Валерий Бохов. В просторе морском

severniy_ledovitiy_okean_photographiya_1

Представьте… Где – то в просторах Ледовитого океана….

Подводная лодка в надводном состоянии. Вахтенные на лодке не стоят неподвижно, на месте, а для согрева притоптывают. Холод. Жуткий холод.

Внутри  лодки врач переходит из отсека в отсек, заходит в каюты. Спрашивает у матросов и офицеров, все ли здоровы. Заходит в кают – компанию.

Боцман, обращаясь к врачу, говорит:

— Сергей Силантьевич, чего опрашивать, заболеет кто – сам примчится к Вам или попросит кого – то передать, что занемог. Яcно ведь, как…какао твоё из Макао.

В кают – компанию заходит вахтенный. На глазах, бровях и щеках его иней ещё не успел растаять:

— Офицеры! Здравия желаю! Только что сменился! Наверху, вокруг нас белое безмолвие! Можно было бы любоваться, если бы не холоди-и-ина страшенная! Дайте выпить. Срочно! Я же наш, я же свой.

Слышны голоса:

— Как говорил Кот Матроскин: «В такую погоду свои дома сидят».

— Что, Коля, а разве горячую воду там не пустили еще?

Вахтенному протягиваются с разных сторон стаканы со спиртом.

— Пей, Николя, пей!

Коля, выпивая спирт, показывает пальцами свободной руки, чтобы ему дали запивку. Выпил спирт. Увидел стакан, стоящий на столе, взял его. Стал пить. Лицо его сморщилось. Стало ясно, что и в этой ёмкости спирт. Врач Сергей Силантьевич Качанов взял графин, налил из него в чистый стакан, убедился, понюхав, в том, что это вода, и передал его Николаю Дееву.

— Пей, Коля, пей! На сей раз вода!

Есть Николай отказался; сказал, что пойдет спать. Доктор обнял его и повёл в кубрик.

— Николай большого успеха достиг. На наших занятиях с перископом, определяя размеры полыньи, он точнее всех рассчитывал искомое, — заметил вслед им капитан.

— Свет! Свет! Электрики! Что случилось? Почему свет пропал? Замыкание, что ли?

Голос по громкой связи:

— Учебное задание: полная потеря света с вводом в действие запасного генератора! Потерпите! Сейчас электрики должны врубить!

Голоса:

— Будем жить при свечах!

— Мичман! Верни мой кортик! В ближайшую cубботу на берег пойду!

Свет включили.

—  А наверху у нас кто? — вопрос был задан капитаном.

— Я сейчас иду, — сказал вахтенный офицер Петин. – А вон сверху, с вахты,  летит матрос. Что случилось, Агапов?

— Никак нет, товари… Там, там, две лодки, гребные лодки и восемнадцать человек!

— Поднимай тревогу, вахтенный! Караульная команда – все наверх!

Через семь минут начальник караульной команды лейтенант Крючков спустился в кают – компанию. Докладывает капитану:

— Капитан. У лодки, по правому борту, две академические восьмерки. Они сцепились веслами, так и пришвартованы. По — русски не говорят. Гребцы в майках. По — моему, мороз их не берет. Может, у них там считают, что глобальное потепление уже наступило? Наши действия, капитан?

— Давай, Крючков, заводи их сюда. Вахтенный! Черкасов! Врача сюда! И переводчика! Кто у нас языками владеет, какао твоё из Макао?

— У нас кок проходил стажировку во Франции. Знает по ихнему!

— Кока давай сюда, а еще старпома давай – он на курсы английского ходил. К Академии готовится! А старпом — то здесь!

Вахтенный офицер заходит в кают – компанию, обращается к капитану:

— Наверху матросы у меня. Пленники идут сюда в сопровождении караульной команды. А лодки ихние очень просят эскимосы. Отдать?

— Что ещё за эскимосы? Откуда они – то тут взялись? Что это за массовка? Почему я не знаю? Акустики куда слушали? На посту кто был? Неужели гребков не слышали или мотора?

— Акустики все здесь! А эски только что приплыли. Вот сразу и докладываю. Китобои они. Говорят, им по радио эскимосы из Скандинавии про гребцов все сказали. Они отслеживают их от самой Европы.  Похоже, приборы cпутниковой навигации у них, не хуже наших! Лодки уж больно хороши, говорят, надежные.

