Алексей Гессе. Сумрачные лабиринты и свет Небесного Царства

Скептики и путники

            Что такое — душа человеческая? Почему её зовут странником Вселенной? Где находятся миры, описанные в сказаниях и мифах? И кто они — наши провожатые из мира теней в Царство Вечного Света?

            Говорят, что одни из самых больших скептиков по природе иного мира — среди врачей, особенно, среди психиатров. Врач постоянно сталкивается с необычными, странными явлениями, и старается объяснить их, прежде всего, рационально, базируясь на знаниях по нейрофизиологии, по психологии и по другим биологическим наукам.

            Когда я в советское время поступал в институт, то и сам был изрядным скептиком, и, пытаясь понять аномалии психики, оперировал привычными категориями, исходя из того, что есть только мозг, а душа, как синоним психики — проявление информационных процессов в центральной нервной системе.

            Однако, мир сложнее банальной версии, и практика подтверждает — нельзя игнорировать то, что реально сказывается на всей нашей жизни, а логика грубого материализма создаёт искусственные ограничения познанию, с которыми следует расстаться, как с детскими болезнями, чтобы распахнуть разум и сердце для познания и восприятия удивительного мира!

            Когда то скептики сказали, что материальность бытия доказывается всей историей человечества, но над ними рассмеялись бы даже древние греки, которые отлично знали — вся история человечества подтверждает, что в мире существует то, что принято называть «чудесами»; что «иная реальность» существует как бы параллельно привычной и, в то же время, нераздельно с ней, подтверждая свою актуальность; существует какое-то высшее (необязательно, божественное) руководство, и что-то словно, выталкивает нас — принимать путь, который может привести к безумию и способен вывести к вершинам истины и любви.

            История человечества, и, вправду, примечательная. Так, если внимательно посмотреть,  то среди лидеров, среди гениев не сыщешь, так называемых, «нормальных» людей. Они или безумны до невменяемости, или почти безумны, но удивительным образом они сбалансированы, и в гармоничности своей превосходят тех «нормальных», которые не водятся с «большими демонами», но в головах своих плодятся во множестве «тараканы», которые поедают светимость их души, и которым люди служат, постоянно забывая и отвлекаясь от высших духовных устремлений.

            Поэтому, статический вариант психической нормы, который обычно используется в психолого-психиатрической практике — не есть характеристика здоровья, но может рассматриваться, как одержимость болезнями суеты: микрообсессиями, фобиями, патологическими пристрастиями — целым букетом «милых слабостей», которыми мы даже гордимся, принимая эти деформированные личины за свою индивидуальность, и защищаем их, упорно не желая очиститься, чтобы принять в себя то, что безбрежный космос предлагает для души человеческой.

            Впрочем, опасения грешной человеческой души не безосновательны. Казалось бы, взял «духовный дуст», изгнал всех «тараканов», принял Святой Дух, и более нет забот о духовном выборе: всё прошлое — позади, и ангелы — в дорогу!

            Практика показывает, что те мотивации, которые исходят из нашего животного бессознательного, достаточно сильные и имеют повторяющийся обсессивный характер, а увлечённость, даже в мыслях, сбивают настройки путника, устремлённого к небесным целям, и многие так и не выходят из этого порочного круга, оставаясь моралистами, «белыми и пушистыми», но внутри раздираемые страстями. В стрессовых же ситуациях эти страсти лезут наружу, проявляясь во всём поведении человека агрессиво и деструктивно.

            Праведность не вменяется за святость, она — только условие, только шанс для путника, идущего к небесным целям. Постигая тайны иного, путник встречается с силой, и сила тестирует путника на безупречность, то — насколько он стоек и непреклонен в следовании высоким идеалам.

            Что значит познакомиться с силой? Представьте, что вы со старой колымаги пересели на гоночный болид, и теперь нельзя допускать даже малейшей оплошности, сохраняя концентрацию внимания и проявляя бдительность и предельную аккуратность.

            Так и с силами духовного мира. Вольготная жизнь заканчивается. Начинается служение. Больше благ и даров, но возрастает ответственность, так что крест может показаться непосильным; но иного выбора не существует, и катарсис очищения приходит через страдание и сострадание.

            Вспомните, что говорил Христос: «Любите врагов ваших и благословляйте проклинающих вас». Это — начала этики. Уже в этом мире, чтобы достичь очищения души своей, требуется научиться жить не по животным рефлексам, когда на угрозу — естественная реакция: или ответная агрессия, или бегство. Всё это… слишком «правильно», и, поэтому, не привлекает силу, зато создаёт устойчивые контуры в нашей психике (в том числе, нейрональные контуры в нервной системе), как нужные, так и паразитические, стравливающие наши душевные силы на страх и агрессию.

            В христианстве недаром указано, что первым делом надо стараться успокоить волны агрессии волнами любви, а это возможно, когда обращаешься к вечному покою, и этот покой пропускаешь через себя, чтобы волны любви гармонизировали пространство. (Даже в плане нейрональной активности, доброжелательность выражается большей сбалансированностью в нервной системе и большей её продуктивностью).

            Нам привычно жаловаться на разные стрессовые факторы, что они «мешают нам жить», но мудрость состоит в том, чтобы научиться благодарности, тогда стрессы будут учить нас, как мобилизовать свои жизненные силы, как успешно реагировать в разных ситуациях, нейтрализуя  всевозможные угрозы, как обращаться к высшим силам за помощью, и как делиться их дарами для восстановления мировой гармонии?

            Следует быть благодарным нашим врагам, ибо без них мы не выявили бы то, что дисгармонично в нашей душе. Ведь, как только стресс, это дисгармоничное встаёт, словно камень на потоке — при ускоренном течении возникают буруны, турбулентности; а, применительно к психике, это означает, что импульсирует какой-то устойчивый нейрональный контур, который связан с определённой психической доминантой, которая проявляет экспансивные качества, и у нас, к примеру, возникают «внезапные» мысли, желания, намерения, и не такие, которые должны быть у «белых и пушистых», а такие, как у злобных тварей.

            Это значит, что их образы где-то засели в бессознательном, и любой хаос в ментальности для них — знак, чтобы пробудиться, атакуя психику.

            Вот, этих скрытых врагов, что прячутся в недрах нашего бессознательного, позволяют вычислить и выявить стрессовые реакции и их источники. За это им следует быть благодарными — за то, что они помогают нам распозновать слабости и очистить наши души для принятие чистых истин и чистых энергий.

            Постигая уроки праведности, можно достичь немалых успехов в очищении своей души, но в этом мире возможности для радикального очищения весьма ограничены. Человек подобен уборщику, который пытается прибраться в неком помещении под названием «Мой внутренний мир», при этом, пользуясь лишь тусклым освещением, да и то с различными искажениями.

            В психике, однако, не так, как в технике: включил свет, выключил свет; там осветил, здесь осветил; где убавил, где прибавил; где другую лампу или новый абажур подвесил. Когда осваиваются новые режимы — включаются прежде незадействованные программы, и сложно предсказать последствия наших действий, ибо результаты склонны закрепляться, и то, что раньше было с большой инерцией, впоследствии выходит без особых усилий, а, порой, спонтанно — мгновение, и ты уже в иной реальности, а она может очень сильно отличаться от привычного нам мира.

            Вообще, в психологии вариации на тему «свет осознания» довольно распространены. Говорится о ясном и затуманенном сознании, о выключенном сознании, о «трубчатом» сознании, о вспышках осознания — инсайтах и т. д. В этих символах изменённые состояния сознания — тоже варианты освещения, которые отличны от обычного: своей яркостью, сфокусированностью светового пучка, источником освещения, его цветом, его затенённостью, и даже возможностью наблюдать мир при нескольких источниках освещения.

Иные состояния сознания

            У исследователя психики возникает вопрос: «Иные состояния сознания как-то связанны с видением иного мира (иных миров), и что, вообще, представляет из себя этот иной мир — является ли он объективной или субъективной реальностью, существующей только в нашем воображении?»

            Мы, к примеру, хорошо знаем, что человеческий глаз способен улавливать и различать частоты лишь в узком спектре электромагнитных излучений. Все остальные излучения мы фиксируем специальными приборами, и знаем, что то, что происходит в видимом нам мире, отражает множественные процессы, и невидимое прямо или косвенно отражается в видимом.

            Что мы можем подчерпнуть из опыта человечества? То, что в нашем мире постоянно происходит что-то такое, что никак не объяснишь законами привычного мира. У нас нет эффективных приборов для наблюдения за иным миром, но уже есть передовые разработки, которые постоянно регистрируют нечто странное; и даже обычная техника, например фото и видео аппаратура, иногда фиксирует нечто, неподдающееся рациональному объяснению.

            Главное доказательство, конечно, от свидетелей иного мира, от тех кто в него заглядывает, посещает и даже что-то выносит, например, нестандартные идеи, образы и звуки. Это те, кого называют духовно продвинутыми людьми, мистиками, экстрасенсами и т. д. Это, в том числе, — разного рода безумцы: те, кто беспомощны в связи с катастрофическим распадом психики; и те, выдают нечто гениальное, и, порой, трудно разобраться — или это они — безумные, или это я «не дотягиваю» до их озарений?

            Более того, каждый из нас в большей или меньшей степени знаком с «иным миром». Кто-то удивлялся странностям своей психики. Кто-то встречался с проявлением «иного» в реальном физическом мире. У кого-то есть опыт клинической смерти и других особых состояний. Кто-то имел опыт приёма психотропных препаратов или иных воздействий на психику. И каждый заглядывал в иной мир посредством сновидений, иногда, настолько удивительных и реальных, что верится — в этом нечто есть сила, а, значит, и какая-то особая субстанция, которая каким-то образом влияет и на наш физический мир, может, более явно как раз в этих особенных состояниях; и потому сила сия, действительно, важна для нас, и мир иной обучает каждого индивидуума чему-то очень важному для всей его жизни.

            Что можно ответить скептикам? Когда-то было много хороших и удобных теорий, особенно для тех, кто предпочитал жить по собственному произволу.  Да, только куда денешься против фактов и доказательств? Где-то для объяснения достаточно привычных научных знаний, но в мире столько «чудесного», что проще признать иной мир и наличие некой универсальной силы и субстанции, чем изощряться, доказывая, что ничего этого не существует!

            Хотя, конечно, до сих пор не перевелись чудаки, которые готовы доказывать, что чёрное это — белое, а белое это — чёрное, что Земля плоская, а мир возник всего несколько тысячелетий назад, и многое в том же роде.

            Если бы такие высказывания исходили только от шизофреников с распадающейся психикой — куда ни шло! Аномальных скептиков хватает среди людей, которые по всем тестам проходят, как «нормальные», и даже «учёные», но эта учёность выводит их почему-то не к интеллектуальному и духовному прозрению, а к зауми и к упорному отрицанию не только иного мира, но и самых очевидных фактов и явлений.

            С точки зрения психиатрии это — вид параноидного расстройства психики, правда, не такого тотального и деструктивного, как при шизофреническом бреде, но, всё же, свидетельствующего об аномалии мышления, о том, что такому человеку пора лечиться, хотя по привычке он отрицает болезнь и желает учить других (а люди, обычно, смеются, хотя впору сострадать несчастному и заблудшему).

            Для верующих людей такие упорные заблуждения — признак одержимости, связи человека с духом нечистым. Одержимый не только выдаёт ложные суждения, он защищает что-то в себе (а это что-то и не от нас, а от «бесов», которые в нас), и всячески противится святому, и если даже морализирует, то для того, чтобы отвлечь идущих от среднего пути, предлагая им что-то демотивирующее и второстепенное.

            Поскольку познание святого — в познании духовного мира, безбожие носит эпидемический характер, поражая прежде всего «сытых» и «довольных». Для них отрицание сродни позволению — жить в своё удовольствие, не заботясь о том, что однажды за всё придётся отвечать, в не зависимости от того — как и во что мы веровали или не веровали.

            Однако, не стоит слишком долго задерживаться на описании больных людей. Здоровым следует уяснить, что иная реальность существует, и знания динамик духовного мира жизненно важны для каждого человека, поскольку они самым непосредственным образом проявляются в реальном мире.

            Тогда возникает следующий резонный вопрос — где сущестует иная реальность: вне нас или внутри нас?

