Владимир Эйснер. Французская диета


В середине лета я вылетал из Москвы домой, во Франкфурт на Майне, рейсом через Будапешт. Отразившись во многих зеркалах, убедился, что в гостях изрядно поправился и решил срочно похудеть по французской системе три «к»: кефир – коржик – кефир.

Закупив пять кг. означенных продуктов, как раз на ручную кладь, я проследовал в а/п. Внуково, где плотно поужинал в кафешке. Такое начало диеты рекомендуют на моём любимом «Яндекс-Дзен», (очень информативном и полезном для здоровья портале, равных которому, на мой взгляд, просто нет!), и это понятно: перед голодовкой надо взять мощный старт!

Вылетели без проблем, но вот по прибытию в Венгрию…

Был жаркий полдень. Зал ожидания а/п «Будапешт» – размерами примерно в одну треть Пулково, был до отказа забит потными людьми всех цветов кожи, сидевшими на ступенях, лежавшими на полу и, вместе с младенцами, от жары обалдевшими, на балконах висевшими.

Никаких справочных тама не имеется, а ходют симпатичные девушки с бейджиками и объясняют желающим, что и как.

Я никак не мог найти выход на посадку и одна бейджичка, сияя ослепительной улыбкой, проводила меня в зал вылёта и знаками обяснила; «Стойте здесь!»

В награду я разломил потный коржик на две неравные половинки и предложил меньшую провожатой. Но она сделала удивлённое лицо и покачала головой. Всё ясно: жара, пить хочет.

Сделав мощный глоток из початой бутылки, я вытёр рукавом кефирные «усы» и предложил остаток прекрасной даме, хоть «Яндекс-Дзен» и запрещает нарушение диеты. Однако милая девушка, окинув меня странным взглядом, тут же растворилась в толпе.

М-дя… Венгрия всё ещё во многом загадочная страна!

Вылет задержали, как я понял, по причине повышенной липкости пассажиров. Моя кожа тоже выделяла клейчатку без перестачи, но садиться я не стал ибо видел, как добрые молодцы, помощники посадочных тётечек, буквально отрывают пожилых пассажиров от кресел накопителя.

Полётного времени до Франкфурта – час пятнадцать. Через полтора часа многие пассажиры забеспокоились и стали задавать вопросы стюардессам, но я спокойненько уминал коржик с кефиром ибо уже убедился, что плохо понимаю мадьярский и ещё хуже английский с мадьярским акцентом. На немецком наши добрые девочки стюардесы не говорили. Однако, сквозь замутнённое кефиром сознание до меня всё же дошло, что самолёт, тряся крылами, кружит в облаках невысоко от земли, но попыток посадки не делает.

Что-прохрипело радио и моя соседка в строгом монашеском облачении, закончив молитву, перевела мне, что во Франкфурте гроза и мы с Божьей помощью непременно приземлимся на запасном, который называется Frankfurt-Hahn, что значит «Франкфурт-Петух».

А уже было 17.30 вечера вместо законных 15.30.

Из Петуха нас повезли на автобусах в а/п Франкфурт, оттэда с боем, ошибками и пересадками я добрался до ж.д вокзала Франкфурта в 21.30. Отстояв около часа в колоссальной очереди, получил распечатку поездки в свой город Ветцлар: В поезде взялся за остатний коржик, радуясь скорому прибытию на место жительства. Но не тут-то было!

Неожиданно в агрррааамадном количестве налетели футбольные фаны с девушками, велосипедами, ящиками с пивом, цыганами и песнями и я, давший себе слово не спать, чтобы не проспать пересадку в Гиссене, многновенно заснул под гитарный перезвон и дребезг пивных бутылок.

Проснулся от резких толчков в плечо и возбуждённых криков «Alle raus!» Все на выход! Оказалось что на полустанке Буцбах (Butzbach) ремонт путей, и пассажиров пересаживают на автобусы. Заспанные шофёры не очень вежливо затолкали горланившее песни содержимое четырёх вагонов частной электрички в два автобуса вместе с пивом и цыганами.

