Итоги Международного форума писателей «По следам Аргонавтов» 2018 г.


164ee34d5ab308c995bec9fbd771aecf

Ирина Анастасиади. Поход Аргонавтов. Вопросы. Загадки. Предположения

Даже когда произносишь слова: «поход Аргонавтов», душу наполняет тайный восторг. В сердце просыпаются самые противоречивые чувства. Почему—то более всего склоняешься к романтической стороне тех далёких событий и менее всего задаёшься рациональными вопросами. Меж тем, меня в последнее время заинтриговали именно загадки этого похода. Не могу утверждать, что я смогла найти разгадку. Но по крайней мере хочется поделиться загадками, связанными как с самим походом, так и с историей героев, связанных с ним.
Поэтому приглашаю принять участие в историческом исследовании и взглянуть свежим взглядом на эти загадки! Путеводителем нам послужит «Аргонавтика» Аполлония Родосского . Чтобы начать это занимательное путешествие, нам придётся для начала решить извечный вопрос: чем считать «Аргонавтику»: романом в стихах, пересказанной сказкой или историческим фактом? Давайте разберёмся с каждым вопросом по-отдельности!

Во что нам следует верить?

Почему-то в научном мире установилось странное правило, касаемое древних письменных источников: вот в это событие, описанное в одном и том же документе, мы верим, а вот в то верить нельзя. То есть, к примеру, в путешествие Одиссея официальная наука верит, правда, частями (!), а вот в одноглазых великанов–циклопов, которых он встретил – нет. Меж тем, повсюду находят останки великанов, близких нам по строению. В Грузии, к примеру, близ древней Колхиды, куда некогда отправились наши герои за Золотым Руном, в Боржомском ущелье было найдено поселение великанов, рост которых составлял 3 метра. Возраст поселения определяется в 25 тысяч лет.

А вот в Соединённых Штатах Америки (Техасе) в одной из пещер местечко Биг–Бэнт–Кантри палеонтологами Виктором Пачеко и Мартином Фрид были найдены кости неизвестного существа. Особый интерес вызвал его череп, с одной единственной глазницей, расположенной по центру лба. По оценке учёных вес существа составлял около трёхсот килограммов, а ростом он был более двух с половиной метров. Исследования показали, что костям около десяти тысяч лет. Реконструировав по останкам внешность загадочного существа, учёные получили изображение Циклопа. Это вызвало сенсацию во всём мире, так как впервые было найдено реальное подтверждение существования когда–то в прошлом Циклопов, упоминающихся в сказаниях многих народов мира.

Подлинность данной находки признали не сразу, изначально посчитав её фальсификацией. Однако тщательная проверка доказала подлинность костей черепа, а соответственно доказала и существование Циклопов. Согласно греческим легендам Циклопы были гигантами жестокого нрава, жившими в пещерах и занимающиеся скотоводством. Непонятно только, как персонаж из греческих сказаний попал в Техас?

Тут может быть два варианта: либо люди из Грузии[1] побывали в Америке задолго до начала нашей эры, либо Циклопы были распространены не только не территории Европы, но и на американском континенте.

Комментировать эти факты мы не будем. Просто примем во внимание и станем, вопреки всему, подходить к древним текстом с доверием. Как бы странно это слово для нас, сегодняшних скептиков[2], оно не звучало. Итак, отбросим всякие сомнения, не станем проводить никаких сомнительных параллелей, а просто последуем тексту древних авторов безо всякого предубеждения!

[1] Научным содружеством принят уже тот факт, что самые древние Европейцы ведут своё происхождение из сегодняшней грузинской провинции Дманиси. Группа ведущих исследователей из Грузии, Израиля, США и Швейцарии во главе с Давидом Лордкипанидзе, представляющим Национальный музей Грузии (Тбилиси), пришли к выводу, что классификационное разделение древних предков «человека разумного» на разные виды неправильно. К такому выводу учёные пришли после находки черепа гоминида возрастом 1 млн. 850 тыч. лет в Грузии, недалеко от города Дманиси. Найденные в Грузии окаменелости доказывают, что все теории о полудюжине видов раннего предка человека являются ложными. На самом деле, они принадлежат к виду Homo erectus (Человек прямоходящий). Эта находка заставила учёных переосмыслить взгляды на несостоятельность теории эволюции человека из Африки в Европу. Эксперты подчёркивают, что черепа, найденные в Дманиси,  являются наиболее важными артефактами на сегодняшний день.

d187d0b5d180d0b5d0bfd0b0-d0b4d0bcd0b0d0bdd0b8d181d0b8-3

[2] Скептик — (от др.-греч. Σκεπτικός — рассматривающий, исследующий, проичходная от глагола «думаю») — философское направление, выдвигающее сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надёжности истины. Умеренный скептицизм ограничивается познанием фактов, проявляя сдержанность по отношению ко всем гипотезам и теориям. Здесь, в тексте, употребляется в значении «сомневающийся».

81722191 реконструированные черепа гоминидов: Зезва и Мзия

Исследования показали, что костям около десяти тысяч лет. Реконструировав по останкам внешность загадочного существа, учёные получили изображение настоящего циклопа. Это вызвало сенсацию во всём мире, так как впервые было найдено реальное подтверждение существования когда-то в прошлом циклопов, упоминающихся в сказаниях многих народов мира.
Подлинность находки признали не сразу, изначально посчитав её фальсификацией. Однако тщательная проверка доказала подлинность костей черепа, а значит и существования циклопов. Согласно греческим легендам циклопы были гигантами жестокого нрава, жили в пещерах и занимались скотоводством. Непонятно только как персонаж из греческих мифов попал в Техас?
Тут может быть два варианта: или люди из Грузии побывали в Америке задолго до начала нашей эры, или циклопы были распространены не только не территории Европы, но и на американском континенте.
Комментировать эти факты мы не будем. Просто примем во внимание, и станем, вопреки всему, подходить к древним текстом с доверием и с верой в каждое написанное там слово. Как бы странно это слово для нас, сегодняшних скептиков, оно не звучало. Итак, отбросим всякие сомнения, не станем проводить никаких сомнительных параллелей, а просто последуем тексту древних авторов безо всякого предубеждения!

Морские путешествия в XIII в. до н.э

Прежде всего, давайте внесём ясность по поводу весьма распространённого заблуждения о том, что история Арго являлась началом греческого кораблевождения, или рассказом о постройке первого греческого судна. Об это ясно говорит Аполлоний Родосский:

«Корабль, названный Aрго, Ясон создал по проекту Афины Паллады. Афина сама перед ожидающими её героями предстала. Именно она создала Арго, и с нею трудился сын Аристора — Арг, повинуясь её указаньям. Так был построен корабль наилучший из существующих, из тех, что когда–либо вспенивали вёслами море. (1 книга, 20 стих, 110 стих).

Меж тем, из исторических документов Греции и Египта, минойцы[1] и микенцы[2] в те времена были посредниками торговли, которая осуществлялась в Средиземном море между Грецией, Египтом и Ближним Востоком. Эти документы утверждают, что ремесленники из Минии и Микен преуспели в производстве неких товаров, а в частности – оружия и украшений. Известно, что они экспортировали в Египет шкуры, лес, вино, оливковое масло и пурпурную краску и обменивали их на благородные металлы, лён, папирус и канаты. Так что сомневаться не приходится: современники подтверждают в сохранившихся исторических документах наличие в Древней Греции развитого флота именно в те времена, о которых мы говорим.

Но давайте проследим путь Арго! Итак, судно шло через северную часть Эгейского моря, мимо Лемноса, между островами Самотраки и Гёкчеада к Геллеспонту (пролив Дарданеллы), затем — по Пропонтийскому проливу (Мраморному морю) через Боспор Фракийский (нынешний Босфор, именно здесь корабль Арго едва не раздавили Симплегады, они же Лазурные утёсы). Судно прошло «Коровий брод» — так переводится Боспорос, и попало в воды Понта. Справа — от судна устье река Сакарья — у Гомера она именуется Сангарий. Прошёл корабль земли гализонов и амазонок, то есть черноморское побережье Малой Азии.

[1] Минойская, или крито-минойская, цивилизация — относящаяся к эгейской цивилизации бронзового века острова Крит (27001400 гг. До н. э.). Основными очагами культуры и цивилизации были дворцы — сложные экономико-политические комплексы, крупнейшие из которых существовали в Кноссе, Фесте, Закросе и Тилиссе. Культура названа в честь  царя Крита Миноса — владельца лабиринта, построенного Дедалом. Минойцы вели активную морскую торговлю (остров располагался на пересечении главных морских торговых путей) поддерживали дружественные отношения с Древним Египтом.

[2] Микенская цивилизация или Ахейская Греция — культурный период в истории доисторической Греции с XVI по XI век до н. э., бронзового века, часть крито-микенской культуры. Получила своё название по городу Микены на полуострове Пелопоннес. Другими важными полисами этого периода были Аргос, Тиринф и Пилос. В противоположность минойцам, культура которых достигает расцвета благодаря мирному существованию и оживлённой торговле, микенцы были завоевателями. Исчезновение микенской культуры связывают с Дорийским вторжением около 1200 года до н. э.

12

И наконец, оно достигло Колхиды. Обратный маршрут древних Аргонавтов был более сложным: они, по некоторым источникам, проплыли мимо земель лигиев и кельтов[1], по Сардинскому морю, мимо Тиррении, побывали на острове Ээя[2] у волшебницы Кирки (Цирцеи), проплыли мимо Скиллы (Сциллы) и Харибды, мимо Тринакрии (Сицилии), побывали на островах Керкире, Анафэ и на Крите; затем миновали остров Эгину и, проплыв между Эвбеей и Локридой, прибыли в Иолк. Всё плавание заняло четыре месяца — срок вполне реальный.

Конечно, есть разночтения насчёт обратного пути Аргонавтов:

Некоторые источники утверждают, что на обратном пути Аргонавты выбрали другой маршрут – вдоль берегов Скифии[3] к устью реки Истр (Дунай), направляясь против течения, они надеялись достигнуть по одному из его рукавов Адриатического моря[4].

[1] Ке́льты (лат. Celtae, брет. Kelted, валл.y Celtiaid, ирл. na Ceiltigh, гэльск. Ceilteach, мэнск. ny Celtiee, корнск. Kelt) — близкие по языку и материальной культуре племена индоевропейского происхождения, в древности на рубеже эр занимавшие обширную территорию в Западной и Центральной Европе.

[2] Ээя (также Эя/Эея/Эа, др.-греч. Αἰαία) — в древнегреческой мифологии остров, который посещает так же Одиссей. «Греческое восклицание скорби, ставшее нарицательным именем». Его точная локализация вызывала споры с античности до наших дней. Родина Кирки; либо мыс с жилищем Кирки на Тирренском море. По Ферекиду, на этот остров и было привезено Золотое Руно.

[3] Ски́фия (греч. Σκυθία) — в представлении античной географии область расселения группы народов, объединённых под названием скифов (собирательное название группы ираноязычных кочевых и полукочевых племён 1-го тысячелетия до н. э. — первых веков нашей эры в античных источниках).

[4] Адриати́ческое мо́ре  (итал. mare Adriatico, эмил.-ром. Mèr Adriâtic, вен. Mar Adriàtico, неап. Mar Adriateco, словен.Jadransko morje, хорв. И босн. Jadransko more, алб. Deti Adriatik, лат. mare Hadriaticum), также Адриатика — полузамкнутое море, часть Средиземного моря между Апеннинским и Балканским полуостровами. Омывает берега современной Италии (более 1000 км), Словении (47 км), Хорватии (1777 км), Боснии и Герцеговины (20 км), Черногории (200 км), Албании (472 км).

Историкам, однако, всё ещё не очень ясно, где находится остров волшебницы Цирцеи — Ээя, родной тёти Медеи, сестры её отца Ээ́та. Принимая этот факт во внимание, кажется вполне естественным желание племянницы повидаться с родным человеком.

И тут надо согласиться, что Ээя имеет реальный географический адрес. Вспомним, что древние авторы неоднократно называли полуострова островами. Интересно, что на западном побережье Италии почти на полпути между Римом и Неаполем есть полуостров, издали очень похожий на остров, который называется Горой Цирцеи. По–итальянски он называется Монте Чирчео. Известно, что история дольше всего живёт в географических названиях, а значит, это место было названо так по определённым причинам. На плоской поверхности этой высокой обрывистой горы, далеко вдающейся в море, сейчас находится городок Сан Феличе Чирчео с населением около 8 тыс. человек.

У основания скалы, выдающейся в море, есть пещеры, где обнаружены следы деятельности первобытного человека, начиная с эпохи среднего палеолита, от 130 тыс. до 36 тыс. лет до н.э. Особый интерес представляет пещера Гуаттари, которая около 50 тыс. лет назад была местом магических действий неандертальцев. Там сохранились следы ритуала человеческих жертвоприношений. В других пещерах Монте Чирчео обнаружены следы людей верхнего палеолита и мезолита (последний период продолжался от 10 тыс. до 6 тыс. лет до н.э.). Таким образом, становится понятным, что эта гора и её пещеры оставались священным местом в течение многих тысячелетий.

При римлянах, обосновавшихся здесь в VI в. до н. э., на вершине горы находилось святилище Цирцеи, а у воды — пещера, носящая её имя. Так по прошествии веков Цирцея трансформировалась в Венеру. Но голословные утверждения нас не интересуют.

Мы ищем письменные подтверждения. И находим их в надписи на латинском языке к статуе, обнаруженной при раскопках святилища: «Цирцее святейшей». Там же была найдена голова Венеры, представляющая собой копию знаменитой статуи Афродиты Книдской Праксителиса. (греч. Κνίδια Αφροδίτη του Πραξιτέλη, 350—330 гг. до н. э.). Мы сколько угодно можем задаваться вопросом: как копия статуи, созданной великим Праксителисом, попала в сегодняшнюю Италию?

статуи Афродиты Книдской Праксителиса

Что же касается Сциллы и Харибды, то установлено, что Сцилла — это мыс в Мессинском проливе, глубоко выдающийся в море и очень опасный для мореходов, а Харибда — водоворот, находящийся недалеко от Сциллы.

И даже для тех, кто сомневался в этих событиях, все вышеназванные факты указывают на реальность похода Аргонавтов.

Как обстоит дело с хронологией?

Сказания не существуют вне времени и пространства, как пытались доказать человечеству многие столетия подряд. В «Одиссее», на пиру у гостеприимных феаков[1], Одиссей рассказывает о том, что случилось с ним и его дружиной после того, как была взята Троя. Одно из приключений ожидало героя на острове Ээя у волшебницы Кирки.

Вспомним: Кирка, дочь бога солнца Гелиоса, превратила спутников Одиссея в свиней, а его самого продержала у себя служанкой целый год (Гомер. Одиссея, X, 137 сл.). Ээя в большинстве других источников является вторым названием Колхиды[2], страны на восточном берегу Чёрного моря. Если основываться на сведения, преподнесённые Киркой, лежит Колхида на далёком востоке, где встает поутру богиня утренней зари Эос и поднимается на небо Гелиос (Гомер. Одиссея, XII, 3).

Отпуская Одиссея из плена и предостерегая его о возможных опасностях, Кирка предупреждает: Одиссею придётся пройти тем же путём, который до него сумел преодолеть только корабль Арго, проплывший в страну Аэтиса под предводительством любимца Богини Геры — Ясона (Гомер. Одиссея, XII, 69 сл.).

[1] Феа́ки (др.-греч. Φαίᾱκες, Φαίηκες) — народ в древнегреческой мифологии, живший на острове Схерия (др.-греч. Σχερίη или Σχερία, ассоциируется с современным Корфу). Феаки упоминаются в «Одиссее» Гомера. Считались одним из блаженных народов, близких к богам, как и гипербореи, эфиопы, лотофаги. Считалось, что этому народу покровительствовал Посейдон. Феаки верили также в Зевса, Афину, Гермеса и прочих богов древнегреческого пантеона. Феаки были мореплавателями, их корабли были снабжены системой навигации, позволяющей не теряться в буре или тумане. Описание жизни этого народа — постоянный праздник, без ссор, раздоров, власть царя, ограниченная советом 12 старейшин, — вероятно, было образом жизни неземной. Согласно «Одиссее» Гомера, корабли феаков не имели рулей, так как могли понимать мысли кормщиков и сами плыли по мысленно указанным маршрутам.

[2] Колхети (груз. კოლხეთი), Кулха, (урартск. Culha), Колхида (др.-греч.Κολχίς), изначально в д/гр.миф. Ээа — древнее грузинское государство и историческая область на западе Закавказья. Область располагалась вдоль восточного побережья Чёрного моря, занимая Колхидскую низменность и прилегающие районы. Современная локализация — район Грузии Самегрело и Земо-Сванети, Абхазия, Рача, Имерети, Гурия и Аджария.

то, что история похода Аргонавтов к Чёрному морю была хорошо известна гомеровским героям.

«Славный повсюду Арго, от царя возвращаясь Эита[1], так же разбился б мгновенно о высокие скалы, не проведи его меж скал Гера, любившая сильно Ясона». (Гомер. Одиссея, XII, 70) 

то, что Аргонавты принадлежали к поколению, предшествовавшему поколению участников Троянской войны[2]. Это подтверждают строки Аполлония Родосского:

«В день тот все боги смотрели вниз с широкого неба на чудный корабль и на сонм богоподобных героев, плывших на нём. И на горных вершинах Нимфы Пелейские виду корабля изумлялись, глядя на творенье Афины великой Итонской, и на гребущих вёслами героев. Даже Хирон [3], сын Филиры[4], вблизи волны седовласой, стопы свои омочил, провожая путников, могучей рукой им привет посылая, и желая невредимыми вернуться. С ним и супруга его стояла, на руках поднимая Ахилла, сына Пелея, чтобы младенец мог увидеть отца». (I, 545,550)

Итак, какие факты о наших героях нам известны? Ясон является современником Геракла и Тесея. Геракл — современник аркадийца Эвандра, который, согласно сообщению Дионисия Галикарнасского[5] (I, 31, 33), за шестьдесят лет до Троянской войны переселился в Лаций и обосновался на Палатинском холме. В результате раскопок Шлимана[6] установлено, что Троянская война — это исторический факт, имевший место в середине XIII в. до н.э.; следовательно, Аргонавты и их современники жили в конце XIV и первой трети XIII в. до н.э. Но моё внимание привлёк один удивительный факт, на который почему-то обращают мало внимания. Вот что говорится в «Аргонавтике»:

«Прибыл и Авгий. О нём говорили, что был он сыном бога Гелиоса и властвовал в Элиде, гордый своим богатством. Хотел он сам Колхиду увидеть, а также вождя Колхов, самого владыку Аэта. (Аполлоний Родосский. Аргонавтика, 1 книга, 170 стих).