— Ну, у нас эллинга с собой нет. Лодки обузой для нас будут. Отдай им лодки.

— Капитан! Там, наверху, полно канатов, вёсел, спасжилетов плавает, — обратился мичман. — Мне вёсла не нужны – двигатель у нас есть и исправен; а вот остальное всё пусть эскимосы выловят, да в каптерку занесут!

— Копите на продажу, мичман?

— Как можно, капитан! Восстанавливаю прорехи в хозяйстве!

— Ладно! А дай – ка этим парням фуфайки, халаты рабочие, тельники – что можешь!

— Капитан! Это же только моль разводить – они же мокрые!

— Выдать!

— Слушаюсь!

Мичман! Там спасательные круги еще болтаются в воде. Их не надо собрать?

— У меня на лице своих кругов под глазами хватает. А за те я не отвечаю. Лично мои не бросались!

— А что еще у Вас, коллега,  на лицевом счету?

— Не волнуйтесь, господа, всё сосчитано и учтено!

В кают–компанию набиваются все, кого ожидают – кого привели, кого вызвали, а кто и сам пришел. Становится тесно и жарко.

Капитан распоряжается:

— Караульной команде не уходить. Автоматы — наготове. Вишь, какие они амбалы, Джеймсы Бонды. Такие в момент нас скрутят.  У них рулевые  только с нас ростом. А эти…шпионажем попахивают! А что, вот тема — дрессировка белых медведей в военных целях! А почему у них трое людей обожжённых, спрашивали?

— Капитан, это же негры.

Старший помощник командира  лодки задал гребцам несколько вопросов по — английски.

— Капитан. Они из Кембриджа и Оксфорда. Оба университета в Англии. Вся их учеба – это сплошь соревнования, состязания и борьба. Они с регаты — сцепились вёслами; и в порыве соперничества их Темза вынесла сюда. Так говорят. Как – они не  заметили. У них драки временами вспыхивали.

В кают–компании становится шумно. Слышны голоса:

— С такими мускульными данными и я  мог бы разогнаться, не остановишь.

— Вот скоро выйду на пенсию – буду на выходе из Темзы сачком гребцов ловить. Главное – рекламу грамотно подать.

В кают – компанию протискивается радист:

— Мой капитан, шеф! Радиосеанс с Центром! Юстус – Алексу и… наоборот. Если быть точнее, то там сказано «База — Ершову».  Радист убегает.

— Как в воду смотрел! Хотя  я эту воду сегодня даже в перископ не видел… Вот свалилось на мою голову… Обстановочка: с одного борта – люди из Кембриджа; с другого борта – народ из Оксфорда прибыл. Эскимосы – вот единственный на земле цивилизованный народ –  побыли и ушли, раз мичман, я смотрю, уже здесь. Что докладывать наверх? Ума не приложу! Сразу ведь крутые меры примут!

В кают – компании снова появляется голова радиста:

— Мой капитан! Из центра только один вопрос – на льдине соревнования по бегу, эстафету, мы уже проводили?

Капитан:

— Скажи, что нет – метеоусловия не позволили.

Радист убегает.

Капитан:

— Снять, может, и не снимут меня. Дефицит в кадрах. А вот в спирте строго ограничат! — и обращаясь к старпому — Старпом, ты специалист по докладам. Придумай, в качестве подготовки к Академии, как сказать об инциденте разумно!

Та же полынья. На палубе подлодки класса «Ясень» никого нет, люки задраены. Постепенно лодка под звуки, льющиеся из динамиков «Когда усталая подлодка…», погружается в ледяную крупу и уходит под воду.

Лодка в походе. В каюту капитана стучится старший помощник командира  подводной лодки.

— Входите! — раздаётся голос из – за двери.

— Здравия желаю, товарищ капитан второго ранга, можно к Вам?

— Можно, можно, конечно, можно! А почему так официально, Виктор Алексеевич?

— Там один из иностранцев называет себя адмиралом и просит Вас, Евгений Николаевич, его принять.

— Адмирал — это имя его или звание?

— Он негр – это уж точно! Сказал, что всё Вам скажет.

— Да? Ну, проси его. Ты единственный, Виктор Алексеевич, кто может понимать их. Будь уж при этой встрече, ладно?

