Алла Черникова. Правда о земле Нод (глава 3)

Йозеф Зимлер. Смерть жены (1860)

Йозеф Зимлер. Смерть жены (1860)

 

 САВА

 

Сава, дочь Адама и Евы, считалась невестой Сифа, сколько себя помнила. Это решение родителей было естественным: он — старший сын, она — старшая дочь. И никому не было никакого дела, любят ли они друг друга. Вопрос о любви даже не возникал в мыслях матери и отца. Когда Бог подарил их друг другу и поселил в Эдем — это было весьма хорошо. Любовь уже жила в их сердцах, она родилась вместе с ними и была так естественна, что принималась как само собой разумеющееся. Откуда им было знать, что это чувство неподвластно земным родителям? Первые люди научились обрабатывать землю, приручать скот, рожать и воспитывать детей, но не распознавать любовь других сердец.

Ошибка всех родителей, да и не только родителей (друзей, соседей, коллег), что они знают, кто кому подходит. Порой эта уверенность заставляет людей идти по ложному пути: давать неправильные советы, объединять в несовместимые пары, или, наоборот, не давать соединиться; но, что еще хуже, разводить тех, кто уже вместе. Ах, родители, родители! Сколько искренно любящих сердец слышали от вас: «Он тебе не пара!», «Она тебе не подходит!». Родительский эгоизм обрезает ростки чуда, которое не подвластно уму, не подвластно социальному статусу, деньгам и личным амбициям. Люди забыли, Кто дал это чудо, забыли, от Кого оно зависит и  Кем благословляется. Выражение «любовь зла полюбишь и…» — неверное! Любовь не зла! Любовь не может иметь ничего общего со злом! Любовь заставляет петь и ликовать от радости! Любовь побуждает писать стихи, растить сады, строить дома. Любовь созидает и вдохновляет других на созидание. Но для этого мы всегда должны помнить о Создателе этого чуда и просить Его помочь не сделать ложный выбор. Просить помочь распознать настоящую любовь.

Воля родителей — это закон, но им нужно пользоваться весьма осторожно. «Дети,  повинуйтесь своим родителям. Родители, не раздражайте детей ваших.» За это первые получают благо и долголетие на земле, а вторые — мир и радость.

Адам и Ева еще ничего не знали о любви в других сердцах, но думали, что знают. Это заблуждение привело к непослушанию Савы, серьезно повлиявшее на дальнейшие события.

 

*     *     *

Сава сидела на поляне, перебирая грибы. Ион, младший братишка, так увлекся поеданием ягод, что надолго застрял в малиннике.

— Здравствуй, сестрица.

Сава вздрогнула:

— Кто здесь?

— Не бойся, я тебя не обижу, — из-за куста появился смуглый мужчина, не такой юный, как ее братья, но моложе ее отца. Он был немного похож на Адама: такая же фигура, те же темные волнистые волосы и улыбка. Отца Сава очень любила. Еще в детстве она допытывалась, нельзя ли ей выйти замуж не за Сифа, а за него. Спокойная правильная красота Сифа ее не волновала. Сейчас же, увидев незнакомца, ее сердце почему-то сразу забилось чаще.

— Ну, давай знакомиться: меня зовут Каин, я твой брат. А тебя как зовут?

— Я — Сава, — девушка сплела руки под грудью, пытаясь унять стук сердца, — Ты мой брат? А почему я тебя не знаю?

— Потому что я живу в другой земле, далеко отсюда.

— А почему ты живешь не с нашей семьей?

— Так получилось…

— А там где ты живешь, много людей?

— Нет, там где я живу больше никого нет. Я один.

— Один?

— Один-одинешенек.

— Но… но ведь это неправильно. Как же ты один справляешься?

— Да, собственно говоря, никак. А тебе здесь хорошо живется?

— Хорошо…

— А сколько тебе лет?

— Пятнадцать.

— Тебя уже отдали кому-то в жены?

— Нет. Еще нет, — девушка опустила ресницы.

«Длинные и густые, как у матери, — отметил про себя Каин, — Так, теперь нужно очень внимательно подбирать слова».

-Ну, а жених наверняка у такой красавицы уже есть.

— Да, есть, — машинально ответила девушка, при этом покраснела от лестной оценки своей внешности, и тут же спохватилась, — да есть, только…, — и осеклась, не решаясь продолжить.

