Елена Емелина. Лебединая тема

Елена Емелина Swanq

Если предположить существование ангелов в мире птиц, то это лебеди. Рядом с ними чувствуется присутствие благодати. И смотреть на них невозможно без замирания дыхания. Не знаю, можно ли привыкнуть к такой красоте…

В утреннем свете озеро сияет – и они плывут, ослепительно белые, как облака в небе.

Словно солнечный бог славянский

Отпустил лебедей ненадолго

Оcтудиться светлой водою.

Одинокий путь продолжая,

Заскучал среди облачных странствий

И вознес их с глади озерной

На высокое синее небо,

Чтобы дальше ему служили.

Не только Ярило выбирал лебедей в помощники. Осенняя колесница Аполлона неслась в Гиперборею на лебединых крыльях. Исчезнувшие этруски верили, что лебеди перемещают солнечный диск по небесному своду. У многих народов лебедь ассоциировался с солнечным светом и светом духовным.

Пара лебедей подплывает к береговым камням. Вблизи видно, какие они разные. Она – большая, торжественная, выгибает шею двойкой, а крылья поднимает венцом над спиной. Вспоминается «Лебединое Озеро», где балерины, танцующие лебединые партии, слегка сгибают руки за спиной и раскрывают пальцы, как перья на концах крыльев. Он – скромный и грациозный, всегда уступает ей корм и защищает территорию от чужих прекрасных лебедей. При этом он изгибает сильную шею, как рассерженный дракон, и шипит. Может и клюнуть коралловым клювом. Шипение чаще всего означает напряжение или страх, а также потенциальную готовность защищаться. Между собой они переговариваются – и это было открытием! – х-з-у-м-м-м, х-з-у-м-м-м. Иногда нежно курлычут, когда просят есть, окликают издалека: Крру, крру… Но самый дивный звук разносится над озером, когда лебеди взлетают, упруго вибрирующий, звенящий.

Пара лебедей закрепляет за собой целое озеро с тростниковыми отмелями, заболоченными прибрежными низинами и островками. Если озеро большое, его могут делить две пары, заботясь при этом о невидимой границе, которую соседи знают и соблюдают.

Лебеди удивительно серьезны. В своей идеальной красоте они нисколько не забавны. И это немного странно – так привычно замечать милое и смешное в повадках птиц и животных. Наверное, это естественно для человека – улыбаться и смеяться, глядя на природные существа. В их поведении столько энергии жизни, чистого либидо, которого так не хватает современным людям. И мы легко находим смешное в поведении животных, которое для них исполнено смысла, непонятного нам. Как только уходит детская способность радоваться, самозабвенно играть, смеяться просто так, без особой причины – от чувства полноты бытия, так появляется потребность в интеллектуальных заменителях. И один из них – высоко ценимое чувство юмора, игра ума, доступная на Земле одному только человеку. У животных нет необходимости в смехе и юморе, в сатирических сравнениях, обидных или поучительных шутках. Они не обижаются на людей, подшучивающих над ними, иногда зло. Просто отходят в сторону.

Не раз приходилось видеть, как дети, кормившие птиц, старались попасть в них хлебом – им смешно то, что те продолжают есть, не сердятся, не возмущаются, как сделали бы люди, дети или взрослые.

Животные – веселятся?.. Они резвятся и играют, и люди думают, что им весело, потому что людям было бы весело играть и резвиться, как они. Больное животное, как только почувствует облегчение, играет. Однажды услышанное выражение – звериная серьезность – заставило меня задуматься. Оно относилось к человеческому поведению и описывало настороженное, угрюмое состояние. Человеку необходим смех, юмор, игра ума, поддерживающие его жизненную энергию или помогающие удержаться на грани депрессии, когда смысл жизни оказывается под вопросом, а одиночество предстает трезвой реальностью.

Первое прикосновение одиночества, глубокой печали, пограничной с тоской, приходит, когда самые близкие люди, любимые ребенком безусловно, не способны его понять и принять. Помнит ли кто-нибудь такие состояния из раннего детства? Маленький палец двигается по коврику над кроваткой, переходя с домиков под красными крышами к речке, от речки – к лесу, от леса – на лужок, где пасутся олени. И становится легче, это – друзья, с ними можно играть на этой гобеленовой лужайке, путешествовать по игрушечным немецким лесам, где живут сказки Братьев Гримм, а вокруг замковых башен кружат принцы-лебеди.

Древние германцы верили, что души умерших юных дев принимают лебединый образ. В те далекие времена лебеди предсказывали будущее и говорили людям чистую правду…

Раньше на ковриках изображали лебедей, чаще – плывущих и иногда – летящих. Пока не увидели в этом мещанскую слащавость. Когда мне встречались эти старые, случайно сохранившиеся маленькие коврики, я всегда представляла детей, которых рано уложили спать взрослые, а дети не спят, они, может быть, хнычут и трут влажными пальцами белые силуэты лебедей, скользящих по голубому фону. А, может быть, они сочиняют свои истории, в которых лебеди уносят их в дальние страны.

 

История Лоэнгрина, одного из рыцарей Чаши Грааля, прибывшего на ладье, влекомой лебедем, на помощь принцессе Эльзе, не детская. Это сказка для взрослых – о любви, о власти, о разрушении счастья. Одна только просьба была у Лоэнгрина к его невесте – не спрашивать его имени. Этим он поставил перед Эльзой преграду в познании его самого, которую она могла расценить как знак недоверия. Имя несет магический смысл, определяет качества души человека, его духовный путь. В сказках имя скрывают, когда владелец должен хранить его силу для прохождения трудного пути. Не стоит думать, что Эльзе было просто жить, не зная имени своего мужа, ей было больно каждый раз сталкиваться с ограничением их душевной близости.

Но имя – еще и выражение значимости человека, его ценности среди других людей в суетном мире, интересы которого далеки от духовных подвигов.

Строители Вавилонской Башни в земле Сеннаар перед началом работ сказали: «Построим себе город и башню высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде, чем рассеемся по лицу всей земли». Грехи гордости человека, посмевшего ослушаться своего Творца, замыслы которого ему недоступны, состояли не только в желании достигнуть горних чертогов и нарушении Божественного повеления народам распространиться по земле после потопа, но и в намерении «сделать себе имя».

Имя, таким образом, символизирует в данном контексте стремление к власти и славе. Рядом с королевской четой было немало придворных, обладающих качествами строителей Вавилонской башни. Они внушали Эльзе сомнения в достоинствах человека, имя которого никому не известно. Непослушание, жажда признания, неуважение святого – особенности, присущие Эго, выпавшему из контакта с внутренней мудростью. Поддержание связи между обыденным сознанием и духовным центром требует постоянной практики, и это нелегкий труд.

Лоэнгрин был рыцарем, чтил свои обеты, и это делало его скромным. Он служил символу Божественной любви, чаше Грааля, в которую по преданию стекала кровь Спасителя. Лоэнгрин стал королем, страна процветала при его правлении, и он не стремился увековечить свое имя. Святые люди говорят: «Тайна – ограда мудрости», и рыцари умели хранить тайны. Лоэнгрин поверил, что Эльза не будет пытаться узнать его имя, потому что любил и полагал, что ее любовь поможет ей стоять с нераскрытой тайной. Но для слабого Эго это слишком трудная задача, и с ее расспросами кончилось их счастье.

За Лоэнгрином приплыл лебедь, и с болью в сердце Лоэнгрин навеки покинул семью, страну, где был счастлив – и уплыл в неведомое.

Обладание талантом любви не делает человека неуязвимым. Король-Рыбак, хранитель святой Чаши, страдал от мучительной раны, и его королевство разрушалось. Казалось бы, у Короля-Рыбака в замке была Чаша Христовой Крови – сам ключ к всеобщему спасению и счастью. Но он не мог им воспользоваться, не мог исцелить свою рану. Это совершил самый юный, чистый и прекрасный рыцарь, Персифаль. Наверное, юному и чистому существу легче сохранять ясность веры. Опыт и искушения жизни, ответственность и власть насыщают ум суетной мудростью, сомнениями, от которых, правда, много печали.

Елена Троянская была прекраснее всех женщин, живших в ее время. Гомер называет ее « прекраснокудрой», потому что ее вьющиеся волосы были светлыми, золотыми. Мифологические и сказочные герои иногда связаны с символикой Солнца, окруженного венцом золотых лучей, через цвет волос или иную значимую часть образа (золотая чешуя, например). В судьбе Елены активно участвовала богиня любви, Афродита, покровительствующая лебедям. Елена была дочерью Леды, царицы Спарты, и Зевса, принявшего образ лебедя. История Троянской войны, таким образом, связана с лебедем и любовью, но в ней явно недостает верности и веры, которые хранят любовь, подобно тому, как Чаша хранит живую кровь Христа. Любовь без Веры может стать источником войны – Троянской или внутрисемейной, смешиваясь со стремлением к власти. Власть и любовь, две противоположные силы души. Любовь приносит в мир жизнь, а власть стремится использовать живущих, отнимая и присваивая часть их жизненной энергии.