— Так точно! Готов!

Через пару минут старший помощник командира подводной лодки входит с огромным негром. Негр одет в бушлат, по цвету не отличимый от цвета его кожи.

Далее приводим суть разговора между иностранцем и капитаном, выпуская вопросы, реплики и фразы старпома.

— Мне сказали, что Вы адмирал. Это звание или имя?

— Скорее всего, это предназначение. Я   всё Вам расскажу!

— Сначала скажите мне, как вас всех разместили, как накормили на корме? У нас именно на корме кубрики, где вы обедали.

— Спасибо, капитан! Всё очень хорошо!

— Согрелись?

— Да, да. Никогда бы не поверил, что при поездке в Англию  придётся испытать такой холод, такой мороз!

— Но то, что это не Англия, а Россия, Вам уже сказали?

— Безусловно!

— А Вы могли бы на карте, показать Вашу страну?

— Да. – Гость показывает, затем поясняет:

— У нас, как Вы видите, сухопутная страна. Население – охотники и скотоводы. Ландшафт — пустыня, да жалкая роща пальм. У нас даже озерца – то  толкового нет! Три речушки с крокодилами. Самый глубокий водоем — лужица, Розовое болото, где бегемоту по колено будет! Всю жизнь самой большой ценностью у нас считалась вода. Этим, наверное, и объясняется наша любовь к водным видам спорта. Нас приехало в Англию трое – король, я и королевский повар. Всех троих Вы, капитан, видели – мы у Вас на борту.

— Король? На борту? Ему нужны особые условия приёма? Если так, то я не смогу их оказать. Мы не на дипломатическом рауте. Вы волей судеб оказались на военном корабле. Не могу сказать, что вы – пленники! Это совсем не так! Ваш статус, скорее всего, — гости с ограниченной возможностью передвижения. А это, в свою очередь, вызвано спецификой ограниченного пространства и тем, что наша лодка является режимным объектом!

— Капитан! Ничего особого нам и не надо. Наоборот! Если Вашему коку нужен помощник, то он – с нами!

— Спасибо! Потребуется – сообщим! А почему болото называется Розовым? Из – за клюквы?

— Болото так назвали из – за перьев и пуха фламинго. Капитан! Могу ли я, как флотоводец своей страны, скажем, постажироваться, посмотреть, как Вы распоряжаетесь в своей рубке?

— Нет, не смогу удовлетворить Вашу просьбу, адмирал. Помимо сказанного уже добавлю, что никаких маневров выполнять мы не будем. Мы идём прямым ходом в базу. Всплытие предстоит, но оно для Вас не интересно – ведь глубинных вод у вас в стране нет? Да и зачем, вообще, скажите, в Вашей пустынной стране, флот?

— Пока глубоких вод у нас, действительно, нет. Все эти  вопросы по поводу флота мне обычно задаются на дипломатических приёмах у нас в стране, да и в Британии.

Что тут сказать? Не видят люди ни тенденций, ни фактов, ни событий, ни будущего! А участившиеся случаи наводнений, затоплений, подтоплений, цунами, разливов и оползней?

Мой ответ «Кто имеет, тот и владеет!» Кто имеет, кто располагает знанием, статистикой, наконец, тот и средство спасения имеет!

Случись у нас какая водная напасть, когда вода вдруг стеной встанет, когда волна нечаянно нагрянет – мы уже готовы! Мы уже на волне плаваем, качаемся, наслаждаемся… и свысока смотрим на остальной мир! Потому, что мы – спаслись! И не надо на домашнем гепарде куда – то мчаться, чтобы успеть укрыться!

Ведь грохнет — то внезапно и – всё! Не успеешь!

Потому и живём всё время в некотором напряжении. Всё время. Даже на бал идем или на другой праздник королевской четы, а сами смотрим,  не сочится ли где вода, не выступает ли где  она на стыке тектонических плит?

Заявляю, что мы всегда готовы! Весь флот, абсолютно весь в виде королевской яхты, до последнего винта готов! Всё готово! И всё в полном порядке. Когда я одет в свой парадный мундир, то горят на мне позументы и пламенеют награды! Блестят на плечах эполеты! Сверкает кокарда на моей адмиральской фуражке! А бриллианты на кортике? Так глаза и слепят! Смотреть невозможно! А участившиеся случаи наводнений, затоплений, подтоплений, цунами, разливов и оползней?

