Людмила Зубанова. Восприятие греков через юмор 

1what_greek_music_sounded_like.png

 2-е место Международного Конкурса Гомера 2016 на Тиносе

в номинации Научные статьи и публикации  

НАЦИОНАЛЬНО-МЕНТАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ГРЕКОВ В ПОВСЕДНЕВНО-ЮМОРИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ РОССИЯН  

Национальная форма существования человеческих сообществ помимо территориальной принадлежности, общности исторических судеб, происхождения и жизнедеятельности предполагает и особое духовное единение, специфически узнаваемые (как внутри сообщества, так и воспринимающими группами) духовно-ментальные особенности. Чаще всего, говоря о духовных компонентах какой-либо нации, принято прибегать к определению «национальный характер» – трактуемому как исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт представителей этноса, отраженных в привычных и устойчивых ценностных моделях поведения и типичном образе действий, отношении к социально-бытовой среде и окружающему миру. Это не просто психологическая реакция на какое-либо действие, а, скорее, видение собственной национальной неповторимости во всем многообразии ее компонентов (включая и национальный характер как одно из необходимых составляющих). Содержание этого национально-ментального образа, определяемого исторической судьбой нации, особенностями жизненного уклада, культурными ритуалами и традициями – предстает наиболее естественной формой коллективной идентификации, формирующей то, что           Э. Дюркгейм называл «коллективными представлениями», а В. Вунд – «психологией народов».

Восприятие национально-ментальных основ может быть отражено как в автостереотипах (о самих себе), так и в варианте гетеро-стереотипного прочтения: при котором национально-ментальная специфика истолковывается извне, через конструирование образа «другого» в межкультурном диалоге. Презентация национальной специфики или считывание и распознавание национальных черт в восприятии иных народов чаще всего отражается в базово-архетипических слоях культуры: мифах, сказах, притчах и легендах, возникших в традиционном культурном наследии и народном художественном творчестве. Вместе с тем, фольклорное наследие именно в силу своей вековой укорененности, лишено свойств мобильного и оперативного реагирования на изменяющиеся условия жизни; устойчиво-константно, а потому репрезентирует скорее традиционное, а не современно-актуальное состояние. Допустимой формой синтеза традиционно-актуального прочтения, на наш взгляд, может выступать анекдот, вмещающий выражение и отражение национально-этнических черт в юмористической мини-истории, реализующей функцию повседневно-бытовой мифологизации жизни. Традиционным может быть признан сам факт длительного существования, культурной устойчивости и воспроизводимости анекдота как особого жанра (в этом смысле вполне уместны размышления о генетической и сущностной связи анекдота и мифа, принятые в философско-культурологической традиции). Содержание и форма самопрезентации национальных черт в юмористических анекдотических сюжетах, ранее исследовалась автором на основе представления россиян о собственном национальном характере.[1] Предмет анализа данной статьи – национально-ментальные особенности восприятия греков в повседневно-юмористическом дискурсе россиян.

Оговоримся сразу, что анекдоты, посвященные грекам, не являются распространенной практикой повседневно-юмористического истолкования россиянами. Гораздо чаще в анекдотических ситуациях, построенных по принципу противопоставления национальных стратегий поведения, фигурируют американцы, англичане, немцы и французы. В этом смысле характер отражения национальных особенностей греков в российских анекдотах хотя и предстает как чужой, но осмысляется именно в категории «иного», «другого», а не «чуждого» как нередко оказывается в ситуации юмористического обыгрывания чуждых русскому характеру черт представителей Европы или Америки. Исследователи национальной психологии фиксируют подтверждение явной или скрытой национальной нетерпимости к представителям некоторых расовых или национальных групп. Такое внутреннее противоборство позволяет преодолеть трудности в распространении собственной национальной идеи, открывает возможности бессознательного вымещения любого дискомфортного состояния. Проецируя свои грехи на кого-либо, «чистокровный» представитель национального образа, обретает желанное душевное равновесие. Попытка ответа на злободневный вопрос: «Кто виноват?», нередко разрешается в плоскости национально-этнических ответов:

– На перекрестке столкнулись пожарная, милиция, такси и скорая помощь. Кто виноват? Виноваты, конечно, евреи.

