Виталий Свиридов. Голгофа Николая Гоголя

 Гоголь сжигает второй том «Мертвых душ» (фрагмент картины художника А.Л. Москаленко)

                       «В ночь с 11 на 12 февраля 1852 г.,
за восемь дней до своей физической кончины,
гениальный русский-украинский писатель
Н.В.Гоголь сжёг почти завершённую рукопись
второй  части романа» Мёртвые души» —
своего главного литературного наследия,
призванного содействовать  нравственному
переустройству российского общества…»
(От автора)

— В моём обиходе нет cлова «здравствуйте»;
К здравию, у меня особое отношение.
Хотите со мной познакомиться?…
Ах,не желаете,- принимаете за наваждение?!
Вам, видимо, что-то не нравится?!
Бросьте!..- не о чем сожалеть;
Я ухожу, но доверяюсь вашей памяти…
И спиной повернулась Смерть.
*
И спиной повернулась Смерть,
Только взглядом косым обожгла:
«Если хочешь со мной улететь,-
Заверши все земные дела»,
И кивнула — на топку камина…

— Экий бред в предрассветную рань!
И привидится же чертовщина,..
Померещится всякая дрянь!

Ветер в ставни, студеный февральский,
Бил всю ночь, обессилев под утро.
Николай Чудотворец Диканьский
Над больным наклонился как будто;
И на старославянском наречии,с высоты,
Где нет смерти и страха,
Отзывалась на боль человечью Аллилуйя
Под музыку Баха:
Да бродяжное эхо, как песня чумаков
«Від чумацького шляху»,
Повторяло настырнее смеха:-
«Важный маляр був – мыр його праху,..
Важный маляр був – мыр його праху…»

— «Важный маляр був»- Вот наказанье!
Важный маляр був…… Ні-і-і, — він ще є!..
Чур!..  Недоброе напоминание
Тенью двинулось по стене…
Замигали зажжённые свечи
Дружно, в такте со скрипом полов,
И улегся к больному на плечи
Мёртвый холод из темных углов.

В драматическом форте финала,
В голове неуёмная  мысль
То смиренно к земле возвращалась,
То бросалась с молитвою  ввысь…

Всё предвидено Промыслом Божьим,-
Всякий долей своей наделён:
Крест Голгофы — святым и острожным,..
Крест погоста — таким, как Симон…

Ночь кончалась библейским сюжетом:-
«Крест нести на Голгофу поможет Симон»,..
И больной,
что-то силился вспомнить при этом…
Вспомнил вдруг, и позвал еле слышно:-
«Семё-ё-н,.. Симе-он!..»

Восемь суток как, вроде не спал
камердинер — чахнет барин…
-«Не пьёт, и не ест… да и вправду сказать,
Всё не ладится в мире,..но зачем же
Безвременно –крест?!»

Разве мог он понять, бедный  мальчик–слуга,
Отчего жизнь  для барина не дорога?!…

Ой ты, Русь моя!
Русь – не сытая…
То росой,
То слезами
Умытая;
То привидишься
Птицей
Двуглавою,
То разбойником –
Грозным Вараввою…
То взлетишь над
Землей
Чудо-тройкою!..
Позади,следом,
Грязь
Подкопытная…
Всё фантазии это,
И только!..-
От холопов
Царю челобитная.
Не приемлет
Чванливое
«Жречество”
Бури Вестника
И катастрофы…
Глас пророка
В своём
Отечестве —
Гром небесный,
Но,.. после
Голгофы:
После ереси, и осуждения — на экзекуцию,
На унижение… До искупления грехопадения
Смертью и Таинством Преображения.

В самых ёмких словах не вмещаются чувства,
И не терпят они многосложные строфы…
И какая же пытка, на грани безумства, –
Речь свою переплавить на образ Голгофы…
На неявную видимость явленных сроков,
От которых и небо гудит как набат,
Чтоб пророчеств святых,
и врождённость пороков
Приумножить значением в тысячу крат!..

Впрочем, нам недосуг — не резон отвлекаться:
«Весть Благая» для многих досужая сказка…
Час торопит:- к больному пора возвращаться,..
Кризис кончился. Скоро развязка.

Суетилась не в меру врачебная свита:-
«Воду на голову,..
тело в корыто,..
к носу-пиявки…
Пиявки поставьте!»…

— Ах, оставьте  меня! Ах, оставьте!..
Больно …больно мне!..В темени жжение…
Дайте мне лестницу!..
Лест-ни-цу  дайте
для  восхождения…

Изможденное тело уложили  в кровать.
В рот залили вина от припадка…
Потрясённый слуга  слёз не мог удержать,-
Он невольно услышал: — «Как сладко…
Ах, как сладко  мне умирать!..»

Вся Земля и окрестность Земли –
ненадежная вотчина.
Цепь событий земных прервалась со словами: —
«Все кончено!” И в сознание втиснулся мрак,
Потревожив больного некстати,-
Это память его
возвратила назад —
в лоно матери;
Там, под толщей спрессованных лет,
от рожденья до смерти,
Ярко вспыхнул забытый сюжет
неземной круговерти:
В нём отеческий голос взывал
Сквозь пространство, и жуткие пропасти
Наполнялись блаженством любви и невесомости.
Ликовала душа, упиваясь азартом восторга…
Отстранённое тело лежало уже не дыша;
И душа подчинилась святому велению  долга,-
В карауле,
вблизи  над покойным,
застыла душа.

