Микола Тютюнник. Экскурсия

img_1357

Экскурсия по шахте подходила к концу. Заканчивая курс обучения в учебном пункте, новоявленные молодые шахтеры были переполнены восторгом: сегодня они впервые не только прошлись по подземным штрекам, квершлагам и уклонам, не только спустились по бремсбергу, не только побывали в подготовительном, проходческом, забое, но даже залазили в лаву, где добывают уголь! Правда, залазили не далеко, метров на десять, но и этого было достаточно, чтобы ощутить себя настоящими забойщиками, которые зарабатывают свой хлеб, ползая на коленях, потому что высота каменного «потолка» не превышает восьмидесяти сантиметров! Жаль, что комбайн в это время работал где-то вверху, и паренькам пока не довелось увидеть, как он рубит «зубками» угольный пласт, как загружает его на конвейер. Не видели, как забойщики ставят гидравлические стойки, чтобы уже вспомянутый «потолок», который в шахте именуется кровлей, не обрушился на голову.

– Иван Сергеевич, – просили они инструктора, – а может, поднимемся повыше, к комбайну?

Инструктор только устало хмыкал.

– Не терпится увидеть? Успеете еще. И насмотритесь, и наработаетесь. А нам еще к запасному выходу пешедралить. К наклонному стволу.

Молодые горняки, разумеется, готовы были и по лаве полазить, и, не дав себе передышки, топать затем к далекому наклонному стволу, по которому также придется выбираться на своих двоих. Но на то они и молодые, полные сил, энергии и задора… Инструктору же было уже за пятьдесят, из которых он лет десять проработал в такой же угольной лаве, потом окончил техникум, работал на разных должностях, пока не оказался в учебном пункте. Так что шахта эта им сотни раз исхожена вдоль и поперек, исхожена и излажена на коленях. И для него уже здесь ничто не ново, ничто не представляет интереса. К тому же инструктор догадывался о тайном желании молодежи уже сегодня подкрасить себе глаза, чтобы выглядеть, как настоящие забойщики. Думаете, — тушью? Нет! Угольной пылью, которая так забивает ресницы и кромки век, что не отмоешь в бане!

Но пыль эта только возле комбайна или на вентиляционном штреке, куда ее относит воздушной струей. Здесь же, ниже комбайна, пыли нет. И слава Богу! Кто не знает, что от вдыхания ее развиваются страшные болезни, антракоз и силикоз, и напрочь зацементированные легкие, что называется, превращаются в «точильный брус»!

Не пошел инструктор навстречу восторженным молодым горнячкам, не согласился подниматься к комбайну, и, выбравшись из лавы на штрек, повел их к дальнему запасному стволу… Шли долго, так что можно было подустать и молодым. Но – не уставали, всю дорогу балабонили и ржали, как молодые жеребята.

Инструктор шел впереди, думая о своем и почти не слыша их разговоров.

Вот и еще одну группу молодежи выпустит он сегодня. Сколько их было на его счету? Трудно, даже, наверное, невозможно подсчитать. Случались и молодые, случались и постарше. Иногда устраиваются даже пожилые, видимо, в расчете заработать подземный стаж и повышенную пенсию. На занятиях в классе они всегда озабоченны и внимательны, всегда добросовестно конспектируют лекции, будто и впрямь боятся, что не выдержат затем экзамены, не будут допущены на работу под землей. Вы-ыдержат! Все выдерживают. Не было такого случая, чтобы кого-то не допустили. Тем более что назначенный преподавателем староста группы, зная свои обязанности, заранее соберет с каждого «студента» определенную сумму, сбегает перед экзаменами в гастроном, принесет и поставит у стола экзаменатора тяжелую сумку. Преподаватель, видя это, только молча усмехнется. Он ведь и сам, бывая на курсах повышения квалификации, поступает с коллегами таким же образом.

