Ника Черкашина. Свет вечности


«Осенний свет» — небольшая, почти карманного формата книжечка, в мягкой обложке. Это стихи последних лет Михаила Михайловича Панкратова. Сборник вышел  в 2017 году к юбилею автора в  московском издательстве «Перо» тиражом всего в 500 экземпляров.  На обложке  — то ли фото, то ли искуснейший коллаж:  уголок леса, озаренный  щедрым снопом белого света, что рвется с небес  прямо в золото осеннего пейзажа. И, наверное,  в каждую чуткую душу. Даже далекий от поэзии человек, осиянный  этим  светом,  не пройдет мимо.  Обязательно возьмет в руки  эту скромную на вид  книжицу и полистает…

Михаил Панкратов большую часть жизни прожил в прошедшей эпохе.  Потому, наверное, в книге все начинается, как и в былые времена:  фото автора — по облику он больше ученый, чем поэт; совсем краткая биография; краткое и очень душевное предисловие  члена Союза писателей СССР и России И.Рыжикова. От него и узнаем, что Михаил пришел в поэзию  уже сорокалетним, издав  в 2002 г. сборник «Царь-колокол».  В 2005 г. Панкратов стал членом  союза писателей России.  За последующие сборники «Лебедь белая» ( 2007), «Река времени» (2010) и  итоговый с избранными  стихотворениями «Правый берег» (2011) награжден золотой медалью Есенина, литературной премией имени Чехова, а также самой редкой и самой престижной  премией Всемирной Академии «ХХ1 век от Рождества Христова» с вручением наградного знака.

Потому, вероятно,  и первый раздел  этого юбилейного сборника «Страна печали и ума», открывает, как  и водилось  еще в СССР, «гражданская лирика». Но  на этом и заканчиваются аналогии с советскими фанфарными  изданиями  высокого и, часто трескучего,  патриотизма в гражданской лирике. Все остальное здесь – напряжение мысли, откровения  иного  времени …и печаль о судьбе Отчизны, не отстраненной и неотстранимой от сердца во времени…

«Многая знания – многая печали»…

Уже название  первого раздела «Страна печали и ума» сразу откроет то главное и противоречивое в жизни, чем болеет сердце поэта. А стихи: «Мой старый дом», «Что-то будет», «Белый вестник», «Докричались: хлеба!», «А, пробудившись ото сна», «Смутное время», «Куда ни глянь – телец», «Все идет по опасному кругу» —  это  практически осознанные сегодня  печали  всей исторической цепи времен —  от Петра до наших дней.

И  эта нить печали проходит через все разделы. Господи, и это – родное Отечество?.. И это наша Родина?!.

«Куда ни глянь – телец, телец, телец!

Он сверху, сбоку. Всюду наглый рыщет.

Ты пришлыми ограблена вконец,

в суме дырявой только ветер свищет» («Куда ни глянь – телец!»)

«Шторы задергивать поздно,

поздно – ложись, не ложись…

Как незаметно и грозно

ты опрокинулась, жизнь» ( «Сумерки»)

Восемьдесят стихотворений размещены в четырех разделах. Кроме «Страны печали и ума», есть еще три главы «Река небесная», «Поэзия – царица мира» и «Осенний свет».

Каждый поэт знает, что легче написать, чем из написанного создать сборник.  Труднее всего отобрать из лучшего самое-самое  и расположить  его так, чтобы максимально полно  выразить себя, свои сверх Идею и сверх Задачу.

Хочется  дать все  наболевшее и постигнутое…

«Мне эту память не стереть,

Под свист лебяжьих крыл.

Скажи, с идущею на смерть,

О чем ты говорил?..» («Меня тянула жизнь ко дну»)

«Прости мне, Господи, года,

ушедшие под спуд.

Я их забыл бы навсегда,

да впереди твой Суд» («Мой поздний друг»)

Хочется поведать  все выстраданное …

В стихотворении «Чаша Пилата» вроде о Христе и Пилате, но каждый читающий понимает: это о Поэтах  и Творцах всех времен и народов. И это  о родной «Стране печали и ума». О ее правдолюбцах,   не слагавщих  когда-то и не поющих ныне оды  вечно преходящей и вечно неизменной власти…

«О. память, сердце не трави,

замри природа,

Он вывел узника

В КРОВИ

на суд народа.