Лебеди – кроткие. Под проливным дождем, стеной стоящим над трепещущей озерной гладью, они выплывают на середину озера, укладывают голову на крыло за спиной и пережидают непогоду, покачиваясь на волнах. Когда случаются сильные ветры, лебеди вместе с утками забиваются в камыши и не выходят кормиться из укрытия, пока ветер не стихнет.

Поздней осенью, в начале ноября, лебеди улетают с остывающих озер на море, где воды обогреваются Гольфстримом. Некоторые летят дальше – к берегам Дании, где у них традиционное место зимовки. Летящие над морем лебеди издавна моряками считалис знаком удачного плавания. Но теперь, когда климат изменился, и на всей планете наступил период потепления, изменились и лебединые миграции. Только некоторые улетают к датским водам, большинство зимует в море у родных берегов, и есть такие, которые остаются на замерзающих озерах в полыньях, в местах впадения речек и ручьев. Если, конечно, достаточно корма.

В тихие дни лебеди, зимующие в море, подплывают к опустевшим пляжам. Выходные дни часто сопровождаются пикниками у моря, и людям есть, чем покормить голодных птиц. Среди взрослых встречаются подросшие птенцы, гадкие утята – ростом, почти, как большие, но серо-бежевые, пестрые. И глупые, плохо едят, не понимая, что завтра может не быть никакой пищи. Опытные птицы едят быстро, подплывают к самому берегу, просительно заглядывая в глаза и руки людей.

Елена Емелина violet swan (2)

О скалы грозные дробятся с шумом волны, фиолетово-зеленые, с клочьями пены. Одна лебедь плавает около берега, над ней кружит крупная хищная птица… Выбегает юноша, стреляет из лука, – пронзенный стрелой коршун падает в воду замертво. «Ты не коршуна убил, чародея подстрелил», – Лебедь превращается в прекрасную царевну-волшебницу, «месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. А сама-то величава, выступает будто пава, сладку речь-то говорит, – будто реченька журчит».

Из детства выплывает чудный образ девушки-лебедушки. Пушкинская Царевна-Лебедь – сестра тридцати трех морских богатырей, одетых в чешую, «горящую, как жар» – золотую. Кто же их родители? Можно предположить, что Золотая Рыбка, волшебная и мудрая повелительница моря, тоже одетая в золотую чешую, – их мать. Если «дядька Черномор» – дядя «витязей прекрасных», которые «чредой из вод выходят ясных», то он и ее дядя, могущественный волшебник. Интересно, по отцовской или материнской линии? Об отце Царевны-Лебедь и витязей известно, что он Царь (морей?). И ее мужем может стать только царевич. Но у Гвидона пока нет царства, и Лебедь помогает Гвидону построить его и защитить. Когда царевич предлагает ей свою любовь, она напоминает ему об отвественности в браке «Но жена не рукавица: С белой ручки не стряхнешь да за пояс не заткнешь».

Где же происходит встреча и осуществляется счастье этой пары? Становится немного грустно, когда понимаешь, куда поместил Пушкин «чудный» остров – западнее острова Буяна, который по преданию находится на границе мира живых и мира мертвых. Это на острове Буяне «растет белая береза – вниз ветвями, вверх корнями», о которой поется в русских поминальных песнях, символизирующая древо жизни наоборот, перевернутое – т.е. древо смерти. Западнее – значит вглубь страны забвения, страны-без-возврата. Закатное солнце уходит за край неба, окрашивая его золотом, как на иконе. Там мифы помещали острова блаженных, обретших бессмертие, чье иное бытие преисполнено удивительных чудес. Не об этой ли стране говорится в молитве «Свете тихий…»: Придя на запад солнца, видевши свет вечерний, поем Отца, Сына и Святого Духа, Бога…

Если вдуматься, «Сказка о царе Салтане» совсем не простая. Мужчины в ней представлены инфантильными, а интригой управляют женщины. Царевна-Лебедь исправляет человеческое зло и волшебным образом приводит историю к счастливому завершению. Напоминает сюжеты индийских фильмов – семья царя Салтана воссоединяется, торжествуют справедливость и любовь.

Образ лебедя – чистый и прекрасный – символ верной любви… Зоологическая ли это истина, человеческий ли миф? Скорее, второе. История сохранила для нас несколько удивительных по красоте легенд и сказаний с участием лебедей, а точнее – включающих лебединые образы архетипа Любви и Веры. Символизируя чистоту и свет, лебеди в христианской Европе являлись атрибутами Божьей матери. Ореол святости окружал белую птицу. Неслучайно поэтому у Лоэнгрина проводник – лебедь, который привел его к любви и увел, когда любовь была побеждена неверием.  Рыцарь Лоэнгрин сам обладает «лебедиными» качествами, как и юный Персифаль, преисполненный веры в исцеляющую от всякого зла любовь Сына Божия.

Елена Емелина Swan

Царевна-Лебедь мудра и прекрасна, она служит добру. Трудно представить, что брак Гвидона с Царевной-Лебедь будет несчастливым, идеальная невеста превратится в идеальную жену.

Душевные качества Елены Троянской не описаны Гомером. С Царевной-Лебедь ее сближает то, что она тоже дочь царя, царя Олимпийских богов. О ней известно, что она появилась на свет из лебединого яйца, рожденного Ледой, и выросла вместе с братьями и сестрой в семье спартанского царя Тиндарея. Как и у Царевны-Лебедь, у Елены были не обыкновенные братья, но совсем другие. Если главным качеством морских богатырей является воинская доблесть, то братья-близнецы Кастор и Полидевк известны своей глубокой любовью друг к другу и нежеланием расставаться. Полидевк был сыном Зевса, а Кастор – Тиндарея. Бессмертный и смертный, они обратились за помощью к Зевсу, и он поместил их, неразлучных, среди звезд – образовав созвездие Близнецов. Но прежде им случилось спасти свою прекраснокудрую сестру, когда ее похитил герой Тесей, и отомстить за нее.

Какова роль Елены в Троянской войне? Как измена, падение Трои, гибель людей сопоставимы с ее лебединым происхождением? Образ Елены приводят, как пример красоты, творящей зло.

Ее выдающаяся красота и способность воспламенять сердца героев любовью – вот и все, что мы знаем о лебединой дочери. В ее образе соединены красота и тайна.

Это может показаться отступлением от лебединой темы. Богини, затеявшие состязание в красоте и проигравшие Афродите, которой Парис отдал золотое яблоко с надписью –Прекраснейшей, пожелали этой войны. Хозяйкой яблока раздора была Ирида, богиня радуги и гармонии. Трудно поверить, что и она хотела войны. Радуга – символ примирения Бога и человека в Библии, где Господь обещает Ною не истреблять более живущих водами потопа, и помещает в знак этого завета радугу в облаках. Если вдуматься, то Гера – царственная супруга Зевса, покровительствующая браку и рождению детей, Афина – любимая дочь Зевса, мудрая и справедливая, покровительствующая наукам и ремеслам, т.е. созиданию, а, если и воительница, то только за правое дело, Афродита – сестра Зевса, равная ему по рождению, богиня любви, и  функции этих богинь никак не объясняют желания войны, смерти людей, разрушений. Качества Геры, Афины и Афродиты определены их функциями, но не только. Мифы показывают их очень человеческие переживания, противоречивые характеры. И Гера, и Афина – ревнивы. У Геры есть постоянный повод – неверность Зевса, и она мстит его возлюбленным. Афина превращает Арахну-прядильщицу в паука за смелость состязаться с нею в ремесле, что тоже – о ревности и мести. Афродита своевольна, склонна к жестоким играм.

 

Четыре женских образа связаны с одним мужским, воплощающим максимально проявленные мужские качества, – царскую власть, силу, потрясающую небеса и землю, ум, креативность, сексуальность и неукротимую плодовитость. И все эти качества проявлены как положительно, так и отрицательно, что делает его образ живым и сложным. Можно предположить, что не случайно именно эти три прекрасные богини поспорили о красоте – Гера разделяет с Зевсом царскую власть, Афина – воинскую силу и исследовательский ум, власть Афродиты связана с любовью и сексуальностью. Сексуальность придает ее красоте особую привлекательность, и Парис, который смотрит на богинь глазами юноши, желающего любви, отдает ей приз. Афродита пообещала Парису любовь Елены, прекрасной дочери Зевса.

