Светлана Даниель Дион. Безбрежье безудержных строк


tmpEeQ_yc


А что, если в небе читают стихи,
И лучшие строфы и строки
Заносят в архив, как и наши грехи,
И подвиги наши, а Боги
Их с помощью ангелов судят и жгут,
И пепел нам ветер приносит…
И эту небесную пыль поутру
Вдохнешь — и поэзия в прозе
Нежданно забрезжит, и нам невдомек,
Откуда порою, как чудо,
Берется безбрежье безудержных строк…
А в море — зола изумрудов…


Моя березовая суть
томится вновь по поцелуям
ласкай мне море нежно грудь
волна под животом колдует
пройдусь босая по песку
пусть ветер соль на коже лижет
отдамся грезам — прочь тоску
и в небе растворюсь беcстыже…


Среди чуждых людей и пейзажей —
В городах и деревнях чужих —
Я скитаюсь, гонимая жаждой
Вновь наткнуться на тихий родник,
Где знакомы и камни, и кочки,
Колокольчик от грусти поник,
А журчанье воды, словно строчки,
Вторит эху мелодий родных…


Как ртуть,
Горошинами по углам,
Разлилась моя суть
Догадкой — там,
Мне в зеркале путь
По стихам —
к облакам,
Наизусть запомнив
Осколки снов,
Серебристую проседь —
Любимого лоб,
Цвет молитвы,
Шепот цветов,
И лезвие бритвы,
И песнь парусов,
И жалобу мачты
Над головой,
И лето на даче
Девчонки босой…
Стывшие пальцы
Матери
В ладони моей…
Улыбки-маски
Скитальцев,
забытые у дверей.
Слова прощанья
У того же порога,
Все имена любви,
Дорогу…
И безымянная рука,
Мираж родимого чертога,
Чуть слышная строка…
Нагая вера
Во что-то в зеркале,
Обрывки нервов,
Так от молнии — провода,
А мне не верили,
Что горит вода,
Иногда…


Сквозняк.
Открытое окно.
И занавес как парус.
И одиночества зигзаг
Бросает тень на полотно,
А в кресле спит усталость.
И каждый день бывает так.
Кружится вихрем пыль.
Седеет волос на висках.
Стареет кожа на руках.
И под глазами синь.
И выжженный пустырь
Мерещится на месте туч,
А небеса в снегах…
Тугой повязкой
Солнца луч
На сердце нараспах.

Без глаголов

По облакам, как по сугробам,
Как в снегу по колено в детстве,
От порога отчего дома
До звезды — маяка в наследство.

С душою седой и ведомой,
С тишиною, дарящей тайны,
Безымянной, от правды голой,
Без глагола в мирах спиральных.

Без красот земных и увечий,
То с ласками ветра, то света,
То боль в крыльях, то боль в предплечье,
То у птицы, то у поэта.

Вдоль смолящихся швов в деревах,
Вдоль распоротой свето-строчки,
Узелок к узелку кружева —
Любовь — без глаголов и точек…

Стихопад
Сочится прозой и стихами
Душа прокладывая путь
За голубыми облаками
Где никого не обмануть

Ни подвигом в залог награде
Ни псалмами богохвальбы…
Душа скитаясь в небограде
По тропочкам своей судьбы

И прячась там от пустоты
И окровавленного мира —
От обезумевшей толпы
Ступает по следам кумира

Бредет по снегу сиротливо —
Вслепую за поводырем
Ведомая крылатой Дивой —
За нежно-снежным Январем…

Но заманю я память в август —
В кругу берез забытый дом —
(О, детства искренняя радость!)
Там души бродят нагишом!

