Елизавета Гарина. Подарок


Бывает, дружишь с человеком год, второй, третий, у него семья, у тебя семья, а потом… твой День рожденья. Он приходит с подарком, но не остается – спешит, дела. Уже после, когда все гости разошлись, когда гора посуды перемыта, и двухнедельные залежи на работе (ведь День рожденья – ответственный праздник!), наконец, разобраны, когда уже съездили на рынок, дачу, собрали соседке Марье Ивановне шкаф, выбросили с балкона старый диван, уже сходил, купил себе подарок (надо же и самого себя осчастливить, в конце-то концов), в общем, прошел уже чуть ли не месяц, когда открываешь подаренное.

Берешь в руки аккуратно упакованную коробочку, разворачиваешь ее, улыбаешься увиденному – милая безделица, но приятно, что о тебе думают, заботятся, так любят, – а потом читаешь открытку и замираешь. Через секунд тридцать про себя говоришь нелепое «Спасибо», имея в виду, конечно же, милое-приятное из коробки, а не слова открытки. Но после все в тебе замолкает: деревья перестают шелестеть, звери всеми лапами врастают в землю, застывшее напряжение в ветре, дожде, солнечном свете – все вслушивается в даль, во внутрь себя и ждет… Вот первый свежий порыв, предвестник дождя, растревожил деревья, и взлетевшая вверх птица истошно крикнула – это сигнал – и муравьи организованными колоннами спускаются в свои бомбоубежища, волки, косули, олени каждые в своих стаях плотнее жмутся спинами друг к другу, цветы, распустившиеся накануне, в страхе закрывают глаза, деревья безмолвствуют. Волна идет. Близость ее чувствует все живое и неживое. Она здесь: поднимает на своем гребне лес, опушки с цветами, муравьев в земле, волчьи стаи, птиц, сотрясает свет неба тихим и тонким, но не менее страшным, звуком, и возвращает все назад. Все становится как было, но не имеет с тем было никаких связей – дома все разрушены.

Смотришь в самом себе по сторонам – и замечаешь: ветки деревьев (такие зеленые и молодые) прижимаются к стволу и никнут, с неба падают птицы, животные, пораженные страхом, уходят с насиженных мест. А в твоих руках все та же открытка, ты ее так крепко держишь  в руках уже минут пять, всматриваясь в завиток каждой буквы, не видя ни одной из них. Иэн[1] был прав: любовь разбивает нам сердце снова и снова: сначала когда входит в него, и заставляет его биться так, что необходимо второе, и в отсутствие такового сердце падает и разбивается, а после снова разбивается, когда от друга получает любовную записку… Думаешь: Ну как же это? Чем помочь? Как?.. Слезы беспомощности стекают с лица. Потом ходишь смурной день, второй, третий… И странна тебе твоя настоящая жизнь; что питало, больше не утоляет, что заставляло идти, не дышит в спину… Пустые глаза упавших наземь птиц смотрят в ответ.

И, собственно, ты ничем ответным не обязан: не любить, не страдать, не думать, не дружить, не видеть, не говорить… Слова на открытке несут особый запах леса когда-то полного жизнью, они строят к нему свой каменный мост, словно говорят: «Протяни руку, вот он, здесь, он живой, он растет, дышит, он радуется, в нем все как прежде, в нем поют птицы, живут цветы, которые любят косули, он полон счастья жизни, он вечен, он никогда не умрет». И уже готов оглянуться и упасть в раскрытые объятья…

Но случилось то, что должно было случиться. Вы встречаетесь, беседуете так, словно не было ни подарка, ни открытки, ни написанных на ней слов, пытаетесь поймать во взгляде, жесте, улыбке, что их подтвердит, но напрасно. Что это было? Тайное чувство? Затмение? Снова достаете открытку, перечитываете и вдруг понимаете, что она не вам. Она для вашего дарителя. И подарок не вам, и крушение мира не для вас… В спешке вам передарили красивую коробку, а вы поверили… В настоящей жизни птички не поют, только на картинке или в плеере. Но ты-то их слышишь!.. Они молчали, они боялись петь, они не знали, где они. Но теперь – они поют. И на их пение возвращаются олени и волки, от их пения открывают глаза цветы, оживают деревья, свет льется сквозь густые кроны, и стучит сердце. Волна, имевшая целью обескровить птичье пенье, как резкий звук ботинок об асфальт, приказал мирно греющимся в солнце птицам взмыть, и их голос переливает небо.

Смотришь по сторонам – приближается тот, кого птицы не бояться, в чьем присутствии им спокойно и они продолжают свою песню. Он подходит, кладет свои руки на плечи, и в одночасье понимаешь, что волна пошла именно от этого прикосновения, что это его рука оттянула звук струны до той кристальной чистоты, которая освобождает от окаменения.

Вот и все. Впереди выходные, на которых вы пойдете к тому самому другу в гости, будете выпивать, шутить, и все время вас за руку будет держать полный птичьего щебета и спокойствия лес.

[1] — Иэн Кертис (Ian  Curtis), фронтмен группы Joy Division. В тексте перефразируется название одной из известных песен группы — “Love Will Tear Us Apart”(Любовь разорвет нас на части).

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s