Юрий Деянов. Жди меня (часть 3)

love7

Глава седьмая.

1

Двадцатый век. Движенье, скорость,

Во всём технический прогресс.

И нам совсем уже не в новость,

Компьютер, космос, атом, ГЭС…

Пройдёт лет двести, и потомки

Войдут в сверхмощные потоки,

Где скорость мысли в небесах

Им мерой станет там в мирах.

Смешон им поезд будет, верно.

Как экипажи лошадей

(Сегодня древность для детей,)

Хоть поэтичны, так безмерно.

Их мило Пушкин показал,

Когда день зимний описал.

2

Что поэтичного сегодня,

Коль виртуальность в голове

Почти с рожденья стала модной?

И тяжело порою мне

Создать пленительность картины,

Другое дело — где Галина?

Любовь и нежность ветерком

В раз поэтичным языком

Вуаль сюжетную рисует,

Легко укрыв их наготу,

Воздав воздушно красоту,

Незримо трепетно волнует

Красивой музыкой стиха,

Где в описанье нет греха.

3

О времена Сапфо, Гомера!

О пышный Байроновский слог!

Вы мне являетесь примером,

И, я бы, кажется, так смог.

У чаши сказочного моря

Душой накату моря вторя,

Адреатической волной

Воспет ХХ век стальной,

Хоть нынче скорости другие,

Прогресс глобальный,— суета.

И всё же есть во мне мечта

Создать сплетения донские

Степною вольною строфой.

Мечтать не грех. А где герой?

4

Вот наш герой прибыл в Саратов.

Вокзал старинный, площадь. День.

Вернулся он в него обратно

Закончить пятую ступень,

Последний курс. Пора младая.

Придёт на смену ей другая

С громадой жизненных тревог,

Крутых, извилистых дорог.

Он не спешит. И вот впервые

Орнамент башенки — вокзал

Дороже, ближе чем-то стал.

Ему места здесь как родные,

Ступеньки, площадь, говорок,

Но как от Гали он далёк!

5

Андрей в троллейбус тут садится,

Знакомый путь. В окно глядит.

Так в общежитье СХИ он мчится

И бодрый даже очень вид.

Там кастеляншу он находит,

Берёт постель и в «келью» входит,

Шутя, Андрей так называл

Ту комнатушку, где живал.

Сорок четвёртый номер вечный,

Прелестный даже уголок,

Табличка, внутренний замок.

Четыре года скоротечно

Здесь пронеслось, простой уют

И вот опять Андрей наш тут.

6

Четыре койки, стол, гардины,

Четыре тумбочки, окно,

Да шифоньер, в нём паутина,

И всюду пыльно, но светло.

Четыре стула одиноко,

(Один лежал без ножки, боком),

Стояли в дрёме у стола.

Картина грустная была.

Она ему напоминала

Осиротевшее гнездо.

Вы наблюдали, верно, то,

Когда птенцы в срок возмужали,

Вспорхнули в мир, крылом, махнув,

Гнездо в сон грусти окунув.

7

Пока Андрей один вернулся

В уют студенческий, и всё ж

Очаг, как будто встрепенулся,

Знать, скоро грянет молодёжь.

Прибыл он раньше. На заводе,

Смущенье прочь, при всём народе

Он тротуары подметал

И деньги справно получал.

Бывало девушки-шалуньи,

Бросая фантики ему,

Шутя, игриво же ксему

С улыбкой милой полнолунья,

Смеясь, просили: «Подмети.

Как нам по мусору идти?»

8

Андрей, себя превозмогая

И понимая жизни суть,

Девчат ничуть не унижая,

Им говорил: «Вот чистый путь!

А не хотите, одиночно

Я на руках вас быстро, срочно

Перенесу за поцелуй».

Они в ответ: «Ты не балуй!»

«Тогда всего за две конфеты»,—

Шутя, Андрей им предлагал,

Хотя девчат совсем не знал.

Девчонкам нравились ответы,

Они бежали и, смеясь,

Ему кричали: «Нет у нас!»

9

Стремился он постичь науку,

Из дома помощи не ждал,

Далёк от праздности и скуки

Трудом копейку добывал.

«Потом воздастся мне с лихвою», —

Так рассуждал он сам с собою.

И место чтоб не потерять,

Приехал раньше дней на пять,

К тому ж спортивные занятья

По боксу, самбо продолжать

И всё с учёбой совмещать.