Возможно, что именно непризнание мужчиной типов красоты, отвечающих женским добродетелям, приписанных мужчинами верным женам и помощницам, особенно задело Геру и Афину. Прекрасная Гера воплощала образ достойной супруги, лицо Афины излучало волю и ум. Этот эпизод перекликается со «Сказкой о царе Салтане», где Салтан выбирает в жены не трудолюбивых старших сестер, стремившихся осчастливить целый мир, а младшую, которая хотела родить царю сына-богатыря. Обиженные сестры мстят, что, после опасностей и трудностей, приводит царского сына Гвидона к встрече с Царевной-Лебедь…

 

Могущественные богини разыграли сценарий человеческого мифа, где у людей было не так много степеней свободы. Афродита наградила Париса Прекрасной Еленой, а Гера и Афина помогали грекам в войне против троянцев. Царственный Зевс и богиня правосудия Фемида также поддерживали Менелая в военном решении конфликта.

Был ли выбор у Елены? Миф, как это часто бывает, имеет несколько вариантов. По одному – ее похитил влюбленный Парис во время купания, где она была окружена прислуживающими девушками, и никто не мог защитить ее. В другом варианте похищение произошло во время охоты. Но есть варианты, где сын Афродиты, Амур, поразил Елену любовью к Парису, и она уплыла с ним в Трою, покинув мужа и дочь и взяв с собою рабынь и сокровища. Афродита сделала их союз счастливым, Елена родила Парису детей, троянцы гордились ее присутствием в их городе.

Потом была осада Трои, жестокая война и падение Трои. Парис и многие герои погибли, Менелай вернул свою прекрасную жену и продолжил царствование в Спарте.

Переживания Елены, ее чувства, остаются в тени истории. Возможно, она осознала, что ее жизнью распорядились высшие силы, и она против своей воли была ввергнута в величайший исторический катаклизм. Неизвестно. Но – красота ее не пострадала. Елена родилась спартанкой и стойко перенесла выпавшие на ее долю испытания.

Ее архетипическая красота обладала властью над людьми, но в то же время делала Елену очень уязвимой и беззащитной. Гера и Афина не были беззащитны. Афродита попадала в сложные положения, но ее власть распространялась и на богов. Царевна-Лебедь – волшебница, и у нее сильные покровители. Правда, в момент, когда на нее нападал коршун – злой чародей, Гвидону предоставился случай ее защитить. Кроткой и беззащитной выглядит мать Гвидона, верная своему мужу Салтану, прощающая злых сестер. Она явно обладает «лебедиными» качествами. Неудивителен поэтому брачный выбор сына.

Попробуем сложить вместе немногочисленные кусочки мозаики. О способности Елены любить и хранить верность трудно судить, т.к. именно на эти ее качества влияли олимпийские боги. Но два качества можно добавить к знаменитой красоте лебединой дочери Зевса – беззащитность и стойкость.

 

Вот зимнее озеро, покрытое льдом. Его поверхность то подернута инеем, то покрыта талой или дождевой водой. Вблизи одного берега, поросшего осокой и камышами, – большая полынья. Здесь впадает в озеро быстрый ручей. Его вода зеленовато-коричневая, как и вода озера. По краям льда вокруг полыньи сидят утки. Селезни, нарядные, с переливающейся павлиньей шеей, смотрят смело. А глаза уток с пестрыми узорчатыми спинками выглядят терпеливо-печальными. Пара лебедей плавает в темном зеркале открытой воды. На фоне заиндевевших камней и осоки почти невидим пар, поднимающийся от воды и выдыхаемый птицами. Лебеди кажутся хрупкими произведениями из льда и снега. Холодно, по ночам мороз под двадцать градусов, днем теплее, но есть все равно нечего. Если люди не принесут. Птицы почти ручные. И это несмотря на то, что охота на уток не прекращается с осени. Лебедей запрещено убивать, но некоторым охотникам не удержаться – каждый год есть случаи отстрела.

Немногие помнят истории, в которых наказывались поднявшие руку на лебедей. Но в глубине души у большинства людей живет этот запрет.

 

Тихие голоса старинных поверий доносятся сквозь время. Их почти не слышно.  Вот славянская мать уговаривает доброго молодца «…не пускать бы молодцу калену стрелу по поднебесью, не стрелять бы белых лебедей». Ей вторит финская мать, старая мудрая женщина из дома  Ахти:

 

Пусть плывет тот лебедь с миром,
Пусть живут в покое утки
В черном Туонелы потоке,
В той святой речной пучине!

 

О каком лебеде говорит она Лемминкяйнену, сыну, которого она словно родила заново, отыскав его тело в темном потоке и вернув ему жизнь с помощью целительных снадобий? Лемминкяйнен, известный своей красотой и веселым нравом, посватался к прекраснокудрой дочери хозяйки мрачной страны Похъелы. Наверное, его избранница не была похожа на Елену Троянскую, но финский эпос «Калевала» дает ее образу такое же определение, какое мы находим в гомеровской «Илиаде» для Елены. Трудно представить два более различных народа, две культуры, разделенные пропастью времени и выросшие в столь удаленных землях, одна – на берегах Ойкумены, другая – Северного Ледовитого океана. Если в Греции светлые волосы – редкость, то в северных краях встречаются часто. Легко предположить, что у безымянной финской красавицы были золотые волосы. Не потому, что светлые локоны более красивы, чем каштановые или черные, но потому, что золото – символически связано  с Солнцем, свету которого радуется все живое.

 

Далее  поэтическое повествование ведет  Лемминкяйнена через два испытания, которым его подвергает мать девушки. И когда он успешно справился с подвигами –

 

Лоухи, Похъелы хозяйка,
Говорит слова такие:
«Я отдам в невесты дочку,
Дам тебе в невесты деву,
Если лебедя застрелишь,
Птицу сильную убьешь ты
Туонелы в потоке черном,
В той святой реке, в пучине.
Но один лишь раз стреляй ты,
Подстрели одной стрелою».

 

Весело, не задумываясь, отправился молодец исполнять поручение. Но именно здесь его подстерегала опасность, рядом с беззащитным лебедем. На вопрос матери, кто погубил его, могучего богатыря, Лемминкяйнен отвечает:

 

Пастушишка в мокрой шапке,
Дед слепой страны дремотной
В Маналу меня отправил,
В реку Туонелы столкнул он.
Из воды змею он вынул,
Из волны гадюку поднял
И усталого пронзил он;
Я не знал, что с раной сделать,
Как лечить укус гадюки,
Как сказать от змей заклятье.

 

Герой побежден слабым слепым стариком и укусом ядовитой змеи – в сердце. Это не обычный случай, когда на защиту красоты встают добрые силы. Злая Хозяйка Похъелы хочет погубить чужака Лемминкяйнена и не желает выдавать за него свою дочь. Этот мотив нередко встречается в сказках.

 

Совмещаются эти два намерения Хозяйки на берегу черной реки Туонелы, где погибает Лемминкяйнен, а лебедь остается невредим, символизируя  красавицу-дочь, оставшуюся в девушках. У многих народов девушка, невеста, ассоциировалась с белой лебедушкой. И стрела, которой с одного выстрела Лемминкяйнен должен был подстрелить лебедя, и змея, от укуса которой он умирает, и меч, которым в водопаде рассек его тело «кровавый сын Туоны» – фаллические символы. Остается предположить, что яд, отравивший сначала сердце, а затем все тело юноши, связан с сексуальностью. У Лемминкяйнена, веселого любимца женщин, дома осталась красивая жена, она тосковала о муже и первой догадалась, что с ним случилась беда. Любовь и сексуальность тесно связаны в жизни человека, но они различны. Сексуальность – естественная часть любви, но не вся любовь.

 

Девушке-невесте, подобной чистому лебедю, необходимы возвышенные чувства влюбленного, верность и надежность спутника и сексуальность,  сочетающая мужскую  нежность и страсть. Таким полным любовным отношениям она готова соответствовать, такие отношения символизируются лебединой семьей. Лебедица в окружении лебедят является образцом священного материнства (в отличие от курицы с цыплятами ). Возможно, Лемминкяйнену, «жениху неутомимому»,  не хватало зрелой мужественности для брака с дочерью Хозяйки, и брак не состоялся.

 

Задержимся почтительно на теме смерти, которая часто пересекается с  образом  лебедя и любовью.   Такое амбивалентное значение лебедя было также хорошо известно алхимикам, сравнивавшим его с «философским Меркурием», мистическим Центром и соединением противоположностей. Лебедь является также существенным символом мистического пути в потусторонний мир.

Лемминкяйнен убит трижды – укусом змеи, расчленением тела  и утоплением.

 

Змеиный яд, отравивший сердце героя, а затем и все его тело, волшебный и смертельный, и Лемминкяйнен говорит:

 

Поступил я очень дурно,
Что спросить не догадался
У родной моей старушки
Не спросил те два словечка
И не больше, как три слова,
Как мне быть и что мне делать
В эти дни ужасных бедствий?
Есть слова от язв змеиных,
От змеиного укуса.

