София Прокопиди. Мандариновая страна

x_7135a2f8

СЦЕНА 5

Явление 1

Венианор с перевязанным глазом и  Анна

Венианор. (хватается за больной глаз) Надо срочно что-то предпринять,  иначе как я,  раненый, выйду на сцену…

Анна. Ясон сказал, что только ты должен исполнить сольный номер, и что перестановки невозможны. Ты, как  единственный солист…

Венианор. Знаю. Но какие-то вещи нельзя изменить. Я ведь не специально ранил себя. Это довольно таки частые травмы в танце с ножами.

Анна. На сцене как на войне…

Могло быть и хуже. Скажи спасибо, что зрение не потерял. Опасный танец. Но зрители восторженно смотрят, хлопают – всем нравится видеть героев… этот  танец вызывает чувство храбрости…

Венианор. (уходит от темы разговора) Аня, а муж твой тебе пишет, звонит?

Анна. Почему спрашиваешь? Почему все меня спрашивают про мужа? У меня  нет мужа! Ты понимаешь, он просто исчез. Некоторые говорят, что видели его в Москве, что он с другой семьей. Я и не удивляюсь этому, там у него было много подруг, он часто появлялся в Москве с тоннами мандарин. Денег  у него всегда было вдоволь и женщин было вдоволь… Я замуж вышла по сватовству, чтобы семью создать, детей родить… Бабушка уж очень волновалась, что останусь  старой девой.

Венианор. Как же так, столько лет в Москве вдалеке от родительского дома, не нашла себе мужа сама.

Анна. Да, однажды влюбилась. Отец не позволил выйти замуж. Это был русский парень. Какая же я была послушная! Не смогла пойти поперек отцу, вернулась в Сухуми. И вот – ирония судьбы — бабушка однажды мне рассказала, что и ее мать, моя пробабка была …русской сиротой. Оказывается, в начале века не хватало невест в  греческих деревнях, и старейшины решили, что женят парней на русских девушках – бедных сиротах, которых и привезли из российской глубинки. Молодые жены выучили понтийский язык, традиции, кухню.. Только что, вот голубые их глаза и белые как  снег  лица выдавали их славянское происхождение…

Венианор. И волосы – блондинистые …

Анна. Да нет, их волосы мало кто видел, носили платки на голове.. Знаешь, у отца моего вот такие щеки (показывает), красные, как у прабабушки – сибирячки..

Венианор. Несколько лет тому назад и я хотел жениться на своей любимой девушке. Она в Сухуми осталась. Армянка. Мы с детства любили друг друга, но родители мне устроила настоящую войну. Потом мне стало маму жалко, никак не хотела она, чтобы женился я на армянке. Так я  расстался с Нуне… Она замуж не так и не вышла, да и я все собираюсь жениться, семью создать, и все никак…

(Подходит к Анне) 

Ты очень красивая, нравишься мне. Мы вполне могли бы познакомиться в Сухуми, в родном нашем городе. Но вот судьба нас свела на этом острове. Скажи, если муж твой  не появится, и ты останешься одна, сможешь меня полюбить? (Берет ее руку в свою руку).

Анна. (по всему видно, что она тронута признанием Венианора). Странное чувство меня охватило, но мы так далеки друг от друга… Ведь скоро ты уедешь….

(обнимаются – целуются)

Явление 2

Входит Гурам

Гурам. Аня! (видит Анну и Венианора, теряется и пытается сразу уйти, а  Венианор не пытается прятаться, продолжает держать руку Анны).  Извините…

Анна. Что  случилось?

Гурам. Да так, просто я хотел сказать, что звонил в Тбилиси и узнал, что министр Ламинадзе объявил по телевидению, что арестовано все абхазское правительство.   И еще, якобы договорились, что из города уйдут все вооруженные боевики. С обеих сторон боевики.

Явление 3

Появляется Владимир с Элладой. 

Владимир. Немного поспал, и вот проснулся, и не поверите – счастливым проснулся! Побывал в мире, где нет этой войны, ну совсем нет, как когда-то. Опять я в городе, в любимом Сухуми…

Эллада. Господин Владимир, а Вы знаете, что во сне мы видим и узнаем больше, чем наяву.

