаарчааной. Счастливая Колымана души не чаяла в малышке, видя в ней себя и по повадкам, и по характеру, зорко берегла покой своего чада, в первые дни даже никого не подпускала близко, памятуя о возможных бедах из недавнего прошлого… Вскоре эти страхи в окружении всеобщей любви прошли – и народ, толпами поваливший в зоопарк, во всей красе смог, наконец-то, лицезреть выход в свет маленького белого живого символа победы добра, света, жизни над злом, тьмою и смертью!..

Однако, к величайшему сожалению, недолго продлилось счастливое материнство Колыманы: сказались старые беды с травмами и потрясения, с ними связанные – медведица стала не в состоянии ухаживать за нежно любимой малышкой, нуждающейся в ежеминутном уходе и ласке. Во имя продолжения жизни, как когда-то спасали саму маленькую Колыману, попавшую в безвыходное положение, решились на срочный переезд пока ещё беспомощной Хаарчааны в северную столицу к родной бабушке Усладе Ивановне, что сумела обиходить в своё время аж шестнадцать рождённых ею медвежат, поэтому на внучку из далёкого Севера доброго сердца хватит с лихвою – и не утеряется связь поколений этих полярных исполинов, являющихся достоянием природы всего мира. Жалко, их осталось не так много – рождение каждой особи является событием не только для них, но и для нас, людей, ответственных за всех, кого мы приручаем или опекаем…

Так закончилась история со счастливым продолжением о белых медведях, умных, смелых, заботливых и не таких уж хищных, как представлялись кому-то вначале, ведь они же наши соседи – белые медведи…

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Валентин Егоров. Хаарчаана — белый символ жизни

  1. Ольга:

    Интересно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s