Саир Зайнеддин. Песни на Аль-Манси

%d0%b0%d0%bb2

НЕМНОГО АРАБСКОЙ ПОЭЗИИ

Что для нас арабская поэзия? Автор книги «Абракадабры. Декодировка смысла» Николай Вашкевич утверждает, что русский и арабский разошлись когда-то из одного корня и являются системными языками мозга. Всякое непонятное слово или выражение надо написать арабскими буквами, получившееся найти в толковом арабском словаре и прочитать толкование.

Что же касается поэзии арабского мира – она таит в себе скрытые смыслы и глубинные понятия, удивляя и восхищая. Наиболее выдающимся поэтом арабов считается Абу-т-Тайиб Ахмад ибн аль-Хусейн аль-Мутанабби. Он родился в Куфе (современный Ирак) в семье водоноса. Когда карматы напали на Куфу в 924 году, он ушёл с ними и жил в пустыне, изучив их диалект арабского, близкий к классическому арабскому. В 932 году он возглавил восстание карматов, выдавая себя за пророка; после поражения восстания попал в тюрьму. За это он получил прозвище, Аль-Мутанабби. В 935 году его освободили из тюрьмы, и он стал странствующим поэтом, зарабатывая деньги стихами. В 948 году был принят ко двору халебского князя Сайф ад-Даулы. Многие его произведения написаны под покровительством князя. Покинул двор в результате интриг и в 957 году поступил ко двору Абу аль-Миск Кафура в Египте. Пытался стать губернатором Сидона, но не был назначен, и в отместку написал сатирическое стихотворение на Кафура и вынужден был бежать в 961 году. До 965 года был при дворе в Ширазе, затем в сентябре 965 года совершил путешествие в Куфу, где и был убит, предположительно в результате мести за оскорбление.

От аль-Мутанабби до нас дошли свыше ста од (касыд) и до двухсот мелких стихотворений и фрагментов. Его язык богат, а композиция поэзии содержит новшества. Лирический герой аль-Мутанабби чрезвычайно горд; в одном из стихотворений он утверждает, что его поэзия столь мощна, что даже слепые могут её читать, и слова столь наполнены значением, что даже глухие их слышат.

Его перу принадлежит диван, состоящий из 289 касыд и небольших поэтических отрывков (мактуат). Касыды делятся на 5 циклов: «Шамият», «Сейфият», «Кяфурият», «Амидийат», «Ададийат».

Специалисты называют Мутанабби поэтом — новатором, который завершил длительный процесс развития средневековой арабской поэзии. Традиционные для доисламского периода сдержанность и суровость сменились в его касыдах красочностью описаний, насыщенных гиперболами и космическими сравнениями. Стихи Аль-Мутанабби совершенны в звуковом отношении.

Аль-Мутанабби был убит неким Фатихом аль-Асади за сатиру, высмеивающую его сестру.

Перевернув страницы тысячелетий, мы находим следы Аль-Матанабби в современной поэзии.

Писатель, поэт и переводчик Саир Зайнеддин, который сейчас живет и работает недалеко от Алеппо посвятил любимому поэту Сирии оду.

Чем интересен этот человек российскому читателю? Высшее образование он получил в России.  Выпускник Электро- механического факультета, Университет Дамаска, 1986 г.

— кандидат технических наук, Москва, 1993 г.

Удлостоин Премий:

— Орден алжирской Национальной библиотеки, 2008 г.

— Орден ливо-русского дома, 2009 г.

— премия журнала  «литературная позиция», 2005 г.

— Поощрительная премия перевода, Союза арабских писателей Сирии, 2011 г.

—  Поощрительная государственная премия по литературе в 2013 году.

— Медали им. Л.Н. Толстого и диплома им. Шекспира на Национальной литературной премии Золотое перо Руси 2016 г.

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba2

В Дамаске выпущено 7 книг его стихов. И множество книг переводов русских авторов Булгакова, Есенина, Брюсова, Достоевского – всего около 20, и множество работ по литературной критике.

Поэму Саира Зайнеддина, посвященную Аль-Мутанабби, мы представляем нашим читателям.

перевод и иллюстрации: Светлана Савицкая

ПОСЛЕДНИЕ ТРЕВОГИ МУТАНАББИ

Ты потерял

мечту

Эмиром стать.

Ты потерял

Года.

И кубок выпит…

Ты заставлял себя переезжать

с Ирака – в Сирию,

из Сирии – в Египет.

Кто продает перо за Эмират?

И кто подарит меч тебе, став ближе?

Но ведь мечом он станет угрожать!

Бросай же пыль дороги!

Отдохни же!