Да был приход не тех ворот,

такая малость.

Распни его, вскричал народ,

забывший жалость»     («Чаша Пилата»).

И предстоящее…

«А горизонт внезапно стал седым.

И видится – над миром и над бездной

конь вороной со всадником небесным,

из-под копыт летят огонь и дым» («Конь вороной, библ»).

Читателям сборника повезло. Дисциплинированный ум исследователя Панкратова, а также приобретенная с годами мудрость позволили Михаилу счастливо избежать  излишнего обилия  и хаоса  в отборе стихов.   В каждый  раздел он включил  стихи, объединенные  общей темой, но многообразные по палитре  образов, ритмов и переживаний.  Получился многоцветный калейдоскоп мыслей, наблюдений, открытий, радостей и печалей.  И все это,  словно яркие блики или вспышки солнца в текущей реке,  раскрывает  с разных сторон каждую тему, означенную в названии. И дает представление о напряженной и живоносной  внутренней жизни творца…

Оба раздела — «Страна печали и ума» и «Река небесная» — это «осенние размышления» человека, постигшего высшую мудрость жизни через страдания… И, конечно, свое высшее предназначение, т.е.  неустанную самоотдачу … Только бескорыстно отдающий людям Свет и Любовь, посланные ему Небом,  познаёт истинное счастье.

Возможно, именно потому два последних раздела сборника — «Поэзия – царица мира» и «Осенний свет»  —  автор посвятил поэзии и любви. Да, это вдохновенное Слово о Любви.  О любви к Природе,  друзьям, женщине и ко всему сущему.  Духовная преемственность, и, конечно,  поэтическое мировосприятие – дар небес.  Свет и Любовь – золотой дар Творца. И потому влюбленные видят весь мир золотым и одухотворенным.

«Золотою станет Волга –

тишина и благодать!

И по времени — не долго –

Спас сквозь яблоко видать»  («Встречайте осень»)

Какую бы страницу  сборника не открыл, охватывает странное впечатление –

несмотря на осеннюю грусть  души,  поэт  неудержимым потоком изливает  на нас  свет    своего Сердца. Оно царит высоко над обыденной жизнью. И  охватывает всю ее суть — от подножия к вершине. И обратно…

«В сиянье, в движении броском,

лишь сердце замрет на краю.

С вершины садился подростком,

седым у подножья стою».   («Санки»)

Раздел «Река небесная» — это  не просто «религиозная лирика», это осенние размышления человека, глубоко осознавшего: Главный Художник  всей  «красоты светозарного мира» — Творец. «Творец и конца и начала».  А «человек – частица Космоса». А «Вся наша жизнь и дальние созвездья в основе – и материя, и дух».  А мы все — лишь «частичка вечного движенья». Мы едины с Природой Земли и всем  Космосом. Рано или поздно в сердце каждого, осознавшего себя как частицу Природы,  приходит покаяние.  К поэтам раньше…

Эта глубокая и обширная тема  осознания себя и Высшей Силы над нами проходит через все четыре раздела.

«А всадник скачет, будто налегке,

сияет солнцем кованое стремя.

Небесный Ангел с Мерою в руке

последнее уже торопит время».  («Конь вороной»)

Как и любому вдумчивому человеку, поэту не безразличны  темы жертвенности и предательства («Лишь только петух запоет», «Чаша Пилата», «Денница»). Его заботят судьбы библейских пророков и  их пророчеств. Он возвращается   памятью к истории всемирного потопа, запечатленного в мифах всех народов. Потому что все  уже было,  и все, увы, грядет повториться …  Это отражено в произведениях: «Заведей, из цикла «Зов»;  «Конь вороной, библ.»; «Так вот как приходит всемирный потоп»;  «Перекресток», «Ной», «Петля времени», «Радуга – завет Бога с человеком»…