Во всём имел свои понятья,

Себя готовил он всерьёз

Вести достойно жизни воз.

10

Ну а сегодня, коль приехал

Он раньше всех своих друзей,

То моет комнату с успехом,

Чтобы сияла для очей.

Как мало в жизни сильных, добрых,

Всё больше слабых, хитрых, гордых,

Красив и добр был наш Андрей,

На курсе нет его сильней.

Я им при встрече восхищался

И часто думал про себя:

«Что в жизни ждёт Андрей тебя?»

И в мыслях даже опасался.

Имея опыт, говорил:

«Не хватит добрых в жизни сил».

11

Сомнут, испортят, очерствеешь.

Мир так жесток, не устоишь.

Ужели зло, сам одолеешь,

Душою чистой пролетишь

Сквозь бури жизненных разрядов

И без поддержки близких рядом?

Свежо преданье. Мыслил я:

«Где, как пройдёт твоя стезя?»

Но мысли он мои не ведал

И в разговоре о стихах

Вмиг огоньки в его глазах,

Хоть без спиртного он обедал,

Играли святостью небес.

Я открывал в нём мир чудес.

12

Чудес добра и размышлений,

Какой огонь горел в груди,

От юных, жарких рассуждений!

Казалось, кто-то впереди

Незримой силой вдохновенья

Ведёт его в мир упоенья.

Реальной жизнью так дыша,

Летала в нём тогда душа

Целенаправленностью смелой,

И бурь и гроз как будто нет.

Один магический лишь свет

Так упоительно умело

В мир наслажденья уводил,

А сам горел, сиял, светил.

13

Какая пылкая натура,

Какая сильная черта,

Его заметная фигура,

Степенность, взглядов высота,

Как ещё многое другое,

Что в нас бесценно, дорогое

Дало возвышенный аспект,

Неся, конечно, свой эффект —

Назначен старостой он курса.

А коли так, то посему

И управлять пришлось ему,

Не применяя все ресурсы,

Порядок чёткий он держал,

И курс его весь уважал.

14

Студенты толпами съезжались.

Объятья, встречи, разговор.

Все шумно в комнаты вселялись,

Внося от юности задор.

Так общежитье всё гудело,

Смеялось, гукало и пело.

Домашний сытный провиант

Для настроенья был гарант.

С дороги гладились и мылись,

Уборку в комнате вели,

(За лето было всё в пыли)

Да быстро с вёдрами носились,

Как птицы, чистили гнездо,

Уют создали «от» и «до».

15

В сорок четвёртой был порядок,

Андрей навёл его один.

Друзья вновь вместе, встрече рады:

Радзинский, Сенин и грузин —

Шавло, он родом из Рустави,

Ходил с красивыми усами.

Друзья впитали от него

Лишь «гоморджёбе» для того,

Чтоб огорошить вмиг девчонку,

Добавив «кало» — красота.

Порой в растерянности та,

Не понимая юмор тонкий,

Большие делала глаза,

Ей предлагали казака.

16

То было раньше, но с годами,

Мы деликатней и умней.

Не замечая это сами,

Подходим к девушке скромней.

Тем паче, он влюблён в Галину,

Ей разделён на половину,

Как говорят, и тут, и там.

Шутить дано нам по летам.

Теперь ему здесь не до шуток,

Других девчонок завлекать,

Свиданье в Липках назначать,

День, рассчитав весь по минуткам,

Он Гале верен, как супруг,

В делах забыл других подруг.

17

Назавтра первые занятья,

Учёный свет, профессора

И вся студенческая братья

В науку двинется с утра.

Но у студентов есть любимцы,

О них слагают небылицы.

Профессор Дударев такой,

Какушкин то совсем другой,

Его боялись, трепетали,

Не раз к нему бывал заход

Сдать экономику за год.

Зато на лекциях скучали,

Под монотонные слова

В сон погружалась голова.

18

Знавал учителя другого:

Профессор Яковлев — душа.

Он уводил нас ясным словом

В разделы тем, и тишина…

Была и присказка такая:

«Три «Б» пройдёшь — и жизнь другая».

Профессор Бабин да Бова,

Да Бородулина — вдова.

Старушкой мы её все звали,

Но воздавали ей почёт,

Довольно лет большой был счёт.