            Что-бы там не утверждали разные философские школы, иная реальность объективна и существует вне нас, и даже современная физика допускает существование иной реальности в нашей Вселенной.

            Вот, так называемая «тёмная материя», которая используется в физических теориях. А насколько она тёмная, и насколько она — материя?

            А если это и есть — та самая духовная субстанция, пронизывающая всю Вселенную, о существовании которой было известно в философии и духовной практике с древнейших времён, и которая существует также объективно, как и привычная материя в нашей Вселенной?

            Ведь, если следовать исторической традиции, той же древнегреческой философии, категории духа и материи, по сути — физические категории нашей Вселенной; и мир материальный, как вложенный в иной мир (или иные миры), энергии которого пронизывают весь материальный мир, и только благодаря этим силам он не рассыпается в прах, а развивается во всём своём космическом многообразии. (Это уже значительно позже был сформулирован «Основной вопрос философии», появились разнообразные определения духа и материи, созданы различные заумные теории — тогда, как с древних времён было очевидно, что существуют привычный (физический) и иной (духовный) мир, и знание о том и другом мире жизненно необходимо для человека и для его прогрессивной эволюции.)

            Так что, «тёмная материя» — ни какая не материя, а духовная субстанция, да и не тёмная она, ибо дух видится, прежде всего, как свет (другое дело, что можно различить разные фракции духовной субстанции, в том числе, очень тусклые, которые видящие зовут «тьмой»).

            Поэтому, тёмной материей более верно назвать… привычный нам мир, в отличии от духовного мира, природа которого подобна свету; и высшие фракции духа — чистый яркий свет, изгоняющий тьму.

            Есть ли «атомы» духовной субстанции? По всей видимости — да! Только они не намного больше, чем квантовые ячейки Вселенной (для сравнения, атомы материального мира примерно на 20 порядков крупнее квантовых ячеек).

            Практически важно, что сугубо материальным мир воспринимается в очень узком диапазоне настроек психического, а во всех остальных диапазонах — восприятие духовного мира (вместе с материальным или совершенно отдельно); и эти настройки осуществляются каждым человеком; и чтобы убедиться в реальности этих настроек, следует вспомнить, что мы видим и чувствуем: в сновидениях, в различных стрессовых, медитативных состояниях, при приёме психотропных препаратов и при воздействии некоторых физических полей.

            Реально, диапазон восприятия каждого человека не ограничивается узким спектром настроек на мир материи, задействуются и другие настройки, поскольку мир иной воспринимается постоянно. Другое дело, что наша система интерпретаций настроена на то, чтобы не допускать до сознания образов иного мира, и жить в иллюзии единственно существующей реальности — мира материи.

            Тем ни менее, бессознательное постоянно обрабатывает информацию как из этого, так и из иного мира, и плодом этой обработки являются интуитивные прозрения (инсайты), персессии (предвидения) и предчувствия.

            Есть некоторые люди у которых фильтр системы интерпретации пропускает в сознание информацию о мире ином, и такие, люди, например, легко видят сияние ауры, сущностей из иного мира и много чего «необычного». Подобные феномены восприятия наблюдаются у душевнобольных людей, и такие видения «несуществующей» реальности называются «галлюцинации». Однако есть и те, которые видят духовную реальность такой, как она есть. И такое восприятие уже нельзя назвать галлюцинаторным, ибо оно есть — чистое видение!

            Обретение чистого видения — является одной из ключевых задач для духовной эволюции, ибо только оно позволяет в верном свете увидеть себя и весь мир, всё прошлое и будущее, как развёртываются личные и космические программы, и какие есть варианты и направления развития?

            Правда, в духовной реальности, цель и средства, как одно, ибо, чтобы увидеть неискажённым мир света, и око видящего должно быть светлым, и всё психическое должно быть очищено от тёмных пятен и открыто свету, и это означает такую трансформацию личности, что приближает нас к истинной святости.

            Следует отметить, что в духовном развитии трансформируется не только восприятие, но и деятельность (творчество) индивидуума — то, что называется дарами силы. Здесь — сила исцеления, сила управлять своим телом и переносить экстремальные нагрузки, сила воздействовать на живое и неживое и другие способности.

            Человек осознаёт себя, как духовное существо, а для духовного существа его намерения непосредственным образом воплощается в деяния (не так, как в физиологии: сначала мозг формулирует управляющие команды — затем, импульсы по нервной системе достигают исполнительных органов (мышц) — и уже эти исполнительные органы осуществляют деяния).

            Чем больше человек преуспевает в духовном развитии, тем, казалось бы, проще. Сильно пожелал, искренне помолился — и всё исполнилось «непостижимым» образом. Мудрый духовидец, однако, отличается от обычных людей тем, что у него… практически не остаётся желаний, и он «не искушает Бога напрасно», и так, благодаря своей чистоте помыслов, он способен на «чудеса» в мотивациях сострадания и милосердия.

            Однако, прежде, чем обрести чистоту и мудрость, требуется немало постараться, начиная с нравственного очищения, «прибираясь» в своём внутреннем мире, подготавливая себя к принятию силы, к режиму безупречности бытия для решения задач более высокого порядка, когда задействованы  более мощные энергии.

            Путь задуман так, что прежде, чем получить могущество недеяния, следует узнать могущество деяния, как бы воплотить сокровенные мечты, исходящие из мотиваций этого мира, чтобы в полной мере пресытится этим миром, и стать истинно «не от мира сего», без привязок к его ценностям; однако  окончательно не отказываясь от него из сострадания и милосердия к тем живым душам, которые только пытаются одолеть претыкания на пути, для тех, кто ещё не осознал свободу, как естественность узкого пути, что выводит к вершинам духа.

Начало пути

            Исходное состояние для подвижника в начале великого пути духовного восхождения, когда он воскорбел о духе и принял для себя путь, как высшую потребность всей своей жизни, как безусловную цель, ради которой можно отказаться от всего суетного и ненужного. Это решение — не преходящее желание, как реакция на жизненные неудачи, но подобие преданной любви к Тому, что он узрел лишь в мимолётных образах и осознал, как самое ценное сокровище, без которого вся его жизнь пустая и никчемная.

            Обычно, к принятию решения человека подталкивают непростые жизненные обстоятельства; ведь, в таких стрессовых, а, подчас, и терминальных состояниях, в психике осуществляются яркие настройки на иное, и его образы проявляются, как знаковые видения и как знаки судьбы, показывающие — где смерть, и где жизнь, где распад души, и где подлинное счастье?!

            Следуя пути добродетели и нравственной чистоты, намеривая духовные цели, подвижник «притягивает судьбу» — те силы, которые позволят ему освоить мир иной и те психические, энергетические настройки, что позволяют видеть и путешествовать по различным мирам и творить «чудесное» силой слова, силой намерения.

            Тогда уже появляются предвестники, что готовится великий переход психических модальностей к тому, чтобы открыть дверь из тесной каморки привычного мирка, чтобы узнать другие комнаты дворца нашей души.

            Одними из первых признаков, что нечто иное к нам приблизилось, являются сновидения.

            С позиции классической психоневрологии, сновидения есть — специфический вариант психопродукции, образы, исходящие из субъективной реальности, которые отражают прошлый психический опыт и, в определённой степени, могут отражать физическое состояние нашего тела (тепло, холод, компрессию и т. д.).

            Интерпретация большего количества из обычных сновидений укладывается в эту концепцию, однако, есть сновидения достаточно странные, которые не объяснишь обычным ментальным анализом; и тогда исследователю впору вооружиться гипотезой, что сновидения могут отражать объективную реальность иного мира. Более того, может, основная функция сновидений как раз и состоит в том, чтобы путешествовать и познавать иные миры, чтобы приблизить эти миры в нашу реальность и чтобы подготовить себя к реальным странствиям в неизведанном?

            Если исходить из этой гипотезы, то многое из того, что мы называем безумием, например, те «голоса», которые слышат душевнобольные люди, те «чудеса», которые они видят, те непонятные ощущения, которые они испытывают — являются… реальными, но они принадлежат к иной реальности, что доступна при иных психических настройках. Вот, только эта реальность воспринимается, душевнобольными людьми, как галлюцинации, ибо эта иная реальность воспринимается не такой, как она есть в духовном космосе (как потоки «энергии»), а сильно искажённо (обычно, в более привычных образах для обитателя материального мира, например, как различные фантастические существа, как ангелы или черти, как миры, подобные земному и т. д.)

            Однако, вернёмся к сновидениям.

            Обычные сновидения, которые видят люди, похожи на проживания земной жизни: мысли, чувства, события. В них много суеты, и нет того, что чувствуется, как присутствие силы. Нет ярких сочных красок, нет величественных панорам. Эти сны удивительно быстро и легко забываются, иногда настолько, что человеку кажется, что он видит только мимолётные сны или вовсе спит без сновидений.

            Физиологи, исследуя фазы сна, доказали, что, так называемый, быстрый сон со сновидениями регистрируется у каждого подопытного, даже у тех, кто не помнит своих сновидений. Просто, такие люди не могут полноценно восстанавливать свои жизненные силы посредством здорового сна; и, как следствие, в бодрствующем состоянии они пребывают в хроническом стрессе и астении — в состоянии психоэмоционального, энергетического истощения.

            Реально, люди жалуются на нарушения сна, когда их беспокоит «бессонница», однако, обычно «бессоннице» предшествует утомление с картинами серых скучных снов, которые уже сигнализирует о нездоровье, о разряженности наших аккумуляторов, которые не могут полноценно подзаряжаться в суете этого мира, ибо истинное духовное насыщение — только от вечного источника, что не от мира сего, знания и энергия которого неисчерпаемые и открыты для чистой души человека.

            Верные знаки о жизненном пути и о приближении «мира иного» приходят, как раз через сновидения. Сны духовного подвижника реально обретают силу. Они становятся яркими и сочными. В них больше деталей и величественных панорам. Сновидящий видит себя и чувствует энергетику своего тела. Он чувствует энергетику пространства. Он чувствует в себе особые дары силы. Он учится летать и управлять своими полётами в сновидениях, целенаправленно трансформировать свой сон. Сновидящий видит удивительно реальные картины и чувственно переживает различные приключения, как почти в обычном, так и в фантастических мирах. В некоторых сновидениях он даже осознанно действует, как не наяву, а в сновидениях, управляя своим телом сновидения и энергиями пространства.

            Пробуждение после таких снов, реально, как после фантастического  путешествия, эпизоды которого запоминаются значительно лучше, чем обычные сновидения, а в теле остаётся послеследие задействованных энергий; и приходят осознания (инсайты), и ключи к дарам силы, которые хочется закрепить уже в бодрствующем состоянии.

            Несмотря на то, что такие сновидения по содержанию могут быть самыми фантастическими, в их фабулах часто замечается определённое сходство, связанное с тем, что освоение иного мира разными путниками происходит по сходным сценариям; и расставлены определённые вехи, созданы универсальные квесты, по прохождению которых — next level, с новыми программами бытия и новыми задачи для «продвинутых» путников, устремлённых к вершинам духовного развития.

            Эти квесты, уровни, ключевые персонажи прописаны в мифах самых разных народов земли. Это, можно сказать, и есть — коллективное бессознательное, по определению Карла Густава Юнга. Он, правда, и сам был мистиком, и несколько слукавил в определении, ибо коллективное бессознательное это — универсальное отражение в нашем сознании объективной реальности иного мира. Именно поэтому оно и является коллективным, поскольку отражает то, что реально вне нас и то, что жизненно важно для нас, как существ духовного мира, который является для всех людей источником подлинного счастья, любви, исцеления.

            Трансформации души и тела начинаются со знаковых событий в судьбе, со встреч с необычными людьми, с «чудесных» видений, с необычных ощущений в своём теле (и, прежде всего, в энергетическом теле, которое, как воспринимается, больше, чем физическое тело, иже с ним связанное, и которое обычно называют «энергетическим коконом», в котором и содержится «истинное Я» — «ядро» человеческой души).

            Верные маркеры, что происходит нечто необычное — наши сновидения, которые, с точки зрения материалистической науки, фантастически отражают только ход психических процессов; а, с точки зрения «физики духа», точно или искажённо отражают то, что происходит в духовном мире, как трансформации «мыслеформ», так и внешний мир с позиции наблюдателя, который пребывает в «теле сновидения», как особом состоянии сознания и духовного бытия.