 

Старый пастух обладает  природной мудростью, архаическим знанием, о котором Лемминкяйнен мог спросить у матери, но «не догадался». Эта мудрость связана с сердцем и превращается в яд, если не знать, «как быть и что делать в эти дни ужасных бедствий». И кто же, как не сам юноша, навлек на себя эти бедствия?

 

      Символика меча многообразна – это и справедливость, и умение различать, решительность. Лемминкяйнен сможет стать хозяином своего свободного либидо, научившись принимать сознательные решения в области взаимоотношений. Рассечение тела – как разделение целого на части для того, чтобы потом сложить их, скрепить и оживить, воскресить обновленного человека, присутствует, как мотив, во многих мифах и сказках (начиная с египетского бога Осириса, где символизирует умирающую и воскресающую жизненную силу, плодородие). А в психике людей – переворот сознания, тотальный кризис, разрушающий неактуальную целостность на фрагменты, смерть личности и возрождение в более живой, творческой и одухотворенной – новой целостности.

 

Утопление в священном потоке Туонеле, низвержение струями водопада и упокоение в подземной реке Маналы –не просто лишение воздуха для дыхания, потеря сознания и погружение в глубины бессознательного, символизируемого в мифологии водами.

Сын подземной реки, Туони, расчленивший мечом тело Лемминкяйнена, не случайно провожает его словами:
Ты лежи себе там вечно
С крепким луком и колчаном!
Лебедей стреляй в потоке,
Птиц речных в теченье мрачном.
В погружении героя в опасные воды присутствуют темы очищения и искупления, в их подземном течении, во мраке лона смерти необходимо ему пребывать в ожидании возвращения к жизни и свету.

 

Река Туонела в стране Похъела, называемая в эпосе «святой», соединяет подземный мрачный мир с миром живым. Неправда ли, вспоминаются острова блаженных в стране заката, на одном из которых правит царь Гвидон?..

Мать Лемминкяйнена совершает истинный подвиг любви, воссоздавая тело сына. Но одной материнской любви было недостаточно, и Лемминкяйнен оставался бездыханным. Только с помощью Божественной любви, благодати, представленной в эпосе в виде целебных мазей из небесных чертогов, герой воскресает.

 

Возвращаясь к словам материнского уговора  «пусть плывет тот лебедь с миром, пусть живут в покое утки», надо отметить,что утки у множества народов тоже являются поэтическим обозначением девушек и женщин. Так мудрая женщина хочет уберечь спасенного сына от зла и смерти, а также предотвратить страдания, которые он может принести своей незрелой любовью женщинам. И «встал веселый Лемминкяйнен и пошел

он прямо к дому вместе с матерью любимой».

 

Остается надеяться, что уговор славянской матери тоже был услышан…

 

 

 

Лебеди могут жить 25 лет, но обычно не доживают до семи. Оказалось, что наибольшие трудности лебеди испытывают при перелетах, где они часто гибнут. Это не- удивительно, если представить, как эти большие птицы летят над штормовыми волнами, голодают на каменных островах, подвергаются опасностям со стороны хищников и людей. А еще – экологические проблемы, самолеты и корабли. Лебеди сильные, но такие уязвимые. Поэтому, когда я смотрю на них, я восхищаюсь их совершенной красотой, но мне грустно.

 

Ступая черными плоскими лапами по льду, идут лебедица и лебедь. Временами останавливаются, поджимают озябшую лапку. Скользят, падают на грудь, недолго полежат, поднимаются и идут дальше – к берегу. На берегу стоит высокий худой старик и подзывает их свистом., на лед летят куски хлеба. К нему уже слетелась стая уток, зимующая в той же полынье. Утки бесцеремонные, бойкие – успевают быстро глотать и увертываться от пустых и поэтому сердитых клювов товарок. Некоторые из них образуют пары, плавают вместе. Иногда доминирует селезень, плывет первым, ест первым, но в половине случаев утка проявляет не меньше смелости и находчивости. Если селезни дерутся, то между собой, утки же дерут за крыло и своих партнеров, и подруг.

 

Лебеди не конкурируют с утками, только изредка, когда какая-то уж очень надоедает, крутясь перед носом и выхватывая приглянувшиеся кусочки, лебедица оттаскает ее за крыло. А лебедь и вовсе не обращает на уток внимания. Он занят другим – даже, когда кормится, он периодически вытягивает шею и осматривается – не прилетел ли чужой лебедь, претендент на его территорию? Не угрожает ли опасность супруге? Если корма мало, лебедица отгоняет мужа, смиренно это принимающего. Иногда она в раздражении щиплет его за шею – и он не защищается, отплывает ей за спину и ждет, когда ему можно будет поесть. В задумчивости, лебедь подбирает сухую ветку и крутит ее в клюве, делая движения шеей, как будто прилаживает ее куда-то. Его инстинкт построения гнезда включается при виде подходящей ветки, но вокруг зима, и выживать так трудно…

 

Если человеческая фантазия помещала лебедей в морские волны, омывающие страну заката, в мрачные и святые воды рек, текущих в глубины смерти, связывала ли она образ лебедя со сновидениями? Души спящих, улетающие в просторы бессознательного, редко долетают до страны-без-возврата, из своих странствий они приносят вести, иногда пугающие, иногда счастливые, чаще – таинственные. И, если повезет удержать эту весть на границе бодрствования, когда она, подобно сказочному золотому мячику, стремительно катится в сумеречную пропасть, проснувшись, человек говорит сакраментальную фразу: «Мне снился странный сон».

 

Ирландский миф VIII века повествует о чудесном сне, приснившемся Энгусу, называемому Добрым богом. Во сне он встретил и полюбил прекрасную девушку. Проснувшись, Энгус расстался с возлюбленной и заболел от горя.

Проделав нелегкий путь, Энгус пришел к озеру, где в образе лебедя находилась его Кэр Ибормеит, Тисовая Ягода. Конечно, она была заколдованной принцессой. Один год она проводила в образе девушки, а следующий – в образе лебедя. Только любящее сердце способно различить среди 150 белых птиц – единственную. Энгус позвал ее, и она подплыла…

Эта удивительная история отличается от многих и многих сказок тем, что, приблизившись, Кэр не превращается в девушку, как можно было бы ожидать, и Энгус не прячет и не сжигает ее лебединое одеяние. Он превращается в лебедя, и они вместе улетают. Соединившись в образе лебедей, они могут освободить Кэр Ибормеит от лежащего на ней заклятья. Они летят высоко над землей и поют волшебные песни, и все, живущие на землях, расстилающихся под их крыльями, погружаются в трехдневный сон. Нам не поведали, какие сны посещали людей в эти три дня, но можно предположить, что влюбленные лебеди посылали людям сны о любви, о спасении от злых чар и о светлом будущем, потому что именно это было актуально для Энгуса и его невесты.

Сон – естественное состояние, исцеляющее человеческое тело и психику, это творческий процесс, в котором мы путешествуем во времени и пространстве, создаем и разрушаем. Драгоценные развивающие свойства сна отмечались в древности наряду со страхом, который человек также испытывал перед путешествиями души. Псалом 86: «Напрасно вы рано встаете, поздно засиживаетесь, едите хлеб печали, Ибо любимым своим Господь посылает сон».

Есть ли что-то общее между сном и переживанием счастья? Оба процесса погружают в бессознательное, сон – на часы, счастье – на мгновения, оба процесса расширяют сознание. Воспроизвести состояние, пережитое во сне, так же трудно – или невозможно, как и состояние счастья.

Если в сновидении присутствуют элементы дневного сознания, это не глубокий сон. Если состояние счастья можно разумно объяснить, оно больше похоже на удовлетворение.

Такое мирное, не драматическое исправление ситуации, препятствующей браку, редко встречается в мифологии. В историях, где мужчины уничтожают птичьи, лягушачьи и прочие шкурки, желая во что бы то ни стало сделать свою возлюбленную подобной себе, не допустить ее иного существования, они исключают возможность снятия злых чар своим нетерпением. Желание стать похожим на того, кого любишь, свойственно сильным людям, уверенным в своем выборе. Это позволяет им глубже понять другого, обогатить свою личность. Наоборот, страх потери своей индивидуальности, нежелание быть глубоко понятыми указывает на слабое самосознание, инфантильность, стремление манипулировать. И это тогда не о любви, а о тревоге и власти.

Но герои ирландского мифа не случайно превращались в лебедей – можно предположить, что их пара готова к долгим лебединым отношениям. «Они жили долго и счастливо и умерли в один день».