— Что только? Продолжай, Сава, ты можешь мне довериться, — Каин сделал полшага в ее сторону.

— Только… Рано мне еще замуж. Батюшка говорит, что нужно подождать, когда мне исполнится шестнадцать.

— Ну, правильно говорит. А твой жених, он тебя любит?

— Не знаю… Мы с ним об этом не разговаривали.

— Как? Ни разу не говорили о любви?

— Нет. А зачем? Какая разница, любит он меня или нет, если я все равно должна стать его женой! — девушка, не сдержав досады, топнула ножкой.

Каин засмотрелся на пальчики её босых ножек. «Спокойнее, Каин, спокойнее, держи себя в руках, а то все испортишь».

— А ты его любишь?

— Я? Вот еще! С чего это мне его любить? — щеки девушки еще больше раскраснелись, глаза цвета кофейных зерен заметали молнии.

«Хороша! Ах, как она хороша» , — залюбовался Каин.

«Са-ва, Са-ва!» — вдалеке послышался голос Иона.

Каин оглянулся, забеспокоившись.

— Это мой младший братик, — пояснила Сава.

— Я думаю, не стоит, что бы он нас вместе видел. Пусть это будет нашим с тобой секретом. Секретом от всех.

Сава взглянула на Каина: «Ах, ну, до чего же он ей нравится!»

— Я согласна. Иди, а то он нас увидит.

— Я буду ждать тебя здесь завтра. Придешь? «Хоть бы не отказалась!»

— Приду! «Конечно, приду! Я очень хочу увидеть его снова!»

 

Всю дорогу домой Сава не разговаривала с братом. Она была полностью погружена в свои мысли: «Каин — мой брат? Почему же я никогда о нем не слыхала. Нужно будет у него завтра спросить, почему он ушел из дома? А вдруг меня завтра не отпустят? Надо постараться, чтобы отпустили: быть послушной и приветливой с Сифом. Вот бы я одна в лес пошла! Нет, одну меня не отпустят. А вдруг отпустят? Ах, скорей бы завтра настало…»

— Ну что, Сава, что скажешь?

— Не знаю, Каин, боюсь я. Может, еще немножко подождем?

— А чего ждать? Мы и так уже видимся целую луну! Что изменится?

— Ну, может, все-таки попробуем сходить к отцу и матери?

Каин резко вскочил:

— Да ты что, Сава?! Да они меня на порог не пустят, не то что тебя мне в жены отдать! Ну, чего ты боишься? Все будет хорошо.

— Да как-то не по себе мне. Я всю жизнь прожила с родителями, братьями и сестрами.

— А я вот уже почти девяносто лет живу один! Я думал, что за столько лет здесь уже много людей, много женщин! А выходит, что только ты самая старшая и есть!

— Ах, так значит, на моем месте мог быть кто угодно? И тебе все равно кто? — в глазах Савы блеснули слезы, — А я то думала…

Каин понял, что сказал лишнее и принялся срочно исправлять ситуацию.

— Да нет же, Сава, я не то хотел сказать. Я очень тебя люблю. Слышишь? Очень тебя люблю. Лучше тебя я никого не встречал!

— Конечно, ведь ты, кроме мамы, вообще никого не видел! — она готова была разрыдаться: губы дрожали, щеки покрылись румянцем.

— Ну, и что, я все равно знаю толк в женщинах! Мне нужна только ты! Слышишь? Ты мне очень нужна!

Девушка во все глаза смотрела на любимого, пытаясь понять, говорит ли он правду. Каин, как удав, медленно приблизил свое лицо к ее лицу. «Нужно принимать решительные меры, а то все может сорваться!»  — это последнее, о чем он подумал, прежде чем его губы впились в пухленькие губки кролика Савы. Девственно-хрупкие маргаритки были бесцеремонно смяты под тяжестью двух неожиданно свалившихся на них тел.

 

*     *     *

— Ну, вот мы и на месте.

Каин с облегчением присел возле деревянного сооружения.

— Это твой дом?