Да, разделы  «Река небесная», «Поэзия – царица мира» и «Осенний свет»,   оказались  не менее насыщенными душевным накалом и  палитрой размышлений, чем и первая глава… Читаю и перечитываю: замечательное по форме и глубине  «Памяти поэта М.А.Ш.», мудрые «Человек – частица космоса», «Раз откроется дверца», «Пушкин и граф Хвостов»… «Только май отгорит»… «Живи, поэт!» «Хрустальное», «Мой поздний друг»…

Не особенно приветствуется  читателями и профессиональными рецензентами перечисление  названий стихотворений. Но в данном случае все названия раскрывают содержание и дают представление о широте  и глубине души поэта.   Цитировать много тоже не приветствуется.  Но как удержаться и не подарить читателям стихотворение «Храм»…

« Храм подобного в жизни не видывал:

некто шел и столы опрокидывал.

А навстречу, как черная мета:

чьею властью ты делаешь это?

Некто ведал, в сознания лазая, —

Не проймет воскрешение Лазаря.

И, жалея несчастное племя,

Заодно

Опрокидывал

Время!»

Да, Поэзия – царица мира! Потому что она  всегда рвет свое сердце на перекрестке времен, памяти и боли,.. Потому что в любой строке может позволить себе  отправиться в прошлое и увидеть будущее. Может воспеть «май, потерявшийся в полыни» и «Первый снег»… Она может от имени человечества  и отдельного человека просить прощения у Небес, у Природы и у самой себя:

«Ты прости меня, бедная лира,

Что воспел не руду, а отвал.

В красоте светозарного мира,

Как во ржи золотого отлива,

Я глаза васильков воспевал»… («Только май отгорит»)

Царице все по силам —  окликнуть  землян, погрязших в будничных заботах: «Внимание, время сирени», наслаждайтесь и дышите!.. Создать «Осенний этюд»… Подарить «Август», где поэт мечтает «паутинкой легкой пролететь» над миром… И дать поэту осознание  глубин космоса.   Она дарит поэту чудесный образ — «Легкокрылую бабочку осень», но все же, словно «пролетевшая дивная птица»,  зовет его за собой «в золотой окоем»!..

Да,  Поэзия — Царица вдохновенной души Поэта и открытого им Мира.

«Пока звучит под небом лира,

Поэт, успей сказать свое!

Поэзия – царица мира,

А мы – подвластные ее»

Книга «Осенний свет» — не только очередная попытка, но и осуществленное желание поэта Михаила Панкратова «Сказать своё». И это отметил  украинский литератор и художник Виталий  Свиридов в  развернутом  и глубоком послесловии к сборнику, удачно приведя  от имени автора его строки:

«Я не ищу, где мог бы сохраниться.

И пусть мой путь наивен и убог,

Я остаюсь заряженной частицей,

Лечу на свет, где Истина и Бог!»

Так хочется, чтобы вместе с автором космического мироощущения («Раз откроется дверца») и читатель, искупавшись и очистившись в «Реке Небесной», открыл дверцу  в свое сердце.  Ибо, только приоткрыв дверцу  осознания  своей космической сути, человек ощутит, чьи «теплые ладони держат  душу» в его теле. И только тогда и его, как  поэта Михаила Панкратова, пронзит боль и радость озарения: «Я — живой!»   Живой!  Не для суеты и буден!.. Для вечности!

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике рецензии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 отзыва на “Ника Черкашина. Свет вечности

  1. Юрий Деянов:

    Прочитал с удовольствием, даже с каким-то трепетом души. Очень понравилось.

  2. Спасибо, Ника. Объёмно, душевно и очень понятно. Поэт, знающий цену своим опусам, с превеликим удовольствием воспримет подобное вторжение в свою творческую кухню.

  3. Александр Давыдов:

    Спасибо за волнующий проникновенный взгляд. Хочется читать такие стихи!

  4. Ника:

    Рада приветствовать своих коллег, пожелавших вместе со мной насладиться стихами Михаила Панкратова!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s