Владимир Спектор. И ангел плакал над моей судьбой

 

***

У дружбы и любви на страже –

Отсутствие корысти и причин.

Иначе – купля и продажа

Друзей, неверных женщин и мужчин.

 

Знакомо всем и повсеместно

Предательство, то громкое, как джаз,

То скрытое мотивом мести…

А вот меня спасали, и не раз

 

Друзья, нежданно, не картинно.

И ангел пел над заводской трубой…

А были и удары в спину,

И ангел плакал над моей судьбой.

 

***

Дышу, как в последний раз,

Пока ещё свет не погас,

И листья взлетают упруго.

Иду вдоль Луганских снов,

Как знающий нечто Иов,

И выход ищу из круга.

 

Дышу, как в последний раз,

В предутренний, ласковый час,

Взлетая и падая снова.

И взлетная полоса,

В мои превратившись глаза,

Следит за мной несурово.

 

 

***

У зависти и корень, и язык

Длинней,

Чем у степного сорняка.

Привык к успеху ты,

Иль не привык –

Но с завистью знаком наверняка.

Она тебя уколет побольней.

Ведь ей известно всё, всегда,

про всех…

И, всё же, если нравишься ты ей,

То это значит, ты обрёл успех!

 

***

И бабка, что курила «Беломор»,

И та, что рядом с нею восседала,

Покинули, покинули наш двор.

И на скамейке пусто стало.

И только девочка трех лет

Зовет беспечно: «Баба Сима!..»

Да белый свет. Да синий цвет,

Да желтый лист, летящий мимо.

***

Что это? Горьких вишен

В этом году так много.

Что-то в моих деревьях

Сладость пошла на убыль.

Горечь дождей осенних

Въелась в судьбу, в дорогу.

И пропитала землю,

И перешла на губы…

***

Он попал под автобус «Ростов – Мариуполь»,

И кровавые пятна затмили стекло.

Как обычно, толпа хлопотала над трупом,

И шофёра в тоске безысходной рвало.

 

Между двух городов, посредине дороги

Он лежал на земле. Не бывает чудес.

Но завыл верный пёс во дворе в Таганроге.

И упала

слеза из развёрстых небес.

 

***

На рубеже весны и лета,

Когда прозрачны вечера,

Когда каштаны – как ракеты,

А жизнь внезапна, как игра,

 

Случайный дождь сквозь птичий гомон

Стреляет каплею в висок…

И счастье глохнет, как Бетховен,

И жизнь, как дождь, — наискосок.

 

 

***

У первых холодов – нестрашный вид –

В зелёных листьях притаилось лето.

И ощущенье осени парит,

Как голубь мира над планетой.

 

И синева раскрытого зрачка

Подобна синеве небесной.

И даже грусть пока ещё легка,

Как будто пёрышко над бездной.

 

***

Всё своё – лишь в себе, в себе,

И хорошее, и плохое.

В этой жизни, подобной борьбе,

Знаю точно, чего я стою.

 

Знаю точно, что всё пройдёт.

Всё пройдёт и начнётся снова.

И в душе моей битый лёд –

Лишь живительной влаги основа.

 

***

Перпендикуляр в параллельных мирах…

Что он ищет? Какую родню?

Память детства на пионерских кострах,

Догорает. Её не виню.

 

Эта память – сама перпендикуляр

К параллелям гламурного дня.

Пионерский костёр похож на пожар,

Догоревший в душе у меня.

 

 

***

И всё, как будто, не напрасно, —

И красота, и тень, и свет…

Но чем всё кончится – неясно.

У всех на это – свой ответ.

 

Он каждый миг пронзает время,

Касаясь прошлого всерьёз,

Смеясь и плача вместе с теми,

Чья память стала тенью звёзд…

 

***

А в детстве были витамины радости,

И это не казалось странным.

Не потому, что не хватало сладости,

Была вся радость в имени – «бананы».

 

Сегодня всюду – спелые и ранние,

Бананы в будний день, и в воскресение…

И, значит, правда, радость ожидания

Намного слаще счастья обретения…

 

***

Кленовых вертолётиков полёт,

Потом – паренье листьев под дождём.

И осень полушепотом поёт,

Как мы на разных улицах поём,

 

Встречаясь и прощаясь, находя

Забытый голос и случайный взгляд…

Под искрами кленового дождя,

Идя вперёд и падая назад.

 

 

***

Я словно подключен к розетке,

И слышу пульсацию крови

На грани перезарядки,

На склоне любви и тревог.

А сердце грустит в грудной клетке,

И в такт ему у изголовья —

Тени былых идеалов,

Которых достичь я не смог.

 

Всё вновь отложилось на после,

И вновь я шагаю по краю

Мечты и скупой надежды,

И кровь ударяет в висок.

Я рядом с тобой, я возле,

За что, почему – не знаю.

Но боль не слабей, чем прежде,

И путь к тебе так же далёк.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 отзыва на “Владимир Спектор. И ангел плакал над моей судьбой

  1. И снова Владимир Спектор, как часовой «У дружбы и любви на страже».
    И снова я сопереживаю с ним всё тождественно, «и даже грусть пока ещё легка, как будто пёрышко над бездной». И, конечно, вспоминаю «пионерский костёр, догоревший в душе у меня». И так же думаю: «чем всё кончится – неясно. У всех на это – свой ответ». Увы – это горькая правда.
    И совершенно неожиданное потрясающее откровение: «значит, правда, радость ожидания намного слаще счастья обретения». Вот оно, до чего не додумался сам!
    Спасибо, дорогой Владимир Давыдович, за стихи, бередящие душу.

  2. Ника:

    Стихи Владимира Спектора — это всегда выношенное и точно сказанное слово. Его образы и ритм вибраций родственны каждой душе современников. Потому, что между словами сказано всегда намного больше, чем словами.

  3. Валерий:

    Дорогой Владимир Давыдович! Мне очень стыдно и я очень сожалею, что, будучи Вашим земляком, я совершенно не знаком с вашей поэзией. Даже не поэзией — ДУШОЙ ! Потому что так писать — это жизнь и душа и чувства (притом чистые, откровенные, пронзительные). Спасибо огромное!

  4. Владимир:

    Это — настоящее творчество. Вот что могу сказать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s