Иными словами, Авгий хотел увидеться со своим родственником, а именно – со сводным братом. Коль скоро оба они являлись сыновьями Гелиоса (Ильоса). Ибо царь Колхиды Ээ́т (др.—греч. Αἰήτης, Эитис,.груз. აიეტი) был также сыном Гелиоса. И очень хочется подчеркнуть то, чего никто не словно не замечает в сказании об Аргонавтах. А именно – факт того, что Ээ́т, по свидетельству Эпименида, являлся царём греческого царства Коринфа, оставил эту богатую землю на попечение родственника и каким–то неведомым образом переправился в Колхиду, (а это неоспоримый факт!) и даже стал править Колхидским царством. Причём истории неизвестен ни факт захвата греками Колхиды, ни обоснования прав Ээ́та на Колхидский престол. И для меня именно факт воцарения Ээ́та в Колхиде является истинной загадкой.

Что же касается доказательств того, что Колхидой правил именно грек, является найденное городище в Вани. Первое упоминание о государстве колхов ис­следователи нашли в документах ассирийского завоевателя Тиглатпаласара I, правившего на рубеже XII— XI вв. до н. э.: «Страны Наири от Тумме до стран Дайаэни, Химуа, Пантери и Хабхи (Килхи) я завоевал» (перевод Г. А. Меликишвили). О царстве колхов (Кулха), ведшем кровопролитные войны против государства Урарту, часто упоминают  также урартские и ассирийские источники. Геродот (485— 425 гг. до н. э.), описывая политическую ситуацию Передней Азии первой половины VI в. до н. э., наряду с могущественными монархиями Мидии и Ирана называет и Колхиду.

Вообще воспоминание о Колхиде пронизывает всю античную литературу: «Никто не может сравниться силой власти с Ээ́том, царём колхов. Он хоть живёт далеко, — коль захочет, пойдёт на Элладу войной», — читаем в поэме «Аргонавтика» Аполлония Родосского. Великий географ древнего мира Страбон в I в. н. э. писал: «Какою славою пользовалась в древности Колхида, показывают сказания, повествующие о походе Ясона».

[1] Ээ́т — правильно Эитис (др.-греч. Αἰήτης, груз. აიეტი) — в древнегреческой мифологии царь Колхиды, сын Гелиоса брат Пасифаи и Кирки. По Евмелу, был царем Эфиры и, уходя в страну колхов, передал власть Буну. По Эпимениду, царь Коринфа, сын Эфиры. Жена Идия (либо Еврилита). Дети Медея и Халкиопа, а также Апсирт.

[2] Троянская война произошла в 1240—1230 гг. до н. э.

[3] Хиро́н (др.-греч. Χείρων) в древнегреческих сказаниях — кентавр, сын Кроноса и Филиры, изначально наделённый бессмертием. В отличие от большинства остальных кентавров, славившихся буйством, склонностью к пьянству и враждебностью к людям, Хирон был мудрым и добрым. Жил на горе Пелионе. Был учеником Аполлона и Артемиды. В свою очередь, был учителем многих героев, в том числе и Ясона.

[4] Филира (др.-греч. Φιλύρα «липа») в греческих сказаниях — одна из старших его дочерей Океана. Жена Навплия и возлюбленная Кроноса. Во Фракии она родила Хирона от превратившегося в коня Крона. Когда она увидела внешность своего ребёнка, то попросила Зевса превратить её в липу. Это произошло на острове у южного побережья Понта Эвксинского, который стал называться Филирой. По другой версии, боясь ревности Реи, Кронос превратил Филиру в кобылу. Филира помогала Хирону в воспитании Ахилла и Ясона. Согласно некоторым мифам, она также была покровительницей письма и распространительницей благовоний.

[5] Дионисий Галикарнасский (греч. Διονύσιος; около 60 года до н. э.) — древнегреческий историк I века до н. э., ритор и критик. Его главный труд «Римские древности» (др.-греч. Ῥωμαϊκὴ ἀρχαιολογία, лат. Antiquitates Romanae) в 20 книгах, где рассказана история Рима с древнейших времён до Первой Пунической войны.

[6] Иога́нн Лю́двиг Ге́нрих Ю́лий Шли́ман (нем. Johann Ludwig Heinrich Julius Schliemann; 6 января 1822, Нойбуков, Мекленбург-Шверин26 декабря 1890, Неаполь) — немецкий предприниматель и археолог-самоучка, один из основателей полевой археологии. Прославился находками в Малой Азии, на месте античной Трои, а также на Пелопоннесе — в Микенах, Тиринфе и беотийском Орхомене, первооткрыватель микенской культуры.

К сожалению, историки до недавнего времени мало что знали о Колхиде, и поэтому многие считали её легендарной страной. Лишь потрясающее развитие археологии и планомерные раскопки, сделанные в течение последних лет, приоткрыли перед учёными неведомые страницы истории и культуры древней Колхиды. Исследователям открылась, наконец, высокоразвитая культура эпохи бронзы III—II тысячелетий до н. э., подготовившая расцвет блестящей и самобытной колхидской культуры античной эпохи. Но, пожалуй, нигде так ярко, во всём своём величии и сложном разнообразии не была представлена перед археологами цивилизация древней Колхиды, как в Вани.

Меж тем сегодня Вани — это город, расположенный в Западной Грузии — в Имерети в живописном ущелье реки Сулори, левого притока широко известной в древности колхидской реки Фасис (Фазис), ныне Риони, которую еще в VII в. до н. э. древнегреческий поэт Гесиод назвал в числе знаменитых рек мира:

От Океана с Тефией родились быстротечные дети,
Реки Нил и Алфей с Эриданом глубокопучинным,
Также Стримон и Меандр с прекрасно струящимся Истром,
Фазис и Рес, Ахелой
серебристопучинный и быстрый…

RIONI-660x330Река Фасис (нынешняя Риони)

Из книги О.Д.Лордкипанидзе, который вёл раскопки в городище Вани, мы узнаём, что «в результате археологических работ стало очевидным: Вани и его окрестности были заселены с эпохи неолита, но наибо­лее интенсивная жизнь наблюдалась во II и I тысяче­летиях до и. э. Разнообразные памятники (остатки по­селений, могильники или отдельные погребения, клады бронзовых предметов, монеты и т. д.) были зафиксиро­ваны как в самом Вани, так и на окружающей его ши­рокой территории (в селениях Цихесулори, Гора, Баги-нети, Мтисдзири, Инашаури и др.). Часть каменных зданий датируется III в. до н. э.;

каменная ккладь городища ваниУчастники международного форума писателей у стен городища Вани

Основная стена, откопанного города, имеет толщину до 3 м. и сложена из прекрасно отёсанных, и, плотно пригнанных без скрепляющего раствора друг к другу белокаменных рустованных квадров. Над кладкой в своё время была возведена стена из частично или полностью обожжённых сырцовых кирпичей длиной 50—52 см при толщине 10 см. Стена была разрушена при варварском разрушении города в середине I в. до н. э. Интересно, что у самого входа, на каменном постаменте воздвигнута небольшая прямоугольная колонна высотой 67 см, на которой усыновлена мраморная плита. В верхней части этой плиты имеется квадратное углубление, края которого залиты свинцом, а внутри найдены мраморные обломки стоявшей здесь некогда статуи богини–хранительницы. Рядом на стене сохранилась начертанная по вертикали неуверенной рукой и с некоторыми ошибками греческая надпись, в переводе означающая: «Молю тебя, владычица–богиня».

Нике из ВаниСтатуя Никэ, найденная в Вани. Была ли она богиней-хранительницей городища?!

Итак, самые загадочные факты:

Ээ́т являясь царём греческого царства Коринфа, оставил своё царство на попечение родственника. И тут же, подчеркнём важность того, что так называемый «царь» Коринфа, упоминающийся в дальнейших источниках, таковым не являлся. Просим читателя запомнить этот важный факт.

Меж тем, сам Ээ́т переправился в Колхиду и воцарился в Колхидском царстве. И вот тут рождаются ещё более удивительные вопросы, никогда ещё не заданные. Хотя очевидность факта воцарения греческого царя Ээ́та в Колхиде историками никогда не ставилась под сомнение. Итак:

Истории неизвестен факт захвата греками Колхиды, ни прямым упоминанием права Ээ́та на Колхидский престол. А ведь права царей на престол всегда были священными. Нельзя было так просто прийти и воцариться,… причём в царстве далёком и труднодоступном.

И тут же в связи с этим незаданным до сих пор вопросом, рождается другой вопрос: коль скоро путешествие Аргонавтов считается подвигом, то каким способом попал из Корифа в Колхиду наш удивительный царь Коринфа и Колхиды, Ээ́т? Значит ли это, что подвигом было изъятие Золотого Руна, а не путешествие в Колхиду? Коль скоро туда нашли дорогу и Златорунный овен, принёсший племянника Ээта – Фрикса, а позже и Ясон на «Арго».

Подчеркнём ещё раз и факт того, что Авгий[1] являлся сводным братом царя Колхиды Ээ́та (др.-греч. Αἰήτης, Эитис,.груз. აიეტი), коль скоро оба они являлись сыновьями Гелиоса (Ильоса).

И это породило ещё один вопрос: почему пятьдесят героев, собравшихся в поход, принадлежали к одному роду? Возможно ли, что поход в Колхиду было семейным делом? Почему иначе, Аполлоний так тщательно перечисляет родословные наших героев?

«Так дело Ясона собрало множество соратников. (1,225) Жители окрестностей прозвали этих доблестных героев Минийцами. Ведь большая часть из прибывших гордились тем, что род их ведётся от дочерей Миния. Вот и мать Ясона, Алкимеда приходилась Минию внучкой и рождена была от его дочери Климены». (1,230).

Кем же был этот Миний (др.-греч. Μινύας)? А был он царём города Орхомено в Беотии, сыном бога Ветров Эола, и основателем Орхомено – одним из самых богатых и влиятельных центров Эллады, родоначальником славной династии героев. Там, где ко времени нашего повествования, царствовал дядя Ясона, отнявший власть у Эсона – отца нашего героя, лишивший Ясона надежды на возможность править в Иолке.

Кстати, переходя к значению слова «герой» (от др.-греч. ἥρως), которое трактуют сегодня как «доблестный муж, предводитель». На самом-то деле, герои были полубогами, и потому – предводителями. То есть здесь имеет место нарушение причинно-следственной связи. Герои, будучи непосредственными наследниками загадочной цивилизации, именуемой «богами», как раз, этими богами и сажались на престол.

И тут же зададимся вопросом, непосредственно с этим фактом связанным: кем были боги древней Греции, коль скоро они вмешивались в политические и семейные распри, решали судьбу людей и героев, устраивали заговоры друг против друга, сажали на престолы своих любимцев, строили корабли, возносили городские стены и вступали в неофициальные браки с людьми?!

«Не умножай мне напрасно горя, дорогая мать! Слезами никак беды не избежать, и только к страданьям своим прибавишь ты новых терзаний. Боги смертным в удел даруют так много несчастий! В сердце горюя, пытайся их сносить терпеливо! Союзу моему с Афиной доверься! И поверь прорицаньям! Известно ведь, что сам Феб, Аполлон, к нам расположен, и помощь свою обещал оказать нам в этом походе». (Аполлоний Родосский книга 1. 295–300).

Предлагаю не ударяться в мистику, а рассмотреть данный вопрос прозаично.

Будем считать, что боги – это выжившие после потопа представители предыдущей цивилизации, обладающие предметами высокой технологии. Причём, в крайне ограниченном количестве. Подчёркиваю это, ибо в нашем понимании контекста «Аргонавтики» только такое предположение объясняет вероятность всех последующих событий, описанных в поэме.

Вот что писал Николас Хаммонд [2] в «Истории Древней Греции»:

«Боги, прародители династий героев, с которых начинается генеалогия правителей Эллады, являются точкой отчёта значимых семей. И имена потомков героев в дошедшей до нас их родословной отмечены в древних исторических рукописях. Самые длинные генеалогии встречаются в Аргосе, Афинах, Фивах и Орхомено, где археологи обнаружили ранние поселения грекоязычных народов.

Две из этих династий имеют заморское происхождение. К примеру, Эпаф[3] из Египта основал династию в Аргосе за девять поколений до Троянской войны, а Кадм[4] из Финикии основал династию в Фивах за пять поколений до Троянской войны. Если в среднем оценить продолжительность поколения в 30 лет, то эти династии были основаны где–то около 1470–го и 1350 гг. до н.э. Первая – в спокойный период до разграбления Кносса, а вторая – после крушения критского морского могущества. Хотя Эпаф и Кадм были иностранцами, они не привели в Грецию чужестранные народы, а эллинизировались сами. Хотя, в общем-то, у нас нет документальных подтверждений об их истинной принадлежности к какой-либо национальности. В аргосскую династию входят основатели Тиринфа и Микен: Прет[5] (ок. 1350 г. до н.э.,) и Персей[6] (ок. 1290 г. до н.э.). Основатели династий в Орхомено, Коринфе и Пилосе происходят из Фессалии (соответственно: Миний, ок. 1380 г. до н.э., Сизиф, ок. 1320 г до н.э., и Нелей, ок. 1280 г. до н.э.,)».

Итак, во всём древнем мире существовал закон для всех претендентов на трон: они должны были доказать своё происхождение от определённого божества. И только таким образом получали право править землёй, под покровительством которого земля эта находилась.

Ведь недаром в поэмах Гомера «Илиада» и «Одиссея» содержится множество генеалогических справок, представляющих читателю правящие династии во время Троянской войны, спустя некоторое время после похода Аргонавтов. Эти династии связаны между собой браками и образуют чёткую структуру. Всё это вместе указывает на историческую правильность приведённых фактов.

Насколько можно судить по древним рукописям, XIII в. до н.э. был эпохой, во время которой главные центры микенской цивилизации были захвачены новыми династиями, причём многие из них породнились с предыдущими династиями. Так, Тидей[7], пришедший из Этолии, захватил аргосский трон; Атрей[8], отец которого Пелопс[9] был родом из Азии, захватил трон в Микенах, Менелай[10] – в Спарте; Нелей[11], родом из Фессалии, узурпировал трон Пилоса; а династии Ахилла, Аякса, Идоменея и Одиссея известны лишь за два поколения до Троянской войны. Так же загадочно в Колхиде воцарился Ээ́т.

Если копнуть вглубь, то мы увидим, что общим предком всех греческих правителей был сын Девкалиона — Эллин. Сыновья Эллина — Дориос и Эолос были предками дорийского и эолийского племён, а сыновья его третьего сына, Ксуфа, Ион и Ахей, – предками ионийского и ахейского племён. Эти четыре греческих племени занимали те области Греции, в которых изначально родилась культура. И именно они, цари, несли некие знания и способности, которые и породили неслыханный культурный и научный всплеск.

Вспомним, кем был Девкалион (др.–греч. Δευκαλίων). А был он сыном Прометея, царём Фтии (др.–греч Φθία) в Фессалии. Супруг Пирры, дочери Эпиметея и Пандоры. Прародитель людей. После потопа, он и его жена оказались единственными спасшимися. И именно их с Пиррой сын Эллин стал родоначальником всех греческих племён.

Таким образом, становится понятно, что дело Аргонавтов, всё-таки было семейным делом. Но что именно представляло это «семейное дело»? Как раз с этим мы попытаемся разобраться в этом исследовании.

Мы уже установили: тексты Аполлония, а так же документы Малой Азии и Египта доказывают, что греки во время постройки Арго давно уже были знакомы с судоходством и плавали по морям в дальние путешествия. А перекрёстным сравниванием древних рукописей доказано, что около 1500 года до нашей эры, объединённые греческие племена, входившие в международный союз мореплавателей, захватили Крит, павший по неустановленной официальной науке причине. Скорее всего, то были последствия атомной войны, которая описывается в «Махабхарате»:

«Тогда… могучий Пандава… совершил… высочайший обряд очищения и начал демонстрировать небесное оружие, которое вручили ему боги… Сияющий Каунтея мощными руками пустил в ход одно за другим чудесное оружие. Едва он привёл в действие оружие небес, Земля подалась под его ногами и задрожала вместе с деревьями. Взволновались реки и великий хранитель вод – океан. Раскололись скалы. Не дул больше ветер, померкло светило, льющее тысячи лучей, погас его огонь… Обитатели земных недр в страхе выбрались наружу и окружили Пандаву… Опалённые огнем небесного оружия, смиренно сложив ладони и прикрывая лица, они, дрожа, молили о пощаде».

Махабхарата

Впрочем, вернёмся к нашим Аргонавтам.

Исторический факт: в XV веке до н. э. греческие города-колонии имелись повсюду от дельты Нила, вдоль палестинских берегов и до Малой Азии. Следовательно, Арго не был первым греческим кораблём, а путь его не мог быть началом греческого судоходства. Другое дело, что экспедиция Арго была опасным и очень важным событием, удивительным и единственным в своём роде для XIII века до н. э..