            Чем более актуальным мир иной становится для человека, тем более необычными становятся его сновидения. Они приобретают яркий, сочный характер, становятся более чувственными, и в них проявляется сила: внешняя, и внутренняя, связанная с намерениями сновидящего.

            В сновидениях показывается земной мир, как мир силы, показываются небесные и звёздные миры, а также «нижние» миры, или то, что мы воспринимаем, как миры, находящиеся в земной тверди. (Фактически, мы лишь предполагаем — где какой мир находится, ибо духовный космос устроен не так, как обычный; но иногда процесс воспарения или погружения настолько реален, что не возникает сомнения, будто в сновидении путешествуешь в нижнем или в верхнем мире, и это — путешествие разумного существа, обладающего силой в том мире, где особый разум и своя сила).

            Нижний мир более доступен, чем верхний, и, обычно, освоение иных миров начинается именно с нижнего мира.

            Иногда сновидящий (или путешествующий в иной мир каким другим способом: посредством погружения в трансовое состояние, принимая психотропные препараты, подвергаясь действию физических полей, при тяжёлой травме или заболевании) словно реально спускается в подземные миры, иногда он не замечает момента перехода в иные декорации, но каким то образом осознаёт то, что он уже где-то в нижнем мире, и пытается в нём сориентироваться.

            Кажется, что миры сновидений могут быть самыми разнообразными, однако в них есть «типовые декорации», своего рода архетипы по Юнгу, однако конструкции этих декораций не произвольны, они отражают особенности строения психики и иных миров, в которых путешествуют души сновидящих.

Лабиринты сновидений

            Примером типовой декорации нижнего мира являются конструкции лабиринта, которые индивиды могут воспринимать различным образом.

            Можно бродить (типа, ходить или, типа, летать) по лабиринту, как по комнатам и коридорам какого-то, чаще, подвального помещения. Можно бродить по некой пещере с узкими лазами и большими помещениями. Можно бродить в какой-либо ещё 2-D или 3-D структуре — но это всё равно — лабиринт, из которого душа ищет выхода, попутно с любопытством изучая его коридоры и помещения.

            Лабиринт предполагает, что странник постоянно натыкается на какие-то стены, встречает какие-то препятствия своему движению. Даже если путешественник способен проходить сквозь стены, просачиваться сквозь самые узкие лазы, лабиринт, как декорация остаётся; и кажется, что вот он — свет в конце тоннеля, но это оказывается очередное помещение умопомрачительного лабиринта.

            Нейрофизиологи объясняют подобные видения тем, что свет осознания как бы меркнет, но при этом становится, как более узкий луч, и субъективно это воспринимается, как некоторые искусственные препятствия для постижения открывающегося мира. Нечто подобное наблюдается при сумеречных помрачениях сознания, когда человек также странствует по миру, словно по лабиринту.

            Сумеречные состояния могут продолжатся в течение нескольких секунд, и могут длиться много дней, пока однажды свет осознания не вспыхивает достаточно ярко, и человек, словно выходит из этого лабиринта бытия, практически ничего не помня о своих сомнамбулических странствиях.

            Также и лабиринты сновидений. Можно долго блуждать, не находя выхода, но когда ярко воссияет свет осознания — возникает панорамное видение большого мира, и… можно взлетать, ибо душа создана парящей, словно сгусток света — странник космоса.

            Другой вариант изменения модальности странствия в лабиринте нижнего мира, когда открываются новые комнаты, и в некоторых комнатах встречаются сущности иного мира.

            Некоторые сущности вызывают любопытство, но некоторые проявляют к пришельцу агрессивность, и с ними требуется сразиться.

            Сражение, в данном случае, не обязательно означает драку. Проявление бесстрашия уже — победа в сражении. Вспомнить о силах света и воззвать к ним — тоже обретение силы, и этого может быть достаточно для бескровной победы.

            Победа может быть достигнута одним обретением уверенности в себя и генерациями бесстрашия. Победа может быть достигнута словом, в котором сила и непреклонное намерение воина свободы, ибо слово доброй силы для силы тёмной, как меч поражающий. В некоторых случаях возможна и битва между человеком и сущностью, как реальная драка, но, опять таки, победа воином духа одерживается не ловкостью, не применением каких то ударов и оружия, а, прежде всего, верой, вложенной в отражение агрессии, и эта вера — от единения с высшей силой, от её благого покровительства.

            Битва, конечно, подразумевает расход энергии, но тот, кто побеждает с благой силой, быстро восстанавливает силы, и даже с избытком, чтобы перейти на новый уровень, и, возможно, даже перейти из нижнего мира в верхние миры, принимая новые задачи и новые испытания для воина духа.

            Лабиринт, как полигон подвижника в неизведанное, это — своеобразный квест для постижения иного мира в его различных проявлениях и постепенное самообучение в этом мире для управления настройками самоосознания в этой реальности.

            За много лет паки бытия в мире материи наши настройки, наше восприятие — творчество «затёсывалось» на непрерывность и целостность осознания бытия, именно как этого материального мира и самоосознания в этом мире. Иной мир встречает путника враждебно, и поэтому — первая задача  в этих блужданиях, в повторяющихся квестах — научиться справляться со своими страхами; и, заходя в разные комнаты «ужаса», очищать их чистотой светлых устремлений, в памятовании о том высшем, что даёт нам силы любви, создающим волны покоя в океане хаоса.

Лабиринты физического мира

            С древних времён лабиринт это — квест для очищения ума и сердца. Лабиринты, созданные в физическом мире, лабиринты, как 2 — D и 3 — D модели, в том числе, нарисованные, использовались для созерцательного погружения вглубь самих себя, в тёмные глубины своего бессознательного для туннелирования сознания в иные миры — для продолжения путешествия уже в лабиринтах таинственного зазеркалья.

            С древнейших времён людьми создавались сложные картины в виде концентрических окружностей или спиралей (лабиринтов), которые символизировали мироустройство и странствия человеческой души по обычному и иным мирам в поисках некого выхода, желанного приза — постижения, просветления, обретения силы.

            Подобные замысловатые фигуры можно увидеть уже в петрографах — в рисунках человека каменного века, которые сохранились до наших дней, как наскальные изображения, как изображения на различных камнях и плитах, что  находятся на всех континентах нашей земли, и это подтверждает единство устройства человеческого разума, то, как он отражает окружающую действительность: материальный мир и духовную реальность, которая актуальна для его восприятия и творческой деятельности.

            Графические структуры в виде концентрических окружностей, спиралей, лабиринтов характерны для, так называемой, шаманской культуры — для древних верованиях, что на всех континентах земли предшествовали языческим  религиям, и даже в более «продвинутых» мифологиях возможно отследить корни древних шаманских верований народов земли.

            Сразу следует разъяснить, что шаманизм — ни есть, то, что под этим обычно подразумевается — какие-то камлания и танцы с бубнами. Подобные ритуалы есть у многих народов, но это — лишь часть внешней атрибутики, шоу на публику, а шаманизм, как культурное явление, гораздо глубже и многозначительнее, и он актуален по сей день, не только в антураже, но, прежде всего, в идеях, логических конструкциях и чувственных образах.

            Шаман, в переводе с языков народов Сибири, означает — человек знания, но он — не как учёный в современном понимании, а как человек, сведущий в мире ином, и как этот иной мир связан с нашим материальным миром, и как он на него влияет? При том, что шаманизм глубоко мифологизирован, его методология близка к методологии… современной науки. Ибо в основе методологии «продвинутого» шаманизма — опытно-экспериментальный метод постижения объективной реальности, построение связанных логически конструкций и исследование причинно-следственных связей между явлениями.

            Иначе и не могло быть, ведь шаманизм зародился не для решения каких-либо классовых задач, а как воплощение практики выживания человека в агрессивной внешней среде. Люди понимали то — насколько они слабы перед силами природы, и чтобы противостоять им, а, ещё лучше, чтобы сделать природу своим союзником, человек искал помощи у иной реальности, у неких высших сил, что взаимодействуют с нами в этом обитаемом космосе; и то, что он наработал в этих взаимодействиях — не просто набор ритуалов, имеющих чисто психологическое антистрессовое значение, но арсенал воина — путешественника в иные миры, выполняющего определённую благую миссию для своих соплеменников.

            Не случайно в современном урбанизированном обществе наблюдается ренессанс древних, в том числе, шаманских традиций. То, что было наработано тысячелетиями, эффективно и по сей день; да и джунгли большого города мало чем отличаются от первобытного мира, и конфликты респектабельных джентльменов мало чем отличаются от разборок в каком-либо обезьяннике, только драки идут не за бананы, а за шуршащие бумажки, и обезьянки размахивают не палками и дубинками, а чем-то по увесистее, что способно уничтожить всё человечество.

            Правда, так называемый, неошаманизм, по большей части, это — те же самые танцы с бубнами, экзотические ритуалы и разный мифологический бред. Однако есть и «продвинутые» разработки, интегрирующие древние практики силы и знания ведунов об иных мирах, с наработками современной психологии,  с использованием самых современных научных знаний по физике, химии, биологии, космологии, информатике и другим дисциплинам.

            Так, в частности, многие методы, которые используются современными психологами в так называемом нейро-лингвистическом программировании (НЛП), взяты из очень древних традиций. Они только адаптированы для современного человека. Методы обросли мудрённой научной терминологией. При этом как то стыдливо замалчиваются духовные аспекты явлений — какие силы задействованы, какие пробуждаются, и к чему это может вести, когда практикующие озабочены только прагматическими результатами и не понимают приоритетности очищения духовного?

            Также обстоит дело и с использованием различных интерактивных методов: в обучении, в выявлении и разрешении различных конфликных ситуаций, для раскрытия и развития талантов и способностей, и для многих других практических целей. Отход от интерактивности и переход на чисто вербальный, письменный, да ещё однонаправленный способ передачи информации — совершился достаточно поздно по меркам цивилизационного развития; и теперь снова ставится задача, чтобы как можно более полно вовлечь  целевые группы в определённые процессы усвоения и переработки информации, при этом активно используя методы обхода сознательного контроля, воздействуя на бессознательное, на рефлекторном уровне.

            При использовании всех этих методик, как теоретическая база, применяется конечно, нейрофизиологическая модель с обилием научной терминологии; но, тот, кто понимает, видит, что это мало чем отличается от традиционного шаманизма, и силы иного мира выписывают свои сценарии интерактивных процессов.

Созерцание лабиринтов

            С древнейших времён люди не перестают вырисовывать в разных графических построениях круги, спирали, лабиринты для их созерцания, они же используются, как рабочие модели для различных ритуальных и практических нужд.

            Подобные сложные рисунки отмечаются на тибетских тантрах, на традиционных коврах, в различных национальных узорах и т. д. Созерцая эти узоры, пробегая по ним взглядом, успокаиваешь свой ум, отстраняешься от суеты дня; и когда уже не цепляешься за представления материального мира, начинаешь отслеживать в своём восприятии признаки мира потустороннего: ощущения, видения, другие явления. Подвижник учится перенастраиваться на восприятие мира духовного, и открывает в этих узорах уже нечто иное, как ключи и дороги в неизведанное, что доступно пытливому созерцателю.

            При круговом движении в созерцании (когда взор словно очерчивает круги на предмете созерцания), происходит успокоение разума, и возможно переключение модальности психических настроек на восприятие иного мира, так может происходить просветление ума со вспышками озарений — инсайтов.

            Человек даже спонтанно прибегает к технике созерцания, когда привычная логика и умонастроения заводят его в тупик, и, как говорится, умная мысль в голову не лезет, а только всякий ментальный мусор засоряет человеческое сознание, доводя разум до истощения и исступления.

            В этой ситуации мудрые советуют «не насиловать мозги» — все равно будет не продуктивное мышление. Лучше сделать паузу, отвлечься от темы и на некоторое время предаться созерцанию, воспроизводя ритмы, что подобны нейрональным ритмам, в которых восстанавливается энергетика и баланс в центральной нервной системе. (в электрофизиологии в таким ритмам относят альфа-ритм и некоторые длинные циклы —  дельта-, тета-волны и другие).