— Это наш дом, — поправил Каин, — со временем, когда подрастут наши сыновья, мы его расширим, или построим другие дома. Да, мы построим целый город! Дома будут высокие, красивые, в них будет жить много детей и все будут счастливы! У нас все будет гораздо лучше, чем у наших родителей! Они еще узнают, какого сына лишились! Они еще пожалеют…

— Такие же, как у нас дома…

Слова Савы неожиданно прервали нервную радость Каина.

— Что ты говоришь, Сава?

— Я говорю: эти камушки выложены так же, как у нас перед входом в дом.

— Конечно так же, ведь это я их уложил! Так они их не убрали?

— Нет. Мама каждое утро протирает их. Меня всегда это удивляло. А однажды Ион и Михей, играясь, вытащили один из камней, так их наказали: мальчики два дня просидели дома. А папа вставил камень обратно. Они любят тебя, Каин.

— Кто любит?

— Наши родители, Адам и Ева. Они по-прежнему любят тебя. Они никому об этом не говорят, но ведь никто из нас и не знает ничего о тебе.

— Вот именно, они не рассказывали вам ничего, поскольку не хотят, чтобы вы знали даже о факте моего существования! Как будто меня и не было вовсе!

— Но ведь про Авеля родители тоже нам ничего не рассказывают.

— Не упоминай при мне его имя. Все мои беды из-за него! Он виновен во всем, что со мной случилось! Он виновен в том, что я вынужден жить изгоем в чужой земле!

— Он виновен? Но ведь он мертв… Так что же с вами случилось, расскажи!

— Нет! Не могу! Может потом, когда-нибудь… Ну, не будем думать о тех, кто остался в нашем прошлом! Теперь у нас новая жизнь. И мне не нужна ничья больше любовь, кроме твоей! Ты ведь меня любишь?

— Да, Каин, очень люблю. Если бы не любила, ни за что бы не оставила землю Елдад.

— Ну, теперь это твоя земля. Ты будешь здесь хозяйкой, станешь зачинательницей целого рода! Рода Каина! И наш род будет велик и многочислен! Мы будем разрастаться, осваивать новые земли, строить целые города! Мы покажем, кто из нас достойный сын! Теперь  земля странствий превратится в землю обетованную! Наших родителей изгнали из рая! Но мы построим жизнь лучше, чем в раю! Мы добьемся всего сами без помощи Адама и Евы, и без помощи Бога!

 

 

*     *     *

Жизнь в земле Нод весьма отличалась от жизни в земле Елдад. Очень скоро Сава убедилась в этом. Земля здесь была непригодна для распахивания. Поначалу Каин пытался вырастить на ней хоть что-нибудь, но после многомесячных тщетных попыток забросил это дело. Казалось, что земля не желает давать ему плодов.

За годы одиночества ему не удалось приручить хоть какой-нибудь скот. Казалось, что мирные животные обходят эти земли одиннадцатой дорогой. В то же время неподалеку то и дело сновали хищники, которые не встречались в земле Елдад. Сава, привыкшая к помощи животных, таких как бронтозавры, стегозавры, носороги, буйволы, не понимала, почему их стада не пасутся в окрестностях. Хищников же: львов, леопардов, волков она вообще раньше никогда не встречала.

Как-то на нее напал большой желтый зверь. Сава убирала возле их деревянной хижины. Зверь, по-видимому, какое-то время следил за ней. Сава услышала глухое рычание и обернулась. На нее смотрели два зеленых глаза. Короткий хвост, клыки в два локтя длиной, массивная квадратная челюсть: такое творение Сава еще не встречала. «Неужели он меня съест?» В тот же миг, как в ее голове пронеслась эта отчаянная мысль, зверь прыгнул. Молодая женщина зажмурилась, закрывая голову руками. Тяжелая масса вдавила ее в землю. Шерсть лезла в нос и рот. От такого мехового плена молодая женщина чуть не задохнулась. Через несколько мгновений Сара поняла, что ее куда-то тащат. Когда она открыла глаза, то увидела Каина и своего мохнатого обидчика. Последний лежал в луже крови, пронзенный в самое сердце стрелой.

— Во время я подоспел!

— Кто это, Каин? У нас не водится такой зверь.

— Я зову его длиннозуб. Странно, что он пришел прямо сюда. Обычно они себе такого не позволяют. Нужно срочно строить высокую ограду.

Саву стала бить мелкая дрожь. Каин прижал ее к себе, гладя по спине.