Патанатомию ж мы знали

Едва-едва, порой на «пять».

Но сдал, ушёл — забыл опять.

19

Да разве их всех перечислишь?

Но единицы навсегда

(Потом со временем осмыслишь)

Пройдут с тобою сквозь года.

Как свет магических видений

И с благородством незабвенным

Мы образ их боготворим.

Душой и сердцем говорим:

«Учитель — разума светило!

Поклон тебе, поклон земной

За труд духовности святой».

Энергетическая сила

Всех, всех как есть учителей

Волшебный свет души людей.

20

Семестр шёл скоро, равномерно:

Занятья, лекции, досуг,

При всём при этом непременно

Любили трепетно подруг.

На вечера друзья спешили,

Свободной молодостью жили,

То в медицинский, завтра — в пед…

Мелькал парней по вузам след.

Андрей был чист перед Галиной.

Себя сдержать хватало сил,

Но он любя, страдал, грустил,

По этой только лишь причине

Уединялся от друзей,

Искал возвышенных путей.

21

Музей, театр, библиотека,

Весёлый цирк не совпадал

С его настроем: дискотека

Чуть раздражала, он страдал.

Но позвонить по телефону —

Избавить сердце тем от стона,

Иль письмецо ей написать,

О чувствах сладостно сказать

Ему, пожалуй, невозможно:

У них есть клятва — испытать

Любовь в разлуке и молчать.

Пусть будет тяжко, горько, слёзно.

И если скажем изменил,

Душа подскажет кто ей мил.

22

Осенний день. Андрей наш в парке.

О Липки, Липки! Боже мой!

Твой вход красив в железной арке

И вид сегодня золотой.

Каштаны, липы вековые,

Дубы косматые, седые

В убранстве осени стоят,

О светлых днях весны грустят.

Когда в свечах любви каштаны

Дышали запахом небес

И парк шумел, как будто лес,

И юный ветер пел романсы,

Играя трепетно с листвой,

О парк! Ты был совсем иной!

23

Сегодня ж сыплешь грусть под ноги

Печальным лиственным руном

Андрей бредёт златой дорогой,

И парк грустит с ним заодно

О днях любви, о днях расцвета.

О миг прекрасный, где ты? Где ты?

Шуршит листва и сердца стук

В осеннем зареве разлук.

С минорным тоном настроенья

Подходит он к аллее той,

Стоят где бюсты чередой

Великих. Первый Пушкин — гений,

Там Гоголь, Лермонтов…друзья.

Бывал когда-то в Липках я.

24

Стоял в раздумье там пред ними

И точно так же, как Андрей,

Без слов, как будто бы с живыми

Я говорил. Душа светлей

И чище мигом становилась,

И сердце чаще, чаще билось,

Внимая, их великий взгляд

Незримо ими был объят.

И от того ли настроенье

Вскипало бурною волной,

И жизнь казалась вмиг иной,

Душа просила звуков пенья,

И я счастливый, как Андрей,

Спешил в мир музыки скорей.

25

Андрей спешит в мир упоенья,

Под окна, может и внутри

Консерватории звук пенья

Так слушать, слушать до зари.

Другие, слыша звук, бежали,

Мир красоты не понимали.

Он даже гаммы на распев

Душою слушал улетев.

О звуки чистые сопрано!

Как соловьиная вдруг трель

Иль по весне зимы капель

Хрустальным звуком без изъяна

Вдруг зазвучит, волнуя грудь,

И шумно грех тогда вздохнуть.

26

Он с упоеньем слушал звуки

Вокала лёгкой чистоты.

И постепенно грусть и муки

Преображались в нём в цветы,

В цветы духовного блаженства

И дирижёрским будто жестом

Разлуку с Галей забывал.

В душе звучал волшебный бал.

Он уносился в мир мечтаний,

В мир красоты, в мир божества,

И разноцветная листва

В осеннем красочном прощанье

Кружилась в вальсе с ветерком.

И жизнь вскипала снова в нём.

27

Природа милая природа,

Как связь с тобою глубока!

Неотделима от народа,

Ты формируешь нас века.

От внешних форм и до мышлений,

От чувств, эмоций, впечатлений

Энергетической волной

Ведёшь по жизни за собой.

Порой мы это забываем

За суетой житейских дел

(Природный фактор наших тел).