            Практически, от сосредоточенности и залогиченного внутреннего диалога человек мыслящий переходит к технике скользящего созерцания и ритмично построенной речи, переходя на иной психоэнергетический режим, который позволяет человеку словно перейти на уровень открытой системы, когда знание — не плод ментальных логических усилий, а как дар из беспредельного хранилища космоса, и его обретение воспринимается практикующим, как интуитивное прозрение, как инсайт, как озарение свыше.

            В этой созерцательной технике задействуются, в первую очередь, зрение и речь, а также может подключаться и кинетика, посредством использования различных ритмичных (ритуальных) движений.

            Созерцание может осуществляться на видимый образ или внутренним взором на образ воображаемый. Как особый вариант — на образ из иной реальности, который имеет четкую экстрапроекцию, но при этом воспринимается, как нечто не материальное (как иллюзорное, галлюцинаторное или истинно духовное).

            Правда, успех созерцательной практики выражается ещё и в том, вернее, прежде всего в том, что модальность восприятия созерцателя меняется от созерцания материального или воображаемого — к созерцанию нематериального, иной реальности; и именно из этой иной реальности к созерцателю приходят откровения и силы, восстанавливающие нашу психику, энергетику, все наши балансы, как во внутреннем, так и в окружающем мире. (Если человек, конечно, обращается к помощи добрых светлых сил, а не к силам зла, которые посылают ложные откровения и разрушают балансы человеческой психики и человеческой судьбы)

            Базовые траектории созерцания это — круги (эллипсы) и спирали (скручивающиеся и раскручивающиеся). Можно обозначить и другие линии: прямые, зигзаги, параболы и гиперболы, синусоиды и другие, но при созерцании доминируют, прежде всего, круги и спирали, как самые ритмичные и экономные в плане энергозатрат — те траектории, которые погружают психику в трансовые состояния, способствующие к качественному переходу на восприятие иного мира, к творчеству с использованием сил из иной духовной реальности.

            Сосредоточенная концентрация внимания «на одной точке» — то же вариант созерцания с использованием циклических и спиральных траекторий. Внутренний взор реально не замирает, не останавливается, но как бы мечется вокруг да около определённого фокуса внимания, и происходят, так называемые, либрации взора, которые графически выглядят, как фигуры Лагранжа, в которых сочетаются круговые и спиральные движения.

            Круговые движения взора способствуют успокоению психики. Когда взор по спирали переходит от внешнего — к внутреннему в объекте созерцания, возникает эффект 3-D. Внутренняя часть объекта словно приближается к созерцателю, или он сам словно перемещается к объекту созерцания, вплоть до того, что он уже оказывается внутри этого объекта, или проходит этот объект, как дверь в иной мир.

            Этот эффект, обычно, как цель при фокусировке взора. Когда кажется, что внимание замирает и останавливается в точке, а внутренний диалог останавливается, тогда точка фокусировки внезапно трансформируется, как Вселенная во время Большого Взрыва, и созерцающий оказывается в ином целостном мире, словно в психике «щелкнул» некий большой селектор, который переключил каналы восприятия, открыв один из иных нематериальных миров.

            В принципе, техника созерцания может использоваться применительно к любым природным и арт-объектам. Однако более всего успех в созерцании, когда взор блуждает по объектам, что определённым образом связаны с феноменами силы. Это — либо природные объекты, которые, как порталы в мир иной; либо искусственные (арт-обьекты), созданные созерцателями, вдохновленными силами и красотами иной реальности.

            При этом, конечно, первостепенное значение имеет источник этой силы — он из мира тьмы или из мира света? Будет ли такое созерцание дисгармоничным и отбирающим силы, или, напротив, исцеляющим, наполняющим доброй силой?

            Там, где есть гармония: и в природе, и в арт-объектах (в произведениях искусства) можно легко отследить траектории для блуждания внимания созерцателя в виде прямых и кривых линий, в виде эллипсов и спиралей.

            Там, где произведения искусства специально создаются для созерцания, для молитвенного погружения в мир иной, для обращения к Высшим Силам, чётко прослеживаются траектории в виде концентрических окружностей и спиралей. Эти траектории прослеживаются в произведениях искусства разных культур и эпох, ибо люди разные, а геометрия мира едина, и принципы гармонии одни, и психика функционирует по одним законам, и познание Вселенной — по одним настройкам.

            Вот, к примеру, статуя Будды. Взор созерцателя скользит по антуражу, что вокруг Просветленного, совершая большой круг. Затем, средний круг — человеческая фигура. Наконец, центр — ладони, которые, как вроде, пустые, но для созерцателя, в них — вся Вселенная, созданная из хаоса, и снова сворачиваемая в хаос.

            Увидим взором созерцателя шедевр христианской иконописи «Троицу» Андрея Рублёва. Все также! Внешний круг — антураж композиции картины. Средний круг — сидящие ангелы. Центр композиции — чаша причастия — кровь и тело Христовы; и через причастие — Дух Святой, пронизывающий и преобразующий всю Вселенную, всех, кто пребывает в истинной вере и искренней молитве.

            Также, и в молитвах, и в речах созерцателя, как и в образах — сходная ритмическая структура, призванная гармонизировать психику, сонастроить её с вибрациями Вселенной, чтобы к нам пришла сила исцеления, ибо только через восстановление целостности истинного Я возможно отделить»своё» от «чужого», что связано с силами тьмы и болезненной психопродукцией.

            Если разбирать ритмическую основу, например, молитв, которые рекомендуется читать при созерцательной практике, то можно выделить специфический ритмический рисунок, который по времени также, как круги и спирали, как некий фонетический лабиринт, выводящий дух к новым модальностям восприятия — творчества.

            Вместе созерцание образа и вербальная ритмики должны усиливать друг друга для благоприятных эффектов для нашей психики, для познания этого и иного мира, для гармонизации нашей души и воспарения творческого гения. Все эти практические методики для душевного развития используются людьми еще с глубокой древности, как только появился человек разумный. Современные психологи — психиатров практически не выдумывают ничего нового, а только используют методики из различных духовных школ, причём, обычно, в редуцированным виде, придавая им наукообразность, и подводя под всем этим научную базу (которая без понимания духовной природы бытия обычно страдает выхолощенностью, отсутствием пониманием того, что «тайна вне нас» — она в этом удивительном мире, что исполнен духом и силой великой!)

            Практика созерцания, если ей как следует заниматься, носит тотальный характер, поэтому для успеха созерцания, для проникновенности и силы, лучше всего — задействовать все чувства, и, в том числе кинетику, проходя реальные квесты, приближаясь к центральным загадкам бытия и сознания. Практически, задаётся некий круговой, спиральный или ещё какой-либо сложный маршрут движения, предполагающий включение чуткости, прежде всего, к знакам из иного мира. Каждый виток этого маршрута, при правильном исполнении, изменяет модальности человеческого восприятия, наполняет его чем-то иным и загадочным; и, если всё будет по плану, в завершении маршрута, как приз путнику, качественные изменения — мир иной становится ближе, или уже полностью актуализированным, как в ярком сновидении, где уже нет сомнения в его реальности и реальности себя иного в этом ином мире.

Физика сложных траекторий

            Многие древние сооружения строились, как кольцевые, спиральные структуры, как лабиринты со знаковыми объектами в начале и в конце маршрута (а также на основных «релейных» станциях). Так, знаменитый критский дворец — лабиринт, в котором когда-то обитал минотавр, не стал исключением, но продолжил традиции древних зодчих, когда и культовые и жилые строения сооружались по одним лекалам и с пониманием единой энергетики человека, земли и окружающего пространства.

            Labrys у древних критян это — ритуальный (боевой) топор с двумя лезвиями, которые, как два противоположенные сектора диска или как составляющие восьмёрки, что, как и окружность является символом бесконечности, вечности. Круг, восьмёрка и спираль это — базовые траектории ритуалов силы, которые можно проследить в танцах и в ритуальных обрядах даже самых «отсталых» народов, и эта типология движения отслеживается в традициях разных народов земли: в их танцах, в их ритуалах, в их рисунках, узорах, в их строениях, и даже в тех предметах быта, которые мы постоянно используем.

            Всё это не случайно. Физик может подтвердить, что потоки вещества и энергии во Вселенной могут быть хаотичными и определённым образом упорядоченными. Хорошо изучена, так называемая, устойчивость Беннара, проявление которой в природе мы можем наблюдать, например, нагревая воду на плите в кастрюле.

            Мы можем заметить, что конвекционные потоки в резервуаре с водой не хаотичны, а упорядоченны, весьма симметричным образом. Наблюдаются восходящие потоки горячей жидкости, и, симметрично им, потоки холодной жидкости — к дну нашей кастрюли, причём, эти потоки более напоминают вихри, спирали, что закручиваются попеременно то по часовой, то против часовой стрелки.

            Между этими упорядоченными потоками наблюдается относительное хаотичное движение молекул воды, и эти молекулы через некоторое время снова вовлекаются в упорядоченное движение: вниз или вверх.

            Если посмотреть на поверхность воды в нашей кастрюле, то можно увидеть типовой симметричный рисунок, напоминающий пчелиные соты. Каждую такую устойчивую структуру означают, как ячейка Беннара.

            Такие ячеистые структуры образуются везде в природе, и не только 2-D, но и 3-D, как объёмные ячейки, вроде пузырьков — многогранников. В нашей Вселенной такие ячейки можно обнаружить практически везде: так выглядят квантовые ячейки пространства, так располагаются галактики в мироздании, и наши живые клетки также образуются согласно всеобщих законов упорядочивания потоков энергии и вещества во времени и в пространстве.

            Упорядоченность во времени проявляется тем, что динамика событий определяется законами цикличности. Это, например, чётко прослеживается в исторических событиях, когда одни исторические коллизии почти что зеркалят драмы прошлых дней, причём, подчиняясь определённым ритмам, что позволяет нам, имея только настоящий опыт, понимать прошлое и предсказывать будущее.

            Устойчивость Беннара и воспроизводство порядка в космосе объясняется физиками тем, что хотя на удержание порядка и требуется дополнительная энергия, в целом, система выигрывает в энергозатратах, поскольку упорядоченные энергопотоки требуют меньших энергозатрат, чем хаотичные процессы. Как следствие, в космосе устанавливается определённый баланс хаоса и порядка на всех уровнях сложности в пространстве и во времени.

            Благодаря такому балансу и воспроизводству порядка в мироздании, повсеместно наблюдаются информационные процессы, когда, образно говоря, порядок позволяет одолевать силой меньшею силу большую. А информационное содержание есть — определённая упорядоченность в пространстве и времени, которая кодируется вплоть до дуальности: «0» — «1», «пустое» — «полное», «Инь» — «Ян» и т. д., ведь, как известно, в двоичном коде можно записать любую информацию, и поэтому категории дуальности можно определить повсеместно во всех явлениях окружающего мира.

            С хаосом и порядком в физике связываются понятия энтропии и негэнтропии, о которых мы помним ещё со школьного курса по термодинамике.  Также мы помним, что энтропия (т. е. то, что характеризует хаотичное состояние вещества) в изолированной системе неуклонно увеличивается, достигая максимума (когда сложное превращается в простое и равномерно хаотичное) — это утверждение 2-го закона термодинамики.

            Однако, реально, хаос порождает порядок, и сложные структуры, используя динамики хаоса, способны становиться ещё сложнее, что подтверждает уже то, как наша Вселенная возникла из обломков Большого Взрыва. Всегда существуют участки пространства, интервалы времени, когда негэнтропия (порядок) воспроизводится и развиваются, так называемые, неравновесные устойчивые системы, физикой которых занимается неравновесная термодинамика, которая не отрицает законов классической термодинамики, но видит их «ограничения» применительно к сложным самоорганизуемым системам, что видно даже на примере нашей кастрюли, нагретая жидкость в которой, в целом, подчиняется 2-му закону термодинамики, а в микрообъёмах, словно всё происходит наоборот, и там, где происходит упорядочивание потоков растёт не энтропия, а негэнтропия.