Пронзая одиночество пустынь,

Ты вытираешь вновь и вновь  от праха

Клинок мечты.

И сумасшедший Рим

На Севере беснуется от страха!

И наши оккупанты, привязав

Коней своих у пальмы в святотатстве,

Их ужасают!

Ужасаюсь я

Царей на каждом метре видя рабство.

Считаешь ты спасителем себя?

Но будь почтительней. Ты – главный из поэтов!

И страны те, поэзии не знав,

Твоим пером талантливым воспеты,

Тебя распяли.

И изрек Султан: «Господь лишь я!»

Вернись же друг к поэме!

Динары принцев,

золота обман

Оставь все это, радуясь измене!

Ты будешь дальше двигаться быстрей

Стремительного огненного шага,

И мыслью сна пленять красавиц всех,

Сердца людей пронзишь глагола шпагой.

И к путнику, что постучится в дверь,

Вином и пищей станешь благодатной.

Бросай же злато злобных королей

К поэме возвращайся необъятной.

Её ты станешь истым королём,

Строителем полей, садов и храмов,

Она не выдаст, не пронзит мечом

Предателя,

в ночи у балагана.

И пепел тела твоего в степях

Однажды рано утром

не рассеет.

Не переспит с рабами во дворцах,

И честь поэта сохранить сумеет.

Вернись же друг к поэме!

Лишь она

дороже злата и богатств несметных.

Все царства эфемерны, но в веках

Одна страна поэзии бессмертна!

1993

%d0%bf%d0%be%d0%b5%d0%b7%d0%b4

УЕЗЖАЙ, ПОЕЗД!

Секрет уходящего поезда

В душе моей на платформе.

Узлом затянувшего пояса —

Волнение где-то у горла.

Разлуки часы не затягивай,

Неси к тополям белолиственным.

От ран застаревших не вздрагивай,

От глаз и родных и таинственных.

Мы вдаль унесемся от той весны,

От юношеского максимализма.

От самых прекрасных и сладостных

Мгновений стремительной жизни.

 

Секрет уходящего поезда

В его бессердечной утробе.

О! Если бы я с той же скоростью

Забыть мог о тех, кто мне дорог!

 

И пристрастился б к скитаниям,

На снежной искрящейся замети,

К разлукам и расставаниям,

В пространствах мятежной памяти.

Но только душа моя соткана

Огнями, страстями в терниях.

Секрет уходящего поезда

В разбрасываньи нас по времени.

 

В утробе вагонов медленных

Объятия и желания

Утонут в пролетах ветряных

И в поцелуях пламенных.

 

Секрет уходящего поезда

В крови моей перебесится.

Разлукою сердце вскроется

Раскромсанным полумесяцем.

 

Сосуды души воспенятся

кровавым вином страдания,

и через край расплещется

в раскаяниях душа моя!

 

Я выйду на первой станции,

О! Если бы сердце было бы

Твое не стальной субстанцией,

Почувствовала б слёзы, милая.

Разорванные объятия

Тайгой, городами, странами,

Языческими проклятьями,

Не смоются океанами

На острове необитаемом.

Секрет уходящего поезда

Не защитит страдания.

И сердце не успокоится.

 

Секрет уходящего поезда

В полете сокола гордого.

В обмене ума и совести.

В обмене любви на Родину.

 

Отчизна песен и подвигов,

Трагедий и бед бесчисленных

Дамасской ты стали Родина,

Султанов, ничтожных мыслями.

 

Конфликтами ты расколота.

Измучена силой черною.

К курьезам нужды и золота

Вернусь я сыном покорным.

 

Вернусь!

Чтобы мама хвасталась

Соседкам моим дипломом.

Прошепчет: «Он справился с ласками

Блондинок в дали от дома!»

И пыль вымывая дорожную

Очистит меня от страдания.

Неси меня поезд на Родину!

В прозрение  осознания,

А та, что тенью идет за тобой, —

Глупейшая из всех женщин,

Не видит, за взглядом араба – боль,

Не чувствует бесконечность!

Гнездятся лишь пчелы в ее душе,

Упрямыми фуриями,

Как кошка дикая в мираже!

Умнейшая или дура?

Ведь знает, конец меня ждет! Конец!

Болотная топь! Неволя!

Красавица! Мода – ее венец,

А мне – от костра уголья!

Она как всегда в сад цветущий свой

Войдет, улыбаясь ветру,

Она нарядится в наряд златой,

И выйдет на оперетту.

Она улыбаясь оденет шаль

И выпорхнет бабочкой милой.

Ах! Если бы только моя печаль

На сердце ее отразилась!