 

Любовь братьев и сестер тоже может быть связана с лебединой темой. В русской сказке «Гуси-Лебеди» птицы – посланцы Бабы-Яги уносят маленького братца заигравшейся девочки в глухой лес, в избушку страшной старухи. Если вспомнить прозвище Бабы-Яги – Костяная Нога, то легко воспринять ее образ, как пограничный между миром живых и мертвых. Она и живая, и отчасти – не живая, одной ногой в мире смерти, и гуси-лебеди здесь снова выступают посредниками между двумя мирами. Баба-Яга – старая и мудрая, она иногда злая, иногда добрая. Не предсказуемая. Во многих, но не во всех, сказках она ест людей, поджаривая их в печи. Так она собирается поступить и с маленьким мальчиком, которого ищет сестра. В других сказках Баба-Яга дает советы и волшебные клубки ниток, помогающие герою найти верный путь. Но во всех историях Баба-Яга задает загадки и испытывает героев, проверяя их способности и развивая. В истории о похищенном братце Иванушке старуха предстает злой силой, которая создает ситуацию поиска и спасения, а гуси-лебеди – проводниками и преследователями, не позволяющими испуганной девочке уклониться в сторону и облегчить свою задачу. Старшая сестра, которой совсем еще мало лет, взяв на руки младшего брата, проявляет материнскую силу любви, побеждающую страх, и действует смело и решительно. Кроме того, она получает три урока – от дикой яблони с кислыми яблоками, от молочной речки с овсяно-кисельными берегами и от печки, пекущей ржаные пироги. Избалованная в родительском доме сладкими яблоками, сливками и белыми булочками, не привыкшая уважать простые ценности и благодарить за малое, девочка научается смирению и терпению, качествам, необходимым в любви.

 

В сказке Братьев Гримм о шести принцах, превращенных колдуньей в лебедей, их сестра проходит тяжелое испытание, чтобы вернуть им человеческий облик. По одной версии сказки, она по ночам собирает крапиву на кладбищах, ткет из нее полотно и шьет рубашки. По другой – рубашки для спасения братьев должны быть из звездоцвета. Белые цветы звездоцвета похожи на звезды, светящиеся в густой зелени лесной чащи. Тема смерти, связанная с кладбищенской жгучей крапивой, и небесного свода, усыпанного звездами, опрокинувшегося на землю, пересекаются – и та, и другая увлекают воображение в область таинственного. Неудивительно поэтому, что молодую королеву – сестру принцев-лебедей обвинили в колдовстве и хотели казнить. Заточенная в высокую башню, несчастная продолжала шить рубашки, соблюдая обет молчания, нарушив который она навсегда оставила бы братьев в лебедином образе. Конец сказки счастливый и драматический. В одном варианте – за королевой пришли стражники, чтобы вести ее на казнь, и в этот момент вокруг башни закружились лебеди. По одному братья подлетали к окну, из которого сестра накидывала на них рубашки из крапивы, и, пока они плавно опускались на землю, осуществлялось превращение белых птиц в принцев. В другом варианте сказки королева взяла рубашки из звездоцвета с собой на казнь. И, когда поднесли огонь к сухим дровам под ее ногами, прилетели лебеди, которые превращались в принцев, после того как на них были наброшены рубашки. В обоих случаях королева была оправдана и соединилась с мужем, перед которым ее оболгали, злая колдунья наказана, но у младшего брата осталось одно лебединое крыло, т.к. у королевы не было возможности закончить его рубашку.

Превращение человеческого существа в животное в сказках и сновидениях означает, что какое-то психическое содержание нуждается в такой регрессивной форме, т.к. развивающаяся структура психики – одного человека или, как в случае сказки, народа – не способна подобрать для него соответствующего человеческого образа. Такое случается, когда из бессознательного высвобождается нечто ранее вытесненное или новое для сознания, обладающее живой энергией инстинктов и группой качеств, которых недостаточно для сложного образа человека, но при этом они выразительно описывают животное или птицу. И символ рубашек из крапивы и звездоцвета можно объяснить как форму, с помощью которой образ лебедя обретает недостающее ему для человеческого воплощения. Чего же ему не достает?.. Оставим этот вопрос на будущее.

 

Не углубляясь далее в анализ сказки (который замечательно описан у М.-Л. фон Франц), продолжим лебединую тему любви. У многих народов девушки шили, вышивали и дарили рубашки своим возлюбленным, такие подарки готовили и жены перед разлукой с мужьями. В дальних краях, на поле боя эти рубашки выступали в роли оберегов, им приписывались целебные свойства. Когда мы представляем такую рубашку – какого она цвета? Возможно, красного, т.к. для некоторых народов красный цвет был синонимом «красивого» цвета. Но чаще всего ее шили из белого льняного полотна, иногда из шелка. Как черная или коричневая рубашки имеет свой символизм, далекий от нашей темы, так белую рубашку и сейчас надевают в торжественных случаях. Эти торжественные ситуации можно рассматривать как инициации разного уровня – юбилейные даты, когда человек посвящается в следующее десятилетие своей жизни, вручение наград, отмечающих особые заслуги, свадьбы и похороны. Самой первой для многих была крестильная белая рубашечка, в которой младенец приобщался Христовой церкви. Исторически, в белые одежды, символизирующие очищение перед обращением к богам, одевались жрецы и священнослужители, так же давно в белые полотна заворачивали умерших перед их путешествием в страну-без-возврата. Нашей теме ближе всего свадебная инициация, посвящающая двоих людей в особое состояние бытия, когда они становятся одним целым, сохраняя и развивая при этом индивидуальность. Белое платье невесты принадлежит христианским временам, когда духовный смысл брака, содиняющего души, стал более значим, чем продолжение рода, которому соответствовали более витальные, природные цвета и символические украшения.

Возвращаясь к белым рубашкам, сшитым любящими руками, и белым одеяниям священнослужителей, зададимся вопросом, какими общими качествами должен обладать человек, мужчина, входящий в Божественное присутствие, и отправляющийся на войну возлюбленный неизвестной девушки? Ясное сознание, внимание и осторожность, очищение ума от суетных желаний, нравственная чистота и исполнение долга. Проводя аналогию с рубашками из звездоцвета, помогающими превращению лебедей в принцев, белое одеяние символизирует форму, которая способствует процессу проявления в сознании человека этих качеств, необходимых в служении Богу и любви, и хранившихся доселе в тайниках бессознательного.

Но рубашки из звездоцвета и крапивы явно не белые, возможно, они еще и жгуче-колючие.

Крапива, растущая на кладбищах, стебли звездоцвета из лесной чащи, рождают в воображении густой зелено-черный ( или – коричневый ) цвет, пахнущий сырой первозданной землей. Мать-сыра земля, порождающая жизнь, питающая растения и тела животных и людей, а затем схоранивающая их в своих темных глубинах, – это ее цвет. Почему сказка использовала такую вспомогательную форму для перевода инстинктивного содержания в человеческий образ? Здесь мы возвращаемся к вопросу, оставленному без ответа, – чего не хватало братьям- лебедям для возвращения в мир людей?

Чтобы заколдованным братьям вернуться в человеческий образ, незапятнанная белизна лебединого оперения, символизирующая возвышенные душевные качества, должна облечься в грубое земное одеяние. Тень смерти, лежащая на крапивном полотне, противоположна свету небесного существования. Так, людям, оторванным от богатства и конфликтов мирского бытия, необходимо бывает пройти процесс «заземления», предполагающий укрепление контакта с обыденной реальностью, умение выживать в материальном мире.

Образом коллективного бессознательного является звездное небо. Известное изречение о том, что душа человека подобна малой Вселенной, принадлежит Парацельсу. Когда звезда великой Вселенной падает в душу, наступает осознание, и скрытый доселе смысл явления предстает перед человеком в свете реальности.

Самые нужные для жизни понятия не наполняются действенными энергиями до этого момента, оставаясь абстракцией. Рубашки из звездоцвета символизируют возможность осознания архетипического содержания, без которого принцы-лебеди не станут человеческими существами.

Герметики и, вслед за ними алхимики, полагали, что высшая духовность равнозначна низшей, и выражали это формулой «что вверху, то и внизу», Бог есть везде. Мудрость, спрятанная в теле, не умопостигаема, так же, как и мудрость, содержащаяся в осознанном опыте человечества. Как тело каждого человека индивидуально в самых малых конкретных деталях, так и путь эволюции его психики в направлении постижения Божественного замысла в отношении его бытия уникален. Поэтому разделение на «высшее» и «низшее», действительно, условно и допустимо только для пояснения и иллюстрирования невидимых процессов, протекающих в психике человека.

 

Все или почти все нечеловеческие образы в мифах и сказках предполагают при вочеловечивании своего рода «возвышение» инстинктивной природы, связанной с жизнью тела, через осознание, доступное только человеку. Лебедь является исключением из этого правила, его качества относятся скорее к области высших нравственных ценностей. Перевод сверхсознательных элементов на уровень обыденного сознания в таком случае является примером «понижения». Это подобно превращению ангела в человека. Но человек, преодолевая внешние трудности и внутренние кризисы, неведомые ангелам и лебедям, пребывает в мучительном процессе одухотворения материального мира, за который он несет ответственность, и в этом его неотменимое служение.

