Солдатов Олег Михайлович. Кошелёк

 

42-43183571

Paul Charles Chocarne-Moreau

Уволенный за недостачу кладовщик Злоключаев брел по Тверской-Ямской, на ходу втягивая голову в плечи и задирая воротник. И вдруг на углу Дегтярного переулка, возле фонарного столба, он увидел оброненный кем-то бумажник. Кровь застучала в висках Злоключаева. Он остановился, украдкой глянул по сторонам и осторожно ткнул находку носком ботинка.

— Кошелек нашли? — услышал он над духом. — Повезло… Берите! Хозяина все равно теперь не сыскать.

Злоключаев вздрогнул, обернулся и увидел рябого мужичка, участливо выглядывающего из-за его плеча.

— Разделим поровну. Теперь, вроде как, все наше, — искушал тот. — Берите, что ли… Чего ж вы ждете? А то ведь и другие заметить могут.

— Понимаете ли, — признался Злоключаев, — я бы с радостью, но радикулит, знаете ли…

— Понятно, — кивнул рябой, наклоняясь за кошельком. — Отойдемте в сторонку. Посчитать бы надо…

Они завернули в ближайший сквер. Вокруг, казалось, не было ни души.

— Ну, считайте, — хитро подмигнул рябой, протягивая кошелек Злоключаеву.

— Видите ли, — кисло улыбнулся Злоключаев, — я бы с радостью, но руки, знаете ли, не того… ничего не поделаешь, профессиональное… Считайте вы.

— Ясно, — хмыкнул рябой, заглядывая внутрь бумажника и перебирая корявыми пальцами. — Десять тысяч, — наконец объявил он. — Выходит, ровно по пять косых на брата.

Вдруг чья-то могучая тень заслонила небо.

— Кошелек не находили, ребята? — прогремело над ними.

Злоключаев задрал голову и разглядел громадного роста верзилу с черными небритыми скулами и спутанной шевелюрой.

— Находили, — признался он честно.

— Ну, так верни, то ж мой!

Злоключаев попятился, ткнулся спиной в кирпичную стену и поглядел на рябого. А тот сунул кошелек верзиле и процедил:

— Еще и брать не хотел… Профессиональное у него, видишь ли… Мол, его так просто не облапошишь…

— Да тут, небось, не все, — с сомнением произнес верзила, опуская кошелек в глубокий карман куртки. — Ну-ка, покаж мне свои, а я проверю нет ли там моих… — И широкие как лопаты ладони потянулись к Злоключаеву, хватая за воротник и ощупывая бока.

— Понимаете ли, — придушенно шептал Злоключаев, глядя в стальные глаза верзилы, — у меня и своих-то нет…

Жизнь промелькнула перед ним в одно мгновение. Вспомнилось детство в тесной коммуналке, строгие учителя, престижный, как вначале казалось, институт, женитьба непонятно зачем, а из-за того, что вроде так надо, сгоревшие как пух скудные сбережения, проданный за червонец ваучер, лопнувшие акции какого-то фонда, прохудившиеся ботинки, ветхие штопаные рубашки, утлые носовые платки… Губы его затряслись и глаза наполнились слезами.

— Ну, будет… Что сырость разводишь? — донеслось до него будто с неба. — Мы ж не звери какие… На вот… — И Злоключаев почувствовал в ладони смятую бумажку.

Он долго стоял в одиночестве, прислонясь к сырой облупившейся стене, потом, словно вспомнив о чем-то, растерянно поглядел вокруг, качнулся и побрел прочь. Он думал о том, что на эти, будто упавшие с неба сто рублей купит полбуханки хлеба, какую-никакую закуску и чекушечку… Мысль эта согревала его, он шел, снег осыпал его плечи, и мёрзлая слякоть расползалась под ногами…

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s