Юрий Полисский. В эпоху мою загляни


***

Какой ты – далёкий потомок,

властитель грядущих времен?

По-прежнему sapiens Homo

и в жизнь безоглядно влюблён?

 

И так же с крылатой мечтою

живешь от утра до утра,

и с песнею дружишь простою —

подругой любви и добра?

 

В потоке стремительных суток,

где плавятся ночи и дни,

найди небольшой промежуток:

в эпоху мою загляни.

 

Узнай, как тревожно мы жили,

желая достичь высоты,

как страстно и нежно любили,

и помыслы были чисты.

 

Но путь наш тернист был и зыбок

под флагом лихих площадей.

Мы столько свершили ошибок

во имя безумных идей.

 

Причины деяний, истоки

из толщи событий добудь.

Сумей, мой потомок далёкий,

понять изначальную суть.

 

И время нас сделает ближе,

сжимая столетья в года,

хоть я никогда не увижу,

не встречу тебя никогда.

 

***

Не дай мне, Бог, стрелять в друзей.
Пусть даже в тех, что изменили.
Что, подчиняясь чьей-то силе,
жестоко рушат мой музей.

 

Игры кровавой не пресечь,
где на арене Колизея
под рёв толпы боец, зверея,
вонзает в тело друга меч.

 

И вряд ли хватит жизни всей,
чтоб разгадать секрет мгновений.
Но даже в самой страшной сцене
не дай мне, Бог, стрелять в друзей.

***

Почему-то всё чаще с годами
вспоминается пройденный путь.
И летящими в бездну ночами
все трудней и проблемней уснуть.

В пляске мыслей – бессвязных и странных
из времен невозвратно иных
к нам приходят сердечною раной
незабытые лица родных.

Но и в этой, пусть призрачной, встрече
наступает безжалостный час:
на рассвете явившийся вечер
отбирает любимых у нас.
Новый день – от утра до заката
в круговерти пришедших забот —
вдруг подарит звучанье когда-то
ставших самыми главными нот.

И актерами в жизненной драме,
постигая сценария суть,
почему-то всё чаще с годами
вспоминаем свой пройденный путь.

**

Пусть безвестными нам назначено

раствориться в течении лет.

И без наших имён утраченных

у истории свой портрет.

Как любой, с назначеньем не спорю я:

кто прославлен, а кто забыт.

Только вся мировая история

из безвестных, из нас состоит.

***

Не люблю красивостей в стихах.

В мире нет простого слова выше.

Солнце поднимается над крышей.

Я листаю давний альманах.

 

Где простым красивым русским слогом,

обращаясь бережливо с ним,

кто-то адресует слово Богу,

кто-то современникам своим.

 

Где волшебной пушкинской строфою

очарованный, навстречу выхожу

Ленскому — печальному герою,

и с Татьяной Лариной брожу.

 

Где мела метель во все пределы,

остужая хрупкий шар земной.

На столе, дрожа, свеча горела,

тайною своей делясь со мной.

 

Где осенним пламенем объятый,

одарив стихами белый свет,

уходил в иную даль куда-то

самый беззащитный наш поэт.

 

Время пирамиды разрушает.

Изменяет время лунный лик.

Но с годами только расцветает

русский – мой божественный язык.

 

Солнце опустилось за порогом.

Перелистан давний альманах.

Преклоняюсь перед русским слогом —

звёздным без красивостей в стихах.

***

В огненном подсолнуховом поле,
окружённый нежностью земной,
позабуду о сердечной боли,
что не разлучается со мной.

О друзьях и недругах забуду,
о долгах, тревогах, суете,
о нечастых праздниках и буднях

о не покорённой высоте.

О дорогах, временем сокрытых,
но до ностальгии дорогих.
Будут в равной мере позабыты
обе Музы: Интеграл и Стих.

Позабыв о радости и горе,
наконец, поверю в чудеса.
В огненном подсолнуховом море
торжествует высшая краса.

Всё забуду, магией пленённый,
растворяясь в сказочном огне.
Только сердце бьётся учащённо,

на твоей пульсируя волне.

***

Я из века двадцатого родом,

из Победы в Великой войне,

из утрат. Потому год за годом

боль чужая не гаснет во мне.

Я из правды и лжи сверхдержавы,
из падений и взлетов её,

что сплетением горя и славы

через сердце проходит моё.

Из ракетно-космической тайны,

из обычности дней трудовых.

В новом веке со мной не случайно

интеграл и лирический стих.

В двадцать первом, свернувшем обманно

от истоков моральности вспять,

не могу, не хочу и не стану

камертон своих чувств изменять.

И рубцами покрытое снова

стонет сердце моё на бегу.

Я живу, спотыкаясь о совесть.

А иначе я жить не могу.

***

Для всех моих родных – и близких, и далёких,

для всех друзей моих, живущих на земле,

я каждый день прошу: Судьба, продли им сроки

простого бытия в плывущем корабле.

 

И освети их путь земным обычным счастьем.

Их дом убереги от бури и невзгод,

от зависти людской, от злобы и напасти.

От боли их храни, храни из года в год.

 

Наполни души их лазурью небосвода,

где звездная страда, где солнце и луна.

И дай здоровья им до самого ухода,

чтоб радости нектар испить смогли до дна.

 

Пусть будет каждый миг в стремительном потоке

финальных кратких дней отрадою во мгле

для всех моих родных – и близких, и далеких,

для всех друзей моих, живущих на земле.

 

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s