 

А как же превращения человека в других птиц – голубя, ворона, сокола, кукушку, аиста? В общем случае все птицы, благодаря их способности летать и близости к небесам, символически связаны с интеллектуальной и интуитивной функциями, а также духовными содержаниями психического. Но в каждом случае характер задачи, поставленной перед развивающимся сознанием, определяет выбор образа птицы с учетом особенностей ее поведения. С образом лебедя сопоставим образ белого голубя, но далеко ему не тождественен.

 

Не отплывая далеко от лебедей в увлекательные сюжеты, связанные с другими птицами, остановимся на одной детали. Все птицы имеют оперенье, и, хотя не все они летают, оперенье непосредственно связано со способностью летать. Но способностью летать обладает также и душа человека, покидающая его во время сна и смерти, как полагали древние. Образ Меркурия включает три крылатых элемента – шлем, сандалии и скипетр-кадуцей. Греческий бог сновидений Морфей изображался с крыльями по обеим сторонам лица. Североамериканские индейцы и в наше время продолжают изготавливать красиво украшенные сетки – «ловушки для снов», важным атрибутом которых являются перья. Во время религиозных церемоний или совещаний индейцы передают по кругу палку с прикрепленными перьями, что предполагает участие духов, присутствующих в происходящем действии, а также безопасное право говорить правду. В некоторых племенах существует правило прибавлять слово «перо» к понятиям, существующим только в воображении рассказчика, подчеркивая этим нематериальную природу феномена.

 

Летними вечерами отдыхающие катались по озеру на лодках. Лодки простые, весельные, тихо скользили по воде, в которой отражались вечерние облака. Когда они огибали маленький островок, украшенный группой деревьев, из мелкой заводи навстречу им выплывал одинокий лебедь. Неизвестно, что случилось с его подругой. Их пара обитала на дальнем конце озера, где его окружал лес, и где озеро наполняла своими темными водами узкая река, вытекающая из топких болот. Пока они были вместе, их дикая птичья жизнь протекала независимо, они не нарушали границ и не приплывали на водные пространства той пары, что жила рядом с людьми.

 

Но с тех пор, как лебедь остался один, он стал приплывать на чужой конец озера. Когда пара хозяев отсутствовала, он общался с людьми, ел хлеб, который ему бросали. Он был очень красивым и осторожным, ел мало, но всегда подплывал, если его звали. Казалось, что даже общество уток нравилось ему.

 

Когда хозяева возвращались, лебедь-хозяин неизменно прогонял пришельца. А тот безропотно уплывал. Когда однажды одинокий лебедь только что приплыл к дому, где его подкармливали, и женщина вышла поговорить с ним и вынесла хлеб, пара лебедей, сердито проявляя подобие ревности, изогнув шеи, грозно выпятив грудь и приподняв крылья над спиной, двинулась на него. И человек не смог ничего сделать в нарушение заповеданного порядка природы – не смогла женщина помирить лебедей, предлагая еду для всех. Одинокий лебедь испугался всерьез, наверное, потому что в своих глазах он не был прав.  Быстро отплыв от преследователей на несколько метров, он захлопал крыльями и закричал-запел – необыкновенно прекрасно и героически, взлетел высоко над водой и… Слава Богу, не сложил крылья и не упал камнем вниз, а улетел на дальний конец озера, где был его дом.

 

Песня обычно молчаливого лебедя-шипуна поражала людей во все времена. Древние греки верили, что с последней песней эти птицы взлетают к солнцу, чтобы затем упасть с высоты на землю и погибнуть. Это верование имеет свое отражение в мифе о Кикне, друге Фаэтона. Фаэтон погиб, не справившись с колесницей Гелиоса-Солнца. Кикн не мог смириться с потерей друга и горько оплакивал его смерть. Аполлон, тоже солнечный бог, сжалившись над Кикном, превратил его в белого лебедя и навеки приблизил его к себе.

 

Аполлон-Мусагет, водитель Муз, был покровителем искусств. В европейском искусстве одинокий лебедь символизировал поэта, гордо удалившегося от суеты мира, чтобы возвышенным слогом творить свои песни, пребывая в чистоте и простоте. Поныне лебединой песней называют художники и поэты свое лучшее произведение, выше которого им уже не подняться. С прощальной лебединой песней сравнивают люди свою самую сильную и яркую любовь – последнюю. Геральдические знаки запечатлевали в образе лебедя духовные качества своих владельцев – благородного героизма, верности до смерти, целомудрия и возрождения.

 

С наступлением холодов одинокий лебедь стал приплывать часто, несмотря на присутствие пары лебедей-хозяев. Через озеро в сторону моря перелетали лебеди с других озер, останавливаясь ненадолго отдохнуть. Они улетали, шумно разбегаясь и делая в небе дугу. А одинокий лебедь не улетал с ними, он хотел остаться на родном озере, только быть поближе к птицам и людям, потому что зима такая страшная… Но местные лебеди всегда прогоняли его. И когда озеро затянулось льдом, и осталась одна большая полынья, его не подпускали к воде, вынуждая день и ночь проводить на льду. Лед был совершенно прозрачный и казался темно-серым стеклом. В его толще виднелись вмерзшие листья и причудливые узоры из пузырьков воздуха. Лебедей кормили, но одинокий лебедь часто оставался голодным, потому что хлеб замерзал, а размочить его он не мог. Люди пытались как-то примирить лебедей, бесполезно. Сочувствующие давали лебедю размоченный хлеб, и он ел, дергая головой из стороны в сторону, стараясь проглотить слипающиеся комки.

 

Приближалось католическое Рождество, стояли сильные морозы, а снега было мало – только кое-где между камнями и вокруг деревьев. Однажды ночью какой-то хищник ранил лебедя, под его крылом расплылись кровавые пятна. Он продолжал сидеть на льду. Тогда старик, кормивший лебедей, позвал своего знакомого, взявшегося поймать и отвезти одинокого лебедя к морю, где мороз не так угрожает птицам, и где они обычно зимуют. Несколько человек из прибрежных домов стояли на льду, сопереживая. Солнце клонилось к закату. Сняв куртку, мужчина несколько раз делал заходы, стараясь накрыть ею лебедя. Ослабшая птица неловко отбегала. Неожиданно заплакала девочка, наблюдавшая эту сцену. У всех присутствующих были сложные чувства – хотелось помочь лебедю добраться до незамерзающего моря, но видеть, как ловят испуганную и измученную птицу, было жалко и больно. Человек с курткой в руках честно старался еще некоторое время, однако, лебедь не позволил себя поймать. Он смог взлететь и опустился на лед ближе к своему краю озера. Там его не могли побеспокоить люди. Переночевав на льду, утром он поднялся над озером, сделал круг и улетел. Оставалось молиться, чтобы он нашел место для благоприятной зимовки и весной вернулся на дальний край озера, может быть, с подругой.

 

Анализируя мифы и сказки, включающие образ лебедя, мы находим психологические объяснения сюжетным линиям, характерам, символам. Хотелось бы коснуться повествования совсем иного направления и содержащегося в нем смысла.

 

Во всех религиях есть понятие божественных даров, возможностей взаимодействия с миром или влияния на  мир, которыми боги наделяют человека.

 

О царе Соломоне известно, что «ему был дан великий ключ ко всем вратам мудрости и разума сердечного. Он разумел язык птиц и животных, и зверей полевых. Олени и газели были его скороходами, львы и барсы – оруженосцами его» (Агада, Устная традиция Иудаизма).

 

В Христианстве о дарах духовных мы читаем у Ап. Павла(1Кор, 14:1): «Достигайте любви, ревнуйте о дарах духовных». «Но каждому дается проявление Духа на пользу: Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12:7-11).

 

Среди этих даров скрыт один, связанный с пониманием языка и сердца природных существ, зверей и птиц. Этим даром в высокой степени обладал Св.Франциск Ассизкий, но и не только он.

 

Приведу один пример, Св.Хью из Линкольна, епископа. О нем известно, что он отстраивал Линкольнский собор, но не дожил до окончания работ. Он противостоял еврейским погромам, отказал королю Ричарду Львиное сердце в предоставлении средств для ведения войн за пределами Англии, после чего тот приказал конфисковать имущество аббатства — но никто не посмел выполнить приказ. Святитель отправился в Нормандию, встретил Ричарда в Шато-Гайаре и, получив прощение и восхищение монарха своим чрезвычайным мужеством, начал бесстрашно упрекать его за неверность супруге и посягательства на права Церкви. «Поистине», сказал Ричард своим придворным: «Если бы все прелаты Церкви были похожи на него, в христианском мире не было царя, который осмелился бы поднять голову в присутствии епископа». (2)

 

Валлийский монах, Св. Цадок, бард VI века, сказал: «Никто не является истинным сыном мудрости, если он также не сын поэзии.» «Среди таких стихов нет ничего более прекрасного и изящного, чем те, которые рассказывают нам об отношениях низших созданий с некоторыми избранными душами, каковым, как кажется, однажды была предоставлена часть привилегий наших прародителей до падения человека.» (Жизнь Св. Хью из Линкольна, см сноску1).