Вот бывает: неведомо как  живет человек,-
Для страстей и пристрастий людских,
неугодная птица,..
А когда, утомленный свободой,
закончит свой век,-
Люди разных сословий придут,
Чтоб ему поклониться…

Умер Гоголь.
Талызинский  дом.
Перекрыли  проезд по Никитской.
Вся Москва  скорбный  путь осеняла крестом
До могилы  в земле монастырской.
И казалось — весь мир занемел…
В русском храме высокой  словесности,
Слово стало подобным  зерну, без  плевел,
В житном  хлебе насущном… для Вечности.
Жил…и помер, с надеждой любви на губах;
Клал себя на алтарь безысходного дела,
Зная — жизнь  подытожится в прах…
Как же с этим,..душа его не очерствела?

Мир — не мерян.. Мы в нём, а Он -в нас.
Две сажени  земли на мандат атеиста…

В двух саженях земли  целый мир удержать?!
О, как это лукавство неистово!
Ах, Создатель Всесущий,..
как  Мир твой не прост!..
Мир — над бездной времён провисающий мост!

Но, оставим  земное  земному,
В исполнение Судного дня: то ли жертвой
Дождю проливному, то ли —
в жертву стихии Огня…
И на этой пронзительной  ноте,
Нарушая  кармический лад, —
Не вперёд  мы посмотрим,.. напротив —
На мгновенье вернёмся назад:
За черту горизонта событий,
Где фатальным  не кажется Рок,..
Где славянской души возмутитель
Отзвонит  свой  «последний звонок».

Да простит мне Всевышний, —
Отслеживать еретический дух этих строк,
Всё равно,что руками удерживать
Мыслеобразов горний поток!

Ни-че-го!..
Ничего в изменённом  сознании,
Хоть кричи на весь мир, хоть молчи —
Только нервная дрожь покаяния
на губах,
Только пламя свечи,..
Да под сердцем змея окаянная –
Родовой не прощённый грех,-
Видно,было не впрок наказание
на кресте –
Одного за всех…

Слаще патоки голос вкрадчивый
Зазывает в «калашный ряд» : —
«…И богаты там, и удачливы,..
Там – и «рукописи не горят!..»
И торопится Сила вражия
всё уладить до петухов…
Дескать,против пойдёшь,-
так и…заживо!
Коли с нею – на веки веков…
— Одолел душу враг человеческий,-
Ты прости её, Господи!
Огради её святоотечески
от противной ей проповеди.
Глаз хоть выколи!..
Время  за  полночь;
Без молитвы — совсем невмочь…
Ты помилуй мя, Господи!..
Ты прости меня, Господи!..
Помоги мне, о Господи,пережить эту ночь.

А за окнами вьюга-Яга,..
И хотя до весны два шага,
Но дорогу домой в Малороссию,
От Москвы,поглотили снега.

Жизнь…Не жизнь – анимация воздуха,
Незатейливая  пантомима,
С жадной страстью последнего вздоха
Ускользая, промчится  мимо;
Но пока ещё зубы стиснуты,
И пульсируют кровью вены,- дело!..
Дело ещё «трэба здийсныты»…
Где-то дрыхнет слуга?! -Эй,Сэ-мэ-нэ!..

Вне согласия с чувствами мой лексикон:
Безысходность словами невыразима!..
Безусловно ли, что «перейти Рубикон» —
Равнозначно падению Рима?!
«Перейти Рубикон»… Роковая река,-
Тайных помыслов  пуповина…
— Перейди,литератор,и не дрогнет рука
Бросить рукопись в топку камина!..
— «Что ж ты медлишь, язычник?
Брось жертву в огонь!..
Горстку пепла оставь,- положи на ладонь:
Видишь, сколь смехотворна ничтожная жизнь?!
Паству к Богу ведёшь?!.. Ха-ха-ха!..
Вокруг оглянись!
Ты почти угадал — всюду мёртвые души…
Даром силы не трать: поводырь им не нужен!
Жги!.. Довольно страдать тебе,..будет!
В жертве кто упрекнёт тебя, или осудит?!
Разве не было сказано в Древнем писании: —
Всё!.. Всё вернётся в Огонь,..
и восстанет  из  пламени».

— Мысли въедливы,-хуже назойливых мух…
Как силён,.. как затейлив злой дух!..

Наша жизнь — краткий миг
В часовом механизме Вселенной;
В «Книге Судеб» листает страницы
Космический ветер…
Кроме Таинства Смерти
И Тайны Любви сокровенной,-
Что ещё
Человека разумного
держит на Свете?!

 

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Виталий Свиридов. Голгофа Николая Гоголя»

  1. Да, это — Гоголь. Несомненно, это — Он! Тот, который и жертва и Жертвенник одновременно. Тот, которого обожали, как автора, и не понимали, как человека. Тот, которому помогали друзья и тут же осуждали за то, что живет на их деньги все время за границей. Да, это Он -живущий сразу в нескольких измерениях и видящий духовным зрением то, что не время высказать… Прозревший в муках все несоответствия жизни Духа и жизни реальной… Открывший, что Отечество можно любить только из-за границы. Постигший, что не настало еще время Поводырям вести его за собой в Духовную Епархию. Автор стихотворения Виталий Свиридов своим внутренним зрением, своим творческим озарением постиг каждую пору души духовного Гения и высшую ценность истинного жертвоприношения Таланта. Да, это Гоголь! И лучше, чем Виталий Свиридов, о нем еще никто не написал. Созданные многотомья воспоминаний и исследований не дают жаждущим понять Гоголя столько, сколько одно это стихотворение.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s