Ещё одно заблуждение: торговая миссия Аргонавтов. Утверждение того, что пятьдесят пять представителей правящих кланов Эллады, цвет аристократии, цари и сыновья царей вздумали установить существовала ли для греческих народов возможность вернуться в мировую торговлю после распада международного союза и полувековой пиратской войны, при бойкоте со стороны Египта и морской монополии пунийцев, также не кажется правдоподобным.

Не станем отрицать, что путешествие Арго было очень важным проектом. Проектом, составленным партией мира, партией «пунического пути». Этих попыток было даже несколько: ведь Арго и в западном направлении совершил, скорее всего, не одно путешествие[12].

И многие учёные считают, что те материалы, что были найдены и собраны Аполлонием Родосским, были разрозненны и представляли собой трактат о двух путешествиях Аргонавтов: одного в нынешнюю Грузию, а другого – в нынешнюю Африку.

[1] А́вгий, Авгеас (др.-греч. Αὐγέᾱς, Αὐγείᾱς – блистающий) — Аргонавт. Царь племени эпеев в Элиде, сын бога солнца Гелиоса и Гирмины, обладал многочисленными стадами, для которых были выстроены на скотном дворе огромные конюшни так называемые «Авгиевы конюшни», вычистить которые удалось Гераклу).

[2] Николас Джефри Лемприэр Хаммонд (Хэммонд, англ. Nicholas Geoffrey Lemprière Hammond; 15 ноября 190724 марта 2001) — видный британский историк и писатель, профессор Кембриджского университета, участник Второй мировой войны, кавалер британских орденов CBE (Орден Британской империи), DSO (Орден «За выдающиеся заслуги»).

[3] Эпаф (др.-греч. Ἔπαφος) — сын Зевса и Ио, родоначальник аргосских и фиванских героев. Был царём Египта и основателем Мемфиса, в исторические времена отождествлялся со священным быком Аписом.

[4] Кадм (др.-греч. Κάδμος), основатель Фив в Беотии. Сын финикийского царя Агенора и Телефассы, брат Европы, Фойника и Килика. По отцу — внук бога Посейдона. Помог богам во время битвы с Тифоном.

[5] Прет (др.-греч. Προῖτος) — царь Тиринфа из рода Абантидов. Упоминается в источниках в контексте биографий Беллерофонта и Персея а также как отец трёх дочерей, поражённых безумием (двух из них исцелил Мелампод). Прет был потомком Эпафа — легендарного царя Египта, сына Зевса от Ио. Отец Прета Абант родился от брака Данаиды Гипермнестры и Эгиптиада Линкея и унаследовал от отца царскую власть в Аргосе. Его братом был Акрисий.

[6] Персе́й (др.-греч. Περσεύς) — сын Зевса и Данаи — дочери аргосского царя Акрисия, брат Прета. Победитель Медузы Горгоны, спаситель царевны Андромеды. Упомянут в «Илиаде» (XIV 320).

[7] Тидей (др.-греч. Τυδεύς) — сын Инея Калидонского и Перибеи, отец Диомеда. По версии Гесиода, убил своих дядей: Агрия, Алкафоя, Мелана, Пилона. По другой версии, изгнан за убийство сыновей Мелана. Изгнанный, уехал в Аргос к Адрасту и женился на его дочери Деипиле. На щите его по версии Гесиода изображена голова вепря, а по Эсхилу — на щите его были звёзды и полная луна. Отправился в Фивы с требованием к Этеоклу уступить ему царскую власть. При возвращении убил 50 воинов. На Немейских играх состязался в борьбе. Один из Семерых против Фив, стоял у Кренидских ворот. Пал, защищая Фивы. Убил Меланиппа, когда тот его смертельно ранил, расколол его череп и выпил мозг.Афина, покровительствующая Тидею, ужаснулась этому поступку и не дала ему бессмертие, которое выпросила у Зевса. Умирая, Тидей попросил передать бессмертие своему сыну Диомеду, что и было исполнено Афиной.

[8] Атрей (др.-греч. Ἀτρεύς) — царь Микен, сын Пелопса и Гипподамии, брат Фиеста, муж Аэропы, отец Агамемнона и Менелая. Бежал от отца после убийства Хрисиппа. Царь Микен Сфенел сделал его правителем Мидеи, ибо Оракулом было предсказано, что жители Микен должны избрать в цари потомка Пелопа. Так они послали за Атреем и Фиестом. Фиест, с помощью Аэропы добыв золотого ягненка, воцарился на троне. Позже, когда Гелиос превратил восток в запад, показывая тем самым несправедливость этого воцарения, Атрей изгнал Фиеста. За то, что Фиест соблазнил его жену Аэропу, Атрей убил сыновей брата, а из их мяса велел приготовить жаркое, которое подал на стол, пригласив Фиеста отведать его, и именно тогда Гелиос изменил свой путь. Фиест проклял весь род Атрея. По Фукидиду, Эврисфей доверил царскую власть Атрею, отправляясь в поход. По истолкованию, состязаясь с братом в мудрости, Атрей открыл движение солнца, противоположное движению неба.

[9] Пело́пс (др.-греч. Πέλοψ) — сын Тантала и Эврианассы  (или Дионы), брат Ниобы, царь и национальный герой Фригии и затем Пелопоннеса. Будучи мальчиком, Пелопс был предложен в пищу небожителям, собравшимся на пир у Тантала, но боги поняли обман и воскресили Пелопса, причём съеденная Деметрой, пребывавшей в рассеянности из-за пропавшей дочери Персефоны, часть плеча была заменена протезом, сделанным Деметрой из слоновой кости. С тех пор у всех потомков Пелопа имелось ярко-белое пятно на правом плече. После этого юный Пелопс рос на Олимпе в обществе богов. Отличаясь красотой, стал возлюбленным Посейдона. Который подарил ему крылатую колесницу, умеющую мчаться по поверхности моря. А когда его отец Тантал был обвинён за своё преступление людьми и небожителями, Пелопс вынужден был покинуть небо.

[10] Менела́й (др.-греч. Μενέλᾱος, дор.Μενέλᾱς, ион.-атт. Μενέλεως) — герой гомеровского эпоса «Илиада», муж Елены Прекрасной. Назван светловласым (IV, 183). Сын Атрея и Аэропы, младший брат Агамемнона. Изгнанные Фиестом Менелай и Агамемнон бежали из Микен в Спарту, к Тиндарею, на дочери которого, Елене, женился Менелай унаследовав престол тестя. У них родилась дочь Гермиона. Понятно, что престол Менелай занимал, как муж Елены. Когда Парис увёз Елену, Менелай с Одиссеем отправились в Илион (Трою) и требовали выдачи похищенной жены, но безуспешно. Вернувшись домой, Менелай с Агамемноном собрали дружественных царей выступить против Илиона.

[11] Нелей (др.-греч. Νηλεύς, «безжалостный») — сын Посейдона и Тиро, брат-близнец Пелия, основатель и царь Пилоса в Мессении. Отец Нестора. Мать Нелея Тиро была дочерью Салмонея из рода Эолидов, царя основанного им самим города Салмония в Элиде. По отцу она происходила от Эллина и Прометея, по матери — от царей Аркадии. После гибели Салмонея Тиро воспитывалась у своего дяди Крефея, царя города Иолк в Фессалии; она влюбилась в речного бога Энипея, и облик последнего принял Посейдон, чтобы овладеть ею. От Посейдона Тиро родила близнецов, Нелея и Пелия  Позже Тиро стала женой Крефея и родила ещё трёх сыновей —Эсона, (отца Ясона) Ферета и Амифаона.

[12] Есть версия, что Ясон вторично отправился к колхам вместе с Медеей и покорил ряд стран, где ему воздвигли храмы. У халибов, к примеру, был акрополь Ясония. Предполагается, что рассказ об Азоне, легендарном персонаже древней грузинской истории, так же связан со сведениями о Ясоне Иолийском.

Почему Ясон?

Или немного фактов из политической обстановки греческих племён

Давайте рассуждать логически: коль скоро поход был таким важным проектом, тогда почему возглавить подобный проект доверили руководить юному и неопытному Ясону? Почему не Гераклу, многократно испытанному, популярному герою партии мира, которому Аргонавты изначально и предложили возглавить этот поход?

Формально Геракл сам отказался стать во главе экспедиции и передал руководство Ясону. Но почему именно Ясону? Действительно ли потому, что Ясон подготовил этот поход? Но тогда почему Аргонавты желали видеть своим предводителем именно Геракла? Посмотрим, что говорит сказание:

«Тогда разумный сын Эсона обратился к ним с такой речью: «Всё, что кораблю надлежит приготовить для выхода в море, уже сделано накануне похода, значит, на это уже не нужно терять время. И остаётся одно — ждать попутного ветра. Обратный путь, друзья мои, предстоит нам в Элладу. А сейчас общий путь ведёт нас в царство Ээта. И нынче нам придётся выбрать того, кто достоин стать для нас наилучшим вождём. Сможет заботиться обо всём. Улаживать ссоры. Сумеет мир заключить с побратимами». И когда он это произнёс, лица всех обратились к отважного Гераклу, сидевшему в середине. И все единодушно просили его выступит с словом. Не вставая с места, он руку сильную поднял и зычным голосом воскликнул: «Не воздавайте мне подобной чести! Не приму я её! И любого удержу от этого шага. Пусть лучше тот поведёт нас, кто собрал нас здесь!»

Аполлоний Родосский. Книга 1, 330–345

Перевод И.Анастасиади

Итак, рассмотрим факты по порядку, следуя не только рукописи Аполлония, но и тем историческим источникам, которые дошли до нас.

Ясона, теоретического престолонаследника Иолкского, с младенческих лет воспитывал Хирон, Великий поборец партии мира. Таким образом, у Геракла были некоторые основания доверять юноше. Конечно, непререкаемым авторитетом Ясон у героя не пользовался, однако принадлежал семье с определённой наследственностью (происхождение от Бога ветров Эола) и воспитывался по определённым принципам. А эти факты в те времена были самыми главными социальными и генеалогическими ориентирами для окружающих.

Давайте подумаем, по каким политическим причинам Геракл был вынужден отказаться от предводительства этого похода. Потому ли, что экспедиция Арго была затеей иолкского правящего дома и, следовательно, делом Эолийцев[1]? Вспомним: Микены в те времена старались возглавить все начинания эллинов, и никто не оспаривал их права на это. Эврисфей (др.–греч. Εὐρυσθεύς), внук Персея, сын Сфенела и Никиппы, двоюродный дядя Геракла, по воле Геры овладевший престолом Арголиды не хотел, да и не мог, остаться в стороне от проекта Аргонавтов, но позволить Гераклу взять на себя ответственность за поход желал менее всего. В душе Эврисфей был сторонником партии войны. А Геракл не считал себя вправе распоряжаться своей силой по своему усмотрению.

Правда, в это время Геракл как раз рассорился с Эврисфеем, возможно, как раз из-за Арго, но нарушить прямой приказ того, кого сам же избрал своим повелителем, герой не мог. Эврисфей разрешил ему только (как, впрочем, и другим пелопоннесским героям) принять участие в экспедиции на равных со всеми началах. Если бы он не позволил этого, хитроумному царю не удалось бы подсунуть в команду Аргонавтов нескольких сторонников партии войны. Ибо, сами братья Диоскуры и всё их поведение за время путешествия доказывает это, были сторонниками партии войны, людьми Эврисфея. Последний захотел участвовать в предприятии Иолка ещё и потому, что партия мира смогла быы провернуть свой проект и без него.

[1] Эоли́йцы (др.-греч. Αἰολεῖς) — одно из древнегреческих племён. Получили название от легендарного героя Эола, бывшего одним из сыновей Эллина и бывшего родоначальником этого племени. В какой-то момент эолийцы и ахейцы стушёвываются перед дорийцами и ионийцами, которые становятся главными носителями греческой культуры. К такому же результату приходит и современная лингвистика, признающая самостоятельное развитие только за дорийскими и ионийскими диалектами, диалекты же прочих племён, относившихся прежде к числу эолийских или ахейских, считаются несамостоятельными и проявляющими близость к одной из двух упомянутых главных групп или смешение их признаков. Изначально обитали в Фессалии, но после вытеснения дорийцами ахейцев с их земель эолийцы заселили часть брошенных и разрушенных городов Беотии, среди которых Дельфы, а также Эолиду. Говорили на эолийских диалектах древнегреческого языка: эгейском, фессалийском и беотийском диалектах. Но в данном тексте имеются в вилу потомки Бога ветров Эола.

И удалось?

И да, и нет.

Удалось, так как Арго благополучно миновал морские проливы — Геллеспонт[1], Босфор, Отранто, Мессинский пролив — и везде, от Кавказа до Сицилии, от Истрии до Ливии, возобновил связи с основанными в недавнем для них прошлом греческими колониями.

Обратимся к восточным рукописям, утверждающим, что греки микенского периода были одним из нескольких могущественных народов Восточного Средиземноморья, и имели активные торговые взаимоотношения с соседними странами, а так же входили в военные коалиции. Хетты[2] и египтяне, которые вели летописи дипломатических и военных событий, упоминают греков, контролировавших южную часть Эгейского бассейна. Греки более поздней эпохи в своих преданиях называют своих предков микенского периода ахейцами, данайцами и аргивянами, и в хеттских и египетских летописях они, греческие племена, соответственно и именуются.

В XIV в. до н.э., когда Хеттское царство в Малой Азии контролировало торговый путь по северной Сирии, ведущий из Месопотамии к Средиземному морю, в правление Мурсила II (ок. 1350–1320 гг.) практиковалось поклонение богам хеттов и стран Аххиява и Лазпа. В письме, относящемся к этому или следующему правлению, «брат» хеттского царя (то есть столь же могущественный царь) по имени Тавакавалас, царь Аявалаша и «брат» царя Аххиявы просит хеттского царя о помощи против захватчиков.

В более позднем письме (ок. 1300 г.) идёт речь о царях Аххиявы, Египта, Вавилонии[3] и Ассирии[4]. Объясним, что слово «Аххиява» является аналогом греческого слова «Ахея», точно так же как «Аявалаш» (слово с хеттским окончанием) – аналог слова «ахейский». Очевидно, в первом письме упоминаются два ахейских царя: один был царём всей Ахеи, и его статус был сопоставим со статусом царей Египта и прочих, а другой – один из мелких ахейских царей в Малой Азии. Первый, очевидно, правил материковой Грецией. Ключ к личности последнего, возможно, найдётся у Геродота, который упоминает, что жителей Памфилии[5] или Киликии[6] когда–то звали ипахейцами. В этих документах также говорится о Лазпе – и это, без сомнения, остров Лесбос, а Таройса – очевидно, Троя.

[1] Геллеспонт Έλλήσποντος, назывался пролив, разделявший фракийский Херсонес от Азии (Троады, Малой Фригии).  Получил своё название от дочери Афаманта и Нефелы, Геллы, на пути в Колхиду, свалившейся с Златорунного барана и Утонувшей в проливе (πορθμòς Άθαμάντιδος Έλλας). Ныне этот морской путь, соединяющий Эгейское море с Пропонтидою, называется Дарданеллами.

[2] Хе́тты (др.-греч. Χετταΐοι, самоназвание nesili, kanesili) — индоевропейский народ бронзового века, обитавший в Малой Азии, где основал Хеттское царство (Хатти), существенно распространившее своё влияние на Ближнем Востоке и вступившее в военную конфронтацию с региональным гегемоном — Египтом. Две конкурирующие державы вели войны за контроль над Сирией. После уничтожения Хеттского царства под ударами «народов моря» (во время так называемой «катастрофы бронзового века») народ хеттов пришел в упадок.

[3] Вавило́ния (аккад. Karduniaš; егип. Sangar), или Вавило́нское ца́рство — древнее царство между Тигром и Евфратом, на юге Месопотамии (территория современного Ирака), возникшее в начале второго тысячелетия до н. э. и утратившее независимость в 539 году до н. э.. Столицей царства был город Вавилон, по которому оно получило название. Амореи, основатели Вавилонии, унаследовали культуру предыдущих царств древнего Двуречья — Шумера и Аккада. Государственным языком Вавилонии был письменный аккадский язык, а вышедший из употребления не родственный ему шумерский язык долго сохранялся как культовый.

[4] Асси́рия (аккад. [Aššur]; араб. أشور‎ [Aššûr]; груз. ასურეთი[Asureti]) — древнее государство в Северном Междуречье (на территории современного Ирака). Ассирийское государство просуществовало около 1800 лет, начиная приблизительно с XXIV века до н. э. и уничтожено в конце VII века до н. э. Мидией и Вавилонией. Новоассирийская держава (VIII—VII вв. до н. э.) считается первой мировой империей в истории человечества.

[5] Памфилия (др.-греч. Παμφυλία, лат. Pamphylia) — в древности прибрежная область в южной части Малой Азии, между Киликией и Ликией. В глубокой древности была заселена выходцами из Греции, которые смешались с местным населением. С VI века до н.э. Памфилия входила в состав персидского царства Ахеменидов, во 2-й половине IV века до н. э. завоёвана Александром Македонским. После его смерти принадлежала Неарху, а в III—II веках до н. э. входила в состав государств Птолемеев, Селевкидов, Пергама, и вместе с ними вошла в состав Римской империи после 133 года до н.э. В 43 году Ликия и Памфилия были объединены в одну римскую провинцию.

[6] Килики́я, Ма́лая Арме́ния (др.-греч. Κιλικία) — историко-географическая область на юго-востоке Малой Азии. Согласно греческой мифологии, название «Киликия» происходит от имени царя Килика (сына Агенора), который вместе с двумя братьями отправился на поиски своей сестры Европы.

В письменных памятниках Египта XIV и XIII вв. до н.э. приводятся названия многих эгейских народов. Они участвовали в войнах либо как египетские наёмники, либо как союзники Хеттской империи. Среди них встречаются такие названия племён, как шардана, лука (или лукки), пидаса, муса, каликиша, дарденуи и илиунна. Последние два следует идентифицировать как дарданцы и илионцы, так именуются обитатели Трои в поэмах Гомера. Из этих записей очевидно, что в войнах с Египтом в XIII в. до н.э. Троя выступала на стороне Хеттской империи.