Как естество воспринимаем,

Неся природный божий крест

До тихих наших вечных мест.

28

Но и тогда врастая в вечность,

С землёю-матушкой кружась,

Теряя форму человека,

Войдём в магическую связь

Бескрайней трепетной вселенной.

И лишь душа звездой нетленной

Возвысить может образ наш,

Потомкам, коль труды воздашь.

Труды великих наслаждений,

Труды открытий и прогресс,

Но лишь не войны и регресс.

Труды наук и убеждений

Духовной чистой красоты.

Не зря на свете прожил ты.

29

Что в жизни выше и главнее

Наук, учения ли свет,

Или духовность всё ж святее?

Духовность — вот вам мой ответ.

Как изначальный свет мышлений,

Поступков, действий и движений.

Духовность в ней живёт любовь

Подарок всем нам от богов.

Она сияет светом рая,

Незрима грешникам для глаз,

Хоть от рождения при нас.

И сила эта неземная

Дана для жизни на земле,

Для братства всем — тебе и мне.

30

Не затеняйте свет пречистый

Своей сияющей души.

Он от неё идёт лучистый,

Стряхните злобу, маски лжи.

С добром идите, с мирои к людям,

От вас духовность к ним пребудет —

Взаимосвязь земной любви,

«Но, то мечты!» — Смеётесь вы.—

Жить без мечтаний так тоскливо.

Куда стремиться: вверх иль вниз?

Каков ваш жизненный девиз?

Но жить в любви всегда счастливей,

Попробуй миру возрази.

Духовность — вот девиз Руси!

31

И с нею Русь сквозь тьму и беды

Сквозь зло, пороки бытия

Достигнет радостной победы,

Русь расцветёт, но без меня.

И благодарные потомки

Прочтут, быть может, томик тонкий

О нашей жизни, о любви

И скажут выводы свои.

Хотелось, чтоб они звучали

Весенним лёгким ветерком

Под трели тихим вечерком

Мой вечный сон стихом качали.

Что надо более поэту!?—

Любви парящей над планетой.

32

Любовь! Божественное слово,

Как много в нём воплощено.

Любовь — святейшая основа

Всей жизни. С нею нам дано

Изведать чувства и волненья,

Порывов страсти утоленья,

И всё хорошее познать.

И словом этим называть:

Любовь к отечеству и делу,

К жене, подруге, существам

И прочим всяким веществам.

Да к детям, людям беспредельно

Любовь великую питать,

Душою ангельски летать.

33

А коли в музыке да с песней

Душой в любви миг побывать,

Как наш Андрей под впечатленьем

Вернулся в СХИ, ляг на кровать,

В осеннем бале пребывая,

Под пенье мысленно летая,

(Консерватории чудес).

Сибирь он вспомнил, дивный лес,

Галину, милое созданье,

И где, и как она грустит,

Разлука ль сердце ей томит.

Он жаждет, жаждет с ней свиданья,

Но суждено ему страдать,

Любовь в разлуке испытать.

34

Ах, где же, где же ты, Галина?

Давно расстались мы с тобой.

Они с подружкой Алевтиной

Сейчас любуются Москвой.

Москва, глубинное начало!

Издревле смотришь величаво

Раздольно щедростью святой,

Красивой русской добротой

В улыбке ласковой, спокойной,

Во славе Русь богатырей,

В сиянье золота церквей.

Твой православный дух привольный

Крушил захватчиков-врагов.

Ты восхитительна без слов!

35

И кто бы только ни приехал.

Кто б из Москвы не уезжал,

Царь-колокол далёким эхом

Наполеона «отражал».

Гробницы, царские палаты,

Соборы, церкви сердцу святы,

Галина с Алей сколько раз

Их посещали, но сейчас,

В Москву вернувшись из Сибири,

(Занятья шли чуть-чуть в тоске)

Они скучали по Москве.

Её шедевр боготворили

И находили всё ж часы,

Вкусить мгновение красы.

36

Учились девочки отлично.

Свой первый Мос. Мединститут

Имени Сеченова лично

Они любили, даже тут

Свою жизнь больше проводили.

И в общежитье приходили

Уже под вечер; Боже мой,

Валились с ног; уют, покой

Нёс им мгновенно наслажденье,

Могли расслабиться, прилечь,

Нагрузку жизни скинуть с плеч.