– Мечта обычного русского человека: взять и кинуть богатого американца на 300 млн. долларов, а потом кинуть богатого англичанина на 300 млн. долларов, а потом богатого немца и тоже на 300 млн. И чтобы все они были евреями!

            Привычная же модель введения юмористического элемента в восприятии особенностей греческого национального характера в российских анекдотах связана, скорее, с ситуацией самоузнавания себя, собственных национальных черт и особенностей, идентичных культурным традициям Греции:

Недавно узнал, что древние греки утоляли жажду не водой, а разбавленным вином. Решил попробовать… И как? Греки были правы. Водой так не напьешься.

Весьма интересной видится попытка соединения россиянами исторического контекста собственной культуры и греческой:

– Год 2000 до рождества Христова. Греция. Один грек говорит другому:
— Знаешь, тут такие плебеи появились – все напонтованные, в малиновых тогах и ездят на колесницах, запряженных 6 кобылами. – Кто такие? – Да, новые Этруски.

Тип «нового русского», понятный для традиционного восприятие россиянина,  трактуется как неестественный, когда «новый» предстает «иным», антагонистичным прежнему сложившемуся укладу образом. В этой игре слов: «новые русские» – «новые Этруски»: заключен объединяющий контекст, при котором национальная память и традиция трактуются, в некотором роде, как одинаково деформированные актуальным контекстом обновления культурных устоев.

Исследователи основ русского национального характера выделяли в качестве отличительной черты русского сознания его двойственность – сосуществование антиномий, отсутствие середины, амбивалентность, выступающую в крайностях: «или – или». Подобные характеристики во многом лишают национальный тип нацеленности на прагматические ориентиры, препятствуют выбору рационально-обоснованных и логически-последовательных построений. Отсутствие логики и опоры на здравый смысл отражено и в содержательной направленности анекдотов, передающих в целом анекдотизм русской жизни как закрепленную в культуре нелогичность поведения, акцентировке внимания на непродуманности действий русского человека, нецелесообразности и неразумности осуществляемых им поступков:

 

– Русский человек способен сделать то, чего и в мыслях не было, и мыслить о том, что никогда не будет сделано.

Такая анти-прагматическая конструкция поведения, воплощающая приоритет созерцательного над действенным, эмоционального над логически-рациональным демонстрируется и в оценке национального типажа греков:

Каждый раз, когда ты будешь чувствовать себя ленивым, помни, что древние греки верили, что божества живут на горе. Но никто не полез проверить это.

Чем отличается Украина от Греции? — Греция живет в Евросоюзе в свое удовольствие и ничего не делает, а Украина об этом только мечтает.

Грек, застав жену в постели с турком, хватается за пистолет и приставляет его к своему виску. Увидев это, любовник жены начинает хохотать. — Не смейся, скотина! — говорит ему грек, — следующая пуля будет твоей.

Идеи прагматической направленности, указывающие на процесс деятельности, формирующие активный посыл, направленные на перевод предлагаемого идеала из плоскости умозаключений в плоскость реальной жизни – никогда не оказываются стержневой сюжетной линией в трактовке национального характера греков. Воспроизводимая  характеристика национально-ментальных особенностей греков в российском анекдоте оказывается напрямую связанной лишь с внешнеполитическим контекстом (финансовый долг Греции:

– Твои родители, случайно, не греки?  – Нет, а что?  – Почему тогда ты не возвращаешь мне долг?

– Прикинь, Саня, мой дед был греком.  – Не понял, ты что, штуку зеленых отдавать не будешь?

При этом, как уже подчеркивалось ранее, характерная для российской анекдотической схемы ситуация в которой герой из России и западный герой решительно расходятся именно в оценках прагматического начала: так, всё русское оказывается связанным с мечтой, в то время как западное – с расчетом и выгодой – греки предстают своеобразным антиподом западному типу, примиряя полюса утопического и прагматического начал в симбиозе «нерациональной прагматики»:

– Греки придумали математику, чтобы Европа могла посчитать их долг.