Мне досталось место площадью в 0.5 кв. децима около вертикальной стойки. Одна нога уместилась, вторую согнул в колене и поставил на неё рюкзак на который тут же уселся двухлетний цыганчонок с печальными вишнёвыми глазами.

Ехать примерно 50 км. Аз крепко держался десницей за поручень, а шуйцей держал рюкзак с малым пассажиром беспокойного племени, который уже выколупывал из моей руки последний обломок коржика.

Один рог попутного велосипеда упёрся мне в бок, а колесо заехало в промежность, пробудив давно заснувшие переживания молодости…

В какой-то момент десница закаменела. Сделал попытку перехватить поручень повыше и понял, что не могу разжать пальцы! Их сцапала судорга-рга!

Тут уж не до шуток, стал я извиваться, дёргаться и кусать указательный палец, – ведь при судорге только боль помогает размягчить окоченевшие мыщцы.

Пассажиры-фанаты прекратили песни и с интересом наблюдали за моими эволюциями, наверное, даже пари держали: откусит-не откусит? Лишь цыганчонок, ворочавший пальчиком коржик у себя в роте, ободряюще улыбался.

Оторваться от поручня удалось лишь в Гиссене. В здание вокзала я вошёл с крепко сжатым в кармане кулаком, сквозь который храбро выпирал кукиш: вот вам господа из ДБ! („Deutsche Bahn» немецкие железн. дороги.) Вот Вам за маниакальную страсть ремонтировать дороги в разгар летнего сезона!

Никакого поезда до моего города Ветцлара (Wetzlar) конечно, не было. Ждал до семи утра, коротая время на скамейке рядом с бомжом и бомжихой вольготно раскинувшейся на полу рядом с разбитой бутылкой пива в позе запорожца из «Тараса Бульбы».

Скуку ожидания оживило странное копошение на лысине. Хлопнул по ней рукой и неожидано почувствовал жгучую боль: оса жиганула! Дважды! Первый – в палец, контрольный – в голову! Я резко сряхнул её на пол.

Ничтоже сумняшеся, вредная насекомая приземлилась в пиво, (очевидно, это был ос!) налакалась до положения риз, еле можаху доползла до уха поверженной девы, где и з-з-заснула, дз-з-зен-дз-з-зен-дзен-н-н, в обнимку с серёжкой.

А я почувствовал, что рука оживает, а голод пропадает! Осиный яд целебный. Спасибо, ушлая насекомая! Проснёшься, – опохмелишься!

В голове под стремительно набухающей шишкой сильно расхрабрилось. Не желая покупать новый билет, я (всё ещё держа кукиш в кармане) устроил разборки с подвернувшейся чиновницей ДБ и она выдала мне сопроводиловку для контроллёров типа: «Сей гражданин застрял в г. Гиссен по вине ДБ. прошу его не штрафовать. а дать возможность проследовать до г. Вецлар“ И поставила подпись, и пришлёпнула печать! Ordnung muß sein! (Порядок должен быть!»)

И я проследовал!

И в 09.00 утра достиг своей квартиры!

И это несмотря на все самолёто-петушино-жел. дор. -ные козни и синюю блямбу на лысине!

Сходу встал на весы. А чё тама? А вот оно: минус три кг. за сутки!

Всё-таки французская наука на высоте: наши ни за что б не догадались через Интернет-портал привлечь помощниками к исполнению диеты странствующих ос!

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике эссе, юмор. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Владимир Эйснер. Французская диета

  1. nika:

    Дорогой Владимир! После всех Ваших потрясающих рассказов о Севере просто не узнала Вас во «Французской диете! Таки — да, действует! Смешно, забавно весело. И, как всегда, чувство меры Вам не изменило. Нет ни затянутости, ни смакования какой-либо ситуации. Динамично от начала и до конца. Хороша «Французская диета»! Спасибо!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s