 

Дружба Св. Хью и лебедя была описана множеством свидетелей, занесена в хроники. Лебедь за несколько дней предчувствовал приезд святого, встречал его, следовал за нима всюду, охранял его сон. Только в последнюю встречу птица не вышла на берег, чтобы встретить своего друга. Когда лебедь позволил себя поймать и привести к Св. Хью, он была печален и не смотрел на епископа. Через полгода св. Хью умер, и окружавшие его капелланы поняли, что птица непостижимым образом знала о том, что встреча будет последней, пыталась избежать ее – но перед отъездом Св.Хью решилась попрощаться.

 

Скептическое рассуждение о том, что человеку свойственно интерпретировать поведение животных и птиц, исходя из паттернов собственно человеческого поведения, здесь приводить не стоит – у явлений есть грань, за которой рациональное объяснение должно умолкнуть перед встречей с чудесным. История отношений Св.Хью и лебедя превосходят по объему и в деталях  множество иных описаний отношений человека и птиц, среди который были пророки и святые.

 

Образ лебедя символически связан со страной заката. Но в истории человечества его почитание распространялось и на страны Востока. В одной из космогонических версий древней Индии птица Хамса (или Калахамса) отпускает яйцо в первозданный Хаос, из которого рождается Вселенная.

 

Хам-Са, Ты-Я – вдох и выдох, дыхание и дух – символически связаны с лебедем в пространстве и времени. «Хам и Са, пара лебедей, живущие в сознании Брахмы, питаются медом цветущего лотоса знания», — сообщает Хамса-Упанишада. Лебедь связан с различением добра и зла, справедливостью в отношении всех живых существ, солнцем и солнечным светом. И, наконец, четырехликий Брахма путешествует на лебеде.

У ног супруги Брахмы, Сарасвати, богини знания и учения, покровительницы искусств и красноречия, сидящей на павлиньем троне, плавает лебедь. «Изысканная, ты являешься, как лебедь, Сарасвати» (Автор – 2-й Далай-Лама (1475 – 1542 гг.)

 

Будда также превращался в лебедя, золотой лебедь является значимым буддийским символом. Атиша в «Подходах к Махамудре», поясняя практический смысл медитаций,  говорит о том, что знаний огромное множество, а жизнь очень коротка. Поэтому надо отделить воду от молока, как это сделал лебедь, и практиковать то, что уместно в конкретной ситуации. Здесь он ссылается на индийский миф о мудром лебеде, который широко используется в духовной литературе Индуизма и Буддизма.

 

Древний Китай, с его философией и культурой, породил замечательный памятник – Книгу Перемен с 64 гексаграммами, описывающими путь развития личности в символических выразительных текстах. Поищем среди них лебедя…

 

Гексаграмма 53 Книги Перемен «Течение» использует образ лебедя и повествует о переходе, перетекании из романтического инфантильного — в зрелое женственное или мужественное состояние готовности к браку, поэтому следующая за «Течением» гексаграмма называется «Невеста». Само слово «течение» показывает естественность этого процесса.

 

Однако, почему невеста, а не жених? Возможно, потому, что девушка более оринтирована на союз, в семье проявляется значительная часть женской творческости. Молодой мужчина традиционно ориентирован на реализацию в социальной жизни, там находят раскрытие его основные способности. И не стоит забывать о древности документа, самые ранние части которого датируются 7 веком до н.э., а окончательный вид написания 2 веком  до н.э.. В те времена социальные роли мужчины и женщины были строго фиксированными.

 

В Лебединой теме естественно сделать акцент в большей степени на развитии личности в направлении любви и отношений, но не следует упускать любовь – или нередко страсть – к призванию.  «Союз» с искусством или наукой подобен браку с его творческими плодами.

Образ лебедя Су Сюнь расшифровывал так: «Лебедь принадлежит к птицам Света, но живет в воде, относимой к категории Тьмы. Когда он находится на воде, то он считает для себя успокоением добраться до суши. Когда же он находится на суше, то он считает для себя радостью добраться до воды». (Ю.Щуцкий,…)

 

В тексте основного афоризма образ лебедя не присутствует, зато постепенное продвижение лебедя в сторону суши последовательно раскрывает смысл  шести составляющих гексаграмму черт.

 

Женщина уходит (к мужу). Счастье. Благоприятна стойкость.
1. Лебедь приближается к берегу. Малому ребенку (страшна) опасность. Будут толки.- Хулы не будет.

 

Девочка становится девушкой – она приближается к переходу, в котором ее ждет брак, привлекательный и пугающий. Ее «внутреннему ребенку» страшно, она не решается сразу «выйти на берег» взрослой ответственной жизни. Она опасается «толков» — но каждому суждено пройти этот период, поэтому «хулы не будет».

  1. Лебедь приближается к скале. В питье и в пище — уравновешенность. — Счастье.

Необходимость в гармонии как в телесном, так и психическом развитии, начинает осознаваться взрослеющей девушкой, возрастает ее способность делать правильные выборы пищи для тела и души. И это неотменимый навык, без которого не возможно счастье.

  1. Лебедь приближается к суше. Муж уйдет в поход (и) не вернется. Жена забеременеет, (но) не выносит. Несчастье.- Благоприятно — справиться с разбойниками.

Развитие личности не происходит скачком, необходимо пробовать свои силы и получать первые опыты. Как в отношениях, так и в профессиональной жизни сложно ожидать немедленных успехов. «Если мужчина уходит в поход, то неправильный и неблагополучный исход его предприятия выражается в том, что он гибнет в походе и не возвращается. Древние китайские авторы «Книги Перемен» единственное назначение женщины видели в продолжение рода. Поэтому для женщины неблагоприятный исход ее выражается в образе возможности зачатия, но невозможности рождения». (Ю.Щуцкий)

 

Остается разобраться с «разбойниками», которые могут препятствовать или искажать правильный путь развития. Кто такие разбойники? Это категория людей маргинальных, нарушающих закон, нападающих внезапно. Перенесение этих качеств в сферу личности позволяет предположить качества, находящиеся в бессознательном, в первую очередь, инфантильные, т е человек не знает, как поступать правильно в новых для него ситуациях, делает ошибки, гневается, стремится возложить ответственность на других – кого можно и обидеть за это. Поэтому выявление качеств-«разбойников» и обезвреживание их на данном этапе очень важно.

 

  1. Лебедь приближается к дереву. Может быть, (он и) достигнет своего сука.- Хулы не будет.

 

Лебеди не строят гнезд на деревьях, не ищут пристанища в ветвях. Остаточное стремление к возвышению себя над другими, тревога и сильные эмоциональные переживания, а также перфекционизм, требующий больших усилий – как правило, сопутствуют начальной стадии самореализации в семье и профессии. Усилия могут привести к некоторому успеху, и «хулы не будет», но цена этого достижения чрезмерна.

 

  1. Лебедь приближается к холму. Женщина три года не беременеет. В конце концов ничто ее не одолеет.- Счастье.

 

Лебедь восходит на естественную возвышенность, это требует от него значительных усилий. Так, человеку нужно подняться на определенную ступень мастерства, прежде, чем он сможет создать достойный творческий продукт. Женщине предстоит личностное развитие в течение трех лет, прежде, чем продолжать род. Она набирается сил.

 

  1. Лебедь приближается к суше. Его перья могут быть применены в обрядах.- Счастье.

 

Восхождение на холм – это только начало, но та суша, которая имеется в виду на шестой позиции, это такой ее уровень, который не может быть понижен. Итак, лебединая цель достигнута и необходимо отметить ее духовное значение, ценность и достоинство, прежде, чем переходить к следующей. Преждевременно ожидать свершений от начинающего профессионала, юной женщине рано становиться матерью – но опыт восхождения к необходимому уровню психической зрелости очень ценен. Это то единственное, чем могут поделиться молодые люди с окружающими на данной стадии развития. Лебединые перья, используемые в старинном обряде, являются символом достижения этих ценных качеств, лебедь делится ими – и ситуация развития, выраженная гексаграммой 53, завершается благоприятно.

 

Интересно, что в древнем Китае серые гуси использовались для переноса почтовых сообщений. Возможно поэтому гуси, а заодно и лебеди стали символом письменности. Лебеди в Китае, также как и в Индии, солнечные птицы. Но это относится к белым лебедям, а черные лебеди символизируют неожиданные неприятные события, потрясения. Это удивительно, потому что орнитологи пишут, что самые миролюбивые – как раз черные лебеди, а задиристые – белые шипуны.