Владимир. Так я шагал по тихому мирному городу. Такой сладкий сон! Прошел по улице Фрунзе, потом стал спускаться  к морю, прошел мимо магазина Детский Мир и мимо Художественного салона, типографии. Потом перешел дорогу и вошел в наш парк, посидел в кафение, рядом с «Интуристом». Там все пили кофе, и я тоже заказал себе кофе, сваренный на песке. Поговорил с друзьями, с греком Костей, с Зугули, с Котэ..  Посмеялись от души, каждый рассказал по одному свежему анекдоту. Потом поднялся в ресторан «Амра», и там встретил старых друзей по ансамблю. Мы выпили шампанского за встречу, много смеялись. Очень хороший день был, спокойный, солнечный. И море было такое спокойное, зеркально чистое…

Анна. Какой хороший сон! Я как бы с тобой побывала в нем! Наверное, война быстро закончится, и все будет в Сухуми как прежде.

Эллада. Мама, а что теперь станет с обезьянами из питомника? Их ведь могут убить?!

Анна. Не знаю, я тоже вчера думала о наших обезьянах.

Явление 4

Появляется Ясон.

Ясон. Кто сказал «обезьяны»?! О чем вы здесь (Владимиру) Есть фронтовые новости?

Владимир. Да так, сон хороший видел…

Эллада. Господин Муратиди, а вы знаете, что в нашем городе был обезьяний питомник, в котором жили почти три тысячи обезьян! Только обезьяны, других животных там не было!

Ясон. Обезьяний город или лучше так: город обезьян, с тысячами мандариновыми садами… Ну, в общем, — джунгли! Ладно вам, все у вас там, в Сухуми, было необыкновенным, не как у людей!

Анна. Ясон, вспомни, я же тебе рассказывала, что работала биологом — научным – сотрудником в зоопарке, точнее в обезьяньем питомнике.

Ясон. Кажется, что-то припоминаю. Ну, так что же делают там сейчас наши братья меньшие?

Анна. Когда мы уезжали в Грецию, все уже знали, что в питомнике есть большие проблемы с питанием для обезьян. Бедные! Все мы старались, как могли, призывали людей помочь, но никому не было дела до животных. Тут люди оставались без еды, кому нужны были обезьяны, которые стали убегать из загонов. Потом мы их искали по всему городу … А они просто…  попрошайничали… у людей. Не боялись, подходили к  частным домам. Опустошали сады и огороды. Их ловили. Убивали… Ужасно, не хочу даже вспоминать об этом.

А поймать их было очень трудно

(Смеется). Однажды вечером, огромный горилла  появился у  садовых ворот моей бабушки. Она не разглядела, кто там стоит  у ворот. Решила, что это был сосед  Янко – сосед — пьяница. Бабушка позвала деда Анести. Говорили они между собой только на понтийском языке, русским плохо владели. (Анна изображает свою бабушку): «Анести, аутос пьос инэ эки, ста мандариня, миази ме тон палаво Янко?…» С десяти  метров бабушка никак не могла разглядеть, кто же там,  у ворот. «О афоризменос! Ти канис эки?» Надо сказать, что горилла  никак не испугался, он как бы ждал своей участи, после того, как эта пожилая женщина наконец-то поймет, кто же пришел к ней в гости.

Ясон. (смеется) Смешно очень, но хватит рассказывать байки!..

Анна. Да нет же, это реальная история! И вот, когда бабушка подошла к воротам, и вместо соседа — пьяницы Янко, увидела огромную обезьяну, страшно испугалась и…  упала в обморок. Чуть позже  дед нашел ее лежащую  на земле рядом с гориллой, который хватал и тянул  бабушку за руку, пытаясь поднять ее. Дед не испугался и не удивился, он знал, что обезьяны убегают из питомника. Он стал выгонять животное, крича на него, но горилла не уходил. Потом очнулась бабушка, успокоилась, принесла яблок, винограда «Диаволу», как она его назвала. Три дня он погостил у моих стариков, потом они созвонились со мной, и я послала за ним машину. Животное  никак не хотело уходить от своих попечителей, пришлось силком забирать…

Ясон. Сказали  же, они — не животные, но и — не люди…

Анна. Знаешь,  наши обезьяны были умными. Многие экскурсанты уходили из питомника с ощущением, что пообщались со своими сородичами…

Ясон. Ты ведь  мне рассказывала, что на них опыты проводили, проверяли новые лекарства, готовились в космос..

Анна. Понятно, ведь это был научно исследовательский институт. У нас проводились и засекреченные и даже запрещенные… опыты… Бедные животные, чего только они не пережили! Иногда мне становится стыдно за нас — людей.

Ясон. Не расстраивайся. Проводятся испытания и над людьми. Животных можем защитить мы – люди, а людей кто защитит!?

Эллада. Мам, ведь это правда, что человек произошел от обезьяны?  Поэтому мы так схожи, и они нас очень смешат, напоминая нас самих….