            Важно отметить, что когда в системе возрастает негэнтропия, когда порядок возобладает над хаосом — тогда, согласно принципу индукционного единства мира, эта негэнтропия воспроизводится в пространстве — времени, причём происходит кодирование по информационному шаблону, проще говоря, те излучения, те наведённые индукции, которые исходят от определённой системы, воспроизводят образ именно этой системы в окружающем пространстве — времени, чтобы система словно клонировалась и преумножалась во времени и пространстве.

            Поскольку, индукциями пронизан весь космос, возникает конкуренция «креативных моделей», и на основе этой конкуренции возникает видимое разнообразие мира, в котором существует простое и сложное, порядок и хаос; и всё это — в диалектическом единстве и мировой гармонии. (Правда, точнее было бы сказать, что диалектика, как раз и основана на том, что в мире есть дуальности, связанные с хаосом и порядком, и благодаря индуктивному единству мира, весь мир воспроизводится в бесконечном разнообразии своих проявлений).

            Мир удивительно многообразен, но это многообразие обеспечивается его дуальностями и достаточно однотипными динамиками. Траектории, которые вычерчивают в мире различные частицы и объекты, тоже универсальны. Есть, конечно прямые и углы, но преобладают разного рода кривые, и часто повторяются окружности и спирали (возникновение которых мы можем наблюдать уже в самых простых опытах по созданию устойчивых неравновесных структур).

            Это — траектории, связанные с действием различных сил, и, следуя этим траекториям можно накапливать силу и дозировано отдавать силу для различных практических целей. Знания о траекториях силы появились ещё в глубокой древности, и были, во многом, обобщением рефлекторного опыта, ибо практики силы подразумевают, прежде всего, естественность — уловить поток, войти в поток, и, действуя в потоке, управлять силой, и силой достигать поставленных целей.

Ритуальные практики и траектории силы

            Опыт и знания о траекториях силы накапливались человечеством веками и тысячилетиями, и воплощением этой мудрости, в том числе, являются различные ритуальные практики, связанные с круговыми, спиральными и другими подобными движениями.

            Так, один из древнейших ритуалов силы — обходы вокруг особых мест (чаще всего, вокруг святых мест, мест силы). Эти ритуалы актуальны и по сей день, например, как крестные ходы. Даже известные хороводы — из тех же традиций привлечения силы, когда происходит собирание её в кольце и в центре этого кольца для различных практических целей, например, для целительства и для осуществления коллективных намерений и т. д.

            Спиральные и другие маршруты более сложные, чем круговые, поэтому для их обозначения используются различные линии, дорожки и указующие предметы. Примером таких древних культовых энергетических сооружений могут служить каменные лабиринты, которых немало на русском севере (да и по всей земле).

            Если предварительно очиститься, настроиться и не спеша передвигаться по такому лабиринту, отстраняясь от суетного, и устремляясь к вечному, то можно прочувствовать, как маршрут преображает нашу душу, как приходит прилив сил и радости; а затем удивиться — как в жизни сбываются наши самые сокровенные желания, ибо те намерения, которые генерируются в особых состояниях сознания, в настройках на иную реальность, особым образом резонируют в пространстве, и оно отвечает нашим намерением в исполнении наших желаний, что есть — достаточно обычное «чудо», которое под силу каждому практикующему.

            Скручивающаяся спираль традиционно использовалась для практики концентрации силы. Задача практикующего, например, при прохождении лабиринта, состояла в том, чтобы войти в резонансы с потоками, и с каждым витком, словно уплотнять энергию, чтобы уже в центре отпустить силу от себя — в пространство с посылом определённого намерения. Когда же всё было сделано правильно, космос отвечает нашим намерениям тем, что исполняются наши заветные желания, как ставшие желаниями космоса. (Другое дело, что нам ещё надо научиться — что желать, понимая, что если наши желания, не по Богу, то они тоже могут исполниться, но затем нам же «расхлёбывать» последствия непродуманных желаний!)

            Древние, как известно, строили различные кольцевые структуры и лабиринты . Они обучали, как правильно пользоваться этими сооружениями для обретения силы и для реализации наших желаний посредством этой силы.

            По лабиринтной, кольцевой схеме были построены многие древние сооружения. Фигуры животных на плато Наска также используются путешественниками за силой. Строились подобные сооружения, размечались лабиринтами особые площадки для ритуальных  танцев и в древней Греции, и на острове Крит во времена царя Миноса. Некоторые учёные считают, что эти ритуалы силы в древних Критских лабиринтах, как раз и были в основе мифа о загадочной постройке Дедала и о приключении Тесея в лабиринте.

            Более того, по чертежам древним, или даже по сходным проектам, чувствуя земные места силы и потоки энергии в пространстве, можно и самому сооружать эффективные «лабиринты силы», проходя которые постигаешь тайны иного мира и забрасываешь намерения в резонирующее пространство.

            Важно только научиться фильтровать — с какими потоками силы ты имеешь дело, чтобы не связаться со злобными «демонами». Ещё следует помнить о том, что наши желания во взаимодействиях с иными мирами, в изменённых состояниях сознания, склонны сбываться, и, часто, незамедлительно. А это значит, что надо предельно ответственно относиться к генерациям всех наших намерений, чтобы что чего не вылезло, о чём в последствии будешь долго жалеть, и практически невозможно будет исправить.

            Поэтому, мудрые не устают повторять — не спешите к тому, чтобы овладеть силой. Сначала научитесь контролировать себя, очиститесь, проработав предыдущий жизненный опыт (что в христианстве называется полным искренним покаянием), обучитесь смирению и дисциплине — и тогда ангелы будут вам в помощь в духовных практиках, и ваша воля будет соорганизована с высшей волей, с теми программами, которые более всего соответствуют истинным стремлениям вашей души.

Сумрачные лабиринты сновидений и их обитатели

            Время — перейти от лабиринтов, которые строятся в физическом мире к  сумрачными лабиринтами, которые проходят путники в сновидениях и в других особых состояниях сознания. По началу они обычно воспринимаются, как пустые. Затем, путешественник обнаруживает в них различных обитателей.

            Коренные обитатели лабиринтов — тенеподобные сущности. Можно увидеть нечто мягкотелое, а можно и злобных монстров. Это зависит, прежде всего, от наших вибраций, от чего мы не избавились перепросматривая свою жизнь, и что является источником наших страхов и наших соблазнов.

            Почему так? С одной стороны, чтобы увидеть мир иной таким, как он есть, наше око должно быть кристально чистым; а если оно замутнено нашими «комплексами» — видится не то, что есть, а то, что ожидается увидеть (а если человек мыслит в канве определённых мифов, то он и увидит мифических существ, соответственно со своими представлениями).

            С другой стороны, сущности воспринимают нас не как существ из плоти и крови, а как духовных прозрачных существ в прозрачных оболочках, и для них видны наши пороки, желания и предрассудки. В соответствии с ними, сущности облекаются в соответствующий камуфляж, чтобы войти к нам в доверие или как следует напугать для стравливания нашей силы.

            Уже само обнаружение сущностей в лабиринтах означает, что между нами и ними есть перекрёстные настройки, как звенья энергообмена. Поскольку, в мире духовном видение уже означает деяние, путешественник в мир иной, воспринимая его обитателей, выдаёт определённые резонансные реакции, с чувством прилива или отлива энергии, и к нему идут потоки информации, в том числе, приглашение к диалогу с этими сущностями зазеркалья.

            Сущности, которых встречает путешественник по сумрачным лабиринтам, могут быть настроены к нему по-разному. Особенно интересно, с точки зрения духовных практик, когда сущность проявляет к страннику или особую симпатию, или особую враждебность.

            Иногда реально путешественник чувствует, что сущность, которая желает встречи с ним, настроена к нему дружелюбно, и с ней можно наладить обоюдовыгодный энергообмен.

            В древности: в шаманских традициях, в языческих традициях, в тайных учениях — считалось, что если сущность иного мира не враждебна, а доброжелательна к страннику, не ведёт себя как бес — искуситель (только, как это ещё понять?), то почему бы и не познакомиться с ней по-ближе, сделать эту сущность, так сказать, своим мистическим союзником?

            В худшем аспекте, соглашение о таком союзе напоминает «договор с дьяволом», который, как известно, предлагает фантастические дары, требуя взамен душу подвижника; и потом несчастному уже не просто слезть с крючка и вырваться из лап лукавого, вернув свою душу к жизни в Господе.

            Сюжет о продаже души дьяволу и последующей её погибели или спасении — один из классических в мировой литературе. Однако, следует разделять правду от художественного вымысла; и так «красиво» выйти из договора с Мефистофелем, как доктору Фаусту из одноимённого произведения Гёте, заблудшим подвижникам на врятли удастся.

            Тот, кто договаривается со злобным демоном, надеясь от него получить власть, страсть, богатство, магические силы — оказывается в духовной кабале, той, что по круче сильных наркотиков.

            Человек, вроде получает желаемое, но доволен ли он этим? Обычно, лукавый одаривает наивного просителя даже не в такой мере, какой бы ему хотелось, ведь демон — обманщик, и норовит подсунуть суррогат, а то и вовсе подменить реальное виртуальным.         Тогда — вместо реальных достижений человек получает иллюзорные, которых нет в объективной реальности, но которые есть в реальности субъективной, обманутого дьяволом человека.

            Со злобным демоном, однозначно, лучше не водиться. Однако есть и другие сущности — не столь агрессивные к человеку, и не требующие от него девиантного деструктивного поведения.

            Такие «союзники» могут быть и у сильных мистиков, причём, разного вероисповедания: шаманы, язычники, христиане и люди, имеющие какую-то свою личную веру — на определённом этапе духовного развития все они приобретают «союзников» из мира иного, только вариации такого союза могут быть различными.

            Так изначально задумана Вселенная, чтобы органические существа находили бы себе сродственных сущностей для энергетического и информационного обмена — и так возникает некий аналог симбиоза, только в духовном мире.

            Сущности заинтересованы в наших душах, поскольку они яркие, энергонасыщенные, склонны отдавать «излишки» энергии, вновь получая её из пространства. Этой энергии, особенно при сильных эмоциях страха и любви, хватает на то, чтобы насытить дружественную сущность, так что теперь уже она предстаёт могущественным ангелом (или демоном) и проявляет активность, свойственную живым существам.

            Люди способны получить посредством такого «контакта» самую разнообразную информацию: об этом мире, и о мире ином, в том числе, по запросу подвижника. (Другое дело, что от сущностей приходит и полезная, и бесполезная, и даже вредная информация и дезинформация; на этом «прокалывались» даже великие пророки, и нам — грешным никогда не следует сбавлять бдительности, понимая, что запущенные программы требуют величайшей ответственности и бодрости духовной).

            Энергии, которые приходят от сущностей, также полезны для нашей души. Главное, что они позволяют достигнуть — обеспечить плавный демпфинг настроек для осуществления всех наших намерений: как в этом, так и в иных мирах.

            Особенность энергизма душ биологических существ, особенно людей, состоит в том, что мы склонны «разбрасываться» своей энергией, и в наших спектрах излучения неустойчивые резонансные пики, отчего нам трудно добиться устойчивости и целостности в восприятии — творчестве в иных мирах, в концентрации сил на достижении определённых целей. При огромном потенциале мы не способны проявить своё могущество. А, используя демпфинг настроек, посредством взаимодействия с нашими «союзниками», способны на самые различные «чудеса», которые, практически незамедлительно, исполняются по нашему желанию.

            Практика духовного подвижничества показывает, что практикующий может годами работать над собой, над своей энергетикой, над чувствами и мыслями, то «привлекая», то «отгоняя» сущностей из иного мира. Неожиданно, словно что-то прорывается, и происходит стремительный переход на иной уровень — более явственных и осознанных отношений с иным миром и его обитателями; и проявления силы становятся практически обыденным явлением (если это, конечно не является безумием, при котором качественный переход не столько в объективном мире, сколько в субъективном, где происходит кристаллизация бреда, что не подтверждается реальной духовной практикой).

«Богоборцы» мифологии

            Что говорится о механизмах и проявлениях заключения союза между душой человеческой и привлечённой к ней сущностью?

            Механизмы связанны с перекрёстными настройками в душевных тканях. Сначала они единичные, узко локальные. Затем происходят лавинообразные процессы с множественными перехлёстами спектров, что проявляется в активном энергетическом и информационном обмене между нами и ними.