— Я не могу тебя потерять! Слишком тяжело ты мне досталась!

 

*     *     *

Через неделю у Савы случился выкидыш.  Каин был вне себя от злобы и бессилия.

— Как же так? Он ведь обещал! Он сказал, что мой род продлится!

— Каин, все будет хорошо. Я немного поправлюсь, и мы снова попробуем…

-Поправишься! И сколько это займет времени? Я не могу ждать! Мне нужны крепкие сильные сыновья! Они должны помочь выстроить высокие стены! Мы не можем чувствовать себя в безопасности, в любой момент на нас могут     напасть дикие животные!

— Каин, так странно, а почему они здесь нападают? У нас в Елдаде никогда такого не случалось…

— Что ты заладила: «У нас, у нас…»? Теперь земля Елдад не «у нас», а «у них». Пора бы тебе  привыкнуть!

— Ох, это не легко сделать. Я не могу так просто забыть о своем детстве, о маме, отце, братьях.

Каин пристально посмотрел на жену.

— Сава, ты что, продолжаешь о них думать? Может, ты уже жалеешь, что ушла со мной?

— Нет, что ты, ведь я люблю тебя. Как ты мог такое подумать?

— Ну, хорошо, хорошо. Ладно, поправляйся, набирайся сил, а мне нужно работать.

Каин похлопал по бедру лежащую жену и вышел из хижины.

 

*     *     *

В семнадцать лет Сава, наконец, родила. Это была девочка. Каин снова был мрачнее скал.

— Каин? Что с тобой? Посмотри какая у нас замечательная дочка.

— Мне нужен сын! Понимаешь? Сын! И чем быстрее, тем лучше! Кто станет продолжателем рода? Мужчина!

Глаза Савы увлажнились от слез. Она часто заморгала, чтобы не расплакаться.

— Но Каин, ведь дочка — это тоже хорошо. Ведь она станет той, кто родит тебе внуков. Она — твоя плоть и кровь! Неужели ты совсем ей не рад? Возьми, хоть немножко подержи ее.

Каин даже не взглянул на малышку.

— Ты не понимаешь: женщин можно и так раздобыть, а вот мужчины, сыновья — это совсем другое дело!

— Как это «раздобыть»?

— Как? Да также, как я раздобыл тебя! Увести из селения Адама!

— Увести? Разве ты меня увел, как скот? Ведь я сама с тобой пошла! Я сама этого захотела! Обещай, что ты больше не отправишься в землю Елдад! Пусть мои родители поживут спокойно. Они и так огорчены моим уходом.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю. Я… я чувствую это. Каин, обещай! Нам нужно жить своей жизнью.

 

*     *     *

Через пару лет Сава родила долгожданного мальчика. Каин дал ему имя Енох — начинатель. Первый мужчина, рожденный в земле Нод, должен был стать гордостью этого уголка земли.      Каин возлагал на него весьма большие надежды.

Что касается Савы, то рождение сына не принесло ей никакой радости. Тяжелые роды сильно измучили ее. Несколько дней она не могла встать на ноги. Она лежала на шкурах обессиленная, и если бы не ребенок, то Каин даже не заходил бы к ней.

За эти четыре года Сава поняла, какой она сделала выбор: она вышла замуж за человека с больной душой.  Ее муж был наполнен ненавистью и одержимостью. Ненавистью к Адаму и Еве —  своим (и ее!) родителям, а также ко всем, кто жил в земле Елдад. На первых порах он старался скрывать это от Савы, вовремя спохватываясь, отвлекая ее ласковыми словами . Теперь же, полагая, что она уже никуда не денется, Каин дал волю своему главному  чувству. Ненависть сочилась из его глаз, искажала черты лица, которые еще не так давно так привлекали Саву. Она всматривалась в его лицо и не могла понять, как же она не разглядела этого раньше.  Постепенно Каин поведал ей об Авеле, об изгнании родителями, о таинственном знаке на его лбу. Страшная правда потрясла и напугала Саву. Но назад уже дороги не было.