Явление 5

Слышится музыка (зурна)

Появляется Манана

Манана. Звонила в Тбилиси, одной подруге из государственного театра, она сказала, что объявили демобилизацию добровольцев. Грузин, конечно, и брат ее готовится ехать в Сухуми воевать с абхазцами… Так все быстро изменилось: еще вчера братьями были, а сегодня – лютые враги… По телевизору сказали, что армия  захватила в Сухуми правительственный дом, что вывозят отдыхающих, а их тысячи там …

Действие 6

Входят Владимир, Анна, Ясон, Анастасия и отец Николаос

Явление 1

О. Николаос. Три дня только прошло, а столько событий и все неприятные.  Но ведь Бог – он Великий, все видит!

Анна. Мне кажется, что если их не остановить, будут воевать до конца, не оставят ничего живого.  Я не удивлюсь ничему, эта война так долго готовилась, ведь мы не случайно уехали оттуда. Вовремя уехали…

Ясон. Ерунду болтаешь! Во всем виноваты политики и интересы сильных мира сего…

Владимир. Мне будет не хватать Сухуми, таким, какой он был. После бомбежек, пожаров и разорения, Сухуми уже никогда не будет таким сладким и желанным городом, таким веселым и дружелюбным…

Ясон. Мой дед – Савелий Муратиди рассказывал моему отцу и мне, что жизнь  в городе вашем была сплошным праздником. Мой дед говорил и на грузинском и на абхазском, он знал литературный греческий и понтийский языки, ну, и как человек образованный, говорил, конечно  и на французском и на отличном русском.

Помню его легендарную историю, которую он рассказывал моему отцу много раз, и все мы ее выучили наизусть. Здесь в Греции его не очень-то понимали, местным жителям  казалось, что он все выдумывает, никто не мог поверить, в то, что в этом человеке,  грустном и вечно усталом, жил когда-то успешный предприниматель, любитель женщин и веселых кампаний.

Владимир: На самом деле, жили так весело, воздух что-либо был такой… дурной, ну в хорошем смысле, конечно….  Чужие не верили этому, разве что, только, когда приезжали на отдых и проживали с нами все радости жизни…

Ясон. Так вот, однажды мой дед  со своей веселой компанией гулял в ресторане «Красная рыба», где подавали исключительно только красную  рыбу и белое вино.   Кампания имела свой фаэтон, это было еще в двадцатые годы, перед самым его выездом в Грецию, в 22-м. Потом они, конечно же,  поехали в другой ресторан, там они пили вино «Изабелла» А мне запомнилось это красивое имя, дед его произносил  с таким вот смаком, что ли… И-за-бе-ла... Потом они пили уже где-то в другом месте шампанское, и так развлекались целый день, объезжая известные городские места.

В одном из ресторанов, одурев от радости, они налили несколько бутылок шампанского в ведро и дали его жеребцу. И вот конь неожиданно проявил большую живость, настроение его явно улучшилось, он повысил скорость и помчался, как сумасшедший по всему городу… Наша кампания пела абхазские веселые любовные песни, и от веселья стреляли из пистолетов в воздух. И чтобы сказать, что был повод какой, да нет, не было никакого поводы, ни дня рождения, ни государственного праздника, ни свадьбы… Все их веселые пирушки всегда происходили в самые, что ни на есть будничные дни, рассказывал мне дед Савелий. Но я помню, что не очень-то  ему верил, потому что в Греции он никогда не гулял и не веселился. Разве может так измениться человек? Н а потом, как он рассказывал, их кампания в продолжение дня веселилась вовсю, угощая всех прохожих  шампанским и вином. И как только добрались они до базара, их конь неожиданно остановился: впереди он увидел необыкновенно красивую белую кобылу. Тут всё и началось! То ли шампанское, то ли неожиданный лошадиный восторг перед белой кобылой, но наш конь, забыв, что он в  упряжке, кинулся к своей цели, как сумасшедший, сметая все на ходу. А дальше, понимаете, что произошло…  Некоторые свалились из фаэтона, другие, еле удерживаясь в коляске,  умирали от смеха и страха, но  одновременно и от восторга и удивления такому неожиданному ходу событий, и главное тому,  что они оказались свидетелями любви коня к красавице кобыле!… Описать  это веселье  невозможно, — говорил мне дед…  Наверное, на всю жизнь насмеялись и нарадовались. Вот иногда думая, что заставило их оставить такую веселую и беззаботную жизнь, сесть на корабль  и иммигрировать в Грецию? Не глупо ли это, убегать  от такой хорошей жизни?

