Ольга Иванова. Война

интересное-самолет-вторая-мировая-война-История-1583289.jpeg

И вот наступил день:  приехали к нам опять казенные люди с красными звездами на фуражках.  И отправились наши  цыганские ребята воевать: Серафим, Вася, Семен. Матвея не взяли: у него от медвежьих зубов рука кривая была, и на ногу хромал.  Он у нас старшим в таборе был.  А Марко  все просится с ними, чуть не плачет,  и не слушает, что ему старшие говорят.

А ведь цыгане не воевали никогда! Даже и оружия не брали в руки!  У нас, правда, было старенькое ружьишко. Матвей с Серафимом иногда в лесу добывали птицу какую-нибудь на похлебку, или зайца.

Принес Матвейка ружье, отдает брату:

— Возьми, тебе на войне нужнее будет!

— Не надо, — говорит холадо (военный), — есть у нас оружие. Хорошие винтовки дадут.

Женщины наши, плачут,  за ребят цепляются. Сестра ракричалась, разрыдалась, повернулась к холадо, стала слова проклятия ему выкрикивать. Я ее за плечи схватила:

— Ты что кричишь!  Неужто простим врагу Софью с Николой? Кто нас защитит, кроме братьев?  Петруша тоже на войну пошел! Их много – врагов, и наших солдат должно много быть!

Военный подошел ко мне, говорит:

— Спасибо, понимающая ты. Хоть и по-своему говорила, а я главное уловил.

И уехали ребята.  Не на конях — на машине. Маркуша бежал за ними – ему тоже на машине охота. Быстро отстал.

Что ж делать! Поплакали  да в путь.

Опять кочевье. Только раньше мы от села к селу кочевали, от ярмарки к ярмарке, а теперь от войны уходить надо.

Остановились недалеко от села на лесной просеке. Лошадкам отдохнуть, похлебки сварить, детей накормить.    Раньше все у речки, на бережку останавливались, что бы за водой далеко не бегать, а теперь у самого леса. Мы самолетов боялись, чуть гул заслышим – сразу в лес. Ребята хорошо отличали по звуку, чьи самолеты летят – наши, или немецкие. Даже лошади привыкли под деревьями прятаться. Кибитки сплошь ветками покрывали.

Чуть рассвело, Матвей ружье взял, пошел добыть что-нибудь к обеду.  А мы с сестрами  в село.

Бегут к нам селянки со всех сторон, всем погадать про мужей, про сыновей, про братьев. Про войну. Я на сестер смотрю, гадают, а у самих губы дрожат, слезы на глазах.

Вернулись в табор, а Матвея нет. Детей накормили, сами поели, ждем. Не идет. Уже и солнышко село, сумерки – нет парня. У меня сердце ноет, из рук все валится.

Вдруг собаки залаяли. Не зло – весело. Идет! А в руках   добыча: не птица, не заяц, а большой  белый сверток,  вожжами какими-то перемотан.

Бросаюсь к нему:

— Матвеюшко! Что случилось? Где был так долго?

— Возьми-ка, — говорит,  —  в дожди кибитки покрывать будем. Видишь, матерьял какой!

У  костра присел, чаю попросил. Потом рассказал:

— Ходил-ходил – нет ничего. Хотел уже пустым возвращаться. Самолет увидел. Не такой, какие бомбы бросают,  и не тот,  что пулями стреляет. Но сразу понял, что немцы. Летит низко, вроде, не на табор, стороной.  И, смотрю, падает с него что-то. Потом парашюты раскрылись. Трое их было. Последний  недалеко от меня опустился.  Я подкрался тихонько, за деревом стал. Он спиной ко мне, на коленях, коробку железную поставил, на голову дугу с кругами на уши надел. Это чтобы рассказывать своим, кого нашел, кого видел, куда бомбы бросать, кого убивать. Бормочет по-своему. Ох и закипело у меня в душе! Аж во рту пересохло! Потихоньку патрон с мелкой дробью вынул,  картечью зарядил. Прицелился. А чего целиться с пяти-то метров…

Похоронил его в овражке, песком завалил. Кровавые пятна притоптал, присыпал, валежником забросал. Коробку железную и провода под корнями запрятал.

Что, сестра, смотришь? Нельзя людей убивать? Нельзя. А разве он человек? Не человек – бэнг! (черт) Кало ило! (черная душа) Он прилетел людей убивать.  Детей, старух, лошадей наших. Мы разве что украли у него? Мы разве сестру его сманили, дитя его забрали, мать его обидели?  Братьям на войне хоть чуть, а легче будет: одного-то я убил!

Помолчал, из-за пазухи пистолет вынул:

— И еще убью!

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике поэзия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Ольга Иванова. Война»

  1. Очень лаконично и точно: «Война»! Даже самые мирные и нейтральные ко всем война люди втягиваются в войну.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s