Порою слышалось и пенье

Из тихой комнаты, друзья,

Припоминаю это, я.

37

Этаж четвёртый занят ими,

Вы догадались без труда,

Да-да, девчонками родными,

И нас манило всех туда:

Порою запахом съестного,

Но больше прелести другого

Прельщали нас. Найдя предлог,

Являлись к ним мы на порог.

И шутки, смех и разговоры,

(Души прекрасный эликсир),

Преображали тяжкий мир.

Светло играли наши взоры.

Они для нас, а мы для них

Запалом были в этот миг.

38

О, где ж вы, милые девчата,

Какие вы? Ужель, как я.

Вас окружили всех внучата,

Вы прелесть бабушки; семья

Связала руки вам и ноги,

И в юность нет для вас дороги.

А, мысль, душа так молода,

Вернёт волшебно в те года.

И вы душою легкокрылой

Вернётесь будто в давний сон.

Откроет юность мигом он,

И вы вдруг станете счастливой.

О, миг студенческий святой,

Период жизни золотой.

39

Усталость быстро вся проходит.

Поел, на койке отдохнул—

И настроенье вновь приходит.

Всласть потянулся да зевнул

И как ни в чём и не бывало

Пошли опять забавы валом:

Читать конспекты и учить,

Студенту велено так жить.

Умея время экономить,

Минутой каждой дорожить

Сумеешь полно жизнь прожить.

И ВУЗ с отличием закончить,

И юность зря не растерять,

И мир искусства чуть объять.

40

Галина, Аля жили вместе

В сорок шестой, но не одни.

Татьяна с ними там из Бреста,

Сдружились крепко, так они,

Шестым все курсом шли примерно,

Она была подружкой верной,

Просила Галю про любовь

Ей рассказать; та вновь и вновь,

Как бы из книжного романа

Пленила встречей неземной,

Что стал Андрей её судьбой,

И низость подлую Степана,

И сладострастную любовь

Душой несла, подняв чуть бровь.

41

Так зажигательно давала,

Как будто лекцию любви,

И Таня словно бы летала,

Расширив глазочки свои.

Галину тут же обнимала

И быстро-быстро повторяла:

«Девчонки, я схожу с ума…

Родишь вдруг, Галя, я — кума».

И разом вместе хохотали,

Не зная даже от чего

И тело млело до того,

Что, разыгравшись, щекотали

Друг друга в трепетных местах

И смех, и визг и возглас: «Ах».

42

Неслись по комнате весельем,

Скрипели койки от игры.

Сминались белые постели

Однажды даже до дыры.

Но наигравшись так экспромтом,

Слегка покрывшись юным потом,

Бежали девочки под душ,

Потом… потом ложились уж.

Все засыпали умилённо,

Творенья нежные любви,

Входя легко во сны свои.

И до того тепло, влюблено

Смотрелись девочки во сне,

Под стать цветам младой весне.

43

И видит Галя сон так ясно:

Тайга, зимовье, пышный снег,

Белым-бело, вокруг прекрасно,

Она на лыжах, скользкий бег

Несёт её к зимовью с ветром.

Вот ближе, ближе, вот  лишь метры

Ей остаются до дверей,

Но на снегу следы зверей,

Вокруг зимовья всё примято,

Закрыта дверь в снегу окно.

Увидеть, что там, не дано.

Но любопытством в раз объята

К окну прильнула плотно ртом,

И вот проталинка кружком.

44

В кружок Галина глазом смотрит,

Лишь полумрак и тишина,

Но, присмотревшись, там находит

Своих подруг, и вдруг она

Там видит два ещё медведя

И самовар стоит из меди,

Бочонок мёда и чаёк

Пускает струйками парок.

Татьяна с Алочкой смеются,

Им шёрстку гладя на спине,

И Галя мыслит так во сне:

«Коль целоваться им даются,

Выходит — это маскарад»,

Тут слышит голос: «Встрече рад».

45

Проворно Галя повернулась,

Пред ней косматый и большой

Медведь, она так ужаснулась,

Спонтанно вскрикнула тут «Ой!»

И повалилась без сознанья,

Медведь — живое достоянье —

Берёт в охапку и в тайгу,

Сквозь буреломы и пургу

Несёт во власть другой природы,

Где первозданная краса

Чиста, как божия роса.