Добравшись к наклонному стволу, инструктор решил все-таки передохнуть, а заодно и подвести итог сегодняшней экскурсии по горным выработкам. Все-таки работа – есть работа. И он всегда относился к своим обязанностям подобающим образом.

– Ну, что ж, ребята, теперь вы имеете представление, что такое лава, штрек, квершлаг…

– Бремсберг, ходок, уклон! – со смехом добавили тут же.

– Правильно, – согласился он. – Бремсберг, ходок, уклон… Существуют и другие горные выработки, но сегодня мы с вами там не были, так что не будем забивать голову! Что вам еще рассказать?! – спросил задорно, явно подлаживаясь под настроение молодежи. – В шахте, как вы уже заметили, живут мыши. Были когда-то и крысы. Но после вывода из шахты лошадей крысы перевелись…

– А про Шубина, про Шубина расскажите! – вклинился какой-то любознательный. – Есть же такой подземный домовой?

Инструктор рад продолжить шутейный разговор, чтобы хорошенько отдохнули ноги.

– Е-есть, – согласился он. – Есть такое шахтерское поверье, что в давние времена запечатало породой выход на-гора, и за завалом остался рудокоп Яшка Шубин. И с тех пор он вроде, как ты говоришь, подземного домового: бродит по всем выработкам, то новый обвал устроит, то, наоборот, заваленного горняка выручит. Эдакий, значит, хозяин подземного царства.

Парни гоготнули.

– Хорошее царство, – сказал один с издевкой. – А я вот слышал, что это и не человек, а какой-то… черт с рогами! Ходит, людей пугает.

Снова смех и короткая минута молчания. Может, все-таки пора наверх, на-гора?

И в эту короткую минуту за углом выработки, откуда начинается подъем по наклонному стволу, явственно слышится постукивание по деревянным трапам чьих-то легких копыт. И через минуту из-за угла показывается любопытная морда какого-то подземного чудища, с торчащими рогами и парой горящих в свете ламп глаз.

– Шуб-бин! – с расстановкой выдыхает любознательный паренек и, проскочив мимо этого чудища, бросается вверх, по стволу. И вся группа, обгоняя друг друга, мчится следом за ним.

 

Остановились, придя в себя, только на поверхности.

Наклонный ствол, выходит на свет Божий далеко за чертой города. Рядом лесок, несколько частных домиков.

Подошел чем-то недовольный старик, с подозрением оглядел парней.

– Борька опять у вас? – спросил строго.

– Какой Борька? – не поняли парни.

– Борька, козел мой? Приручили черта драного своими «тормозками»! А он теперь как отвяжется – и к стволу!

И, заглянув в ствол, прокричал:

– Борька! Борька! Где тебя черти носят?! Шкуру сдеру-у!

 

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария на «Микола Тютюнник. Экскурсия»

  1. Александр:

    Спасибо за великолепный рассказ, уважаемый Микола! С неподдельной заинтересованностью и удовольствием прочитал ваш рассказ.

    Нравится

  2. Анатолий Апостолов:

    Спасибо огромное, досточтимый Микола! Но, согласитесь, бедному животному в шахте делать нечего! Вряд ли козёл туда полез по собственному желанию. а так забавно. Животные и дети  в искусстве -самые положительные герои.                    
    С глубоким уважением и почтением, искренне Ваш, Анатолий Геннадьевич

    Нравится

  3. Микола Тютюнник:

    Уважаемый Александр Геннадьевич! Спасибо за добрые слова, за хороший отзыв. Но случилась и у меня недоработка, по причине которой Вы, возможно, не до конца поняли мной написанное. Конечно, козлик не по собственному желанию полез в горную наклонную выработку. Его заманили туда шутники-шахтеры. угощая своим ЗАВТРАКОМ, который у шахтеров называется «тормозком». Вот козлик и повадился туда ходить, рассчитывая на угощение. Я отредактирую концовку рассказа.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s