Михаил Журавлёв. И этот миг украли Духи

   rsavywwf7lk

В  ПУСТЫННОМ  МРАКЕ  ГАЛЛЕРЕИ

 

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Николай  Заболоцкий

 

В пустынном мраке галереи,

Где в лунном свете пляшут блики,

Во тьме,  расплывчато белея,

С полотен зорко смотрят  лики.

 

В иных мирах, где всё иначе,

И колдовство стоит у власти,

Где проигравшие не плачут –

В колоде ожили все масти.

 

И появились, как вампиры,

Из глубины игральной карты

Три короля – владельцы мира,

Порочной страсти и азарта.

 

Под сенью каменного свода,

Они садятся у камина,

И  до фатального исхода

Игры плетется паутина.

 

Король Червовый, муж надменный,

На стол бросает взор и карты.

К губам подносит кубок пенный,

А нервы — как пружины сжаты.

 

Король Трефовый  сквозь улыбку

Блефует  тонко и лукаво.

Игру заплел загадкой зыбкой:

Друзьям — тупик, ему – забава.

 

Как маг, на карточной арене,

Колдует властелин Пиковый:

Готовит Джокера к замене,

Задумчиво нахмурив брови.

 

Куда пропал Король Бубновый,

Искатель подвигов  и славы?

Он поглощен интригой  новой,

Где виноваты все и правы.

 

Часы пробили,  блекнут тени,

А в галерее бродят  слухи,

Что время стало на мгновенье,

И этот миг украли Духи.

 

Всё! Короли играть устали

И торопливо, до рассвета,

Ушли в свой мир, а в тихом зале

Висят, как прежде, три портрета.

БИБЛИОТЕКА

Давным-давно случилось чудо:

Неотвратимо,  властно,  трудно

Рождалась  Мысль в дремучем звере,

Хотя мы слабо в это верим.

 

Но предок наш не жил беспечно.

Желая мысль сберечь навечно,

Из уст в уста  трудом  упорным

Он  придавал  ей твердость формы.

 

Хоть разум был еще во мраке,

Изображал на камне знаки

И клинопись, и пиктограммы,

Богам   расписывая  храмы.

 

И отбирая  слово к слову,

В амбар – зерно, в отсев – полову,

Хранил,  как золотые слитки,

Жрецов папирусные свитки.

  

Теперь компьютерные биты

Хранят все коды  алфавита,

Но всё равно  на книжной полке —

Красавица на сером волке,

 

Волшебный аленький цветочек,

И прячет сказка между строчек

Кощея,  злую Бабку-Ёжку

И дом её на курьих ножках.

 

Из детства выбравшись досрочно,

Мы перебрались в мир восточный,

Где стар и млад, притихнув, рады

Послушать сказки  Шахразады.

 

А вот Искусства и  Науки!

Пройдя сквозь тернии и муки,

Их  Гений, вопреки цензуре,

Оставил  клад  в литературе.

 

Все было в нашем поднебесье:

И Ренессанс, и мракобесье,

Костры из книжек полыхали,

Но и другое  мы читали,

 

Давно  известное  на свете,

Как  Воланд  истинно  заметил,

Верша  свой  дьявольский обряд,

Что «РУКОПИСИ  НЕ  ГОРЯТ».

 

Читатель шарит деловито

По корешкам для эрудита —

Там,  в  Ведах древнего  санскрита,

Я знаю:  Будущее  скрыто!

 

 

Реклама

Об авторе Издатель Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s