Следующее письменное упоминание об эгейских народах относится к концу XIII в до н. э., когда обстановка изменилась. По–видимому, в материковой Греции тогда шла масштабная война. Есть упоминание о том, что среди прочего, в 1230 г. до н.э. были основаны новые микенские поселения в Энкоми на Кипре и в Тарсусе в Киликии.

В хеттских записях упоминаются также неоднократные нападения на Карию[1] после 1250 г. до н. э. и разграбление Кипра около 1225 г. «Аттарисьясом, человеком из Аххиявы», которого следует отождествить с Атреем, царем Микен и отцом Агамемнона, завоевавшего Трою около 1200 г. до н.э.

Говорится и о том, как в 1221 г. до н.э. вторжение в Египетскую дельту из Ливии было отражено фараоном, чья победная речь содержит следующие фразы: «Они снова прошли по полям Египта к великой реке; там они остановились на долгие дни и месяцы… Они проводили время в сражениях и походах по всей земле за прокормом для своих животов. Они пришли в египетскую землю, чтобы насытить свои рты». Эти северяне именуются шакалша, акайваша, турша, лука и шардана. Окончание «ша» представляет собой египетский суффикс, и поэтому захватчиков можно идентифицировать как сагалассян (из Сагаласса на палестинском побережье), ахейцев, турсенцев, ликийцев и сардинцев.

Итак, мы разобрались с тем, что греческие племена успешно бороздили моря. Имеем представление о политической обстановке того времени. И только следует разобраться со следующим:

[1] Ка́рия (др.-греч. Καρία) — историческая область на юго-западном побережье Малой Азии, где обитал народ карийцев. В середине 2-го тысячелетия до н.э. Карию избрали местом поселения племена хеттов, смешавшихся с местными жителями, и ко временам Троянской войны (XII век до н. э.) народ карийцев уже существовал. С началом греческой колонизации ближе к концу 2-го тысячелетия до н. э. на побережье Карии появляются греческие города, греческая культура и язык начинают постепенно проникать в среду карийцев, вытеснив карийский язык из употребления к началу нашей эры. В 540-е годы до н. э. Кария, где местные племена не сумели сплотиться в единое государство, оказалась под властью Персидской империи. После похода Александра Македонского территория Карии потеряла чёткие границы, а народ карийцев лишился этнографической идентичности. В настоящее время земли Карии являются частью Турции как и Мугла.

Чем было Золотое Руно?

Сам Аполлоний Родосский утверждает, что Золотое Руно было символом веры и власти, некогда принадлежавший Элладе. Вопрос лишь в том, чем был этот пресловутый златорунный овен? Может, ответ на этот вопрос мы можем найти у Аполлония Родосского?

«Бедняжка Алкимеда! К тебе, хоть и запоздавши, горе пришло! Безрадостно жизни конец завершаешь! Ах, как несчастен Эсон! Лучше бы в саван ему ещё прежде завернуться и в недра земные самому опуститься. О, если б тёмной волною и Фрикс, и овен были поглощены, когда Гелла погибла! Ведь это чудовище злое даже людским голосом овладело, словно желая море страданья и горя в грядущем принести Алкимеде» (1,250,255).

Итак, вы сами видите, что предположение о том, что Золотое Руно было художественным образом золота – как–то не вписывается в это описание. Существует ещё гипотеза, не подтверждённая никаким фактом, что Золотое Руно было золотистыми стеблями омелы, висящими на голых ветвях знаменитого дуба. Омела (латинское название viscum) — это растение–паразит, которое живёт высоко на ветвях деревьев во влажном климате, так как имеет воздушные корни. Омеле приписывали магические и целебные свойства: якобы она уничтожает действие любого яда, помогает при эпилепсии, заживляет раны, способствует плодовитости, а также защищает от колдовства. Но со словами Аполлония никак не вяжется.

Мы, конечно, помним, что Ясон предложил Пелию добыть Золотое Руно именно для погибели врага. Интересно, что Пелий не смог предвидеть, что это оружие сможет быть направлено против него самого. И действительно, после возвращения экспедиции с Золотым Руном Пелий погиб. Но подтверждает ли этот факт то, что Золотое Руно было омелой. Даже если утверждения некоторых учёных о том, что Ясон сам был чародеем и врачевателем. Но вот куда девать слова всё того же Аполлония:

«Все стали торопить Ясона, и сами спешили пойти в город. Тогда он накинул на плечи дар Итониды, застегнул плащ пурпурный, двусторонний, который дала ему в дар Дева Паллада, ещё в те времена, когда ещё налаживались подпоры для Арго, и Богиня его учила замерять, каким следует быть промежутку у скамеек между гребцами.

Легче было смотреть на восходящее солнце, чем долго смотреть на багрянец плаща Эсонида. Вся середина его сияла алою тканью, а края целиком пурпурными были. Там искусно вытканы были с чудесной чередою картины… Выткан был Фрикс Миниец. Словно наяву слушал он овна, который с ним вёл разговоры. Глядя на них, человек терял дар печи и воображал, что может слышать те разумные речи». (I, 715,720,760)

овенЗолотое изображение златорунного овна, найденное в Ванском городище

Мы привели вам множество мнений о том, чем было Золотое Руно. Но чем был тот златорунный баран? Откуда появился? Кем были его родители?

А история эта началась, когда Посейдон, который хотел овладеть Теофано, дочерью Виссалтиса, основателя Виссалита, (район сегодняшней Нигриты в Греции).

История гласит, что желая уберечь дочь от множества осаждавших женихов, Виссалтис перенёс её на некий остров. Однако, женихи, в конце концов, обнаружили убежище Теофано. На острове они обнаружили на множество зверей и, конечно же, не знали, что этими зверями были поселенцы этого острова, которые провинились когда-то перед Посейдоном и тот превратил их в зверей. Когда настырные женихи увидели множество зверей, то решили поохотиться на них.

Тогда разгневанный подобным преступлением Посейдон превратил соперников в волков. А потом сам превратился в овна, превратил Теофано в овцу и соединился с ней. От этого любовного союза и был рождён овен с золотым руном, который сыграл столь важную роль в сказании об Аргонавтах.

Но давайте посмотрим на это сказание глазами древних греков и попробуем осмыслить его. Что, к примеру, означает имя Теофано? Это производная от слов: «Бог» + «Явление». То есть, «Явление Бога».

И поскольку Золотое Руно являет Бога, оно становится Источником радости и исцеления. Вот почему предводитель Аргонавтов, искатель «Источника радости и исцеления» — герой Ясон. Ибо имя его является производной от глагола «Исцелять».

При христианском Крещении, Бог Отец через Иоанна Крестителя раскрывает два других божественных лица: Бога Сына и Святого Духа. Таким образом, златорунный овен олицетворяет готовность Бога явиться. И объединяет воедино Агнца, Жертвоприношение и, следовательно, Спасение.

Ибо во всех существующих религиях принесённая жертва всегда спасает. В Явлении Бог Отец говорит: «Это Мой любимый Сын, в котором Моя радость. Слушайтесь Его!». И представляет его, как «жертвенного агнца».

medeja-varit-barana-mifЗлаторунный овен так же представлен жертвенным в ранних сказаниях греков. Ведь недаром сначала приносятся в жертву поочерёдно: сначала Гелла (на самом деле её имя Элли), потом Апсирт, брат Медеи. И под конец, выполнив свою миссию Спасения, сам овен так же становится «жертвенным агнцем». Причём самое интересное, что в жертву его приносят Арису – богу войны.

Таким образом, интересно складывается цепочка событий, когда «жертвенный агнец», принесённый в жертву богу войны, даёт возможность Аргонавтам вернуться в Грецию. Однозначно Золотое Руно олицетворяет собой Вечный Поиск истины. А вот чем является истина – это уже вопрос, уводящий нас далеко в верования древних греков. И являет собой отдельную тему.

Недаром эзотерики сравнивают значимость Золотого Руна в период классицизма и античности со значимостью Священного Грааля и философского камня в средние века. Ибо для них – философский камень и Грааль – понятия идентичные – это не поиск физического золота, но поиск духовного перерождения, поиск Бога, как архитектора Вселенной, а как результат этого – поиск духовного познания – Света.

Известно, как древние греки выше всего прочего ценили знания. Они исходили весь известный в те времена мир. Собрали все известные знания. Записали и систематизировали их. Таким образом, поход Аргонавтов – это ещё одна история о поездке за Светом Знания. Причащение к Божественной сущности Вселенной.

При этом никогда не надо забывать, что:

Истина священна, и негоже делиться ею без разбору.

Знание слишком опасно в руках профанов.

Литература
1 Аполлоний Родосский. Аргонавтика III 1089
2 Dimitris Michalopoulos, Les Argonautes, Paris: Dualpha, 2013, ISBN 978—235—37425—1—6.
3 The Orphic Argonautica
4 Павсаний. Описание Эллады IX 36, 4—65 Павсаний. Описание Эллады IX 38, 2
6 Николас Хаммонд История Древней Греции
7 Аргонавты//Мифы народов мира: Энцикл. в 2 т./ гл. ред.С. А. Токарев.— 2—е изд.— М.Советская энциклопедия, 1987.— Т.1 А—К.— С.98—100.
8 Argonautae/ Реальный словарь классических древностей/ авт.—сост.Ф. Любкер Под редакцией членов Общества классической филологии и педагогики9 Ф. Гельбке, Л. Георгиевского, Ф. Зелинского, В. Канского, М. Куторги и П. Никитина. — СПб., 1885. — С. 140—142.
10 Эжен Канселье Золотое Руно
11 Валерий Флакк. Аргонавтика I 387
12 Золотое Руно Антонин Либерал. Метаморфозы 10,
12 Ελληνική Μυθολογία Ζαν Ρισπέν, Μεγάλη Ελληνική Μυθολογία
13 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 35, 1
14 Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 65, 4
15 Павсаний. Описание Эллады IX 18, 2
16 Аристотель. Поэтика 16

Отар Лордкипанидзе. Городище Вани

 Ровно 140 лет тому назад появилось первое сообщение о находках древних предметов в Вани[1] — ныне небольшом городке в Западной Грузии на левом берегу реки Сулори у её слияния с рекой Риони — известной в древности под названием Фасис[2]. Начиная с 70-х годов прошлого века в газетах Грузии довольно часто появлялись сведения об археологических находках в Вани[3], которые привлекали пристальное внимание краеведов. В 1896 г. к раскопкам Вани приступает Е. Такайшвили[4], который с самого начала правильно отнёс городище к античной, греко-римской эпохе и определил громадное научное значение этой находки.

Именно Е. Такайшвили принадлежат первые научные публикации древностей Вани. Ему удалось собрать некоторые находки, хранящиеся ныне в Государственном Музее Грузии[5], и хотя работы Е. Такайшвили были прерваны в начале XX в., золотые предметы, найденные в Вани, продолжали поступать в музей[6].

Однако, планомерные раскопки городища, были начаты лишь в 1947 г. археологической экспедицией Института истории АН Грузии под руководством ныне покойной Н.В. Хоштариа. В 1947—1963 гг. (с некоторыми перерывами) раскопки велись в основном на самой вершине холма, а также на нижней террасе[7].

Прерванные в 1963 г. раскопки были возобновлены в 1966 г. и продолжаются по настоящее время археологической экспедицией Центра археологических исследований АН Грузии. В 1966—1988 гг. были открыты культурные слои, сооружения и богатые погребения на всех трёх террасах. Велось планомерное исследование окружающей древний город, территории с целью изучения основных этапов его историко-культурного развития, а также определения зоны влияния древнего города (так называемой урбанизированной зоны) с целью создания его, как единого структурного целого[8].

Что мы знаем о нём на сегодняшний день? Городище расположено на невысоком треугольном холме (площадью примерно 8,5 га), окружённом с двух сторон глубокими оврагами, служившими в древности естественными защитными рубежами. Холм занимал господствующее положение над обширной и плодородной долиной.

вани видВид сверху на Ванское городище

Отсюда можно было контролировать важнейшие торговые пути, которые проходили в древности в непосредственной близости от Вани, в том числе — международный транзитно-торговый путь (Strabo. 11.1.15; IX.7.3; Piin. NH. VI.52), шедший из Индии до Каспийского моря и дальше — через Закавказье (вдоль реки Куры, через Сурамский перевал и даже — по р. Фасис). Это путь достигал берегов Чёрного моря у г. Фасиса[9]. Надо сказать, что через Вани проходили и другие важные пути, идущие из Южной Грузии (Месхетии) через перевалы Малого Кавказа и из Юго-Западной Грузии (совр. Гурии)[10]. Интересно, что поселение на холме было удобно расположено в укрытии от основных магистралей. Это выгодное стратегическое положение, вероятно, в немалой степени обусловило его возвышение среди других многочисленных поселений эпохи поздней бронзы — раннего железа, следы которых зафиксированы на окружающей городище обширной территории. Археологическими исследованиями на городище засвидетельствована непрерывная жизнь в течение почти всего I тыс. до н. э. К настоящему времени выделяются четыре основные фазы развития: первая датируется VIII—VII вв., вторая — концом VII — первой половиной IV в.» третья — второй половиной IV — первой половиной III п., четвёртая — концом III — серединой I в. до н. а. (при этом в г ос лед ней фазе можно выделить ещё отдельные этапы).

Некоторые находки свидетельствуют также о том, что жизнь на холме продолжалась и в позднеантичную и средневековую эпоху, однако далеко не столь интенсивно, как в I тыс. до н. э. Археологические памятники первой фазы выявлены пока что сравнительно слабо. В основном это сильно потревоженные или частично разрушенные строительством поздних периодов культурные слои, содержащие обломки обожжённых глиняных обмазок с отпечатками деревянных прутьев (т. е. остатки оштукатуренных глиной деревянных сооружений) и керамики. Поэтому большое значение придаётся недавнему открытию в северо-восточной части центральной террасы городища жертвенной площадки VIII — VII вв., занимающей около 90 м2.

[1] Brosset М . Rapports sur un voyago archéologique dans la Géorgie et dans l’Arménie. Onzième rapport. St. Petersbourg, 1850. P. 4—6. 2 «В щи» является сравнительно новым названием данной местности: оно не фигурирует ни в античных, ни в средневековых источниках. В географическом описании, составленном грузинским географом и историком XVIII в. Вахушти Багратиони. для обозначении всей области, в которую в позднесредневековый период входил нынешний Вани, встречается название «Сачино» (см. Вахушти Багратиони. История Грузия// КЦ. IV. Тбилиси, 1951. С. 773). Название же «Вани» в интересующем нас регионе засвидетельствовано лишь с 70-х годов XVIII в., но и тогда «Вани* называлась расположенная в 7—8 км от городища деревня, где находилась церковь XV в. «Ванского Архангела» с фресковыми росписями (Такайшвили Е. Церковь в Вани, в Имеретин и её древности. Известия Кавказского Историко-археологического института. II. 1917—1925. Тбилиси, 1927).

[2] Следует отметить, что слово «Вани» в древнегрузинских письменных памятниках встречается уже в V —VI вв. и обозначает «дом», «пристанище». В Юго-Западной и Западной Грузии известно несколько географических пунктов, преимущественно монастырского типа, с названием «Вани» — см. Джавахишвили И. А. Материалы к истории вещественной культуры грузинского народа. Тбилиси, 1946. С. 7—9 (на груз, яз.); Baхушти Багратиони. Ук. соч. С. 665, 716, 719.

[3] Подробнее см. Лордкинанидзе О. Д. Город-храм Колхиды. М., 1984. 6 Газ. «Кавказ» № 461. 20/VII.1889; «Кутаисские ведомости». № 24. 17.VII.1889.

[4] Такайшвили Е. Археологические путешествия и заметки. I. Тифлис, 1907 (на груз, яз.); он же. Церковь … С. 86—111; см. также ОАК за 1896 г. С. 109 сл.

[5] Уварова Л. С. Коллекции Кавказского музея (Museum Caucasicum). V. Тифлис, 1902. № 2500—2513.

[6] Куфтин Б.А. Материалы к археологии Колхиды. II. Тбилиси, 1950, С. 7—9. Табл. 1.

[7] См. Хоштариа Н. В . Археологические раскопки в Вани в 1947 г. // Мимомхилвели. I. 1947. С. 296—308 (на груз, яз.); она же. Археологические исследования. Вани и Ванского района //МАГК. П. Тбилиси, 1959. С. 149—162; она же, Археологические раскопки в Вани // Кавказско-ближневосточный сборник. II. Тбилиси, 1969. С. 64—80.

[8] Результаты раскопок регулярно публикуются в трудах Ванской археологической экспедиции: Вани. Археологические раскопки / Под ред. О. Д. Лордкипанидзе. Тбилиси (на груз. яз., рез. на русск. и англ. яз.). 1 (1972), 11 (1975), 111 (1977), IV (1979), V (1980), VI (1981), VH (1983), VIII (1986) (далее — Вани). См. также ежегодник ПАИ. Археологические материалы из раскопок хранятся в Гос. Музее Грузии и в созданном в 1985 г. в Вани Гос. Археологическом музее.

[9] 13 Лордкипанидзе О. Д. О транзитно-торговом пути из Индии к Чёрному морю // . САНГ. 1957. XIX. № 3. 377—384; он же. Древняя Колхида. Тбилиси, 1979, С. 154 сл., 191 сл.

[10] Бердзенишвили А. Вопросы истории Грузии. VIII. Тбилиси, 1977. С. 472 сл. (на груз, яз.); Берадзе Т. Н. Из исторической географии Ванского района // Вани. III. Тбилиси, 1977. С. 37 сл. (на груз, яз., рез. на русск. яз.).