От суеты мирской народа

Галину он легко несёт

И тихо песню ей поёт.

46

И вот картина неземная:

Долина, море здесь цветов,

Средь них кровать там золотая,

Постель из белых лепестков

Душистой нежной юной розы

И бриллианты будто слёзы,

Как ожерелья по краям

Свисают в блеске там и сям.

Меж них чаруют изумруды,

Пленят волшебно жемчуга,

Над койкой радуги дуга

Взошла божественно и чудно.

И в эту райскую кровать

Кладёт он Галю почивать.

47

Меж тем любовно наклонился,

И Галя чувствует тепло,

Медведь в Андрея ж превратился,

Ей грудь огнём любви зажгло

И поцелуй горячий, страстный,

Такой желанный и прекрасный

В ней чувства страсти возбудил.

Она дрожит, Андрей так мил,

Его сильнее прижимает

И чаще, чаще дышит грудь

Нет мочи даже и взглянуть.

И стоны жарко испускает

В истоме сладостной летит

Невнятно в стонах чуть кричит.

48

Девчонки быстренько проснулись

И молвят: «Галя, что с тобой?»

До лба рукою прикоснулись,

Она проснулась с криком: «Ой!»

Включили свет, она смеётся,

О стонах сна им  признаётся;

«И вас я видела во сне,

Вот так приснились там вы мне».

И всё подробно рассказала,

В тайге, что были не одни,

С кем целовались там они.

Огнём  Татьяна  запылала.

Брезгливо — Аля: «Ерунда».

И улеглись спать до утра.

49

Подружки спят. В любви Галина,

Так с бока на бок, нет ей сна.

То вспомнит райскую долину,

То тихо плачет вдруг она.

Так до утра изнемогая,

Андрея сладко вспоминая,

Встаёт, разбитая, с постели.

Попили чай и полетели

В круговороты бурных знаний,

Но коль с тяжёлой головой

Сидишь немой, слепой, глухой.

И этих жутких истязаний

Не в силах выдержать порой.

Сон давит будто бы горой.

50

Галина, мучаясь, сидела,

Пока совсем не поняла:

Ей до учения нет дела

И в общежитие ушла.

И лишь до койки — вмиг уснула,

В сапожках ножки, так на стуле,

Не раздевалась, сладко спит

И носик мило чуть сопит.

Спала она не больше часа,

Она порядочна во всём.

Проснувшись, вспомнила о нём,

Не тратя времени напрасно,

Письмо решила написать.

Так мыслит: «Хватит мне страдать».

51

Берёт лист чистый, ручку. Села.

Не знает: как, с чего начать.

Но вспомнив Пушкина, несмело

Вслух начала письмо читать:

«Я к вам пишу — чего же боле?» —

Нет-нет, поймёт, — учили в школе,

Слова Татьяны ни к чему,

Любовь моя нужна ему.

Какая есть, без красок чувства,

Смогу ль в письме я передать,

Как я устала встречи ждать».

Любить — великое искусство

Не только внешне, но душой.

И пишет Галя текст такой:

Письмо.

«Желанный мой, Андрейка, милый,

Я не могу в разлуке быть.

Я так люблю, нет во мне силы

Лишь ожиданиями жить.

Во сне меня ты так целуешь,

И жарко, трепетно милуешь,

В тот миг от чувств я не своя.

Я вся до капельки твоя.

Сегодня ночью я стонала,

Но не от боли — от любви.

Мужские нежности твои

Так страстно, пылко ощущала,

На взлёте чувств, сквозь стон, кричала

И в невесомость улетала.

О, милый, нежный мой Андрей,

Приди в объятия скорей.

Мне день постыл, но он в занятьях,

В движеньях, в шуме, суете,

Но час приходит, в темноте

Ночные страстные объятья

С твоею призрачной душой,

О, «дьявол» мой! О, ангел мой!!

Не мучь меня, Андрей, не надо,

Хотя мне ночь любви — услада,

Но после плачу я, рыдаю,

Минуты ласки вспоминаю

И потерять тебя боюсь,

И за тебя душой молюсь,

И жду желанного свиданья,

Сердец прекрасного слиянья.

Не в силах я любить, молчать

И свадьбу нашу тихо ждать.

Избавь Андрей, меня от муки,

Хоть на минутку, хоть на день.