Все, что делал Каин, было посвящено только одной цели: доказать, что его род лучше. Он был одержим мыслью, что однажды сюда придут люди из земли Елдад и увидят, чего он достиг. Его движения становились все более резкими, а слова неразборчивыми. Он постоянно твердил о строительстве города и много времени уделял укреплению стен, которые наспех построил после нападения на жену длиннозуба. Когда  он брал на руки Еноха, то говорил с ним лишь о том, каким тот вырастет великим, как  прославит их землю Нод.  Иногда Сава просыпалась ночью от того, что ее муж метался по комнате, приговаривая: «Они еще пожалеют, они еще узнают! Они еще увидят, что я могу! Они еще будут плакать…», и сам начинал всхлипывать. Сава лежала, боясь шелохнуться, а страх перед будущим заползал в ее душу.

 

 

*     *     *

Сава прилегла на кабанью шкуру. Она была на последнем месяце беременности. Через пару недель у нее будет шестой ребенок. Мальчик? Девочка? Какая разница. Ее чрево было заполнено плотью, таившей в себе новую жизнь. Пожалуй, это самое удивительное и трогательное из всего, что придумал Создатель.

Зарождение нового человека в человеке. Жизнь, начинающаяся внутри матери и продолжающаяся в мире — это не случайность. Это тщательно готовящееся, продуманное Богом до мелочей событие. «Я знал тебя прежде, чем ты появился на свет», — эти слова Творец говорил Адаму, эти же слова касаются каждого Адамова потомка. Создавая свой очередной шедевр, Господь фантазирует: какие у нового человека будут волосы, глаза, рот, подбородок. Но, самое главное,  Создатель наделяет его талантами и дает предназначение — высшую цель, которую будущему человеку нужно достичь. Поскольку все люди сотворены по образу и подобию Создателя, то и цели для всех направлены на созидание. «По плодам их узнаете их» — вот формула проверки любых человеческих творений.

Каждый человек — личность, индивидуальность. Поэтому и таланты для каждого Создатель приготовил особенные, индивидуальные. Для человека важно раскрыть в себе эти таланты — Божий дар, который нельзя купить за все богатства мира. Но еще более важным является понять свое предназначение. И только самые стойкие, самые постоянные и не меркантильно любящие Бога могут осуществить данное предназначение, выполнить свою миссию на земле.

Но не эти мысли наполняли сейчас молодую женщину, сбежавшую более десяти лет назад с любимым в неведомые края. Она мечтала о жизни полной любви и счастья, а получила… Сава была опустошена.    В ее душе зияла большая черная дыра. Не так она представляла себе жизнь в земле Нод. Не так.

Муж не бил ее, не оскорблял, но… Он не любил ее. В конце концов, она это поняла, и это понимание опустошило ее душевное нутро, в то время как ее чрево не было полым. Ее физическое нутро было заполнено очередной новой жизнью. С годами Каин все меньше и меньше уделял ей внимание. Он был одержим мыслями о зачатии новых детей. Когда же становилось ясно, что его жена беременна, то интерес к ней увядал. Также увядала красота Савы. Она, совсем еще молодая, выглядела все хуже и хуже, ведь нелюбовь разрушает   созданное Богом.

Любовь же Савы, большая и бескорыстная, разрушалась год за годом, кусочек за кусочком, пока от нее    осталось одно небольшое зернышко, запрятавшееся в самом дальнем уголке измученного сердца.

«Я ослушалась своих родителей, не вышла замуж за Сифа, покинула родительский дом, родную землю. Итак, что же я получила взамен?» — рассуждала Сава: «Неплодоносный неприветливый край; бесконечные роды, забирающие все мои силы;  нелюбящего мужа, думающего только о строительстве города. Неужели для этого я была рождена? Неужели в этом мое предназначение?»

 

*     *     *

Роды всегда давались ей нелегко. Она уже привыкла к этому. Но в этот раз все было как-то не так. Схватки, неожиданно начавшись, закончились быстрыми родами. Каин, как обычно, помогал ей. Он перерезал заостренным камнем пуповину, обмыл кричащую малютку.

— Мальчик! Сава, у нас еще один мальчик!

Каин был доволен. Он рассматривал черты младенца, пытаясь понять, на кого он будет больше похож.-

— Каин…

Голос Савы был очень тихим и слабым. Он обернулся, недовольный, что жена отрывает его от важного дела. Его глаза встретились с ее. Что-то в ее взгляде захлестнуло Каина холодной волной.