Здесь обнаружено несколько сот глиняных сосудов, обломки миниатюрных глиняных алтарей, фигурки различных животных, мощные следы огня и большое скопление костей различных животных, свидетельствующих о совершении культовых ритуалов. Керамика с жертвенной площадки, как и из культурных слоёв городища этого периода, почти полностью изготовлена с помощью гончарного круга. Наиболее характерны крупные и малые сосуды, кубки с узкими коническими доньями, миски, горшки, маслобойки и др. Ручки в большинстве случаев имеют в верхней части характерные роговидные выступы (поэтому их называют «зооморфными»). Преобладающая часть сосудов имеет залощенную поверхность и украшена разнообразным геометрическим орнаментом[1].

[1] Толордава В. А. Культовый комплекс V III—VII вв. до н.э. из Вани/ Причерноморье в VII —V вв. до н.э. Письменные источники и археология. Материалы V симпозиума по древней истории Причерноморья. Тбилиси, 1990.


Генеральный план городища: 1 — церемониальный алтарь III-I вв. до н. э.; 2 — остатки культового здания II-I вв. до н. э. 3 — остатки деревянного святилища V в. до н. э. 4-5 — оборонительные стены II-I вв. до н. э. 6 — остатки культового здания II-I вв. до н. э. 7 — храмовый комплекс и алтари II—I вв. до и. э. 8 — остатки зданий III — II вв. до н. э. 9 — здание с контрфорсами II—I вв. до н. э. 10 — монументальный алтарь II—I вв. до и. э. 11 — жертвенники III-II вв. до н. э.; 12 — остатки зданий III-II вв. до н. э.; 13 — жертвенники III-II пв. до п. э. 14 — жертвенник и стена IV—III вв. до н. э. 15 — остатки стен III-II вв. до н. э. 16 —остатки зданий II-I вв. до н. э.  17 — остатки зданий III-II вв. до н. э. 18 — остатки жертвенника VIII-VII вв. до и. э. 19 — здание с абсидой III-II вв. до н. э. 20 — остатки стен II-I вв. до н. э. 21 — здание IV- III вв. до н. э. 22 — Священный амбар II-I вв. до н. 23 — оборонительные стены I в. до н. э.; 24 — круглый храм II-I вв. до н. э. 25 — архитектурный комплекс городских ворот III-I вв. до н. э. 26 — храмовый комплекс II—I вв. до н. э.

Аналогичная керамика типична для колхидских поселений первой половины I тыс. до н. з, Особенно большой интерес представляют терракотовые фигурки оленей, барана, свиньи, бычков и т. д.. Наряду с ними представлены четырёхногие фигуры с двумя головами по противоположным сторонам[1], а также двух- и трёхглавые фантастические существа. Сейчас трудно сказать что-либо определённое о символике найденных на жертвеннике в Вани столь разнообразных терракотовых скульптурных изображений, особенно двуглавых и трёхглавых существ[2]. Не исключается их связь с культом, почитание которого подтверждается и другими археологическими находками, как в самом Вани[3], так и во всей Колхиде[4] 1 в, свидетельствующими об общеколхидском характере этого культа.

Глиняные статуэтки двух- и трёхглавых существ

[1] Такие фигуры заслуживают, быть может, особого внимания, так как очень необычны среди многочисленных местных зооморфных изображений. Ранее была известна лишь одна бронзовая подвеска с головами коня на едином туловище с четырьмя ногами, найденная в одном из погребений Тлийского могильника, которое Б. В. Техов датирует X в. до н.э. ( Тегов Б. В. Тлийский могильник. I. Тбилиси, 1980. Табл. 105, 6) хотя со столь ранней датировкой этого погребения согласиться трудно: присутствие в нём бронзовых котлов (ситул). типичных для V II—VI вв. до н. э., указывает скорее на более позднюю дату. Важно, что такие фигуры не типичны для Колхиды (и Грузии вообще), в то время как они довольно распространены среди лурисганских бронзовых изделий V III—VII вв. до н.э. (см. Calmeyr Р. Altiranische Bronzen der Sammlung Bröckelschen. В., 1969. S. 14, Ms 19; S. 43, N2 102; Moory P. R. S. Catalogue of Ancicnt Persian Bronzes in the Asbmolean Museum. Oxf., 1971. P. 233, № 428; Amiet P. Les antiquités du Luristan. P., 1976. P. 67), а в греческом мире их появление относят к геометрическому периоду (Roes A. Greek Geometric Art. Its Symbolism and its Origin. Oxf., 1933. P. 107—127; idem. Les ex-voto de bronze de l’époque géométrique H RA. 1970. P. 195—208, № 52; Herrman H. Fr hgriechischer Pferdeschmuck vom Luristantypus/ / JDAI. 1968. Bd 83. S. 33—37. Abb. 29—31. Подобные фигуры часто встречаются и на территории Италии: Montelius О. La civilisation primitive en Italie. Stockholm, 1895. Pl. 160, № 332; Libertini G. Il museo Biscari. Milano-Коша, 1930. Tav. LV, «N2 351. Сейчас трудно судить о том, под влиянием каких памятников созданы фигуры, найденные в Вани,— лурнстанской бронзы или греческого мира? На данном этапе, учитывая более раннее появление таких изображений в греческом мире и сопредельных областях, можно было бы высказать предположение, что рассматриваемые фигуры — наряду с некоторыми разновидностями бронзовых одночленных дугообразных фибул (ср. Bouzek/The Aegean, Anatolia and Europe. Praha, 1985. P. 153. Fig. 3), а также сосудов с дугообразными ручками и спиральным орнаментом — появились вследствие контактов с греческим миром, начавшихся спорадически с основанием Синопа и нашедших отражение в появлении первых сведений о Колхиде в греческой литературе VIII—VII вв. до н.э. (упоминание названия «Колхида» у Эвмела Коринфского, ряда географических пунктов в «Каталоге кораблей», реки Фасиса у Гесиода и т.д.).

[2] Ср. Haas V. Nordsyrische und kleinasiatische Doppelgottheiten // Wiener Zeitschrift f r die Kunde des Morgenlandes. 1981. 73. S. 6, 20 f.

[3] Ср. парные скульптурные изображения всадников на обухе бронзового колхидского топора VII в. до н.э., найденного в с. Сулори, а также на золотых височных украшениях из богатого погребения первой половины IV в. до н.э., интерпретированных нами как «Всадники Великой Матери»: Лордкипанидзе О. Д. Аргонавтика и древняя Колхида. Тбилиси, 1985. С. 82 сл. (на груз. яз.). Однако возможна и другая интерпретация: в этих парных изображениях всадников, быть может, следует видеть образ божеств-близнецов (ср., например, Haas. Op. cit. S. 5—21).

[4]19 Куфтин Б. А. Материалы к археологии Колхиды. I. Тбилиси, 1949. С. 238 сл. Табл. XXIПа; Микеладзе Т. К. Колхидские могильники эпохи раннего железа. Тбилиси, 1982. С. 59 сл.

Обширная площадка со следами сложного ритуала жертвоприношений, сопровождаемых разжиганием огня и приношением в жертву скота, приношением в дар изображений священных животных, ритуальным разбиванием глиняных сосудов, свидетельствует о возвышении Вани уже в VIII—VII вв., как крупного культового центра[1] что, отражает его политическое господство над окружающими его поселениями. Последние возникли в период широкого расселения колхских племён на территории Рионской низменности, с чем и связано, сложение яркой и самобытной культуры Бронзового века, называемой «колхидской культурой».

Археологические материалы свидетельствуют о том, что уже с середины II тыс. до н. э. вся Колхидская низменность в хозяйственном отношении была полностью освоена и густо заселена. Это был сложный и длительный процесс, требовавший проведения трудоёмких работ по превращению заболоченных и влажных земель в посевные площади для развития интенсивного земледелия. Об этом свидетельствуют многочисленные разнообразные находки на поселениях этого периода: металлические сельскохозяйственные орудия, зернотёрки, хозяйственные сосуды[2]. Сложившаяся в итоге этих процессов социально-политическая структура нашла чёткое отражение и в системе древнеколхидских поселений. Они, как правило, расположены группами, среди которых выделяются главенствующие поселения, окружённые одним или двумя защитными рвами[3].

Так постепенно складывался фундамент для политической консолидации колхских племён, в дальнейшем развитии которой выдающееся значение приобрело широкое освоение в VII—VI вв. железа, трансформировавшее социально-политическую и культурную структуру Колхиды[4]. Именно с конца VII или начала VI в. начинается новая фаза в развитии Вани, как и по всей Колхиде, наступление которой знаменуется появлением и видоизменением элементов материальной культуры, наиболее ярко отразившихся в искусстве и в ремёслах, в распространении импортных греческих изделий, среди которых самым ранним из находок в Вани является обломок расписного хиосского кубка, датированного первой половиной VI в. до н. э.[1]

[1] Вани. VII. С. 26.

[1] Толордава. Ук. соч.; ср. Ипадзе М. Я . Храмовые центры древней Колхиды И Мацне. 1986. 4. С. 38.

[2] Подробнее см. Лордкипанидзе. Аргонавтика… С. 62 сл.

[3] Григолия Г. К, Результаты разведочных работ 1969 г. в Западной Грузии//ПАИ в 1969 г. С. 19; Микеладзе Т. К м Хахутайшвили Д.А. Поселение Намчедур. Тбилиси, 1985. С. 9; Барамидзе М. В. Печорское поселение//Местные этнополитические объединения Причерноморья в VII—IV вв. до н.э. Материалы IV симпозиума истории Причерноморья. Тбилиси, 1988. С, 224—229.

[4] Подробнее см. Лордкипанидзе О.Д., Микеладзе Т. К. Колхида в V II—IV вв. до н.э. //МЭПОП. С. 124 сл. Хахутайшвили Д. А. Производство железа в древней Колхиде. Тбилиси, 1987.

Остатки доисторической кладки в Ванском городище

Археологические памятники конца VII и начала VI первой половины IV в. многочисленны и весьма разнообразны: остатки деревянных сооружений и высеченные в скальном грунте жертвенники, мощные культурные слои и богатые погребения с множеством золотых, серебряных, бронзовых и глиняных изделий. Всё это ярко иллюстрируют новый, более высокий уровень социально-экономического развития этого поселения, превратившегося в этот период уже и в политический и экономический центр всей округи…

Особо следует отметить обилие находок пифосов, используемых для хранения или перевозки различных продуктов (злаков, масла, мёда и т. д.), по предназначенных в основном для выдерживания и хранения вина. Многочисленность пифосов[1] (как правило, не встречающихся в предыдущую эпоху) свидетельствует о широком развитии виноградарства и виноделия[2], что подтверждается также находками и других, типологически разнообразных сосудов: кувшинов, бокалов, фиал.

Местная керамика VI—IV вв. Вани, отличается высоким качеством, хорошо обожжена, имеет обычно чёрную (иногда лощёную) или серую поверхность. Изделия отличают разнообразные формы и назначения. Они характеризуются общностью технологических свойств и орнаментального декора: лощёные вертикальные линии и ромбовидные узоры, волнистые линии (нанесённые рифлёным гребенчатым штампом), спирали, вдавленные концентрические кружки, косые насечки «в ёлочку» и др. являются типичными украшениями колхидской керамики VI —IV вв. из Вани и присутствуют на сосудах различных типов и украшений[3]. По своим типологическим признакам и орнаментации ванская керамика аналогична изделиям из других областей Колхиды и создаёт органический и самобытный компонент колхидской культуры конца VII — первой половины IV в. до н. э., позволяет констатировать определённую стандартизацию форм и широкое распространение однотипных сосудов по всей Колхиде в её различных и отдалённых друг от друга областях. Все основные компоненты колхидской керамики, засвидетельствованные в Вани, встречаются повсеместно как на приморских местных поселениях Колхиды (от Батуми до окрестностей Сухуми), так и на поселениях Колхидской низменности. Особо следует отметить распространение этой керамики в горных районах Колхиды — Рача Сванети и Рача Лечхуми, куда она, вероятно, доставлялась из производственных центров, расположенных по среднему течению реки Риони (Фасиса)[4].

Всё это указывает на масштабное керамическое производство[5], рассчитанное на массовое потребление, и иллюстрирует товарный характер керамического ремесла Колхиды в VI—IV вв.. Большой интерес представляют находки в Вани больших двуручных бронзовых котлов, обычно называемых ситулами,[6], производимых в горных областях Колхиды (в частности, в Раче Лечхуми)[7]. Аналогичные котлы найдены также и в других поселениях Колхидской низменности: Кобулети, Ничвнари, Итхвиси)[8] и являются, наряду с вышеупомянутой керамикой, ярким свидетельством активизации общеколхидских экономических связей, отражавших уровень общеколхидской политической консолидации. В богатых погребениях в большом количестве представлены также бронзовые и серебряные украшения (диадемы, серьги, браслеты, подвески, бляхи, бусы и т. д.). Но наиболее ярко колхидскую культуру характеризуют многочисленные ювелирные изделия, поражающие бесподобной работой.

Выдающимися произведениями колхидского златокузнечества являются золотые диадемы, кручёный ободок которых увенчан ромбовидными пластинками, украшенными изображениями борьбы животных. Так, например, на одной из диадем V в. представлен широко распространённый на древнем Востоке и в античном искусстве сюжет терзания львом быка.

Умелое построение трёхфигурной композиции, заполнение треугольного пространства фигурами одинаковых размеров (характерное для фронтонной композиции), ясный и чёткий рисунок, реалистическая передача характерных черт животных и вместе с тем манерная стилизация выдают своеобразного мастера, который был воспитан на древневосточных художественных традициях, но вместе с тем хорошо знаком с изобразительными приёмами греческого позднеархаического, а также ахеменидского искусства. Поэтому мы и склонны включить ванскую золотую диадему в своеобразное ответвление так называемого греко-персидского искусства[9]. Своеобразную группу составляют золотые височные·кольца и серьги. Значительная их часть в типологическом отношении характерна лишь для Колхиды и, как правило, неизвестна за пределами Грузии.

Таковы, в первую очередь, изящные серьги, крупное кольцо которых украшено миниатюрной розеткой, а лучеобразно расходящиеся стержни заканчиваются пирамидками или треугольникам ми из тончайшей зерни, или серьги, круглое кольцо которого увенчано полыми сферическими, бипирамидальными или ажурными подвесками, обильно украшено зернью. Особо следует упомянуть найденные в женском погребении первой половины IV в. до н. э. золотые серьги с изображением всадника на колеснице.

[1] См.Вани. IV. С. 41. (№ 1—9); С. 80 сл. (№ 515—536, 585—612, 675, 680-081, 685-690, 709-712, 714-719, 726-728, 7 4 1 -7 5 9 ,6 9 8 -7 9 9 ,8 2 7 -8 3 7 , 868-871, 876-883, 907-908); Вани. V. С. 6 0 -6 9 . № 1—79. 27 См. Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 72; ср.

[2], См. Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 72; ср. Лордкипанидзе Г. А. К истории древней Колхиды. Тбилиси, 1971. С. 50 сл.

[3] Лордкипанидзе О. Д., Гиголашвили Е. Г. и др. Колхидская керамика из городища Вани // Вани. V.

[4] Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 77 сл. (с лит.).

[5] О распространении колхидской керамики этого времени в Северном Причерноморье см. Скуднова В . М. Находки колхидских монет и пифосов в Нимфее // ВДИ. 1952. № 2: Зеест И. Б .. Марченко И. Д. Некоторые типы толстостенной керамики из Пантикапея // МИА. 1962. 103. С. 154 сл, в; Лордкипанидзе О. Д. К вопросу о связях Колхилы с Северным Причерноморьем // История и культура античного мира. М., 1977. С. 112-115. 31 Вани. I. С. 60,

[6] Вани. I. С. 60, 238, 223, 224.

[7] Сахарова Л. С. Бронзовые клады из Лечхуми. Тбилиси, 1976. С. 32—34 (на груз. яз.).

[8] Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 82—84.

[9] Там же. С. 8 6 -8 9 .

Наряду с типично колхидскими формами, о которых речь шла выше, в Вани встречаются также и калачеобразные серьги, широко известные в Средиземноморье и в Передней Азии. Все разновидности серёг, которые представлены в богатых захоронениях Вани (как и других центрах Колхиды), независимо от того, имеют ли они чисто местную или повторяют распространённую и в других странах форму характеризуются одной общей стилистической деталью: на передней части крупного кольца помещается розетка, всегда богато украшенная зернью и филигранью. Это местная колхидская особенность художественного оформления ушного кольца, неизвестная в таком виде за пределами колхидской культуры. Большим разнообразием отличаются также золотые ожерелья, составленные, как правило, чередованием подвесок и бус. Подвесками служат миниатюрные фигурки птиц, головки баранов, телят и туров. Некоторые подвески имитируют кукурузные початки. Особо следует отметить ожерелье из погребения середины V о. до н. э. составленное из подвесок в виде полых полотых черепах, панцирь которых украшен выведенными тончайшей зернью треугольниками, а глаза инкрустированы стекловидной массой.

В богатых погребениях Вани в большом количестве найдены самые разнообразные золотые предметы, в том числе одночленные дугообразные и двучленные фибулы, пуговки и штампованные бляшки для украшения погребального савана. Следует отметить также пластинчатые изображения орлов, имеющие геральдическое значение. В целом найденные в Вани и других местах Колхиды золотые украшении V—IV вв. до н. э. многочисленны и разнообразны. Все они характеризуются строгим художественно-стилистическим и техническим единством, свидетельствующим их принадлежности к единой художественной школе. А это значит, что в Колхиде в V—IV вв. существовали высокотехничные школы златокузнечества, применявшие сложнейшие технические приёмы ковки, чеканки и тиснения, литья, накладывания зерни и филиграни[1].