Твоя со мной повсюду тень,

Она закрыла мне науки,

Я изучаю их с трудом,

Что ни начну — и всё о том.

Тебя, тебя хочу я видеть

И наслаждаться, и любить,

И страсти лёгкие дарить.

Меня ты вправе ненавидеть

За откровенность чувств, нескромность,

За современный этикет.

(В моём письме намёков нет)

И за мою казачью вольность,

Ведь я ж, как ты, донских корней,

Горячих дедовских кровей.

Что мне скрывать, любви стесняться,

Готова я с тобой встречаться

По  всем минутам и часам,

Ты помнишь, знаешь это сам,

Когда мне пальчики целуя,

Как голубь сладостно воркуя,

Меня носил ты на руках,

А я летала в облаках,

Душа моя кричала «ах!»

Как я хочу в тот миг вернуться,

К губам губами прикоснуться,

И жар любви огонь незримый

С тобой, Андрейка, мой любимый,

Вкусить в саду земного рая.

Простит Господь меня ль, не знаю,

За искушение, соблазны —

Не так сейчас мне это важно,

Я от любви изнемогаю,

Пишу и плачу, и рыдаю.

Люблю, целую, мой ты свет,

Я жду тебя. Дай мне ответ».

52

К письму Галиночка прильнула,

В конце поставив поцелуй

Губной помадой. Лист свернула,

В конверт вложила. Запакуй

Его, Галиночка, покрепче,

Чтобы надёжно было, легче,

Не думать, не переживать,

Что может кто-то прочитать,

Узнать о чувствах чистых, нежных,

Любовь воздушна для двоих,

Ревнива, тяжка для троих.

С горячей сладостной надеждой

Письмо на почту отнесла

И на занятия ушла.

53

С души, как камень, вот ведь штука.

Всего- то высказалась всласть.

Теперь врачует «психнаука»,

Мы изучаем силу, власть

Словесной психотерапии.

Слова великие, простые

Бальзам душевный, а в стихах

Роман любовный, да в слезах

О наших днях, о наших судьбах, —

Ужель читаем, он не будет?

Ужель народ меня осудит?

Но время, время нас рассудит.

Роман в стихах мой, номер два,

Шагнёт в грядущие ль века?

54

Как книга жизни, размышлений

О днях мгновений бытия.

Прочтут потомки ль с упоеньем

Роман в стихах, и в строчках я

Воспряну с музой легкокрылой?

И до чего мне было б мило

Душою с вами говорить

И светом чудным озарить

(Ночных незримых вдохновений),

Коль лира сладко зазвучит,

То ваш слуга Деян — пиит

Вас унесёт духовным пеньем

В мир божий лёгкой красоты

От всех невзгод и суеты.

55

Далёкий друг мой неизвестный,

Ну что б тебе я пожелал?

Чтоб стал однажды ты известным,

Когда б роман в стихах создал.

Лет через двести век свой славя.

Строфой героем управляя,

Создал бы свой оригинал,

И современник в нём узнал,

Чуть-чуть себя, благословляю.

Евгений — щёголь, но педант,

Андрей — студент, казак, не франт..

———————

Пустое место оставляю,

Строфу с надеждой удлиняю.

Кто ж будет третий? Тишь и даль,

И вечность, вечная. Как жаль.

56

Узнать уже мне не придётся

О поколении люби.

И кто она, и как смеётся,

И будут петь ли соловьи?

Пока ж Галиной упиваюсь,

Порой слезами обливаюсь

От чувств, друзья я так раним.

Но где Андрей и что же, с ним?

Сию минуту он на ринге

Ведёт красивый бокса бой,

Друзья пришли болеть гурьбой.

С ним выступает в поединке

До девяносто килограмм

Аслан — чеченец, крепок сам.

57

Опережает он Андрея.

Последний раунд; кто герой,

Вам предсказать, пока не смею.

Идёт волнующий здесь бой,

Порядком оба приустали,

Но приз серебряной медали —

И честь, и слав велика.

Победа кажется, близка,

Аслан в надежде наседает,

Удары сыплет без конца,

И радость светиться с лица,

Открылся — тут же получает

Коронный левой, крюк удар!

Лежит Аслан. Какой кошмар!

58

Нокаут полный, бесполезно…

Судья считает, но — увы!

Аслан лежит, лицо не бледно,

Не поднимает головы.