— Каин, я умираю.

Каин подскочил к жене:

— Ты что? Сава, отбрось эти мысли. Ты только что родила, устала. Ты отдохнешь, оправишься и…

— Снова буду рожать тебе детей? — Сава едва заметно усмехнулась.

— Нет, Каин, мое время вышло. Я знаю это. Бог, которого я не знаю, но который создал наших родителей, вот-вот заберет меня. Я уже слышу приближение стражей.

— Каких стражей? Что ты несешь?

— Стражи — это ангелы, смотрящие за нами. Они летят за мной. Он послал их.

— Кто Он?

— Иисус — сын Божий. Он принял решение забрать меня, я там буду нужнее. Я встречусь с братом твоим. Каин, что передать ему?

Каин в растерянности смотрел на жену.

— Каин, ты должен примириться с Авелем. Что передать ему?

Глаза Каина засветились ненавистью, ноздри раздулись. Он медленно процедил сквозь зубы:

— Передай ему, что я ненавижу его за то, что он все у меня отнял. Передай, что даже мертвым, он продолжает вредить мне, и за это я ненавижу его еще больше!

Из глаз Савы потекли слезы.

— Каин, тебя наполняет лишь ненависть. Скажи мне правду! Сейчас перед моим последним вздохом скажи, любил ли ты меня?

Каин смотрел на Саву, ничего не отвечая.

— Скажи!

— Ты нужна мне, Сава, не умирай! Мы ведь с тобой еще так много не успели сделать!

— Скажи!!

— Я… я обещаю, что буду любить тебя, что буду больше заботиться о тебе!

— Поздно, Каин, поздно… Вот все, что осталось от меня…

Сава что-то вложила в его руку. затем приподнялась на локтях и увидев нечто поверх головы Каина, произнесла:

— Да, Господь мой, я иду, здесь мне больше делать нечего.

Сава резко откинулась назад и замерла. Ее дыхание остановилось. Широко открытые глаза остекленели. Волосы золотым ореолом обрамляли бледное лицо. Исчезли круги под глазами, разгладились рано приобретенные морщины.

«Как она хороша. Как же хороша моя Сава», — Каин залюбовался ее мертвой красотой. Внезапно он опомнился и начал трусить тело.

— Сава! Очнись! Не покидай меня, Сава! А как же я без тебя? Как же наши дети? Они еще слишком малы, чтобы оставаться без матери! Сава! Сава!

Заплакал новорожденный малыш. Каин услышал какое-то странное движение.

— Где вы? Как вас там? Стражи! Эй, покажись мне тот из вас, кто обещал, продолжение моего рода! Где ты, змея тебя покусай! Что я теперь буду делать один, а? Как я выращу детей? Гад ты, пернатый! Верни мне мою жену!

Каин разжал свою ладонь. В ней оказалось маленькое зернышко, — все, что осталось от любви Савы.  Мужчина зарыдал, не обращая никакого внимания на плачущего младенца.

 

*     *     *

Был глубокий вечер. Каин сидел возле свежей могилы жены. Рядом был еще один маленький холмик. Новорожденный сын не прожил и трех дней. Между этими двумя холмами Каин посадил зернышко, оставленное Савой.

— Да, досадно…

Каин медленно повернул голову на голос. Никого.

— Кто здесь?

— И снова все тот же ненужный вопрос. Я пришел ободрить тебя.

Каин уже слышал этот голос. И эта фраза. Все это уже было… Да точно, это было на жертвенном холме. Тогда Бог не принял его жертвы. Тогда он и решил убить Авеля, а подтолкнул его к этому черный скорпион. Сейчас же никого не было. Хотя нет. Светлый песок зашевелился, и Каин сумел разглядеть… скорпиона, но только на этот раз белого.

— Белый? Невольно вырвалось из уст мужчины.

— Да. А что тебя удивляет? Какая разница в выборе цвета. Ведь это всего лишь внешняя оболочка. Гораздо важнее, что у тебя внутри, друг мой.

— Я тебе не друг. Помнится, в прошлый раз твой совет не принес мне ожидаемый результат.

— Ну, если бы ты был немного осмотрительнее. Тщательно продумал план убийства, обеспечил себе алиби.

— Что такое алиби?