 Владимир.  (смеясь) Прекрасный у тебя был дед!  Но, скажу тебе, по правде, я эту историю уже слышал,  не обижайся только,  слышал от своего деда, который утверждал, что  вся эта история случилось  именно с ним и его друзьями. Кто знает, может быть, было это правдой, а может быть и нет… Они ведь были великими сочинителями невероятных историй..

Ясон. Думаешь, мой дед был фантазером? А, впрочем, кто его знает?! Я ведь на самом деде его помню очень задумчивым и  грустным. Жизнь в Греции у него  была трудной. В те годы здесь все было не так. Да на и гуляку он не был похож. Единственное, что помню, он все время  нам – внукам – рассказывал про набережную Сухуми, где любил гулять при закате солнца.

Анна. Наш Сухуми был… Ну вот… сказала «был». Видите, даже  я начинаю убеждаться в том, что все уже только «было», все в прошлом, и уже не будет так хорошо, как когда-то … Мне так хочется плакать!

 Сцена 7

Явление 1

Репетиция. Вся группа на сцене открытого амфитеатра

Владимир. Прошу всех занять свои места. Репетиция будет без Венианора, у него травмирован глаз, пусть сегодня отдыхает.

(Все одеты в черные трико и майки. Становятся в позы. Музыканты начинают играть народную кавказскую мелодию)

Анна. Ясон предупредил, что, несмотря на отсутствие Венианора,  представление должно  быть на том же высоком уровне. Получится?

 Владимир. Скажи ему, что в нашем ансамбле все танцоры – солисты. И пусть он не нудит понапрасну! И так нам всем нехорошо —  на родине война… Какой он  бессердечный! Еще и с претензиями. Ну, это ты ему не переводи, знаешь сама… Скажи, путь не беспокоится, сделаем все, что в наших силах.

(Начинают репетицию танца  с ножами)

 Ясон. Ты посмотри, у этих кавказцев, что не танец – драма или трагедия. Целое представление! Что за народ?! Есть в них что-то такое непонятное, но уникальное…  В танцах они общаются, влюбляются, ненавидят, любят и… героически погибают.

Владимир. Аня, кто погиб? Есть новости?

Анна. Ничего не знаю. Нет связи  с Сухуми. Звонила своей тете Соне в Гудауту — бесполезно. В новостях сообщили, что регион еще под контролем абхазских войск.

Анастасия. Народные танцы  у них уникальные, такого фольклора нет ни у какого в мире, разве только  у испанцев – фламинго.

Ясон. Никак не могу понять, что происходит в их стране, кто прав, кто виноват. Особо не интересовался политикой. Мы привыкли, что в Советском Союзе у них всё было устроено как по команде, все шло по часам, ну по крайне мере нам, здесь на западе,  так казалось. И вот сейчас, когда все развалилось, все оказалось не так как… казалось… Но есть у меня ощущение, что ваша война- что — то временное. Это как гнойный нарыв, болячка. Сделал надрез и все зажило… Нет- это не рак, а простой нарыв … Надо потерпеть, случается такое в истории…

Мария. Ясон, дорогой, второй концерт мы  подарим тебе. Ты доволен?!

Ясон. Что значить «подарим», ведь мы и так это уже оговорили в договоре: «два концерта  бесплатно».

Мария. Нет, нет! В договоре речь шла об одном бесплатном концерте на острове Итаки. Но с сегодняшним концертом, у тебя в кармане будет уже два концерта, получишь неплохую прибыль! Цени! Заметь, делаю все возможное, чтобы   удержать танцоров в Греции. Ты не представляешь, как мне это трудно, это же кавказцы – горячая кровь! Чтобы ты знал, все в коллективе  хотят прервать договор, и уехать, уехать срочно!

 Ясон. (Анне для перевода) Скажи ей, чтобы, она не строила из себя такую важную персону. Скажи ей также (повышает голос, раздражен), что все расходы по гастролям и, главное, мои нервы стоят гораздо дороже этих двух концертов. Скажи ей также, что, я почти, что готов поменять мнение: хотят на войну- путь едут на войну. Мне наплевать!  Форс- мажорное положение – гастроли отменяются и .. путь едут куда хотят. Хотят под пули – путь идут под пули. Мне это уже начинает надоедать, скажи ей также, что  мне это не интересно, потому что меня это не ка-са-ет-ся!

(Все чувствуют себя неловко, верить сказанному или нет)

Давай, переводи им все на русский!

