Михаил Панкратов. Притча о Кресте


Не известен ни год, ни в какой было век,
Обратился к Христу неплохой человек.
Не сказать достоверно, так будет верней,
Кто он? Римлянин, грек, египтянин, еврей?
Повалился, как сноп, пред очами Христа:
«Ты ослабь непосильную тяжесть Креста.
Иль совсем замени. Дай мне лучше другой.
Я по жизни пойду, как под новой дугой.
Изнемог я под бременем, нет больше сил!»
Он уже не стонал, он почти голосил.
Знает, знает Господь, жизнь и вправду — не мёд,
На верстак осторожно рубанок кладёт.
Вытер пот рукавом, а в глазах плещет синь.
Раньше, в жизни земной, был он плотнику сын. 
А в пустынях сердец не впервой миражи.
-С чем пришёл, человек? Не спеша, расскажи.
Я ведь знаю тебя  — не ленив, трудолюб.
И улыбку сдержал уголочками губ.
Ободрился проситель, не выгнал Творец.
И поведал:  мол, жизнь  — как хрустальный ларец.
Что положишь в него, видно с разных сторон, 
А упустишь из рук,  — лишь осколки и звон.
Иль такая судьба, или зависть родни,
Только стали мне ночи не легче, чем дни.
Неуютно в дому у родного огня,
Младший сын десять лет, как покинул меня.
На столе для обеда последний укрух.*
Кредиторы меня обложили вокруг.
Неужель этот крест мне нести до конца?
И с надеждой впервые взглянул на Творца.
Молчаливо стоит, вопрошающе ждёт.
Неужели Господь боль его не поймёт?
Не спешит и Господь, мысль его вдалеке,
Кипарисная стружка как чётки в руке…
— Ладно, молвил Господь,  — так и быть посему! —
И кладовку свою открывает ему.
— Вон, по нишам стоят. Так, ничьи, про запас.
Голос грустный скрывает улыбку у глаз.
— Только бросить свой крест погоди, не спеши.
На обратной его стороне подпиши. —
Вот и подпись стоит, и не нужен мелок,
И проситель поставил свой крест в уголок.
Сам вошёл, как в ковчег. Сразу вспомнился Ной,
И остался Господь у него за спиной.
Ходит взад и вперёд, а крестов длинный ряд,
Все по нишам своим одиноко стоят.
Есть кресты, как персты. Есть кресты с пол версты.
Эти слишком сложны, эти очень просты.
Час проходит, другой. Не осталось уж мест.
Вот последняя ниша, блистающий крест!
Не тяжёл, не высок. Время тратил не зря.
Крест сияет, как снег, как над морем заря.
Взял он радостно крест, на рамена взвалил.
От того от креста звон малиновый плыл.
И подумал: теперь знать не буду беды,
Сам Господь приложил к кипарису труды.
Не шелохнется крест, словно вставлен в пазы.
А хозяин  — сам сок виноградной лозы.
Он от счастья поёт. Без вина, словно пьян.
— Вот я выбрал свой крест, как лекарство от ран.
А мой старый, прости, я поставил в углу.
Улыбнулся Спаситель и крест повернул…
Тот уставился, бледный, глотнув тяжкий ком,
На знакомую подпись, что сделал мелком.
Буря в мыслях… и тишь. А на сердце покой.
— Отчего крест сияет и лёгкий такой?-
И ответил Господь:  — Я скажу отчего.
Я твоими слезами украсил его!
Так неси же свой Крест, как синицу в горсти…
Всё я понял, Владыка! За дерзость прости.
Но ответь на вопрос. Успокой, словно мать.
Приходилось кому Крест себе выбирать?
И смущённо умолк. Понимает Христос,
Что в святой простоте человече возрос.
Веселеют глаза. Не извёлся герой.
— Да! Один выбирал. Ты  — почти что второй…
                                                  
* укрух  — кусок хлеба  

Кто на новенького?..

Известно, было Слово изначально,
потом уже вершились все дела.
Поэзия гармонию венчала,
держала мир на кончике пера.
И ты вошёл, и принял, и восславил,
как птица, свой весенний окоём.
Воспел, как мог, пусть даже и без правил,
огромный мир и растворился в нём.
Смотри как солнце радостно играет!
И зреет мысль, как истина стара –
Поэзия – вовек не умирает,
стареют, отражая, зеркала.
Когда мы, на поэзию став старше,
уйдём, роняя искры и огни,
придёт на смену менее уставший,
поднимет флаг. И Бог его храни!

Главное о нашей Жизни…

                                           «При нас с тобой на суетной планете
                                            Последние кончались времена»
                                                               Борис Щербатов

Нас утомляет трудная дорога.
Гоня вперёд надсаженных коней,
Мы перестали в Жизни видеть Бога,
Мы позабыли Главное о ней!..

Играешь ли в оркестре на  кларнете,
Иль моешь по утрам полы квартир,
Не забывай, Ты – главный на планете,
Ведь для Тебя и создан этот мир!

Лишь для Тебя возвышенная лира
Звучит над этой жизненной рекой.
Твоя Судьба с судьбой большого Мира,
Написаны единою рукой!..

Иди, борись, надейся на удачу,
В один патрон тебе даётся жизнь.
Гони судьбу, стегай хромую клячу,
В галоп пойдёт, соломинкой держись!

Живи взахлёб. Свети, как светит Млечный.
Дыши всей грудью, радостью дыши.
Зови Любовь, пусть это будет вечно,
Ведь смерти нет для праведной души!

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s