Анна Морозова. Новый Год у каждого свой

Каждый ребёнок ждёт Нового Года.  Сердце замирает, когда он слышит, что дед Мороз за хорошее поведение подарит подарок и мешок конфет, а может быть даже лично придёт домой, чтобы поздравить. Каждый малыш верит в сказку, пока жива ещё вера и в Снегурку, и в её деда.

В детстве у нас не было паники при выборе подарков, походов всей семьёй по магазинам. Не было у нас и дорогостоящих подарков и фейерверков. Даже меню у нас всегда было предельно простым: «Шуба», «Оливье», картошка-пюре, запечённая курица с чесноком, «Советское», пардон, «Российское» шампанское… Но с каким подходом в нашей семье осуществлялись приготовления в канун праздника расскажу подробнее.

Раньше летняя кухня была и зимней тоже. Это сейчас в доме есть кухня с санузлом и горячей водой, бегущей из крана. Утром папа приносил туда большой телевизор из дома и растапливал печку. Мы с мамой готовили и смотрели советские фильмы сперва в тёплых кофтах и валенках, т.к. стены за ночь покрывались инеем, а местами и снегом. К 12 часам дня можно было находиться там в футболке, но валенки не снимались никогда.

«Джентльмены удачи» — фильм, который мама, кстати, не очень любила, смотрелся в обязательном порядке, т.к. мы с братом его любили. Потом мама смотрела фильм, который больше был ей по душе: «Девчата», «Стряпуха» и пр. Вечером начинались наши с Андреем фильмы, которые родители комментировали и цитировали почти полностью: «Кавказская пленница», «Операция Ы… «, «Иван Васильевич меняет профессию», «Служебный роман», «Ирония судьбы…»

Пока мы с мамой  «крошили» салаты, наши мужики наводили дома уборку. По обыкновению выносились паласы, топтались в снегу, пока папа выбивал из них снег, Андрей мыл полы.

Без лишних вопросов, как муравьи в муравейнике, каждый выполнял свои обязанности вне зависимости женское это или мужское дело. А наши наточенные с утра ножи с наслаждением ходили по деревянным досточкам, в этот день мы с мамой занимались только готовкой. К полудню становилось теплее. Папа через каждые полчаса забегал в кухню на перекур и, словно кот, украткой стаскивал с досточки то кусочек колбасы, то половинку варёного яйца. Лукаво он поглядывал на нас, мы его журили за это, а он вылетал, весёлый, на веранду и как-нибудь отшучивался. И только бедный Андрей подолгу не посещал нас, т.к. не курил в силу своего мелкого возраста, поэтому и фильмы он смотрел урывками.

Когда мы были совсем маленькие, то ёлку наряжали за неделю или две до праздника. Позже ёлку стали ставить в канун Нового Года и это было мужским занятием. Быть может поэтому сейчас я с невероятной силой люблю украшать квартиру и ёлку, видимо, в детстве я этого недополучила.

Коробка со стеклянными игрушками, сколоченная из фанеры, хранилась в сарае. Папа её приносил и наказывал нам не доставать игрушки по меньшей мере час. Холодные шары могли лопнуть от резкого перепада температуры. Каждый год гирлянды перепаивались и, как по волшебству, снова начинали работать. Каждый год одна или две игрушки нечаянно разбивались. Мишура, дождик, бусы из пенопласта и самодельные бумажные цепи украшали шторы, окна, дверные проёмы.

Ёлочных игрушек у нас было море — своих и, по наследству доставшихся от бабы Ани. Высокая искусственная ёлка — тоже её подарок. Маленькие и большие шары всевозможных расцветок бережно доставались и укладывались на палас, каждая игрушка протиралась от пыли влажной тряпочкой. Старинные игрушки на металлических, уже ржавых прищепках были самыми ценными: зайцы, волки, какие-то индусы в чалмах, факиры, птички и даже огурцы и помидоры. Очень сильно я скучаю по тем игрушкам и даже не знаю сохранились ли они у родителей.

По обыкновению ёлку ставили на пол, а крестовину укутывали ватой, будто снегом. Это сейчас искусственные ёлки в магазинах продают пышные, разлапистые, с встроенной гирляндой, концы иголок мигают, а сама елка вертится вокруг своей оси. Наша ёлка была приближена по внешнему виду к натуральной — с тонкими веточками на лапах и короткой хвоёй. Создавалось ощущение, что она настоящая, только вот её идеальная коническая форма нарушала естественность и хвойный запах, конечно, отсутствовал.

Конфет перед новым годом было завались. Два подарка с маминой работы, два с папиной и два от Профсоюза, плюс столичная тётушка, папина родная сестра Ольга, присылала сладкую посылку . Как и все нормальные дети, мы выбирали сперва шоколадные конфеты с орехами. Потом шли в ход ириски и батончики. Карамельки раскидывались по квартире, иногда мы ими украшали ёлку. Очень здорово было обнаружить подвешанную конфетку при разборе ёлки. Она убиралась в феврале и конфет уже к этому времени не было впомине. Вкусный сюрприз был очень даже кстати.

А ещё к новому году из разных городов приходили по почте открытки. Двоюродные бабушки Зина и Зоя, мамина сестра т. Лена и её крымские подруги любили их отправлять — это была традиция. Открытка сопровождалась тёплыми словами и добрыми напутствиями в новом году. Мы тоже отправляли. Мама всегда покупала их на почте и там же сразу отправляла.

После того, когда праздничный ужин был приготовлен и еле впихан в холодильник, мы отдыхали, мылись в бане. Родители нам рекомендовали лечь поспать, но мы игнорировали их. Какое там спать в праздник — 31 декабря для нас был праздник тоже. К девяти вечера еда переносилась нами в дом и само-собой телевизор . Мы отмечали уход старого года. Всегда мама вздыхала и говорила: «Тяжёлый был год, что принесёт новый? Богу только известно… «

Куда-то в небытие ушла традиция с открытками. Ёлочные игрушки сейчас продают очень красивые, но пластиковые, поэтому даже не переживаешь, если она выскользнет из рук. Плохо это или нет, не знаю, но уже нет той ценности из-за опасности её разбить. Гирлянды в основном однотипные. «Оливье» и «Шубой» уже никого не удивишь. Меняются времена и кое-что изменилось в этой предновогодней суете.

Раньше Новый Год был семейным праздником и отмечали дома, либо у соседей несколькими семьями, каждый приносил по своей «Шубе». Помню 95-ый год мы отмечали как раз у соседей. После речи Ельцина и боя курантов мы все выбежали на улицу, Дядя Коля (сосед), вместо салюта пальнул холостым в небо из охотничьего ружья, вот же весело было нам — детям. Это был наш первый взрослый новый год, нам было 6 лет и мы полночи смотрели первый канал, а утром родители на руках, нас спящих, отнесли домой.

Ничего плохого не имею против теперешних отмечаний и вообще подготовки к новому году. Знаю, что мы выросли и уже не так сказочно воспринимаем всё. Нет уже того холодка и чувства чего-то необыкновенного, когда в полночь открываешь окно или дверь и по традиции запускаешь новый год в свой дом. Но одно я знаю точно: когда пробьёт 11 и будет пауза между 12 ударом курантов, я загадаю одно единственное и самое заветное желание и буду верить, что оно исполнится.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s