Надо отметить, что о добыче золота в Колхиде сообщали греко-римские писатели. В «Географии Страбона (XI.2.19) при описании горной Колхиды сказано: «Рассказывают, что у них потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных корыт и косматых шкур… Отсюда, говорят, сложилось сказание о Золотом Руне». По словам же Аппиана Александрийского, «многие источники, текущие с Кавказа, несут с собой незаметный золотой песок. Окрестные жители, погружая в воду густошерстные овечьи шкуры, собирают пристающий к ним золотой песок… Быть может, такого рода было и Золотое Руно царя Аитса» (Mithr. 103). Можно ли сомневаться в достоверности сведений древнегреческих писателей: ведь этот древнейший способ добывания золота в нынешней Сванетии (т.е. в горных района исторической Колхиды) ещё сохранился.

По позднейшему описанию этнографа Л. Бочоришвили, «золото сваны добывают с помощью овечьих шкур. Овечью шкуру, натянутую на доску или же расправленную каким-либо другим способом, помещали в реку и укрепляли так, чтобы её нe унесло течением и чтобы шкура была обращена шерстью кверху. Намокшая шерсть удерживала частицы золота. Спустя определенное время шкуру доставали из воды и расстилали на земле для просушки, высохшую же шкуру выбивали, вытряхивали из неё золотые крупинки»[2].

В свете всего вышеизложенного перед Нами встает сложная задача определения мест а и роли Вани в общей политической, социально-экономической и культурной системе всей Колхиды VI первой половины IV в. К сожалению, мы не располагаем для этого периода письменными сведениями конкретно об этом городище, и поэтому единственным источником пока что остаются археологические артефакты. Несмотря на общеизвестную трудность их социологической интерпретации, тем не менее можно извлечь цепную информацию о разных аспектах социально-политического, экономического и культурного развития этого очень своеобразного городища древней Колхиды.

Археологическое памятники предоставляют довольно яркую картину имущественного расслоения общества Колхиды. Наглядной иллюстрацией этому служат богатые погребения, содержащие золотые, серебряные, бронзовые и глиняные изделия высочайшего художественного достоинства[3]. Несомненно, эти погребения принадлежали представителям высшего класса колхидской правящей знати.

К сожалению, мы не имеем возможности из-за отсутствия погребений других прослоек колхидского общества показать уровень имущественной дифференциации в пределах этой историко-географической области, т. е. в Вани н на окружающей его территории. Однако, сравнение погребального инвентаря из других областей Колхиды даёт приблизительную картину общих тенденций имущественной дифференциации колхидского общества в VI и особенно в V—IV вв. до п. э.

В этом отношении аналогичная с Вани ситуация вырисовывается в северо-восточной области Колхиды (в ущелье р. Квирила). Здесь в селе Саирхе также было найдено городище[4], где для периода V —IV вв. до н. э, как и в Вани, фиксируются обособленные жилища местной знати и её богатейшие погребения со множеством золотых, серебряных, бронзовых и глиняных изделий. При этом повторяется общий набор погребального инвентаря (диадемы, серьги и височные украшения, ожерелья, браслеты, фиалы, привозные греческие сосуды и т. д.), а также сам способ погребения: устроенные в высеченных в скальном грунте ямах деревянные саркофаги с каменной насыпью и с захоронениями домочадцев и коней. Совершенно бесспорно, что здесь, как и в Вани, мы видим захоронения представителей местной знати. В том же регионе, всего в 5 км от Саирхе, в селе Итхвиси также найдены погребения с аналогичным способом захоронения в деревянных саркофагах, но с меньшим количеством золотых и серебряных украшений[5].

Вместе с тем в том же могильнике есть и захоронения в обычных грунтовых ямах, также различающиеся между собой но составу погребального инвентаря (некоторые с единичными золотыми предметами и оружием), и такие погребения, инвентарь которых содержит один или два глиняных сосуда и железные предметы[6]. Аналогичная ситуация обрисовывается и в соседнем Сачхере[7]. Таким образом, сравнительное рассмотрение погребального инвентаря делает очевидным имущественную дифференциацию колхидского общества в VI — IV пн. до н. э.

Из захоронений бедных н средних слоёв общества и даже некоторых богатых захоронений Мтисдзири около Вани[8], Итхвиси и Сачхере, некоторые резко выделяются обилием золотых и серебряных изделий, а также наличием дорогих привозных металлических и глиняных художественных сосудов[9]. Учитывая, что «не имущественное расслоение, не богатство оказывается, как правило, первоосновой знатности, а наоборот, знатность и привилегированное положение становятся предпосылками богатства»[10], то вышеизложенное сопоставление погребальных комплексов позволяет с большей долей вероятности утверждать о наличии в Колхиде VI —IV вв. социально соподчинённых групп. Естественно, возникает вопрос о положении в общей политической системе Колхиды тех лиц, которым принадлежали столь богатые погребения в Вани и Саирхе.

Описывая Колхиду, Страбон пишет: «…какой славой пользовалась в древности эта страна подтверждают мифы, повествующие о походе Ясона, дошедшего до Мидии, и о предшествовавшем появлении в Колхиде Фрикса… После этого наследовавшие им цари, владея разделенной на скептухии страной, имели умеренную власть» (Страбон. XI.2.18; пер. Т. С. Каухчишвили). Следовательно, можно сделать заключение, что Колхида была разделена на определённые административные единицы, которые Страбон (или его источник) назвал скептухиями. Скептухии, по нашему мнению, представляли собой созданные по территориальному принципу административные единицы[11], в основе которых лежали исторически сложившиеся территориально-административные образования. Они возглавлялись представителями местной родовой аристократии, на которых царски»: власть возлагала административные функции. Скептухи, таким образом, должны были быть, одной из ступеней в иерархической лестнице управления страной, во главе которой стоял царь колхов[12].

Возложение административных функций на родоплеменную знать, что означало превращение её в знать служивую. Новые функции, дарованные царской властью, приносили ей доходы в виде дани, получаемой сельскохозяйственными продуктами и другими ценными вещами, как свидетельствуют богатые погребения Вани. Резиденция знати в Вани располагалась на треугольном холме, огороженном с двух сторон глубокими оврагами, служившими естественными укреплениями и соединёнными, возможно, искусственным рвом.

Богатые погребения VI — первой половины IV в. обнаружены в нижней и центральной части холма и не образуют единого могильника. При этом они фиксируются в окружении жилых культурных слоёв, что даёт основание рассматривать их как приусадебные захоронения. На верхней террасе холма находились деревянное святилище и высеченные в скальном грунте ритуальные каналы[13]. Таким образом, вершина холма служила своеобразным функциональным центром, свидетельствующим, что в руках правящей знати объединились и светская и духовная власть. Итак, констатируем весьма интересный факт: образование служивой знати и её социальное обособление привели к обособлению их жилища и, следовательно, к возникновению и дальнейшему развитию их резиденций

преобразованных в административные центры.


[1] Там же. С. 80 сл.; Lordkipanidze О. D. La civilisation de l’ancienne Colchide aux V — IV siecles/ / R A* 1971. № 2. P. 261 suiv.; Чкониа А. М. Золотые украшения Ванского городища/ / Ванн. VI. 

[2] Бочоришвили Л. Златокузнечество в Сванетик // САНГ. 1956. VII. № 5. С. 285. Ср. Severtn Т. The Jason Voyage. L., 1985. P. 222—225.

[3] Вани. I. С. 113-117, 213-239.

[4] Надирадзе Дж. Ш. Саирхе: Древний город // Дроша. 1988. № 12. С. 20 сл. (на груз. яз.).

[5] Гагошидзе Ю. М. Погребение из Итхвиси // ВГМГ. XXV — В. С. 30 сл

[6] Абрамишвили Р. М. Итоги работ Итхвисской археологической экспедиции/7 XII Научная сессия, посвященная результатам полевых археологических исследований (Памятники феодальной и античной эпох). Тбилиси, 1964. С. 33 сл. 41 Надирпдзе Дж. Ш. Археологические памятники Квирильского ущелья. Тбилиси, 1975. С. 26 сл. (на груз. яз.).

[7] Надирадзе Дж. Ш. Археологические памятники Квирильского ущелья. Тбилиси, 1975. С. 26 сл. (на груз. яз.).

[8] Гамкрелидзе Г\ А. Древние колхские поселения Центральной Колхиды. Тбилиси. 1982 (на груз, яз., на русс к. и англ. яз.).

[9] Лордкипанидзе О. Д. Новые материалы к истории связей Афин с Колхидой// Художественная культура и археология античного мира. М., 1975.

[10] Утченко C. JI., Дьяконов И. М. Социальная стратификация древнего общества//Доклады XIII Межд. конгресса исторических наук. Т. 1—3. М., 1970. С. 134.

[11] Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 56—59.

[12] Как известно, существуют резко противоположные мнения о наличии государства у колхов в VI — IV вв. до н.э., что ещё раз недавно подчёркнул Грейем в «Classical Review» (1987) в рецензии на нашу работу (Lordkipanidze О.Г. Das alte Kolchis und seine Beziehung zur griechischen Welt vom 6. bis 4. Jh. v. Chr.//Xenia, 14. Konstanz. 1985) в связи с общеизвестной Геродотовой характеристикой политической ситуации в Передней Азии (ср. ibid. S. 13 ff.), но, к сожалению, без учёта всей аргументации. Хотя в письменных источниках имеются прямые указания о наличии в Колхиде царской власти. Так, например, по сведениям Ксенофонта, во время описываемых им событий (401 г. до н. э.) в Колхиде (на Фасисе) «царствовал потомок Эитиса» (Αίήτου δε ειδούς έτύγχανε βασιλύων αυτοv —Ξεν. V, VI. 37). Это сообщение греческого историка важно, во-первых, потому, что является прямым свидетельством наличия царской власти в Колхиде в конце V в. до н.э. и. во-вторых, потому, что колхидские цари считали и называли себя Ээтидами, т. е. потомками легендарного царя Ээта. Об этом сообщает так же Плиний (NH. XXXIII. 52): …jam regnaverat in Colchis Saulaces Aeetae subolis «…в Колхиде царствовал потомок Ээтов Савлак». Примечательны и сведения Страбона (XI. 3, 18), который подчёркивает что наследственный характер царской власти в упомянутом уже сообщении о скептухиях: «Mετά δε ταύτα διαδεξάμενοι». Таким образом, греческие авторы прямо говорят о наличии в Колхиде царской власти и даже царской династии. И эти сведения отражают теоретическое обоснование права владения престолом и укрепления веры в верховенство царской власти путём возведения своей генеалогии к могущественному царю Ээту, характерное для царского дома Колхиды. Интересно, что, по сведениям Страбона, «признается достоверным, что Ээт царствовал в Колхиде, а имя Ээта часто встречается среди местных жителей этой страны» (1.2.39). Действительно в VI в. н.э. в Колхиде засвидетельствовано историческое лицо — политический деятель и представитель местного влиятельного аристократического рода по имени Ээт (Агафий. О царствовании Юстиниана. III. 8—11).

[13] Вани. V. С. 150- 154; Джандиери М.И. Деревянное здание V в. до н.э. /У МЭП011. С. 234- 245. 49 Гамкрелидзе Г.

[1] Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 56—59.

[1] Как известно, существуют резко противоположные мнения о наличии государства у колхов в VI — IV вв. до н.э., что ещё раз недавно подчёркнул Грейем в «Classical Review» (1987) в рецензии на нашу работу (Lordkipanidze О.Г. Das alte Kolchis und seine Beziehung zur griechischen Welt vom 6. bis 4. Jh. v. Chr.//Xenia, 14. Konstanz. 1985) в связи с общеизвестной Геродотовой характеристикой политической ситуации в Передней Азии (ср. ibid. S. 13 ff.), но, к сожалению, без учёта всей аргументации. Хотя в письменных источниках имеются прямые указания о наличии в Колхиде царской власти. Так, например, по сведениям Ксенофонта, во время описываемых им событий (401 г. до н. э.) в Колхиде (на Фасисе) «царствовал потомок Эитиса» (Αίήτου δε ειδούς έτύγχανε βασιλύων αυτοv —Ξεν. V, VI. 37). Это сообщение греческого историка важно, во-первых, потому, что является прямым свидетельством наличия царской власти в Колхиде в конце V в. до н.э. и. во-вторых, потому, что колхидские цари считали и называли себя Ээтидами, т. е. потомками легендарного царя Ээта. Об этом сообщает так же Плиний (NH. XXXIII. 52): …jam regnaverat in Colchis Saulaces Aeetae subolis «…в Колхиде царствовал потомок Ээтов Савлак». Примечательны и сведения Страбона (XI. 3, 18), который подчёркивает что наследственный характер царской власти в упомянутом уже сообщении о скептухиях: «Mετά δε ταύτα διαδεξάμενοι». Таким образом, греческие авторы прямо говорят о наличии в Колхиде царской власти и даже царской династии. И эти сведения отражают теоретическое обоснование права владения престолом и укрепления веры в верховенство царской власти путём возведения своей генеалогии к могущественному царю Ээту, характерное для царского дома Колхиды. Интересно, что, по сведениям Страбона, «признается достоверным, что Ээт царствовал в Колхиде, а имя Ээта часто встречается среди местных жителей этой страны» (1.2.39). Действительно в VI в. н.э. в Колхиде засвидетельствовано историческое лицо — политический деятель и представитель местного влиятельного аристократического рода по имени Ээт (Агафий. О царствовании Юстиниана. III. 8—11).

[1] Вани. V. С. 150- 154; Джандиери М.И. Деревянное здание V в. до н.э. /У МЭП011. С. 234- 245. 49 Гамкрелидзе Г. [1] Гамкрелидзе

Жилища рядового населения фиксируются на прилегающих к холму территориях. Именно в этом структурно-типологическом сопоставлении поселения на холме Вани с окружающими его сельскими обществами наиболее ярко отражается система иерархии населённых пунктов и господствующее положение поселения-гегемонов. В этой связи следует упомянуть находку оборонительного сооружения в 10 км к северу от Вани в селе Мтисдзири, на высоком холме. А именно отдельно стоящей башни V — IV вв. до н.э. с мощными деревянными стенами (с каменной забутовкой) толщиной до 3 м. воздвигнутые на каменном цоколе[1]. Занимая важное стратегическое положение, башня контролировала окружающую территорию и защищала подступы к Вани — центру всей области[2]. Налицо, следовательно, один из характерных признаков административной власти — защитники территории. Таким образом, Вани в VI- IV вв., представляя собой резиденцию правящей знати, являет собой политико-административный центр с преобладающей управленческой функцией. На основе археологических материалов можно заключить также, что именно в политико-административных центрах происходила концентрация основных видов ремесленного производства.

[1] Гамкрелидзе Г. Л. К изучению древнеколхидских оборонительных сооружений//САН 1\ 1977. 88, № 2. С. 501-503.

[2] Аналогичная ситуация засвидетельствована и на древнем Востоке. — Кашкай С.О городах-крепостях на территории Манны//Древний Восток. Ереван, 197Ü. 2. С. 89 сл.

Их местное изготовление подтверждается приведённом выше анализом этих предметов и находками производственных остатков. Этот факт имеет важнейшее значение для социологической атрибуции ремесленных изделий: в наличии высокоразвитого ювелирного ремесла, производящего предметы роскоши, дорогостоящие украшения, инсигнии власти и т. д., мы видим отражение сложной социальной структуры колхидского общества.

Итак, что подтверждают найденные в Колхидском городище артефакты: высокоразвитое ювелирное ремесло, металлообработка (в первую очередь производство оружия), изготовление дорогостоящих металлических и глиняных сосудов (обычно представленных только в богатых погребениях), строительное дело, дорогих сортов тканей и другие предметы роскоши (об экспорте которых из Колхиды упоминает Геродот)[1]. Всё это сконцентрировано при резиденции местной правящей знати. Сосредоточение ремесла в одном центре было одним из основных условий и стимулов к городской революции, что давало мощный толчок становлению ремесла как важнейшего производственного фактора.

Именно поэтому, в столь высоком уровне развития различных видов профессионального ремесла (металлообработка, гончарное и ювелирное), основанного на богатой местной сырьевой базе и многовековых традициях усовершенствования технических навыков, 2) в стандартизации основных форм изделий массового производства, имеющих, как правило, собственную, «колхидскую» типологическую модель, 3) в распространении ремесленных изделий за пределами производственных очагов, свидетельствующих о товарном характере колхидского ремесленного производства, т.е. развитой торговле. И здесь можно видеть доказательство (пусть косвенное) урбанизации колхидского общества VI — IV вв.

Немаловажную роль в этом процессе сыграли и экономические контакты населения Колхиды с внешним миром, а именно включение Колхиды в орбиту греческой торговли. Предметы греческого импорта, найденные в Вани и на территории его округа, разнообразны и дают интересный материал для изучения истории торгово-экономических связей греческого мира с Колхидой[2], хотя в этот ранний период[3] в количественном отношении они пока что незначительны, впрочем, как и в других пунктах внутренней Колхиды). К этому времени относятся фрагменты хиосского расписного кубка, аттических мелкофигурных киликов, лесбосские и хиосские амфоры, а также ионийские золотые перстни-печати. Несмотря на их малочисленность находки греческих изделий второй половины VI в. до н.э. и начала V в. до н. э. имеют исключительно важное значение, так как могут свидетельствовать о том, что уже со второй половины VI в. до н.э. Вани представлял собой крупный центр, активно включившийся в сложный процесс торгово-экономических связей греческого мира с Колхидой. Сравнительно многообразны и многочисленны предметы греческого импорта в Вани во второй половине V — первой половине IV в. В этот период доминирующее положение в торговых связях с Колхидой (как и со всем Причерноморьем) занимают Афины. Греческий импорт этого периода в Вани представлен преимущественно изделиями Аттики и других центров, тесно с нею связанных и нередко экспортировавших свои изделия через Афины или их союзников (керамическая тара, расписная и чернолаковая керамика, полихромные стеклянные сосуды, золотые перстни-печати).