 

В мифах Японии распространен мотив девушки-лебедя. Её называют «женой журавля», «женой-небожительницей». Существует и другой вариант легенды: каждое утро с неба спускались лебеди и превращались в прекрасных девушек; они собирали камни и трудились для людей — строили запруду, а вечером улетали.

 

Поднимая глаза к звездному небу, мы снова встречаемся с лебедем. Древние греки видели в созвездии Лебедя, простирающемся с 28-ми градусов Козерога до 28-ми градусов Рыб, образ птицы, летящей вдоль Млечного пути. Птолемей указывал, что астрологическое влияние на человека звезд, входящих в это созвездие, подобно влиянию Венеры и Меркурия. Это неудивительно в свете всего вышесказанного – лебедь выступает в мифологии как символ верной любви, и нередко пребывает на границе миров жизни и смерти, что связывает его с Меркурием, проводником душ в царство мертвых.

Эзотерические учения также не обошли вниманием лебедя. Основываясь на Упанишадах, Е.П Блаватская (в «Протоколах ложи», встреча УШ) разъясняет: «Калахамса имеет двойное значение. Экзотерически это Брахма-Лебедь, «Великая птица», проводник, в котором Тьма проявляет себя для человеческого понимания как Свет и эта Вселенная. Но эзотерически сама Тьма, непознаваемый Абсолют, и есть Источник сначала излучения, называемого Первым Логосом, затем его отражения, Рассвета, или Второго Логоса, и, наконец, Брамы, проявленного Света, или Третьего Логоса».

 

В каббалистической традиции созвездию Лебедя соответствует буква Реш и карта Таро «Суд».

В более современной интерпретации Д. Куталева созвездие Лебедя соотносится с присутствием Венеры в Весах, Старшим Арканом «Жрица» в картах Таро. Он также описывает качества родившихся под его звездами – самоотверженную устремленность к познанию вечных истин, объединение с другими людьми в служении идеалам.

Немногое удалось найти у других астрологов – В. Робсон отмечает, что рожденные под созвездием Лебедя мечтательны, чувствительны, философичны, любят искусства и все, связанное с водой.

П. Глоба рассматривает Лебедя как тотем 23 года 32-летнего цикла зороастрийского календаря ( март 1928–март 1929, март 1960–март 1961, март 1992–март 1993, март 2024–март 2025). В зороастрийской традиции с годом Лебедя связан Хаурават, Высшая Истина. Это год обособленности, перемен, ожидания чуда, тайн. Люди, рожденные в год Лебедя, отличаются гордостью, идеалистичностью, пренебрежительным отношением к материальным благам, но испытывают необходимость в близких людях. Такой человек может ожидать чуда всю жизнь, быть оторванным от реальной жизни и погруженным в свой внутренний мир.

В алхимии лебедь является символом второй стадии алхимического процесса – albedo – обеление, очищение от праха материи. В алхимии сновидений стадия альбедо соответствует «отмыванию образа», многостороннему его прояснению.

 

Сочетание мужского и женского начала, символический гермафродитизм, находил в образе лебедя французский философ Гастон Башляр, указывая, что гордая длинная шея птицы является фаллическим символом, а округлое шелковистое тело при этом женственно.

Согласно Библии, праотец Адам был сотворен андрогином, мужчиной и женщиной в одном теле и духе. Возделывая и охраняя Эдемский сад, или сад души, Адам пребывал в Боге. И только после решения  «не хорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» Всевышний отделяет от него женщину, жену, Еву. Слово «одному» в этом контексте можно понимать как «единому», и разделение мужского и женского несет в себе неисчерпаемый смысл. Одна из главнейших задач, поставленная этим актом перед людьми, – это воссоединение в любви и браке собственно человеческими усилиями и с помощью Божьей, которая на небесах заключает истинные союзы. Чрезвычайная сложность этого процесса развивает души людей, раскрывает их креативность, дарует радость и страдания. Поэзия и литература, психология и философия в бесконечном разнообразии освещают эту тему.

 

Что же – лебедь? Белая озерная птица, столь же смиренная в своей природности, как и все другие существа, своей красотой и инстинктивным поведением дала человечеству возможность наделить себя многими качествами, содержащимися в психике человека и восходящими к архетипическому уровню коллективного бессознательного.

 

Из перечисленных качеств образа лебедя и его символических значений складывается трехчастная картина, триптих. Его можно представить, расположив в левой части символы, связанные со смертью. Закатное небо над морем и непроходимые леса, подступающие к самому берегу. Солнце уже скрылось за краем моря. Призрачные острова маячат на горизонте, растворяясь в золотом свете. В близких сумерках уже присутствует мрак ночи, сгущающийся в глубоких долинах и у входа в пещеру, из которой доносится плеск черной воды и неясные шепоты обитателей страны-без-возврата.

Правая часть триптиха заполнена символами любви, верности, духовного поиска, служения истине и искусству, красоте и свету. Эта часть в десять или более раз превосходит левую по размеру. Но не по силе воздействия. Такова властная энергия смерти, она уравновешивает все многообразие проявлений жизни. Как может выглядеть правая картина? Она мозаична и многоцветна. Солнечный свет заливает цветущий сад. На его аллеях мы встречаемся с образами любви, доблести, поэзии и мистицизма.

В тени деревьев обнимаются влюбленные, беседуют друзья. Сестра читает книгу маленькому брату. Мать в окружении играющих детей. Пожилая пара, рука в руке, прогуливается вдоль ручья. Рыцарь в запыленных доспехах продолжает свой бесконечный путь. Обнаженная девушка любуется своим отражением в зеркале воды. Старый поэт задремал, прислонившись к нагретому камню, и листок с несколькими строками летает над травой. Монахиня молится, прикрыв глаза, ее пальцы перебирают четки.

Вглядевшись, можно найти еще множество маленьких сюжетов. Трудно воспринять композиционную целостность этой картины, почти невозможно представить ее реальность. Эстетическое чувство смущено. Хочется сказать – это слишком, так не может быть, надо переписать эту картину. Как человеческое ухо не слышит звучащую гармонию небесных сфер, так и многообразие прекрасных проявлений жизни неразличимо глазами. А если и различимо на мгновение, то охватывает чувство, как при падении с большой высоты, и ощущаются головокружение и тошнота. Сознание воспринимает жизнь в контрастных противоречиях, сопротивляясь им тогда, когда они превышают возможности внутреннего баланса.

Человек стремится к счастью, но не может пребывать в состоянии счастья – просто перестает его ощущать. Поэтому вполне возможно, что Рай находится на Земле, и мы периодически проходим сквозь его кущи, но не замечаем его цветения. Зато жаркое дыхание Адских бездн преследует человечество постоянно.

Центральная часть триптиха совсем проста. Солнечный диск в зените голубого пространства, на фоне мужского силуэта – женский, и лебедь в короне солнечных лучей.

 

Жизнеутверждающая устремленность образа лебедя к любви, чувственной и романтической, противопоставлена одиночеству, оторванности от жизни, готовности умереть. Человеческое воображение придавало всем этим функциям безупречную эстетичность, что является признаком интуитивно воспринимаемой гармонии и естественной интеграции экстремальных противоположностей, целостности.

 

Во все времена перед людьми стоял вопрос – как достичь мира в душе, позволяющего вместить в душу целый мир, не ограниченный пространством и временем? Это означало спасение от страха смерти, проникновение в тайну смысла жизни. Примеры жизни мудрецов и святых учили и учат целостному восприятию мира, неразделенному существованию в духе. Человек искал вокруг себя образы, помогающие ему приблизиться к интегрированному состоянию, описывал в мифах и сказках приключения и превращения героев, имеющие символическое значение поиска целостности и контакта с высшей мудростью, скрытой в глубине его психики. Следующее состояние – единение с Абсолютом или наполненность души Богом – возможно только при совершенной целостности, неразделенности, безусловном отсутствии противоречий внешних и внутренних, потому что Бог целостен и неразделен.

И вот, на тернистом пути поиска истины и спасения души, взгляд человека остановился на лебеде…

 

 

 

  1. THE LIFE OF SAINT HUGH  OF LINCOLN. TRANSLATED FROM THE FRENCH CARTHUSIAN LIFE

AND EDITED WITH LARGE ADDITIONS  HERBERT THURSTON, S.J. LONDON : BURNS AND GATES, LIMITED.

NEW YORK, CINCINNATI, CHICAGO ‘. BENZIGER BROTHERS.

  1. CHAPTER III (143-147)

 

  1. Catholic encyclopedia, St.Hugh of Lincoln

 

 

© Емелина Елена Владимировна

2003

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Людмила (Ника) Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник.
Запись опубликована в рубрике проза, философия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Елена Емелина. Лебединая тема

  1. Елена Емелина:

    Ценю культурный и психологический уровень журнала 9 Муз, радуюсь началу сотрудничества! Желаю успехов редактору Ирине Анастасиади — и творческих удач авторам.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s