Удар о гонг звучит решеньем,

Зал шумным криком восхищенья

Шлёт победителю восторг,

Букет цветов несёт комсорг.

Андрей победные поклоны

Раздал легко по сторонам,

Стоит подавленный Аслан.

Тут сквозь канатные заслоны

Друзья врываются качать —

Андрея так-то величать.

59

Он в душевой уже помылся,

Оделся, вышел. Ждут друзья,

Насторожился, удивился,

Восторг к нему пришёл не зря.

Над головой письмо держали

И так восторженно кричали:

«Письмо то Галочки, Андрей,

Мы не читали, вот ей-ей!

А пахнет так неповторимо,

Волшебно, просто колдовство,

Любви святое божество.

Она как будто бы незримо

Средь нас, друзья!» Андрей берёт,

Любимый запах узнаёт.

60

Всё те ж духи, всё те ж волненья

Он ощущает, как тогда.

Друзьям без капельки стесненья

Так говорит: «Моя звезда

Души и сердца». Как же, Боже!

Письмо его сейчас тревожит —

Скорее строчки прочитать,

Незримо Галочку обнять.

Наедине, без лишних взглядов

Услышать нежный голосок,

Волнистый локон, волосок

Хоть ощутить щекотно рядом.

Ах, эта вечная любовь!

Как пылко ты гоняешь кровь…

61

Он снова в «Липках». На скамейке

Читает Галино письмо.

От чувств порой дышать не смеет,

А в сердце трепетно, светло.

Готов взлететь сейчас мгновенно —

В Москву, к Галине, непременно,

В одну секунду, только к ней

И жар любви, огонь страстей

Отдать возлюбленной, и муки

Унять страдающей души,

Чтоб не рыдала там в тиши,

Поднять Галиночку на руки

И закружиться так в любви —

Зимой чтоб розы зацвели.

62

Проблем так много: то и это.

Так как же быть? Решает он.

Галинка плачет, ждёт ответа,

Но есть порядочность, закон —

Период плотных обучений,

Работа, спорт, без промедлений

На телеграф Андрей идёт

И телеграмму ей даёт:

Галинка, жди на маскараде

На новый год, сюрприз для вас:

Вы повстречаете там нас,

С друзьями буду, при параде,

Узнаешь в маске ты ль меня?

Тебя ж найду средь тысяч я».

63

Отдав прилично за посланье

(Коль любишь — сам себя отдашь),

В конце добавил как признанье,

Мужской обычный говор наш:

«Люблю, целую — ясно, кратко,

Ведь телеграмма не тетрадка.

Друзья же, всё обговорив,

Решили: едем! Вот порыв

Прекрасный юного задора.

Ни километры, ни мороз

Не держит их, порывы грёз

О предвкушении лишь взора

Невинной девичьей красы

И ниже пояса косы.

64

И вот Галина получает

Весьма, ускоренный ответ.

В порыве трепетно читает,

И обновился будто свет.

Она цветёт и всё в округе

Светлей и радостней; подруги,

Узнав, друзья приедут с ним,

Не знают, как же быть тут им.

Ещё до встречи две недели —

Они волненьями полны.

И про медведей вспомнив сны,

В мечтах девичьих улетели.

Загадка тайная влечёт,

А время к встрече их несёт.

от автора:

Презентация  романа  «Бузулук»

Презентация 1-го четырёхтомного романа  «Бузулук» в прозе проходила  17 сентября  2015 года  в России в городе  Новоаннинском  Волгоградской области.  Почитателей моего творчества  было достаточно, чтобы придать этому событию торжественную обстановку. В зале был огромный плакат «Земля воспетая поэтом», уже это одно возлагало на меня большую ответственность. Были представлены изданные книги по годам, а также представлен мой творческий путь. Презентация шла в тесном контакте с читателем, так как  за три месяца до презентации, я дал возможность ознакомиться с романом «Бузулук».   Хочу отметить, что по окончанию презентации, книги раскупили, как говориться у нас  «на Ура», многим не хватило, пришлось  на второй день в этом же зале продолжить  продажу.  Видимо в романе есть изюминка, которую  давно ждал читатель.

Юрий Деянов

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Юрий Деянов. Жди меня (часть 3)»

  1. Алексей:

    Очень романтическое произведение, Юрий! Даже странно, что в наши дни сохранирась в душе такая светлая радость.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s