Среди этих материалов встречаются и высокохудожественные изделия. При этом одна часть аттических изделий хорошо датируется второй четвертью V в. до н. э. и свидетельствует о том, что активизация афинской торговли с Колхидой началась сразу же после победоносного окончания Греко-Персидских войн. Изучение предметов греческого импорта показывает также, что уже в VI—V вв. он распространяется и на территорию Ванской округи. Об этом свидетельствуют находки хиосских и лесбосских сероглиняных амфор, аттической расписной и чернолаковой керамики на поселениях Шуамта, Мтисдзири, Даблагомн, Дапнари, Сулори и др.[4] Таким образом, будучи политическим центром одной из административных единиц Колхидского царства, Вани в VI —IV вв. становится и крупным торгово-экономическим центром, выполняющим так же функцию распределителя товаров, что указывает на возникновение постоянно действующего рынка. Итак, на примере археологических памятников Вани можно заключить, что административный центр, осуществляющий главенствующую политическую, а вместе с тем и экономическую и религиозную функции по отношению к его округе, был основным типом раннеколхидского города[5], но ещё рано судить о том, был ли он единственным. Во всяком случае, предполагаемый путь развития колхидского города должен был быть магистральным в доэллинистический период и именно он определял специфику местных урбанистических образовании в отличие от греческих торговых городов, появившихся в прибрежной полосе Колхиды и период Великой греческой колонизации[6]. Новая фаза в развитии древнего города в Вани начинается примерно с середины IV в. до н. э. За последние годы в Вани открыт ряд каменных сооружений (так называемое «Белое здание», оградная стена, мощённый булыжником жертвенник) и погребения[7] которые дают основание выделить вторую половину IV и первую половину III в. до н. э. как отдельный этап в истории этого городского центра.

Наряду с появлением каменной архитектуры резкий перелом наблюдается и в развитии отдельных видов материальной культуры: хоти в третьей четверти IV в. до и. э. все еще сохраняются некоторые формы колхидской керамики, столь характерные для V4 — V вв. (пифосы, кувшинчики с трубчатой ручкой,  миски с косыми стенками и др.), но вместе с тем постепенно появляются и новые формы, а также расписная керамика: различные варианты росписей, нанесенных красной краской по светлому ангобу на кувшинчиках с грушевидным туловом, которые встречаются уже не только в погребениях, но и в культурных слоях Ванского городища. Новые элементы появляются и в злато кузнечестве: на смену традиционным и столь консервативным-на протяжении целых трёх столетий формам (диадемы с ромбовидными щитками, серьги с лучами и т. д.) приходят типологически новые виды, в которых отчётливо проявляется греческое влияние[8]. Целый ряд новшеств наблюдается и в экономических связях с внешним миром. В первую очередь следует отметить появление македонского золота (статеры Филиппа II, Александра Македонского и Филиппа III) и экономическое влияние Синопа, что нашло отражение как н распространении синопского импорта, так и в изготовлении амфор по образцам синопской тары. Вместе с тем именно в IV — III вв. в Вани уже в большом количестве встречаются обломки синопской черепицы, что в свою очередь свидетельствует о распространении на этом новом этапе жизни города элементов греческой урбанистической архитектуры. Характерные признаки нового этапа нашли отражение и в погребальном обряде. Наряду с традиционными элементами появляется целый ряд новшеств: деревянные погребальные сооружения перекрываются не булыжником, а крупными камнями из местного песчаника или его толчёной массой с примесью глины, а в селе Даблагоми найдено погребение с черепичным перекрытием начала III в. до н.э.[9]

В погребения кладут амфоры, а также монеты, что, по всей вероятности, связано с влиянием греческих загробных представлений (в одном из погребений обнаружено 80 серебряных колхидок); распространяется обычай насильственного умерщвления слуг-рабов. При этом изменение погребального обряда наблюдается по всей «Ванской земле», где господствующим становится обряд кувшинных погребений (т.е захоронения в пифосах)[10]. Вышеизложенное даёт нам определённое основание выделить вторую половину IV в.— первую половину 1П в. как отдельный этап в истории древнего Вани, что подтверждается также и стратиграфическими данными. С одной стороны, на центральной террасе погребение знатного воина устраивается на культовом месте более раннего периода и на вершине холма места древнего культа также отведены для погребений IV—III вв., а святилища и культовые сооружения так называемого «колхидского периода» (VI— V и первой половины IV в. до н.э.) уничтожены и больше не функционируют. С другой стороны, те же погребения «перекрываются» (или уничтожаются) при строительстве стен и других сооружений последующего этапа (т. е. с конца III в. до н.э.)[11]. Распространение обряда погребения в пифосах, возможно, отражает определённые этнические сдвиги на территории древней Колхиды, связанные с активизацией и с расселением восточногрузинских (картвелоязычных) племён в восточной части Колхидского царства. Интересно, что этот обряд одновременно, т. е. со второй половины IV в. до н.э., мы встречаем и на территории Восточной Грузии. Здесь обращает на себя внимание сходство керамических сосудов и другого инвентаря в погребениях восточных областей Колхиды и Восточной Грузии[12]. Можно полагать, что этот обряд проник на территорию Грузии из глубин Малой Азии[13]. Эти новые явления, столь ярко отразившиеся в археологических материалах Ванского городища[14], означают поступление новых импульсов, связанных с эпохой эллинизма и большими сдвигами, происходившими в этот период на Ближнем Востоке, а также в Восточной Грузии (Кавказская Иберия). Именно здесь во второй половине IV—III в. мы наблюдаем «настоящий «урбанистический взрыв» (о чем раньше можно было предполагать на основе лишь некоторых данных древнегрузинской исторической традиции), который стал сейчас неоспоримым благодаря замечательным открытиям целой серии городищ, таких, как Самадло, Настакиси и Цихи-агора[15]. Раскопки этих городов, отличающихся друг от друга в функциональном плане, уже выявляют яркие следы контактов с эллинистическим миром (главным образом с малоазийской частью), что нашло отражение в распространении некоторых элементов материальной культуры явно «южного» происхождения. Таковы в первую очередь блестящая расписная керамика (несущая восточноанатолийское влияния, в частности, позднефригийский стиль)[16], черепицы местного изготовления с греческими буквами, которые проявляют сходство с малоазийской греческой письменностью[17] (главным образом в Каппадокии) и т. п.

С этой точки зрения большой интерес представляет и тот факт, что личное имя «Дедатос», которое вырезано на перстне-печати знатного воина из Вани[18], также проявляет близкое сходство с каппадокийскими собственными именами[19]·. Каппадокийское влияния отмечаются и на других глиптических артефактах древнего Вани[20]. Можно полагать, что в этих процессах в раннеэллинистический период немаловажную роль сыграли «большая экспансия» восточногрузинского царства Иберии[21] и колонизация восточных областей древней Колхиды восточногрузинскими (картвело-язычными) племенами, издревле имевшими контакты с каппадокийским миром[22]. По имеющимся материалам нам трудно судить о функции Вани в этот промежуток времени — с середины IV до середины III в. На данном этапе наших знаний. Учитывая общее ослабление Колхидского царства и отразившиеся и археологических материалах столь яркие следы этнокультурных инноваций, но исключено, что данная область приобрела в какой-то мере свою независимость и новые правители (первым на которых, возможно, и был Дедатос[23], вероятно, даже стали местными царьками. Косвенным тому доказательством могут служить находки в Ваня местных черепиц III в. до н.э. с клеймом ΜΗΛΑΒΗΣ[24] . Следующая фаза развития города начинается во второй половине III в. до н.э. и продолжается до середины I в. до н.э. Холм был обнесён мощными оборонительными стенами, а внутри построены в основном здания культового назначения: храмы, алтари, жертвенники. При их строительстве прежняя функция тех мест «забывается». Во многих местах фиксируется даже уничтожение погребальных площадок предыдущего периода[25]. Совершенно оправданно говорить с функциональной точки зрения о начале нового этапа: в этот период здесь мы имеем уже своеобразный город-святилище или храмовый город[26] типа малоазийских храмовых общин[27].

На этой фазе развития по стратиграфическим данным довольно чётко выделяются три строительных периода. Во второй половине III в. до н.э. строится городские ворота, оборонительные стены из саманных кирпичей на каменном цоколе, возводится ряд сооружений — церемониальный алтарь со ступеньками на вершине холма и ряд зданий, от которых сохранились высеченные в скальном грунте гнезда — по ним, по крайней мере, частично, восстанавливается их план. Сравнительно лучше сохранились жертвенники на центральной террасе, устроенные в прямоугольных ямах, высеченных в скалистом грунте[28]. Все эти сооружения погибли примерно во второй четверти II я. до н.э. В культурных слоях, образовавшихся во время разрушения этих здании, в основном встречаются материалы первой половины II в. до н. э., среди которых наиболее выразительны клеймёные ручки родосских амфор времени пергамского комплекса (220-180 гг. до н.э.). После определённого недолгого перерыва уже во второй половине II в. до н.э. почти повсюду ремонтируются городские ворота, по склонам холма сооружаются оборонительные стены, строятся новые храмы и алтари, общественные здания. При этом старые разрушенные сооружении разбираются. Во многих местах городища при археологических раскопках было засвидетельствовано, что во второй половине II в. до н.э. при сооружении новых зданий строительные площадки засыпались плотно утрамбованной глиной и таким образом создавался новый строительный уровень. Во второй половине II в. дон. э. уже была оформлена структура города-святилища. Не буду подробно описывать все сооружения этого периода, большинство которых опубликовано почти полностью[29]. Ограничусь лишь их перечислением. В северной части холма находились малые ворота и мощная оборонительная система[30]. На нижней террасе был расположен большой храмовый комплекс, занимающий площадь примерно 800 м2.[31]

На центральной террасе был размещён целый ряд сооружений. В южной части находился сложный архитектурный комплекс, состоящий из: святилища в честь Бога виноделия и виноградарства, монументального алтаря с колоннами (увенчанными фигурными капителями), ритуальных каналов и жертвенных ям[32]. В восточной части центральной террасы у самого склона были воздвигнуты: круглый храм[33] и священный амбар. В амбаре хранились заполненные пшеницей и просом колхидские амфоры[34]. В северо-восточной части центральной террасы открыты монументальная платформа (длиной 24 м), построенная из тёсаных каменных квадров, и водоотводы из каменных плит. В западной части центральной террасы стоял алтарь с 12 ступеньками. Из них — 6 прямоугольных н 6 полукруглых. Далее находилась сокровищница со множеством подношений (около двухсот пирамидальных глиняных грузил для вертикального ткацкого станка, колхидские пифосы и амфоры, глиняные миски, кувшины, расписанные красной краской, фимиатерии для ритуального огня, железные кинжалы и наконечники копий, бронзовые умбоны, зеркало и гривна, серебряные медальон с горельефным погрудным изображением богини и скульптурки нагих юношей, золотые орнаментированные пластинки и др.)[35].

На вершине холма также был воздвигнут монументальный алтарь, представляющий собой каменную платформу (шириной 16 и длиной 9 м), к которой вела лестница с восточной стороны (зафиксированы восемь ступеней)[36]. Итак, на всех участках городища засвидетельствованы лишь культовые здания. Их стены воздвигнуты из тёсаных рустованных квадров и саманных кирпичей[37]. Здания покрыты черепицей — круглой и желобчатой. При этом в некоторых зданиях зафиксирован оригинальный способ перекрытия: керамиды (50 X 60 см) сверху перекрывались такими же плоскими черепицами, а желобчатые черепицы (калиптеры) укладывались лишь по краям в перевёрнутом виде и тем самым служили и водостоком[38]. О богатом убранстве архитектурных сооружений свидетельствуют массивные скульптурные водосливы в виде львиных голов (частей симы)[39] фигурных капителей[40], фризов с рельефными изображениями, каменных и терракотовых антефиксов и т. Город украшен бронзовыми статуями и скульптурными композициями[41] Несомненный сакральный характер всего города подтверждается и многочисленными находками остатков совершения жертвоприношений, разнообразных алтарей малых форм, ритуальных предметов и т.д[42]. Одной из самых выдающихся находок является фрагмент (длиной 18 см) надписи, представляющий собой правую часть бронзовой плиты с полукруглой рельефной рамой. Сохранились 26 строк, прочитанных Т. С. Каухчишвили[43], которая считает, что надпись представляла собой сакральный документ — храмовую законодательную надпись, составленную (судя по палеографическим и языковым особенностям) в III в. до н. э.[44] По нашему мнению, формирование храмового города с ярко выраженным эллинизированным обликом должно было быть связано с колонизацией восточных областей Колхиды восточногрузинскими племенами месхов, переселившимися сюда из Северо-Восточной Малой Азии[45]. Интересно, что организационная форма храмовых городов с сильно эллинизованной жреческой верхушкой характерна для Каппадокии и Фригии[46] т.е. для той территории, вблизи которой предполагается первоначальное расселение месхов[47]. Город был разрушен в середине I в. до н. э. И если верно наше предположение, что в рассказе Страбона о святилище Левкотеи речь идёт о древнем городе, раскопки которого мы ведём в Вани, то это произошло во время нашествий на Колхиду сначала боспорского царя Фарнака (примерно в 49 г. до н. э.), а затем Митридата Пергамского (ок. 47 г. до н.э.), о чём и рассказывают Страбон (XI.2.17) и Дион Кассий (ХLII .45). Следы этих двукратных разрушений за короткий срок были выявлены в процессе раскопок. Первое нашествие произошло, несомненно, в один из весенних дней, когда у городских ворот справляли религиозный праздник в честь бога виноделия и виноградарства. На это указывают находки у ворот терракотовой маски Диониса, висящей на деревянном столбе, и многочисленных ритуальных глиняных горшков[48]. Именно тогда были разрушены городские ворота и святилище с мозаичным полом, ступенчатый алтарь и круглый храм на центральной террасе. Всюду видны следы сильного пожара и безжалостного разрушения: разрушенные до основания стены, покрасневшие от огня камни, пережжённые черепицы и сырцовые кирпичи, обуглившиеся деревянные балки. Все это напоминает «почерк» Фарнака Боспорского, известный по материалам раскопок разрушенных им городов в Северном Причерноморье[49].


[1] См. Лордкипанидзе О.Д. Древняя Колхида. С. 152 СЛ. (с лит.)·

[2] Там же. С. 154 сл. (с лит.).

[3] Об античном (греческом) импорте и Вани и его окрестностях см. Вани. VII.

[4] Вани. VII. С. 154 сл. № 531-533, 540 -541, 569.

[5] Ср. Дьяконов И. Af. Проблемы вавилонского города II тысячелетия до н.э.// Древний Восток. Ереван. 1973. 1. С. 30 сл.

[6] О греческой колонизации в Колхиде подробнее см. Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья. Тбилиси, 1979. С. 187 — 345, 369—405; Демографическая ситуация в Причерноморье в период Великой греческой колонизации. Тбилиси, 1981. С. 242—394.

[7] Вани. II. С. 27 сл., 6 8 -7 8; Вани. VIII. С. 9 -3 3 , 79-115.  7 -1 7 , 6 4 -9 7 .

[8] Чкония А. М. Ювелирное искусство Колхиды в IV—III вв. до н.э. / / ПЭЭ. С. 519-529.

[9] Толордава В.А Богатое погребение из Даблагоми/ / Вани. II. С. 68—79.

[10] Кигурадзе Н. Ш. Дапиарский могнльнкк. Тбилиси, 1976. С. 49—50;. Толордава В.А. Погребальные обряды в Грузни эллинистической эпохи. Тбилиси, 1980 (нa груз, яз., на русск. яз.).

[11] Подробнее см. Вани. IV. С. 7—37, 135 сл.

[12] Толордава В. А. Из истории погребальных обрядов Грузии эллинистического времени. Тбилиси, 1982 (па груз, яз., с лит.).

[13] В последние годы погребения в пифосах IV—III вв. открыты на территории совр. Турции, на восточном берегу Евфрата: Saroroglou V. Agin and Kaiaycic Excavation, 1970// Keban Project, 1970, Activities. Series 1, 3. Ancara, 1970. P. 32 f. Fig. 18, 25. м •5

[14] Более подробно см. Лордкипанидае О. Д. О некоторых инновациях в материальной культуре Колхиды IV—III вв. до н.э. // Культурное наследие Востока. Л., 1985. С. 151 — 163.

[15] Он ж е. Античный мир и Иберия. Тбилиси, 1968. С. 14 (на груз, яз., рез. На русск. яз.).

[16] Гагошидзе Ю. М. Самадло. T. (Археологические раскопки). Тбилиси, 1979; T. II (каталог). Тбилиси, 1981; Бохочадзе А .// Настакиск,Сфкинэ и Дзалиси — города Иберии античной эпохи// КСИА. 1977. 151; Цкитишвили Г. Г. Цихи-гора // Там же.

[17] Гагошидзе. Самадло. T. I. С. 87 сл

[18] Хазарадзе Н. В., Цкитишвили Г.Г. Черепица Цихи-гора // Кавказско-ближневосточный сборник. Тбилиси, 1980. С. 146—153 (на груз, яз., роз. на русск. яз.); ср. Гагошидзе. Самадло. Т. 1. С. 63 сл.

[19] Известно, что имя владельца печати на перстнях, как правило, даётся в именительном падеже, имя ΔΕΔΑΣ среди греческих собственных имён не встречается. Несколько созвучное имя (Δαδατης) встречается среди капиадокнйцоа, н частности, известен погребенный в Афинах Δαδατης Καππάδοξ (Robert L. Noms indigèns dans l’Asie Mineure gréco-romaine. P., 1963. P. 518). Об именах типа Δαδας см. Kretschmer P. Einleitung in die Geschichte der griechischen Sprache. Göttingen, 1896. S. 337.

[20] Лордкипанидзе M. H. Архаические и «архаизирующие» перстни-печати из Вани//Вани. II. С. 134-146.