            Практически, иногда бывает достаточно мысленного подтверждения о союзе. Иногда подвижник словно открывается силе. Иногда он вступает в особый поединок с сущностью, и, выходя победителем, утверждает союз с силой.

            Как реально происходит этот поединок можно прочитать в мифах различных народов земли. Так, в мифах древней Греции неоднократно описываются поединки между богами и героями, когда герой должен был крепко обнять бога и не отпускать своих объятий, как бы бог не сопротивлялся, и какие бы он не принимал диковинные образы.

            Примером может служить мифологический сюжет, где герой Пелей борется с морской богиней Фетидой. Герой сумел удержать её в своих железных объятий, и только тогда он сыграл с ней свадьбу, и от них родился величайший герой Греции — Ахиллес.

            В Библии описывается поединок борьбы Иакова с ангелом. И, снова, герой, практически выходит победителем из этого поединка, и от его колена будет происходить народ Божий.

            Даже пушкинское, когда: «Через леса, через поля колдун несёт богатыря» — из той же серии борьбы с человека с сущностью из иного мира.

            Есть даже мнение, что русское слово «богатырь» как раз таки и означает того, кто сумел остановить, побороть бога и утвердиться в боге и в силе божьей. Вспомним, хотя бы, про легендарного Илью Муромца, и то — как он обрёл силу богатырскую? Борьбы, правда, не было, но пришли таинственные старцы, которые, понятно, — ангелы; и они напитали Илью силой богатырской и благословили на свершения ратные.

            Всё — практически происходит по единому сценарию мистерии духовной инициации: пришли — сблизились — и нечто случилось неизбежно и необратимо.

            Возникает вопрос: «Это хорошо или плохо?»

            Это — путь, и каждый подвижник проходит нечто подобное и понимает, что случилось нечто необратимое, и уже нельзя быть таким легкомысленным, как при обычном материальном бытии, нельзя допускать тех «малых слабостей», что были в «прошлой жизни». Всё очень серьёзно. Мощности включены, и программа бытия требует безупречности, чтобы не сбиваться со среднего пути, продвигаясь к намеченным благим целям.

            Выход из лабиринта существует, и это — next level — новый уровень для подвижника, обретающего духовные знания и опыт. При этом следует рассматривать лабиринт, как некую точку бифуркации, ибо от выхода — два пути: вверх или вниз.

            Вверх восходят стойкие духом, кто очищает свой разум и разрывает со всеми суетными привязками, кто устремлён к добрым целям, и сам служит добру, кто придерживается дисциплины правды и постигает мудрость космической гармонии, кто развивает свои изначальные дары и таланты, вдохновляясь чистым духом и небесными устремлениями.

            Однако, поскольку, все мы — люди грешные, даже те, кто изначально избраны святым духом, проходят схожие квесты в миру и в иной реальности. Посему, ждёт нас в сумрачных лабиринтах Большой Игры некий страж тайны, некое чудище, своего рода — Минотавр, который однажды встречает путника, тестируя его волю, мудрость и ясность помыслов.

            У каждого путника по тайным лабиринта — свой Минотавр, вобравший и выросший из наших страхов и комплексов; он словно олицетворяет «темную» половину нашего Я, которая заявляет, что путник ещё не готов к прохождению квеста и выступает «адвокатом дьявола», ставящего шлагбаум перед дальнейшим продвижением путника.

Жизнь, как лабиринт с «минотаврами»

            В этом мире, в жизненных лабиринтах бытия мы тоже сталкиваемся с «Минотаврами». Это могут быть люди, которые особо досаждают нам, особенно, если они имеют власть и положение, выступая для нас, как тиранчики, что разрушают наши планы и воздушные замки.

            «Минотаврами» часто являются самые родные люди, которые, как мы считаем, не понимают нас, и которые постоянно доставляют нам массу неприятностей. Даже в Евангелии сказано, что враги для человека — родные и ближние его, и от них так легко не отделаешься, да и путь спасения — не в гордом одиночестве, а в связке с родственными душами!

            Ещё много кого в этой жизни можно назвать минотавриками, ибо от них у нас — море проблем. Хотя, больше всего проблем доставляем самим себе мы сами конфликтами разобранной личности, когда мечты уносят в просторы космоса, а повседневные потребности успешно демотивируют сознание, возвращая к прежнему болоту серой жизни.

            Жизнь, вообще, подобна большому, запутанному, сумеречному лабиринту; и большинство людей блуждают в нем, давно отчаявшись найти выход, постоянно натыкаясь на серые холодные стены, слоняясь от тупика — к тупику, получая суррогатное бонусы и натаптывая колеи на дорогах безысходности. Даже те, кто, вроде как «крутые» и «господа жизни», они — как букашки в этом гигантском лабиринте. Суетные люди ломают стены, и натыкаются на ещё более прочные стены, и затраченные сверхусилия только отделяют их от царства свободы; которая где-то вне этого лабиринта, и о котором знает чувствующее сердце, ибо это и есть — небесная родина нашей души — путника свободы!

            Жизнь это — запутанный квест, это — гигантский лабиринт, в котором есть комнаты с малыми призами, но только прошедшего всю игру ждёт главный приз — обретение истинной просветленности души, и тогда для путника — новая жизнь — по правилам обретенной свободы.

            Сумерки лабиринта, по своему, привлекательны, но душа создана светом, и стремиться к свету; когда же однажды появляется свет в конце тоннеля, возникает надежда, да только для большинства путников по жизни этот свет означает «RIP» и тогда — game over, и времени нет, чтобы что-то ещё исправить!

            Многие бродят по лабиринту жизни, но лишь самые терпеливые и настойчивые способны найти выход из этого лабиринта ещё при этой жизни; и они указывают алгоритмы верного прохождения пути для нас — блуждающих, если мы, конечно, способны оценить эти дары мудрости и силы, чтобы стать успешными путниками — теми, кто последовательно восходят к истинному свету.

            Различные компьютерные игры — «бродилки» определённым образом моделируются, как жизненные лабиринты. В них также — запутанный маршрут, бонусы, ловушки, и за юнитом гоняются и всячески досаждают ему какие-то злобные твари, из-за которых очень легко закончить игру преждевременно. Однако все сложности квестов и аркад для того и предназначены, чтобы игра была более занимательная; и, проходя сложные уровни, геймер оттачивает свои навыки и умения для новых уровней и новых игр.

            Правда, даже игры — симуляторы достаточно далеки от жизни, и геймерство, по большей части, не адаптирует человека к условиям реальной жизни, не развивает у него действительно полезные навыки и способности, а отводит разум от реального, погружая психическое в фантастичные виртуальные миры, и навыки в этих мирах никак не пригодны в мире реальном, так что такое «расщепление психики», в целом, ни к чему хорошему не ведёт, и миллионы, ушедших в виртуальную реальность, можно списать, как безвозвратные потери для человечества.

            Следует сказать, что люди всегда учились посредством игры. Только самые успешные игры строились, как мистерии, которые отличаются от привычных фэнтази тем, что навыки и знания, обретаемые в результате прохождения этих мистерий, реально полезны для большого жизненного квеста, и, прежде всего, для тех аспектов нашей жизни, которые самым непосредственным образом связаны с духовным развитием, с тем, как оперировать в мире иной реальности, в практиках силы достигая удивительных результатов.

            Снова припомним злобных тварей из компьютерных игр. Они, конечно, досаждают геймерам, но благодаря им игра становится гораздо интереснее, и оттачиваются различные навыки геймера. Поэтому, пользователи благодарны авторам игр, за то, что в них присутствуют разные персонажи. Геймеру бесполезно ругать эти персонажи и громить «железо». Желаешь пройти уровень — изучи его персонажей, и научись быть сильнее противников, обыгрывая компьютер.

            Так и в жизни. Те, кто нам мешает и препятствует достижению поставленных целей, становятся для нас источником стресса, но негатив от стресса возрастает многократно, когда мы возмущенно реагируем на стрессовые нагрузки, и, прежде всего, на тех, кого считаем источником наших бед и неприятностей.

            Однако, как уже говорилось, все, кто нам, вроде как препятствует, на деле: во-первых, притянуты нами, как индукторами мыслей, чувств, поступков и намерений; а, во-вторых, наши противники оказывают нам неоценимую помощь, мобилизуя все резервы психики для прохождения уровней. Противники выявляют наши слабости, которые следует исправить. Они тестируют эффективность стратегий нашей жизнедеятельности, не позволяют засиживаться, довольствуясь достигнутым, и побуждают к обучению и развитию, чтобы воспитывать в себе качества воина — героя виртуальных и жизненных квестов!

            Мудрые говорят, что великий воин — не тот, кто всех побеждает, а тот, кто способен утвердить силу, избегая большой драки. Посему, воин духа в полной мере обладает двумя качествами: терпением и смирением. В культивировании этих качеств к воину приходит сила, и уже одно его непреклонное намерение позволяет переломить негативную ситуацию, чтобы соперник отступил, и чтобы мир преобразовался чистыми индукциями сердца — по воле подвижника, что в созвучии и гармонии с некой высшей волей, управляющей космосом.

Смирение подвижника

            В Евангелии сказано: «Любите врагов Ваших, и благословляйте проклинающих Вас». С таким отношением к бытию стресс для подвижника не перерастает в нечто в деструктивное, как для него, так и для окружающих, ибо, что греха таить, люди склонны стравливать все, что накопилось, куда-то вовне, а, конкретно, прежде всего, на своих ближних; и эта волны негатива катится, как в падающих костяшках домино, пока не найдётся стойкий душой и сердцем подвижник, который ответит как истинный христианин (даже если он Бога и называет другим именем), и смирением ангельским укротит волны гнева волнами любви.

            Пока человек не научится одолевать негативные силы силою любви, он будет как Геракл сражаться с гидрою: срубил голову — вырастает две! Зло поражает зло, и крутые меры — лишь последний аргумент, пока ещё человек слишком немощный, чтобы ангельской силой остановить зло только любовью, без насилия и агрессии; а ещё лучше — предотвратить зло ещё в его зарождении, превентивно посылая волны любви для преображения этого испорченного мира.

            Живое существо, которым движет страх, мобилизует силы для одоления этого страха, прежде всего, для бегства или ответной агрессии, что реализуется уже на уровне инстинктов. Страх и стресс могут привести к хаосу и панике, но они же способны стать факторами психической мобилизации и дисциплины целенаправленного развития для более эффективного противодействия этому страху и этому стрессу.

            Такая тренированная особь более жизнестойкая и получает преимущество над «изнеженными» особями, что наглядно проявляется, например, в истории цивилизации, когда грубые варвары сметали великие империи, силой утверждая свои порядки.

            Мы также помним и о том, что падению империй предшествовало то, что у граждан этих империй ослабевала вера и непомерно возрастала гордыня и ложная самоуверенность. Только плоть человеческая немощна, и психика неустойчива; потому, лишь смиренно обращаясь к высшему, обретается гармония, стойкость, и приходят силы, чтобы противостоять любой агрессии, и даже в трудные времена сохранять своё достоинство, привлекать капризную удачу и одолевать невзгоды, как самому, так и тем, кто вместе с подвижником верит и уповает на силы добра и милосердия.

            Использование алгоритмов поведения, которые базируются в реакциях на угрозы, предполагает, что кругом «враги», и чтобы эффективно противодействовать агрессии, лучше всего «бить первым» или уклониться и ударить по-сильнее и по-точнее, скрывать свой страх бравадой и заставлять бояться других, реагируя достаточно однозначно: агрессией или бегством, как обычно и поступают большинство живых существ; да и для человека это достаточно понятно и естественно. Тот, кто эффективен в этих алгоритмах развития, может стать «крутым», преуспевающим, подняться вверх по социальной лестнице, как альфа-самец или самка, причём, сравнительно легко и быстро, не совершая мощную работу по санации своей психики и всего своего бытия, как на узком пути духовного совершенствования.

            Яростная мотивация для развития эффективна, но чем больше «крутизна», тем заметнее ущербность развития в агрессивных устремления личности, ибо при таком «наборе силы» создаются разного рода душевные перекосы, и нет истинной гармонии, которая достижима только при радикальном очищении своей души.

            Более того, оставленные комплексы для такого яростного варианта развития — даже неплохо! С ними психика легко разражается, а такой стресс — ещё один повод для мобилизации сил на различные поведенческие реакции.