Но я бы хотел, чтоб она, как тень

Печаль мою бросив в мусор,

Решительно затворила дверь

Пред птицей любовной музы.

 

А я, закаленный, как сталь, вернусь

С победою в город  детства

Друзей созову, и скрывая грусть,

Отпразднуем радость вместе.

 

Оденусь, как принц, в золотой хитон,

У жертвенника остыну.

И постарею от боли той,

Портьерой любовь задвинув.

Сувейда 1993-1994 г.

ТВОЙ ЛИК

Твой лик

– дождливый день и сердца крик,

загадка старых окон, песни яркой,

и майская гроза, и снов ледник,

и ветра проводник —

твой лик…

Твой лик

среди походов и интриг —

Исход народов из пустыни жаркой

И чаек над волной в полете миг,

И наслаждения тупик —

твой лик.

 

Твой лик – судов за океаном пик,

Языческое  таинство гадалки,

И вечность концентрирующий сдвиг,

Луны язык –

Твой лик.

 

Твой лик,

к могуществу богов приник.

Он сделает меня царем вселенной!

Благодаря ему и я достиг

Блаженства напрямик…

Твой лик —

Прозрачный дух

Младенцев и старух —

Луну и солнце соберет в ладонях.

Надменность в сердце бедном похоронит,

Не разрывая круг,

Где наслажденье двух!

 

Твой неземной волшебный чудный лик —

В любви чарующей, суровой, зримой, вечной!

Божественно-прекрасной, человечной,

он неожиданно воздвиг

сонета штрих.

 

Как я люблю его, твой лик!

Пусть он уйдет и возвратясь свободным,

Заставит снова трепетать тростник,

И молодости стих.

Твой лик.

06/01/1994

ОН ВЕРНЕТСЯ ЕЩЕ РАЗ

Ты проснешься с утра – и изменится всё:

Как жасмин, распустившийся от сновидений,

Вдруг улыбка осветит сияньем лицо,

Ты посмотришь вокруг вдохновенно.

Моё имя тихонько слетит с твоих губ,

Как молитва, как вздох синей сказочной птицы,

И вспорхнет от постели к балкону в снегу,

И обратно слетит на ресницы.

 

Если б ты принесла, как и раньше в постель

Чашку кофе, и стол на двоих нам накрыла…

Только пепел от тех сигарет прогорел,

И в окурках мечтаний остыл он.

Тот, кто клятву нарушил – предаст снова в ночь

Обещания воспоминаний забытых.

Отрицай, я смогу эту боль превозмочь.

И тебя никогда я не выдам.

Провоцирует пусть деканат, институт,

И учебный процесс, нарушая меж плясок,

Твои непослушания позовут

в мир пролившихся слёз из-под масок.

Эти слёзы, как темные птицы потом

Приземлятся на тОполя ветви печально,

Ветер снимет с тебя элегантно пальто,

Грустью высушит необычайной.

 

Политических прений бесплоднейший бред

Удлинится дорогою тусклой и дальней.

Но ты помни – я близко, твой верный поэт,

Расстояньем — в два мечтанья.

Поневоле уехавший, время дробя,

Уничтоженный пламенем искренно-нежным.

Но дыханье мое окружает тебя,

Как вуаль из любви безнадежной.

 

Позовешь, я вернусь, как пиратский корабль,

Точно вождь диких доисторических греков,

Я добуду тебя, словно злато Синдбад,

У разбойников смелым набегом.

Позовёшь и послушный влюбленный слепец

Из источника адова, сна невозврата,

Прилетит, и вернется к себе, наконец,

Прикорнув на плече у Евфрата.

Халеб 31/07/1994

СПАСИБО ЕЙ

Спасибо ей.

Огромное спасибо.

За то, что вновь приходит из мечты.

И покрывает шрамы горделиво

Цветов охапкой дивной красоты.

 

Спасибо ей, что птицы трепетали

В моей крови.

Что стройною сосной

Она являлась следом за мечтами,

Ладонями борясь с моей тоской.

 

И лишь накроет проливная туча

Лоз виноградных трепет, и ветвей,

Спасибо женщине – мне станет лучше,

Свежее станет и планете всей.

 

Земля в несправедливости вращенья

От лжи, что гнездами свивает зло,

В неугасимость звезд  зовет прощеньем,

Спасибо ей – мне сильно повезло!

 

И одиночество разрыв нарушив,

И монотонность буден разведя,

Вновь заколдует ласковую душу,

Наполнит сердце радостью, шутя.

 

Благодарю, что снова грусть забуду.

Спасибо за луну чрез наш балкон,

Что стыд наш не заметит,  не осудит,

Тела оденет в призрачный хитон.