— Алиби — это наличие объективных обстоятельств, свидетельствующих о непричастности обвиняемого к инкриминируемому преступлению.

— Чего?

— Ну, неважно. Ты не до конца продумал свои действия, поэтому вышло не так, как ты хотел. Но… В целом все не так уж и плохо…

— Не так уж и плохо? Да я сейчас в еще большем отчаянии, чем тогда на холме! Моя жена умерла, младенец тоже. У меня на руках куча малых детей. Здесь даже земля враждебно относится ко мне, не желая ничего родить!

— Ну, не паникуй. Из любой ситуации можно извлечь пользу, можешь мне поверить.

— Поверить тебе? Какому-то жалкому скорпионишке?

— Ты забыл, что я тебе говорил? Главное, что у тебя внутри! Смотри!

Внезапно маленький белый скорпион превратился в огромного левиафана. Каин подскочил от неожиданности. И было от чего. Такого зверя он видел лишь однажды, когда тот заходил в воды Фисона. Темно-синее чудище слегка приподняло и опустило на землю хвост. Земля сотряслась от мощного толчка, подкинув Каина вверх на пару локтей.

— Ну, что? Такой мой вид тебе нравится больше?

Грохот его голоса чуть не лишил мужчину слуха. Левиафан запрокинул голову назад и в следующий миг выпустил изо рта смесь огня, дыма и мелких камней. Огненный фонтан взмыл до небес, осветив собирающуюся на ночлег землю.

— Хватит! — взмолился Каин, — прими облик кого-нибудь поменьше, прошу!

Чудище рассмеялось и исчезло в дымовых хлопьях. Когда дым развеялся  внезапным порывом ветра, то взору сына Адама предстала лань. Она повертела перед Каином красно-коричневыми боками, словно дразня своими белыми пятнышками. Затем внимательно посмотрела на него миндалевидными с поволокой глазами.

— Так лучше?

— Не совсем…

Такой вид собеседника полностью обескуражил и без того растерянного мужчину.

— Что, я тебя не устраиваю в таком виде? Посмотри, как я хороша!

Лань запрыгала на месте, цокая копытцами и странно хохоча.

-Ну, ладно. Поигрались и хватит.

Грациозное животное махнуло маленьким хвостиком и вновь стало белым скорпионом.

— Бери, что имеешь и обращай себе на пользу! Ты остался без родительского покровительства? Это замечательно! Ты теперь свободен! Свобода — очень важный компонент для осуществления собственных планов! Ты можешь строить свой город, свою страну, свой мир! Ведь ты именно этим пытался заниматься последнее время?

— Да, но я один…

— Имей терпение! Научись ждать! Не торопись.

— Но ведь годы идут…

— Годы идут? Сколько тебе нынче лет?

— Сто тридцать два.

— Ну, вот. А ты по-прежнему молод и крепок. Значит у тебя еще много в запасе времени. Насколько мне известно, тебе сказано, что ты умрешь не раньше Адама. А он по моим прогнозам проживет еще очень долго.

— Так это ты тогда приходил ко мне? Ты — Божий посланник?

— Нет. Я не Его посланник. Я пришел к тебе сам от себя. Второй раз, заметь.

— Так зачем же ты здесь?

— Ну, вот, приехали к тому, с чего начинали. Я же говорил, что пришел тебя ободрить! Брось оплакивать эту женщину! Ты хочешь отомстить жителям земли Елдад?

— Да!

— Ты хочешь доказать, что ты лучший сын?

— Да!

— Тогда соберись! Не раскисай! Расти своих детей и помни: что-что, а времени у тебя предостаточно!

Скорпион развернул свой хвост, собираясь уползти.

— Постой! Мы еще увидимся?

— Возможно. Если я этого захочу.

— Скажи хотя бы, как мне тебя называть.

Скорпион пошевелил своим хвостом, обдумывая что-то. Наконец, он произнес:

— Когда-то меня звали Люцифером.

 

 

*    *    *

Сава умерла в возрасте двадцати семи лет, создавая род Каина. Через несколько десятков лет её муж тронулся рассудком. Он долгие столетия, как зверь, прятался в здешних лесах.  Их  правнуки никогда не слышали даже имени своей прародительницы.

 

 

Реклама

Об авторе Издатель Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s