            Ущербен этот вариант развития ещё и потому, что агрессия порождает агрессию: во внешнем мире, и против источника агрессии, и обязательно, по закону кармы — справедливого возмездия, на силу находится противосила и на хитрость — антихитрость; и как бы индивидуум не преуспел возвыситься в иерархии тиранов — он все равно будет обманут и созданное им будет разрушено.

            Если даже в этом мире сия божественная справедливость не будет проявлена «в должной мере» (по крайней мере, многие из нас так и считают, утверждая, что мир построен на несправедливости), в мире духовном, где истинная обитель душ наших, закон справедливости действует абсолютно непреложно: за добро воздаётся добром, за зло — злом; и только в милосердии к нам заблудшим в этом мире поддерживается иллюзия несправедливости и возможность «безнаказанности» для недоброго. Обретая же мудрость, нам следует постичь истинную природу космического устройства, чтобы больше не надеяться на халяву, а учиться жить по правде, ибо в только в праведном бытии — приток живой силы и непрерывная радость духовная!

            Так, каких же «минотавров» одолевает подвижник, проходя жизненные квесты и лабиринты?

            В материальном мире, в буднях повседневности мы учимся нейтрализовать агрессию «докучливых» людей, используя для этого великие добродетели терпения и смирения, которые находятся под началом любви. На первых этапах успех практики может выражаться накоплением силы и задействованием сил этого мира, чтобы, в случае чего, нейтрализовать угрозы конкретно физической силой или другими силами этого мира.

            «Продвинутость» в терпении и смирении означает, что задачи подвижника решаются, прежде всего, в посредничестве сил иного мира; и тогда происходит то, что называется — любовью усмирить гнев, агрессию и другие негативы — не убивая Минотавра, разоружить его и превратить в смиренного телёнка. А чаще, и это — ещё эффективнее, чтобы нейтрализовать агрессию загодя — превентивными мерами, дабы избежать встречи с недобрым, быть, когда надо, незаметным, а когда необходимо — «светом горы» — для блага других путников.

«Минотавры» психического

            Эффективность подвижника во вне может быть реализована, только когда он начинает очищение мира со своего внутреннего пространства тела и души. Ведь, наше психическое также подобно запутанному лабиринту, и в нем множество Минотавров, которые нападают ментально, тестируя непреклонность нашей воли, чистоту помыслов и мудрость аналитики. Чтобы одолеть их, нам следует поддерживать устремленность помыслов к высшему, уповая на благие силы, и это упование подтверждается дисциплиной подвижника, что придерживается единственного узкого пути, ведущего к подлинной гармонии и свободе!.

            Смирение состоит в том, что человек немощен по своей природе, и только устремляясь всей душою своею к Высшему, он обретает силы, чтобы противостоять злому и укрепляться в стойкости во всех эпизодах своей жизни, сохраняя истинную чистоту и благоразумие.

            Наша физическая природа, древние инстинкты и, выстроенные на них условные рефлексы, всячески противодействуют дисциплине, посылая в психическое различные демотивации так, чтобы жить легко и беззаботно, как животное, не «заморачиваясь» думами о вечном, мировыми и другими стратегическими проблемами. Однако, человеческий разум превосходит животный не только тем, что он эффективнее в установлении рефлекторных связей, в решении тактических ситуаций; качественный прорыв в сознании и развитии человеческого интеллекта был связан с осознанием бесконечного, вечного, которое вне нас, и внутри нас, и которое связано с некой суперпрограммой человеческого развития, и, именно в реализации целей и задач этой программы, проявлены наши жизненные успехи, и даруется непреходящее осознание счастья, которое не сводится к временным удовольствиям, а есть то, что — главное в жизни и самое прекрасное, выходящее нас к гармонии с вечным.

            Когда человек устремляется к высшим целям и задачам, которые в представлении подвижника, как изначально заданы «Конструктором мира», он, образно говоря, ставит свою цель — вырваться из лабиринта суетного бытия к источнику жизни вечной; а в этом квесте, как правило, в точках бифуркации (там, где можно изменить судьбу, в том числе, совершая качественный скачок в жизненных реализациях) путника встречает некий «страж», подвижнику требуется пройти некий тест — проверку на «вшивость» — на качества воина духа, и тогда: либо — next level, либо — go aut, а, в худшем случае, — game over.

            Этот «Минотавр» игры в фатум на уровне внутреннего мира человека — его психического проявляет себя, как некий психологический комплекс, как какое-то пристрастие — то, что словно «чужое» держит нас, не давая подняться на более высокий уровень, поедая наши силы, время, здоровье, жизненные ресурсы.

            Кто этот «Минотавр» — божий вестник, злобный демон или «таракан» в нашей голове и «червь» в нашем животе, как его зрят духовидцы? Он есть. Можно спорить, что представляет из себя этот «Минотавр» в физической, духовной реальности (устойчивые нейрональные связи, некая полевая структура) — он реально препятствует нашему движению, и, хотя, он, обычно, — порождение наших удовольствий и побуждает нас к воспроизводству этих удовольствий, он — наш тюремщик, чтобы душа живая никогда бы не вырвалась из сумеречных лабиринтов, избирая бы не высшее, не Божье, а низменное человеческое. Поэтому, тот, кто уступает Минотавру из субъективного мира, сам уподобляется этому Минотавру — полу человеку, полу животному, и, желая вечного, такой человек ведёт жизнь скотскую, а это равносильно, что он уже стал жертвой Минотавру, и в смертный час его ждёт обитель минотавров (с цветочками или с выжженной травой, но, все равно, — унылое пастбище, где нет подлинной свободы).

            Дело даже не в том — во что мы верим, хотя, конечно, без пламенной веры не обойтись, и сил личности мало, разве, что душа обратится к источнику сил, и силой вышней укрепиться в добре и правде. Санация психики — актуальна задача для каждого подвижника, ведь «чем гуще лес, тем опаснее партизаны» — тем важнее для подвижника быть не просто воином духа, а как сыном бога, как бесстрашным Тесеем, чтобы разделаться с минотаврами психического мечом дисциплины, отпуская «чужое» и принимая то, что от сотворения мира было предназначено для нашей души, и в чем — счастье человеческое.

            Разделаться с монстрами собственной души, в общем то, проще всего, только большинство индивидуумов, как раз для себя, считают, что это практически невозможно, и уступают своим минотаврам — тюремщикам, и даже оправдывают подобное бытие, что «как у всех». Многие даже гордятся своими комплексами, своими душевными недугами, как особыми личными достижениями и проявлениями «собственной индивидуальности».

            Чем придумывать тысячи оправданий своим безумствам, следует однозначно поступать честно и решительно, не подкрепляя патологические мотивации и «обрезая» даже помышления на опасные темы.

            Это — и просто, и непросто, ведь особенно, по началу, «чужое» будет нас сильно бесить, но здесь ничего не по делаешь — для того, чтобы в жизни хоть что-то успеть — следует от многого отказаться; и уже осознание праведности своего бытия и нравственной чистоты, наполняет душу радостью, что мотивирует к продолжению подвига духовной дисциплины.

            Правда, несмотря на логичность здорового бытия и реалистичность — одолеть всех монстров мотивационной сферы, успешных подвижников немного, и даже святые признаются, что и для них не прекращается внутренняя борьба, и если бы не усердие в служении божьем, — разве смогла бы душа человеческая одолеть всех злобных тварей и обрести дары свободы и истинного исцеления?

            Посему, практика духовного подвижничества предполагает, что если не хватает дисциплины внутренней, требуется дисциплина внешняя, и для большинства душ — достаточно суровая; а те, кто утверждает, что я сам справлюсь или уже справился со всеми минотаврами — обычно лгут и послушны своим монстрам, своим психическим комплексам и деструктивным реакциям.

            Вот, так посмотришь на «человеческий обезьянник» — вроде, всё чинно и благопристойно, но как стресс — вылазят злобные твари. Большинство ведётся, подчиняясь им, как своим хозяевам; и лишь для немногих подвижников стресс становится тем, чем он и должен быть, в соответствии с драматургией катарсиса — преображение и переосмысление своей жизни через трагическое, чтобы сознание смерти и духовного рабства, наконец таки, побудило бы человека разумного — принять духовную дисциплину на уровне убеждений и подкрепить её внешней дисциплиной (возможно, даже суровой аскезой под опекой мудрого наставника).

            Только проходя такую школу внешних и внутренних ограничений, обретается некая толерантность к провоцирующим факторам, к агрессии минотавров. Со временем естественность следовать узкому пути закрепляется даже на рефлекторной уровне, и само следование приносит чистую радость. Тогда непременно обретаются благие плоды: силы, здоровья, добра и любви, которые путник заслуживает своим смирением и подвижничеством — тогда душа переходит на новые уровни служения, и когда свет сияет во тьме, он блуждающих во тьме выводит к свету истинному!

Странствия в «ином мире»

            Итак, были вкратце разобраны два сценарных плана на тему: лабиринт с минотаврами и героем — Тесеем.

            По первому плану — жизнь это — лабиринт, и лишь немногие подвижники при этой жизни выходят к свету, одолев всех минотавров, в качестве которых выступают наши ближние, которые так или иначе раздражают нас, и препятствуют осуществлению наших жизненных планов.

            Второй план аллегорий, когда как лабиринт рассматривается наш внутренний мир, наша психика. Минотавры это — психологические комплексы, патологические пристрастия, которые «похищают» наше сознание, отводя ум от благих устремлений к чему-то недостойному.

            Есть ещё третий сценарный план, более повествующий о странствиях духовного подвижника где-то в мире ином, и о его встречах с монстрами этого мира.

            Иной мир, особенно, так называемые, нижние миры, часто предстаёт для видящего, как гигантский сумрачный лабиринт, который, к тому же ещё и населен некими сущностями, некоторые из которых могут видится, как жуткие монстры, даже как минотавры. Образы видений зависят от того, какими страхами «кормятся» сущности, и с каким культурным багажом странствующий заходит в лабиринты, что он готов воспринять и нафантазировать, пока ещё не обрёл чистого духовного видения единой духовной природы всего сущего в этом безбрежном космосе.

            Когда путешествия по сумеречным лабиринтам осуществляется с завидным постоянством, обычно, в сновидениях или в других измененных состояниях сознания, это значит, что обитатели мира иного стали уже более пристально приглядываться к душе подвижника, испытывают его — кто он есть на самом деле, в чём его сила, и в чём его слабость, подготавливая настройки для духовных контактов.

            Однажды эти сущности из духовного мира реально проявляют себя в видениях и сновидениях подвижника или как доброжелательные проводники по миру иному, или, как пугающие сущности, что ведут себя агрессивно по отношению к людям.

            О том, что творится в мире ином, как развиваются отношения партнерства и противоборства между человеческими душами и теми сущностями, что из иного мира — можно говорить много и обстоятельно. Об этих непростых отношениях повествуют мифы всех народов мира, и, вообще, невозможно разбираться в перипетиях большинства мифологических сюжетов, если не понимать, что в них повествуется о мире ином и о сущностях из мира иного, которые — не бред, не продукт наших фантазий, не загадочное коллективное бессознательное, а то, что есть в объективной реальности, которая много сложнее, чем её привычная грубо материальная версия, и эта реальность актуальна всегда для бытия человека, а в стрессовых ситуациях особенно. Более того, последовательный путь развития человеческой души, предполагает действенное познание как этого мира, так и иной реальности, развивая свои способности, интегрируя духовный опыт во всех мирах, чтобы узнать свет истинный, и самому преобразиться в истине и свете.

            Лабиринты вызывают любопытство, но бесцельные блуждания по нижним мирам, а, тем более, поиски там опасных приключений — могут обернуться негативными явлениями, например тем, что вместо того, чтобы отвязаться от различных пагубных пристрастий, подвижник ещё более «западает» на эти пристрастия, и они забирает наши жизненные силы на вредное и бессмысленное. Как следствие, в лабиринтах путнику всё чаще попадаются злобные твари. С точки зрения драматургии квеста, это, может быть, и интересно, но реально никому не нужно, ибо истинный путь прост, он в свете и любви, и в нём не нужны блуждания, а только следование истине.