– Когда-то греки разрушили Трою, Персию, Египет, Сирию, Финикию, Вавилон, Бактрию… Настала очередь и Евросоюза.

– Представитель Германии открывает заседание Еврокомиссии:

— Предлагаю в 2015 году выгнать Грецию из ЕС и вместо нее принять Литву. Греки вообще не работают и слишком много едят.

Вскакивает обиженный грек:

— Можно подумать, прибалты не едят!

— Прибалты едят. Но очень, очень медленно…

– Греция напомнила простую истину: если ты должен три штуки евро,   это твоя проблема, а если должен триста миллиардов евро, то это проблема кредитора!

Такой критический акцент восприятия национального характера греков не ориентирован на открыто-демонстрационные и активные формы противостояния, а создает, скорее, эффект компенсаторной стабилизации: наличие реакции (критика в слове) как необходимой разрядки (допустимой «отдушины»), выступает формой «насмешливого смеха» (В. Я. Пропп):

–  У нас в кафе проходит неделя греческой кухни. Всё очень вкусно, но цены, блин, такие,  будто уже начали помогать Греции выплатить её долг…

–  Влияет ли ситуация в Грецию на нашу экономику? Нет, что вы, какая тут может быть связь? А на цены? Ну, цены, конечно, вырастут.

Тематика традиционно-исторических сюжетов в анекдоте обычно связывается с обращением к прошлому, но в особой форме «переписывания» мифологических образов в соответствии с днем сегодняшним. Так, весьма популярной в русле российских анекдотов остается тематика исторических событий через описание военных действий: древней Руси (имена полководцев, значительных событий в истории Руси), гражданской войны (герои – Василий Иванович Чапаев и Петька), Великой Отечественной Войны (сюжетные линии: «наши и фрицы», «Гитлер и Сталин», «партизаны»). Всё это создает обобщенный пласт актуальной фиксации традиционного наследия, выраженный, в том числе, и в использовании русских фольклорных героев (сказочные и былинные персонажи). При обращении к истории Греции в повседневно-смеховом дискурсе россиян присутствует исключительно период античности, трактуемый либо в форме объяснения архетипических основ формирования характера нынешних греков:

В древней Греции было довольно распространено рождение детей от мужа, который уже 5 лет в военном походе, и древние греки этот феномен окрестили Зевс.

— либо в актуализации мифологического наследия, приближения его ко дню сегодняшнему, при котором юмористический контекст видится именно в причудливом сочетании прошлого и настоящего:

– Что такое «нить Ариадны»? – Как бы вам попроще объяснить… Это – GPS–навигация древних греков.

– В древней Греции все дети мечтали стать аргонавтами!

– К высшему качеству – через стандарт! – сказал Прокруст.

– Жизнь – капризная штука. Даже Геракл в ассенизаторах ходил.

– Фемиде не случайно завязали глаза: правда их колет.

– Будь Ахиллес действительно храбрым, стрела не попала бы ему в пятку.

– Слава дым! – сказал Герострат.

– Добро пожаловать в магазин «Дары данайцев».

– На троянском Пегасе легко въехать в литературу.

Нередки ситуации объяснения анекдотической ситуации, связанной с античной историей, не столько в универсально-юмористическом (понятном всем) варианте, сколько, исключительно, с точки зрения актуальной политической ситуации в России:

– Сидят два древних грека, пьют вино. Подходит Путин. — Молодые люди, амфоры не выкидывайте, пожалуйста.

Таким образом, ценностная структура национального характера, отраженная в анекдотическом сюжете, подчеркивает специфику реакций на самые разнохарактерные ситуации, воссоздает единство традиционно-актуального поля культур, выступает платформой для межкультурного диалога, при котором любые формы восприятия иного смягчены юмористическим контекстом.

[1] Об этом: Зубанова, Л. Б. Русский национальный характер в юмористической самопрезентации (социологический анализ анекдота) // Социологические исследования – 2012.– №10. – С. 78-88.

 

Реклама

Об авторе Издатель Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Людмила Зубанова. Восприятие греков через юмор »

  1. Галина Устименко:

    хороший юмор!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s