Игорь Наровлянский. Пять Ветров

 

 

Исаак Ильич Левитан (1860–1900). Над вечным покоем. 1894.

ТАМ — ЗА ОБЛАКАМИ

Лайнер был в долгом полёте,  многократно присаживался и взлетал, ухудшая тем и настроение, и самочувствие мне.
Полёт обрёл  качество лишь после посадки в Ростове.
Рядом устроилась яркая, голубоглазая дамочка, с потрясающей энергетикой.  Проблемы сгрудились в осадок и бесследно растворились в общении.                                                          Я впервые прибывал в этот город.  Потому  был в том  ярком общении  и «гуманитарный»  подтекст…
В Гурьеве мы приземлились уже после полуночи.
Садились в ливень и кромешную тьму, разбавленную лишь тусклыми огоньками посадочной полосы и частыми грозовыми сполохами.
Но, в грохоте и слякоти этой, однако, теплилась  надежда, что очаровательную спутницу  мою уж точно встретят на «кабриолете», а затем вместе нас из этого безумия увезут.              – Мы здесь совсем рядом живём, Вы бы нам помочь не смогли?                                               Что-то в просьбе этой чуть настораживало. Нам?!
Рядом обнаружился  хмурый мальчишка лет, наверное, десяти!
Как же надо было в поднебесье увлечься прелестной соседкой, чтоб  не заметить её юного спутника.
Я приподнял тяжести и не слишком энергично  кивнул.
Вязкий маршрут к их типовому жилищу мы преодолевали в  молчании.
Потому мне и благодарность показалась дежурной, и, последовавшее затем предложение побаловаться чайком…
Мальчишка  укоряющим взглядом выпроваживал меня из жилища. И выпроводил-таки.
В тускло освещённом холле заштатной гостиницы меня встретили с  характерным раздражением держателей элитных палат:                                                                                         – А вот не замечаю  Вас в списках. Когда это  Вам место бронировали?
От стоечки отойдите, обмочите нам здесь всё!
Ну и что, что с самой Украины, да хоть бы из кремлёвских палат.
Всем вам здесь нашей икоркой намазано! – накуражившись всласть, наделившая себя запредельною властью консьержка  вернулась к застеленному диванчику…
Я устало и нервно мостился с вещичками на небрежно сколоченных фанерных сиденьях, умолял, чтоб приняли до утра, сулил золотые горы, скандалил!
Как не хотелось  опять в эту промозглую  вязкую степь…
Возвращение «блудного гостя», похоже, совсем не удивило мою недавнюю спутницу.
Под  кухонным окошком предусмотрительно разложен и застелен матрас.
Сервированный стол дразнил расписным самоваром  и бутербродами в разумном ассортименте.
– Тебе и не следовало уходить, – легко  вернулась  хозяйка к общению, органично  сложившемуся у нас  «в небесах». –  Дважды в году мы центральнее пупа Вселенной.
Научные конференции, культурные встречи, футбольные матчи!
И, прежде всего – блюстители в плащах и погонах из ближних и прочих краёв!  Нерест на Каспии и Урале!
У нас в эти суматошные дни  даже самые элементарные блага,  словно награда за большие заслуги.
Типовое однокомнатное жилище. Гостя привечают на кухне – крохотной, но комфортной.
А в затемнённой гостиной неусыпно вздыхает, опечаленный  возвращением гостя, неожиданный мой оппонент.
Так мы, на фоне сиротливой постельки, разложенной у кухонного плинтуса,  и проговорили всю ночь.
Под  самоварный чаёк  и калорийные бутерброды с  икорочкой.
О сезонных осетровых страстях, о местных обычаях и стихиях.
О целях и сроках пребывания  моего.
И только, когда  то ли дрожь, то ли смех уже было невозможно унять, кто-либо из нас заговорщицки  приставлял палец к губам.
Пары вызревающего адюльтера всё-таки заполняли пространство.
Подоспевшее утро помогло  разобраться с акцентами.
Не выспавшийся угрюмый мальчишка, по пути в туалет пробурчал, что в школу теперь не пойдёт, а вынужден будет весь день отсыпаться у бабушки.
Людмила  лишь вздохнула  беззвучно, затем, серией энергичных звонков, разыскала директора единственной в их районе гостиницы, и долго убеждала того поселить своего  «близкого  родственника» на ближайшие сутки:                                                                            – Да не гони ты волну по Уралу! Будет  тебе и козырный звонок.
Поверь мне, он в город  с нужными делами к нам прибыл!
У себя?! Измываешься, однокомнатной нашей не видел?!                                                              С поселением  у нас, по-моему,  всё выходит  прелестно, – улыбнулась она, уже обращаясь ко мне, – разберись там  с  делами, по-быстрому,  и побродим  вдоль расписного нашего бережка.
Так хорош у нас Урал по весне!                                                                                                        Рассвет  выходил солнечным и спокойным.
Будто бы  в ночи кто-то пальчиком погрозил непогоде.

… В строительном управлении, куда и был я командирован, познакомились со мной коротко и по существу.
Выразили лишь удивление нелогичным  появлением под  выходные.

– Ах, простите, – позволила себе ироничную реплику специалистка по кадрам, – редкая птица долетит к нам от середины Днепра.
Сами определились в гостиницу?!  В нашем-то суматошном апреле?!
Надо же, какой пробивной!  До понедельника продержитесь?
Нам здесь не легче, поверьте.  Завтра такой субботник рисуется!
Я отрешённо кивал, хотя  следовало  бы  уточнить кое-что.
Мысли о предстоящей прогулке вдоль географического рубежа, хранящего в своих бурных водах  тайны двух континентов,  поглощали всецело.
Овладевали мной и сладостные миражи, предстоящих затем выходных …

 

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s