 

Спасибо за прекрасную дорогу,

Где поцелуями усеяв дни,

На струнах слёз мы поклялись друг другу,

Что не обманем, чувства сохранив.

 

Моя очаровательная лгунья,

Ты говорила, что я был любим

И первым и последним. Ты колдунья

Мгновеньем счастия была моим.

 

Спасибо, что любил я беззаветно,

Как будто жил взахлеб, последний миг.

Я точно виноградник неприметный,

Что вызрел в срок, лозою к ней приник.

 

Спасибо за счастливый домик рая,

Где под крылом божественных забот

Мы вместе с нею мебель выбирали

Цветы и шторы, в детскую полог.

 

Но вдруг рассердится мое виденье

И унесется вдаль за облака.

Спасибо радости. Спасибо вдохновенью.

Спасибо, что надежда не легка.

 

Спасибо и за то, что я повсюду

За ней последую, ну хоть в Эдемский сад.

Пускай одна она войдет. Я ж буду

Разбито одинок у двери ждать.

Халеб / 9/1994

%d0%b0%d0%bd3

СКАЗКА

Посвящено Салаху

В сказке жизни моей я красотке сказал:

«Ты прижми меня крепче к груди,

И мои ты добавь к своим нежным мечтам.

Чуть помедли! Не уходи

И глаза, от желаний сгорая своих

В полукруге дрожащих ресниц

Нашу ночь освещали одну на двоих,

И снега станций падали ниц.

Вторя песне былой, повторяла она,

Целовала два раза в уста,

Отпивая, шутя из  бокала вина,

Прежде чем нам отправиться спать,

Говорила: «Не пой о любви, соловей,

Той девчонке, что так не скромна.

Клятвы, что отдаешь ты в порыве страстей,

До рассвета забудет она

…..

А потом пролетели, как птицы, года.

Я случайно увидел ее.

Я узнал сквозь дождливые холода

Свою девушку с новой семьей.

Браком женщина вроде довольна сполна,

Две девчонки и муж молодец.

Но, когда о делах вопрошала она,

Рассмеялась на мой интерес.

В сказке жизни моей я красотке сказал:

«Ты прижми меня крепче к груди,

И мои ты добавь к своим нежным мечтам,

Птица хитрая, не уходи

Сувейда  17/11/1994

ЛЮБЛЮ ТЕБЯ СЕЙЧАС

«Люблю тебя сейчас

Не тайно — напоказ.

Не «после» и не «до», в лучах твоих сгораю…»

Владимир Высоцкий

Люблю я в этот миг

Люблю я в этот час,

И за минуту до,

И после через год.

Я вовсе не постиг

Загадки без прикрас.

Сто тысяч лет назад

Любил я без забот.

У Нила воздвигал

Я храмы для тебя,

Иль хижины из пальм –

Не важно! Я любил!

И у Евфрата стал

Влюблённым навсегда

Я ненавижу «Был!»

Любить буду всегда.

Что толку молодым

Болтать о глубине –

Люблю, как дьявол я

И я люблю, как Бог,

Любить буду седым,

Как лилию во сне,

Как капельку дождя,

Как радости венок.

 

Милей прекрасных книг

В домах Иштара жриц

Ты — наслажденье лун,

Люблю тебя сейчас.

Мне не дано любить

Других, кроме тебя.

В тумане растворюсь,

Уйду в рассветный час.

Халеб 14/01/1995

ТЫ ЛУЧШЕ

Ты лучше

Нежной сбывшейся мечты,

Ты лучше

Лжи, прочтенной  во спасенье,

Ты лучше,

Чем весенние цветы,

Ты лучше,

Чем подарок в день рожденья.

Ты лучше

мудрых песен старика,

Ты лучше

Соловьиных звонких трелей,

Ты лучше

В зной спасенья ветерка,

И голубя урчание в апреле.

Ты лучше

Восхитительной Звезды,

Что в небе летнем со всем миром спорит.

Ты лучше

Редких устриц красоты

Коралловых дворцов в глубине моря.

Ты лучше

Бабочек, что пьют росу.

Брюнетка! —

Точно одержим тобою,

Я, как олень мечусь — один в лесу,

Прострелянный стрелой любовной боли.

Как будто из охотников заслон,

Или волками загнан я в неволю.

Смогу ли выплыть я в реке времен,

Растерзанный, раскромсанный тобою?

Сувейда 06/10/1995

Рубрика: поэзия | Оставить комментарий | Изменить

Игорь Наровлянский.  Диагональ

1169.jpg

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике переводы, поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s