Поскребли мы в казне, собрали деньги, заказали в Голландии и построили яхту!

Короля своего старого как я убедил? Говорил, что когда понадобится плавсредство, то времени не будет на постройку; инструментов нет, умельцев нет, материалов нужных нет, последнюю сотню пальм жалко, чтобы ковчег строить.

Моё имя Ной, но я не ною. Я смотрю на всё прагматично!

Но не всем я рассказываю, что в действительности сподвигло нас к строительству яхты. Мы с молодым королем росли вместе. Колдун племени в присутствии старого короля прочитал нам по древним книгам, что в нашу пустыню вернётся море и его будут бороздить корабли. В возрасте четырнадцати лет будущий король поклялся на крови, что если он когда – либо станет во главе государства среди множества претендентов из числа своих братьев, то он в честь этого события обязательно совершит постройку яхты, а меня, его друга, произведёт в адмиралы.

Так всё и произошло. Пятнадцать братьев короля учились в России, в Москве, в Университете имени Патриса Лумумбы. Учились и все женились на русских красавицах. Этими поступками каждый из них лишил себя возможности стать королём.

Мой же король, самый младший из братьев, по совету того же колдуна поехал учиться в Британию на врача. Вместе с ним поехали и мы – два его друга. И он своим отцом уже провозглашён королём. В свою очередь я назначен адмиралом королевского флота.

— Спасибо за визит, адмирал. Передавайте морской привет своему королю!

Спустя полчаса капитан, посоветовавшись со старпомом,  отправил на берег радиограмму о том, что на борту подлодки восемнадцать человек, потерпевших крушение. Потерпевшие — представители Великобритании.

ПЛ класса «Ясень» всплыла перед входом в базу. На заснеженном берегу гавани, у причала подводных кораблей, стояла группка встречающих. Это были жены, матери, невесты и подруги офицеров и моряков подводной лодки капитана Евгения Николаевича Ершова.

Звуки сирен трёх санитарных машин, въезжающих на пирс, вспороли тишину сонной гавани и эхом затерялись среди белеющих в тумане сопок. Встрепенулись дремлющие на воде чайки. Ленивые белые чайки перед недолгим полётом с трудом оторвали cвои грузные тела  от чёрной воды. И снова на гавань опустилась тишина.

Круглый шар головы тюленя поплавком выскочил на поверхность воды. Тюля окинул взглядом всю гавань. Увидел огоньки маячков у входа; подводную лодку, подходящую к пирсу; пустые глазницы фонарей бакенов, болтающихся на воде; полёт сонных чаек в количестве трёх единиц… Всё было не внове тюленю. Он нырнул в глубину, сверкнув на миг лоснящейся спиной, туда, где была активная жизнь: опасности; погони; пища; самка – в свой водный мир. Чип, вживленный в тюлю, успел мгновенно передать на сервер береговой охраны сообщение:

«В базу вошла ПЛ с бортовым номером семь — сорок капитана второго ранга Ершова Е.Н. Экипаж здоров и сыт. Настроение ровное. Суммарный остаток спирта на борту – 600 грамм. Из подотчётного команде инвентаря отсутствует кортик морской, заводской № 2006372.

Во внутренних помещениях ПЛ восемнадцать посторонних лиц, классифицированных как сюрприз стихии. Потенциально опасны: все имеют высокий уровень образования; абсолютно трезвые.

Заметно выделяются трое: оcобым кожным покровом; амулетами, похожими на зубы полярной акулы; знают по четыре языка и восемь диалектов. По знаку зодиака – Рыбы. Отличительные качества: врождённая водобоязнь; хорошо переносят жару. А какао у кого то из них из Макао».

Реклама

Об авторе Издатель Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Валерий Бохов. В просторе морском»

  1. валерий бохов:

    CПАСИБО, уважаемая Ирина! Валерий Бохов

    Нравится

  2. Ника:

    Спасибо Николаю Черкашину — открыл в «9 Музах» морскую тему. Вот и Валерий Бохов присоединился с интересным рассказом. Спасибо! Все четко, лаконично и жизненно.

    Нравится

  3. Анатолий Апостолов:

    Спасибо, дорогой Валерий за этот чудесный, человечный  рассказ.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s