Анна. Ясон говорит, что он очень расстроен потому что… (не знает, как смягчить ситуацию)

Ясон. Где девочка? Где твоя дочь Эллада? Стоп! Не переводи! Ты все говоришь не то! Я же чувствую…, не то! Эллада! Где ты?

Эллада. Да, я здесь.

Ясон. Очень прошу, переведи все, что сказал, но с точностью во всем! Ты, Анна забываешься, иногда мне кажется, что работаешь не на меня, а на Владимира…

Анна. Нет, я же за тебя! Пойми, просто не хочется ссор и скандалов, давай  по-человечески все решать…

Ясон. Что?! Это ты мне говоришь о человечности. Да я всю жизнь боролся за справедливость, меня высылали  за мои идеи? Ты знаешь, что означает быть в Греции коммунистом!?  Это значит быть изгоем… Так было по крайне мере. Да ладно, что я еще и оправдываюсь! Эллада, иди сюда!

Переведи им слово  в слово, ничего не меняя! Скажи им, что  если танцоры  хотят прервать договор,  то я – не против! Говорю им – да! и путь едут и танцуют у себя на горящей сковородке… Скажи им… что мне… Да ладно уж, всё, хватит переговоры вести! Путь решат сами исход гастролей! (Уходит)

Эллада чувствует себя неловко.

Мария. Эллада, не надо перевода, и так все понятно. Ясон рассержен. (танцорам) Ну зачем вы его расстроили? Вам, что деньги не нужны? Я вас с таким трудом привезла сюда на гастроли. И куда привезла? В Грецию! – страну, о которой вы так мечтали! О которой мечтает каждых цивилизованный человек… И что теперь?  Вы всё портите. Но вот, лично я, не могу уехать, у меня экономические  проблемы, я вся в долгах и поэтому – простите меня, я  просто требую, да- да требую продолжить гастроли.

Манана. Прошу вас, давайте уедем! Мария, я тебя прошу, не могу танцевать,  у меня дети там остались. Боюсь!

Саса. Какой танцевать! В моих мозгах только Сухуми. Мы обязаны уехать.

Все. Уехать!  Надо возвращаться! 

Гурам. Уедем, но я должен две тысячи долларов за свою машину и не знаю, откуда я их найду, чтобы расплатиться…

Мария. А вы меня спросили? Вы – кавказцы – так или иначе, не можете жить без войны. Даже ваши танцы об этом рассказывают. Я прекрасно вас знаю,  кровь у вас горячая, чуть, что ножи, пистолеты входу..

Владимир. Мария, я тебя прошу!

Мария. О чем? Я выскажусь все равно,  теперь уже меня не остановить. Вы ведь, уважаемые, прекрасно знали перед отъездом, что ситуация у вас была накалена донельзя. «Абхазцы хотят свободы от  грузин!», а грузины хотят править в  мандариновой стране! Но это ведь комедия, на самом деле. Вы ведь всего лишь… мандариновая страна. И что вы будете делать без других, без грузин, без русских, которые покинут вашу страну! Так зачем вы согласились  выехать на гастроли?! В момет, когда в воздухе уже порохом несло…?!  Денежку хотелось заработать, работы хотелось… Денег и работы… ну вот  у вас есть и то и другое… Все, как вы хотели.

Владимир. Мария, прекрати! Ты об этом будешь сожалеть!

Леля (Марии). Да, вы – русские только наши мандарины любили, грелись под нашим солнцем, плавали в нашем море, и вам на все остальное наплевать было!

Гурам. Но если так, то и я скажу вам – абхазам. Что вы хотите? чего вам не хватает?! Да я уверен, все из-за того, чтобы просто доказать, что вы на этой земле хозяева, а на остальных вам на самом деле просто наплевать! Но вот  пришел час и за свой гонор кровью заплатите…

 

Венианор (готово напасть на Гурама) Возьми свои  слова  обратно, вы грузины нас просто ненавидели во все времена, мы для вас были не …те .. люди, пришел, наконец, час расплаты и освобождения..

Владимир. Стоп – стоп-стоп-стоп! Прекратите! Я сказал – прекратить! Не позорьтесь. Вы в Греции не у себя на бульваре Руставели. Все по местам, встать в позу! Начинаем репетицию!

Звучит музыка и танцоры без всякой охоты занимают позиции и начинают без всякого настроения репетицию, но в продолжение ситуация накаляется …. Достают кинжалы и начинают знаменитый танец с ножами… В это время на заднем экране мы видим кадры настоящего ансамбля  и настоящего танца с кинжалами…

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s