            Если при прохождении сумеречного лабиринта подвижника встречает какой-то минотавр, то он — монстр лишь потому, что его сделали таким наши страхи, которые в мире ином как раз и принимают запугивающие образы — такие, которые именно для нас связаны с чем-то жутким и неприятным.

            Страхи одолеваются мужеством, но в этом мужестве нет злобности и агрессивности. Есть то, что называется смиренномудрием, когда просто нет причин для страхов, для защиты каких то комплексов, а только уверенность в доброй силе, что ведёт подвижника через все преграды к истинным ценностям духовного мира.

            Лабиринт это — своеобразный полигон осознания сил этого мир и силы своей души, а минотавры этого странного мира, как наши учителя, которые уходят, когда подвижником усвоены определённые духовные уроки. Их уход сопровождается для странника приливом силы, постижением законов бытия во всех мирах нашей Вселенной.

            Вместе с уходом минотавров, «испаряются» и лабиринты; и великий квест допускает подвижника на более высокие уровни развития, где более сложные задачи, где больше даров и силы, где более явственно проявляется поддержка Высших Сил, но, зато, и более высокий спрос к духовным качествам подвижника и новые ещё неизведанные испытания для души его.

            О том, что ждёт подвижника, выходящего из лабиринта, повествует немало легенд и мифов; и те, кто видели благословенные небеса, а не просто красочные иллюзии, спешат поделиться своим духовным опытом, указывая нам — заблудшим путь истины и света.

            Цель духовного подвижника, словно сияющая вдалеке вершина, и сам путь уже является целью, ибо в правильном следовании пути — непреходящая радость и осознание счастья и внутренней гармонии. Звездное небо, что вечно сияет над нами, как древнейший лабиринт, что выводит нас к дальним мирам затем, чтобы вернуться к своей космической родине с любовью к Земле и всему сущему!

Миф о Тесее и Минотавре

            С лабиринтами связаны различные мифы у разных народов земли. Наверное, самый известный о критском лабиринте, и о победе древнегреческого героя Тесея над чудовищем — Минотавром.

            Вкратце, содержание мифа следующее. Почти три тысячи лет назад на Крите правил царь Минос, и по его велению великий мастер Дедал построил дворец — лабиринт, в запутанных подвалах которого было легко заблудиться и не выбраться.

            В этом лабиринте обитал монстр — Минотавр — получеловек — полубык, которому на заклание периодически приводили жертв. Так каждый год из Афин на Крит отправлялся корабль скорби, отвозящий 7 юношей и 7 девушек на погибель. Однако новый царь Афин — герой Тесей решил, что больше этому не бывать, и сам отправился в плаванье, взамен одного из обреченных юношей.

            Уже на Крите в Тесея влюбляется дочь царя Миноса Ариадна, и отправляя его в лабиринт, подает Тесею клубок ниток, чтобы герой смог легко найти обратный выход из лабиринта. Встретившись в лабиринте с Минотавром, герой убивает его, и возвратившись вместе со своими спутниками и Ариадной поспешно садится на корабль и отплывает в Афины.

            По дороге домой Тесей оставляет Ариадну на острове Диа (Наксос), вроде как по личной просьбе бога Диониса, а сам в расстроенных чувствах плывет на родину, так что забывает сменить чёрный парус скорби на белый радости. Его отец Эгей, ожидая сына, каждый день смотрит на море со скалы, и когда видит чёрный парус от отчаянья бросается вниз, и, впоследствии, море, принявшее его бренное тело назовут Эгейским.

            Таково, вкратце, содержание мифа, который разными античными авторами рассказывается с различными вариациями.

            Мифы, как известно, основаны на реальных фактах, но в них много искажений и художественного вымысла, однако, в большинстве случаев, зная универсальные принципы, как строится миф, как работает человеческое мышление, можно понять — а что же было на самом деле, и как реальные события были приукрашены и трансформировались до сохранившегося мифа?

            В помощь исследователю мифотворчества — альтернативные версии мифа от других авторов, благодаря которым можно уточнить — что же было на самом деле, и что послужило основой для красочных фантазий?

            Так и миф о Тесее, согласно разных античных авторов, излагается значительно иначе, не так, как в привычной версии. Сами критяне были несогласны с распространённым мифом. Они утверждали, что в те времена на Крите ежегодно устраивались соревнования по единоборствам, и побеждал на них некий критский военно начальник — Тавр, который, одолевая соперников, получал афинян в качестве рабов. Тесей в поединке одолел Тавра. Ариадна влюбилась в героя, и Минос, благословив молодых, отправил дочь с Тесеем в Афины.

            Эта версия более прозаичная, но она, по видимому, ближе к действительности, ибо кровожадный Минотавр в лабиринте это, скорее, — символ, нежели реальный персонаж, и нить Ариадны — красивая метафора, а не реальная поддержка для тех, кто блуждает в лабиринте.

            Однако миф базируется на реальных фактах. Была когда-то три тысячи лет назад Крито — Миносская цивилизация. Был величественный царский дворец, и были лабиринты на земле, по линиям которых выполнялись ритуальные обряды.

     Был культ быка, который почитался на Крите, как священное животное, а, учитывая, что в то время боги часто изображались наполовину в зверином обличаи, как, например, у египтян, Минотавр представляется вполне логичным мифологическим персонажем, в который верили на Крите в античные времена.

            Возьмусь предположить, что однажды в критиком дворце, а, скорее всего, в развалинах критского дворца, некоторые люди стали наблюдать привидение в виде человеко-быка. Откуда взялся этот Минотавр? Народная молва приписала его убийство герою Тесею, который, как известно, побывал на Крите. А дальше —  народ пошёл додумывать и дорисовывать миф, а литераторы уже постарались, чтобы он достиг завершенности и был выстроен по законам классической драматургии: чтобы был герой и антигерой; чтобы проявились в полной мере долг, честь и великая любовь; чтобы была смертельная опасность и чудесный путь спасения. Таким миф и дошёл до нас, обогащая мировую литературы, и укрепляя надежду в наших сердцах — у всех, кто проходит лабиринты судьбы и сражается со своими Минотаврами.

    Осталось ещё понять — а что сталось с Ариадной, и почему Тесей, который, вроде, в неё тоже влюбился, так и не довез невесту до дома, оставив её на острове Диа в Средиземном море?

    По этому поводу было высказано несколько гипотез, позволю и я сделать предположение, пусть, не самое романтичное, но зато логичное, поскольку исходит из жизненных наблюдений. Ключом к этой гипотезе является то, что Ариадну избрал не какой-либо бог, а именно Дионис, который в древней Греции отвечал за виноделие и любил хмельные пирушки.

   Итак, по пути с Крита в Афины Тесей с Ариадной и спутниками сделали остановку на острове и решили весело провести время, поднимая кубки во славу бога Диониса, всех олимпийских богов и прочая, прочая. И здесь, да простят меня строгие историки, милый скромный ангелочек — Ариадна «приняла на грудь» и устроила такое, что Тесей благоразумно решил — ему такого сокровища не надо, и поспешил, пока невеста не протрезвела, ретироваться, оставив её, так сказать, богу Дионису.

   Видно, Тесей слишком спешил и был сильно расстроен, что даже забыл поменять паруса. Да, и в дальнейшем, если верить мифам, его жизнь сложилась не лучшим образом. Однако, это уже другие истории, мало связанные с древними лабиринтами: порой ни менее увлекательные в плане распутывания сюжета и «разоблачения» мифа.

    Важно другое. Миф, даже являясь искаженным отражением реальности, живёт своей жизнью где-то в иной реальности, и из этой иной реальности определённым образом как-то влияет на ход реальной истории, на судьбы живых людей, на то, как трансформируются их души в катарсисе переживаний и сочувствия персонажам волшебных историй. Так, где-то существует виртуальный космос, в котором Тесей проходит запутанные лабиринты, чтобы одолеть Минотавра; и влюбленная Ариадна подает ему спасательную нить, чтобы выйти к спасительному свету. Где-то гребцы налегают на весла, и ветер раздувается паруса, приглашая в дальние странствия. Где-то с чудовищами и химерами бьются боги и герои, и им во славу произносят тосты на роскошных пирах. Где-то святые обращаются в бездонные небеса, и грешные души томятся в царстве Аида. Где-то мудрые спорят с людьми и богами, а к тем, кто талантлив, приходят небесные гении, оставляя письмена и картины, что, переживая века, побуждают и нас любить и страдать, распутывать хитроумные интриги и разбираться в блужданиях ищущих душ, и, пусть даже невольно, используя историю, как зеркало, и как увеличительное стекло для своей души, поднимать на свет Божий пласты бессознательного, чтобы и наша душа вдохновилась светом, покидая сумеречные лабиринты заблуждений, устремляясь к истине и гармонии!

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике научно-популярное. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 отзыва на “Алексей Гессе. Сумрачные лабиринты и свет Небесного Царства

  1. Плотская любовь , Есения , плод воображения.
    Беги, Ваня, очарования.
    Богатство довлеет — сердце каменеет.
    Меньше говоришь — меньше грешишь.
    В уединении безмолвии, говорят, сердцем зрят.
    Отключи, кум, от воображения и помыслов ум.
    Благодати те не получишь в суете.
    Без благодати, друг, задыхается дух.
    Сейчас бы в аул , на Руси грабят . карул!!!!

    Жизни движение — борьба с воображением.
    Земля , Валя , как чаша Грааля .
    Горнему служи — страсти иссуши.
    Мученик, дети, истины свидетель.
    Монах, дети, тайны будущего мира свидетель.
    Всё торжественно , что божественно .
    Душевное милосердие — совет и посещение.

    Духовное милосердие, Лир, молитва за весь мир.
    В сердце, друг, обитает дух.
    Отношение к Богу, он говорит, историю творит.
    Сердце, дочка, соприкосновение неба, земли и преисподней точка.
    Друг мой освой небесный покой.
    Через сердце, брат, ад пробивается, но и благодать является.
    Умерить колебания мыслей, противоборства чувств — высшее из искусств.
    Борьба помыслов в сознании — греховная мания.
    Пение для сердца — лоция, а музыка язык эмоции.
    Духовность в душевность деградирует — нас утрирует.
    Духовность, Тереза, расширяет аскеза.
    Он любил полугар , был хорош тот товар .
    Православие религия вечности и бесконечности.

    Соборность, смотри, единство в любви.
    Вера . дед . испускаемый Богом свет .
    Всё сбывается, истина в соборности открывается.
    Тело , Мила , дух победило .
    Как за двоих обуздай органы чувств свои.
    О случае не скорби, всё ещё впереди.
    Он говорит, что без причастия никто не устоит.
    Учение: в КВС особые коридоры перемещения.
    Скорбеть — леченым быть.

    Отвергнешь наслаждения, устранишь сластолюбия наваждения
    Ум — фантазии словесные, не небесные.
    В 30 гг произойдёт антропологи
    Соображать — образы совмещать.
    Постигнем братцы скорость оборота информации.
    Кулика не интересует улика .
    Время не лечит , а бывает , застилает .

    Прими посвящение через музыку и изображение.
    Говорить – разрушать или творить.
    Тетива в натяге счастлива.
    На 3 часа ходи в леса, а нет воли гуляй в поле.
    Дело спорится — добро со злом вечно борется .
    Говорить – разрушать или творить.
    Тетива в натяге счастлива.
    На 3 часа ходи в леса, а нет воли гуляй в поле.
    Вначале было слова , а в конце будет цифра -Антихрист .
    Дело спорится — добро со злом вечно борется .
    Запиши — круг символ души .
    От вещизма человек страдает — он душу убивает .
    Как ты жизнь провёл и что произвёл ?
    Бела ,использовала как тело ?
    О плохом не говори , старые обиды раствори .
    Существо зарабатывал и использовал как имущество ?
    Скажи аксакал религиозные знания как применял ?
    Тьма горется — свет с ней не борется .
    Нам явление — равенство без управления .
    Путь наш — преодолеть в знаках и символах ералаш .

    Кродировать и идеи перекодировать .
    До

  2. Виталий Свиридов:

    Удачно сбалансирована вертикаль духовных усилий субъекта вовнутрь себя и вовне…Неплохая работа. Сердечно благодарен автору! С признательностью…Виталий СВИРИДОВ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s