[21] Знаменательно, что первый царь Иберии Парнаваз строит па границе древней Колхиды две крепости — Шорапани и Димна, представляющие собой важнейшие форпосты для политического господства Иберии над восточными областями древней Колхиды: Картлис Цховреба. История Грузии. Свод источников на древнегрузинском языке / Под ред. С. Г. Каухчишвили. Тбилиси, 1950. С. 24: ср. Бердзенишвили Н.А. Вопросы истории Грузии. T. VIII. Тбилиси, 1975. С. 442 сл., 510 сл. (на груз. яз.).

[22] Меликишвили Г.А. К истории древней Грузни. Тбилиси, 1959. С. 303 сл

[23] О его погребении см. Вани. I. С. 202—240; Лордкипанидзе О. Д. Древняя Колхида. С. 180-184.

[24] 74 К настоящему времени на разных участках городища в хорошо стратифицированном слое IV—III вв., а также в перемещённых слоях найдено свыше десятка черепиц из местной глины с клеймом ΒΑΣΙΛΙΚΗ ΜΗΛΑΒΗΣ (Ахвледиани Д . В. Клеймёная черепица Венского городища// ПИА. Тбилиси, 1990).

[25] Вани. IV. С. 143.

[26] Лордкипанидзе О.Д. К локализации τυ τής Λευκοθέας ίερόν // ВДИ. 1972. Λ· 2. C. 106-125. 77 222-224.

[27] Ср. Периханян А. Г. Храмовые объединения Малой Азки и Армении. М., 1959; Boffo L. I гс ellenistici е i centri religiosi dell Asia Minore. Fireriie, 1985.

76 Подробно см.:Пирцхалава ΛΓ. С Кипиани./Исследование западной части центральной террасы // Вани. VIII. С. 54 сл. ™ См. прим. 12, а также: Lordkipanidze О. La Céorgie et le monde grec // BCH. 1974. 98. P. 921-936. Fig. 10-25. Лордкипанидзе О. Д. Город-храм… C. 14—23; Lordkipanidze О. The Fortification of Ancient Colchis // La fortification dans l’histoirc du monde grec. P., 1986. P. 179-184. Fig.

[28] Подробно см.: Пирцхалава ΛΓ. С Кипиани./Исследование западной части центральной террасы // Вани. VIII. С. 54 сл.

[29] См. прим. 12, а также: Lordkipanidze О. La Céorgie et le monde grec // BCH. 1974. 98. P. 921-936. Fig. 10-25.

[30] 80 Лордкипанидзе О. Д. Город-храм… C. 14—23; Lordkipanidze О. The Fortification of Ancient Colchis // La fortification dans l’histoirc du monde grec. P., 1986. P. 179-184. Fig.

[31] Лордкипанидзе О.Д. Город-храм… С. 65—69. 83 Лутуридзе Р.В. Археологические раскопки юго-западной части Центральной террасы//Вани. VIII. С. 34—51; Лордкипанидзе О.Д. Город-храм… С. 24—32. 83 Вани. I. С. 189 сл. 84 Вани. II. С. 26 сл.

[32] Лутуридзе Р.В. Археологические раскопки юго-западной части Центральной террасы//Вани. VIII. С. 34—51; Лордкипанидзе О. Д. Город-храм… С. 24—32.

[33] Вани. I. С. 189 сл.

[34] Вани. II. С. 26 сл.

[35] Пирцхалава, Кипиани. Ук. соч. С. 64 сл.

[36] Вани. IV. С. 143-146.

[37] Кипиани Г. Г. Архитектура и строительное дело Ванского городища: Автореф. дис… канд. арх. Тбилиси, 1983.

[38] Вани. II. С. 25 сл.; Ахвледиани Д. В. Черепица Грузия эллинистической эпохи по материалам Ванского городища: Автореф. дис… канд. нет. наук. Ереван, 1986

[39] Лежава Г. И. Архитектурные памятники Грузни античного периода. Тбилиси, 1979. С. 23. Табл. CIII, CIV.

[40] Кипиани Г. Г. Капители. Тбилиси, 1987. С. 34—49 (на груз, яз., рез. на русск. яз.).

[41] Лордкипанидзе О. Д . Новая находка в Вани//ВДИ. 1989. № 3

[42] Некоторые исследователи считают, что после завоевания Митридатом VI Евпатором Колхиды, Вани превратился в один из укреплённых пунктов, где стояли гарнизоны понтийского царя: (см., Лордкипанидзе Г. А. Ук. соч С. 22 сл.; ср. с. 24, прим. 4; Дундуа Г. Ф. Чеканились ли монеты в Вани //Манцэ. 1974. «N·2 (на груз. яз.). Нам уже приходилось говорить о недостаточной аргументированности таких утверждений, противоречащих археологической ситуации: (см. подробнее Вани. III. С. 172 сл., а также ПЭЭ. С. 662—666). Однако вышеупомянутое утверждение вновь повторяется, при этом чаще всего без всяких доказательств: «Доводы относительно культового характера поселения Вани представляются весьма убедительными, но это вряд ли могло служить препятствием для размещения в нем отряда понтийцев» (Шелов Д. Б. Колхида в системе Понтийской державы//ВДИ. 1980. № 3. С. 36). Но спрашивается: где? В храмах и на алтарях, где повсюду засвидетельствованы остатки жертвоприношений и культовых ритуалов? Некоторые пошли ещё дальше и пытаются сейчас доказать (Тодуа Т. Т. Крепости Митридата VI Евпатора в Колхиде//ВДИ. 1988. № 1. С. 139 сл.), что в Колхиде существовало «несколько десятков пунктов понтийского владычества», фактически лишь на основании одного сообщения Страбона (XI. 3.28) о «строительстве Митридатом 75 крепостей», хотя по всему контексту видно, что наиболее значительные из них находились в Малой Армении (ср. Лордкипанидзе F. А. Ук. соч. С. 25). Я не буду здесь касаться целого ряда неточностей, допущенных в упомянутой статье Т. Т. Тодуа, но нельзя пройти мимо таких его голословных утверждений, как, например: «к числу городов, укреплённых Митридатом VI, принадлежит и Вани» (с. 143). По археологическим же данным первоначальная система укрепления города была создана уже во второй половине III в. до н.э. и затем корректирована на втором строительном уровне — во второй половине II в. до н.э., т. е. задолго до завоевания Митридатом Колхиды, имевшего место во всяком случае не ранее 111 — 110 гг. до н.э. Т. Т. Тодуа кажется, что если «Вани был храмовым городом, это может навести на мысль, что он не обладал военно-политическими функциями» (с. 144). Это досадное недоразумение: как известно, храмовые города имели не только сильные укрепления, но и мощную военную организацию (см. Периханян. Ук. соч. С. 77—79). Наиболее веским доказательством присутствия понтийских военных сил в Вани можно было бы считать находки сравнительно большого количества понтийских монет, однако, как заметил Д. Б. IIIелов, «…ставить всё денежное обращение в этом центре в зависимость только от понтийского гарнизона и говорить, что это было хозяйство понтийских солдат, неправомерно. Во-первых… солдаты эти предпочитали, как правило, хотя бы крупную медь, если не говорить о монетах из драгоценных металлов, а не мелочь, а здесь как раз преобладает мелкий номинал» (Причерноморье в эпоху эллинизма. Тбилиси, 1985. С. 652). Со своей стороны добавлю также, что находки большой части монет в Вани связаны с культовыми сооружениями, и не исключено, что в таких случаях они представляли собой приношения, но несомненно отражают общую политическую и экономическую ситуацию в стране. В силу вышеизложенного теоретически правдоподобное утверждение о стоянке военных гарнизонов Митридата VI в Ванн пока что остаётся без каких-либо серьёзных доказательств.

[43] Каухчишвили Т. С. Греческая надпись на бронзовой плите из Вани// МЭПОП. С. 248-261. 94

[44] Такая датировка в принципе не противоречит и археологическому контексту: фрагмент надписи найден в насыпном глинистом слое, который перекрывает разрушенные во второй четверти II в. Здания, функционировавшие во второй половине III в. до н.э. (т. е. на первом строительном уровне IV фазы). Однако в том же слое иногда фиксируются и остатки второго строительного уровня (вторая половина II в. до н.э.)— ср. Лордкипанидзе О. Д., Путуридзе Р.В. и др. Работы Ванской экспедиции//ПАИ в 1984— 85 гг. С. 52 сл. Упоминание в надписи географического названия Σουρις вновь ставит вопрос о возможности идентификации Ванского городища с городом Σουριο» Клавдия Птолемея кли Surium у Плиния (NH.VI. 13) — ср. Xoштария Н.В. Археологические памятники античного периода в Западной Грузни // АГ С. 223; она же — Археологические раскопки в Вани//Кавказско-ближневосточный сборник. Тбилиси, 1965. С. 66. Однако данный вопрос все ещё нельзя считать окончательно решённым, так как в надписи упоминается к другое географическое название (Τασίς). Кроме того, требует объяснения и то, что, по сообщению Плиния (NH. VI, II. 13), из городов Колхиды «ныне существует только Сурий». По археологическим данным Вани был основательно разрушен в середине 1 в. до н.э.

[45] Подробно см. Лордкипанидзе О. Д. К локализации… С. 111 — 114.

[46] Периханян. Ук. соч. С. 5 сл.; Boffo. Op. cit. P. 85 sg.

[47] Эллинистическая культура, столь ярко выявленная в Вани, не засвидетельствована в других областях Колхиды, в том числе и в приморской полосе, где были расположены греческие торговые города Фасис к Диоскурия. Поэтому мы связываем возникновение храмового города эллинистического типа с этнокультурным влиянием месхов.

[48] Рамишвили. Ук. соч. С. 201 сл.

[49] Ср. Цветаева Г. А. Поход Фарнака на Фанагорию в свете последних археологических открытий//МИ А. 1965. 130. С. 234—236.

[1] Такая датировка в принципе не противоречит и археологическому контексту: фрагмент надписи найден в насыпном глинистом слое, который перекрывает разрушенные во второй четверти II в. Здания, функционировавшие во второй половине III в. до н.э. (т. е. на первом строительном уровне IV фазы). Однако в том же слое иногда фиксируются и остатки второго строительного уровня (вторая половина II в. до н.э.)— ср. Лордкипанидзе О. Д., Путуридзе Р.В. и др. Работы Ванской экспедиции//ПАИ в 1984— 85 гг. С. 52 сл. Упоминание в надписи географического названия Σουρις вновь ставит вопрос о возможности идентификации Ванского городища с городом Σουριο» Клавдия Птолемея кли Surium у Плиния (NH.VI. 13) — ср. Xoштария Н.В. Археологические памятники античного периода в Западной Грузни // АГ С. 223; она же — Археологические раскопки в Вани//Кавказско-ближневосточный сборник. Тбилиси, 1965. С. 66. Однако данный вопрос все ещё нельзя считать окончательно решённым, так как в надписи упоминается к другое географическое название (Τασίς). Кроме того, требует объяснения и то, что, по сообщению Плиния (NH. VI, II. 13), из городов Колхиды «ныне существует только Сурий». По археологическим данным Вани был основательно разрушен в середине 1 в. до н.э.

[1] Подробно см. Лордкипанидзе О. Д. К локализации… С. 111 — 114.

[1] Периханян. Ук. соч. С. 5 сл.; Boffo. Op. cit. P. 85 sg.

[1] Эллинистическая культура, столь ярко выявленная в Вани, не засвидетельствована в других областях Колхиды, в том числе и в приморской полосе, где были расположены греческие торговые города Фасис к Диоскурия. Поэтому мы связываем возникновение храмового города эллинистического типа с этнокультурным влиянием месхов.

[1] Рамишвили. Ук. соч. С. 201 сл.

[1] Ср. Цветаева Г. А. Поход Фарнака на Фанагорию в свете последних археологических открытий//МИ А. 1965. 130. С. 234—236. [1] Вани. IV. С. 133,

После первого разрушения жизнь возобновляется лишь на центральной террасе, где поспешно воздвигаются оборонительные стены (так называемый третий строительный уровень). Однако вскоре произошла новая катастрофа, после которой город прекращает своё существование как крупный центр; памятники позднеантичного и средневекового периодов на холме весьма фрагментарны.

На вершине холма в курганообразной насыпи IV—III вв. до н. э. обнаружено разграбленное погребение II — III вв. н. э. в бронзовом саркофаге ваннообразной формы, на продольных стенках которого припаяны львиные головки с железными кольцами в пасти[1]. Недалеко от этого погребения найдена и серебряная монета Каракаллы, чеканенная в Кесарии в 197 г. н. э.[2] Для раннесредневекового периода на центральной террасе засвидетельствованы церковь и без инвентарные захоронения[3], а на вершине холма — печь для обжига глиняных пифосов. К периоду развитого средневековья относятся погребение воина, а также отдельные фрагменты глазурованной посуды, браслетов из синего стекла и др., найденные на вершине холма[4].

[1] Вани. IV. С. 133, 137.

[2] Вани. III. С. 152.

[3] Такайшвили. Церковь. С. 85—110.

[4] Вани. IV. С. 136 сл.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике научно-популярное, статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

11 отзывов на “Итоги Международного форума писателей «По следам Аргонавтов» 2018 г.

  1. Ольга:

    Спасибо!

  2. Не просто очень интересно, а ошеломляет. Эрудиция автора и неординарный подход к анализу первоисточников, легенд и эзотерических воззрений заставляют задуматься и устыдиться собственной необразованности в античном наследстве. Спасибо, Ирина, за увлекательный и познавательный очерк. Он сверхценный для меня. Очень благодарен за Ваш подвижнический труд в литературе и в организации помощи другим литераторам, для которых Вы делаете так много. Спасибооооо!!!!

  3. Большое спасибо! Особенно впечатляет символическое значение Золотого Руна. Есть вневременные ценности, образ которых меняется со временем, а значение не уменьшается. Замечательно интересно и увлекательно.

  4. Семен Ефремов:

    Дорогая Ирина Константиновна! Ваша статья — просто революция!
    В который раз вы сумели всех удивить своим особым талантом смотреть на события с совершенно необычной точки зрения и умением видеть Истину там, где её никто не замечает из-за наслоившегося мусора ненужных слов.

  5. Наталья Колесникова:

    Мы с мужем прочитали все исследования об Аргонавтах и Арго, напечатанные в «9 Музах». Было очень интересно и познавательно. Многое понравились. Все темы освещены так подробно, что и добавить вроде нечего, чтобы не повторяться. В интернете встретился очень созвучный мне материал в лекциях Рудольфа Штайнера об Аргонавтах, он обратил внимание на то, что в последних трёх атлантических культурах на наш человеческий род начало оказываться определённое влияние, которое в некоторой степени продолжается ещё и сегодня. Это влияние связано с тем, что человек созрел тогда для жизни в том, что мы называем интеллектом, разумом. Прежде человек был больше существом памяти. До четвёртой атлантической культуры его память была совершенно особой. Комбинирующий рассудок, деятельность исчисления, короче то, на чём основана вся наша современная культура, начинается с пятой атлантической культуры. Если человечество вступает в новую фазу развития рассудка, тогда на эволюцию могут оказывать влияние новые существа, сущность которых прежде явно не проявлялась, определённый сонм существ, чья деятельность прежде была незаметна. Таким образом, тогда наступила та фаза развития, которую мы называем подготовкой к объективной научности. Её не было прежде и не будет позднее. Вся мудрость, которая была достигнута в эволюции человечества, связана с любовью. Та холодная, чисто рассчитывающая наука есть результат этого «дополнительного толчка» описываемых существ.
    Влияние этих существ, которое продолжается ещё и по сей день, закончится только тогда, когда вся наша интеллектуальная деятельность, все наши познания, вся деятельность рассудка вновь будут пронизаны любовью. Если рассудок и любовь вновь соединяться в высшую мудрость, то влияние этих невидимых на физическом плане существ исчезнет. Объяснить людям влияние этих существ, объяснить сначала ученикам мистерий и было задачей греческих мистерий.

  6. Ника Черкашина:

    Исследуя многочисленные и доступные ей источники об Аргонавтах, Ирина заинтересовалась родословной каждого из участников легендарного похода, и пришла к выводу,что все они — дети богов. И этот поход в Неведомое был, возможно,в то время только им и по плечу. Все они ко времени похода прошли школу величайших испытаний на мужество,стойкость, храбрость и находчивость в сложнейших жизненных ситуациях. Именно на них боги и возложили эту миссию по расширению пространства и воссоединению с представителями и потомками близких родов, разбросанных какой-то катастрофой по всей Ойкумене. И Эта миссия возвращения потерянного Золотого руна стала для многих поколений символом и точкой опоры изучения настоящей,а немифической истории. Свое открытие Ирина назвала осторожным словом «предположения».Но это было совсем новым аспектом в понимании похода и личностей Аргонавтов. И было захватывающе интересным. Пытливый ум и внимание к связующим всё деталям и рождает глубинное прочтение и понимание далекого прошлого…

  7. Саид Багиров:

    Какие интересные гипотезы выдвинуты! Думаю, что следует задуматься не только писателям, но и археологам и историкам! Такой вот беспристрастный взгляд думающего человека!

  8. Эрик Грузинский:

    Принимал участие во многих форумах писателей. Никто никогда не предлагал таких программ. Ваш форум — просто революция. Будем надеяться, что карантин закончится и мы все вернёмся к нормальной жизни, чтобы приезжать на ваши форумы и учиться… всему на свете…

  9. Владислав Кузьменко:

    Дорогая Ирина Константиновна! Слежу за вашей деятельностью писателя и общественного деятеля. И то и другое приводит в восторг. Никогда ещё не видел столь интересной программы форума писателей. А ваши книги приводят в изумление даже писателей.

  10. Евгений:

    Очень интересно! Необычный форум.

  11. Микола Тютюнник:

    Дорогая Ира, давно не ношу шляпу. Но, видно, придется приобрести, чтобы потом снять перед Вами! Горжусь, что состою при Вас рядовым редактором популярнейшего журнала «9 Муз»! Колоссальнейший труд!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s