Лебединая песня
(триптих)
1
мне кажется меня заколдовали
из лебедя в девицу превратив
не потому ль тоска по белой стае
и лебединой музыки мотив
волшебной силой руки наделяет
и крылья балерины за спиной
мне муза-ангел нежно раправляет
невидимою доброю рукой…
не потому ль жалею одиноких
утративших подругу лебедей
и столько лет одни и те же строки
я посвящаю тем же из людей —
по лебединому любя — скорбя и веря —
однажды душу О землю разбив
захлебываясь в боли и потерях
на сцене среди белоснежных нимф
саму себя — себе же исполняю
а танец это таинство мое —
я возвращусь однажды к белой стае —
в мое извечное родимое жилье…
2
Мне стало нестерпимо одиноко
и душно посреди людей….
но остро-радостно — по сердцу, как осокой —
наедине со стаей лебедей.
и словно чары ведьмины бессильны
и человечий долг мой искуплен,
и мне дозволено чертить по дымке синей
узор свободы лебедя крылом…
3
Я на землю вернусь… а, возможно, и нет —
возвращусь на другую — иную планету —
позабуду, как радует солнцем рассвет,
как жара на Земле утомляет нас летом…

Может, птицей вернусь или диким конем
или снова девчонкою с русой косою,
что шепталась о тайнах с осенним дождем
и всю жизнь любовалась хрустальной росою…

А, возможно, душа мне обитель найдет
в мире дальних вселенных, не знающих ночи,
где все будет мне чуждым — все наоборот,
где живут бесконечно, где любят бессрочно…

Не насытившись вдостоль земною росой,
не познав исступленья извечного счастья,
что — как в детстве земном, я девчонкой босой —
загадаю как чудо волшебного счастья? —

Полететь за пределы известных миров?
Стать свободнее самого главного бога?
Написать книгу лучших несбыточных снов?
Полюбить навсегда неизбежно и снова?

Или я, как ранимый земной человек,
сотворенной из пепла и света чуднОго,
загадаю исход — из страданий побег
и вакантное место без грани и срока

в стае вечно крылатых че-ло-ве-ко-птиц…
что тенями над морем и сушей — над роком —
вместе дружно парят средь миров без границ,
охраняя планету Земля своим оком…

В спицы вплетенный свет

посвящается Ирине Г. Якову С., Тамаре В., Нодари Д. , Тамаре С., Саше Зингеру,
Полине Г., Виктору. Г., Анастасии В., Надежде Б., Юрию К., Патрику Ш., Джемме…

Есть на земле люди…
ходили дышали… молчат…
которых уже не будет
никогда… а в тебе кричат
оглущительной тишиной
неприсутствия… нет плеча
плакать не с кем… ты — пред стеной —
с неба — до трав под ногами —
стеной плача — не-ви-ди-мой
наедине с не-богами…
Наперечет — имена и лица
дымчатой вереницей
сочатся ввысь… чем молиться?
B сердце времени спицы
проколы бессильны зашить —
словно тонкая паутина
в спицах времени нить
мать, отец… родимый мужчина —
всех вас заново хоронить
по утрам?!. чуть очнется память,
приоткроет несмело окно —
вереницей идут на паперть
те, что на небесах давно…
и за каждого крик молитвы —
скорбь орущая небу — НЕТ!
рассекает лезвием бритвы
в спицы вплетенный Свет…

Братская могила в нигде

моим незабвенным небожителям посвящается

Как будто разом они сгинули вчера…
не год за годом — а внезапно — вместе —
как будто смерть всех близких у костра
вдруг созвала своей недоброй вестью…

И очертив косою полукруг,
испепелила жуткую поляну —
сравняла в пепел близких и подруг,
любимых, и отца, и маму…

Из-за берез смотрю — со стороны —
на пепелище. Взглядом провожаю
поочередно — дочери, сыны
Земли — сквозь облака — во чрево Рая…

О, незабвенные! — Четырнадцать свечей —
вас помяну мольбой души дрожащей,
чья смерть была ужасней, чья — добрей?
Чья жизнь ковшом не почерпнула счастья?

В Нигде — в могиле братской — полегли —
над ней склонюсь в печали несказанной —
пульс времени — ошибка — искони —
не заросла травою та поляна,

А проросла букетами цветов —
с искрящейся даже в ночи росою —
вечноцветущими — из зазеркалья снов…
И тщетно косит Смерть цветы косою…

 

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Светлана Даниель Дион. Безбрежье безудержных строк

  1. Благодарю за публикацию!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s