Ника Черкашина. Чёрная речка январь…


91164459_4711681_Bellerofont_na_Pegase_ybivaet_Himery
 Беллерофонт на Пегасе (фреска)

Горько писать послесловия… Жизнь самых талантливых и неординарных людей, а тем более поэтов и артистов, всегда, во все времена драматична. Их почти всегда преследует зависть, мелкая и гнусная травля…

Суровый месяц январь…

Он словно специально создан природой, чтобы забирать или ранить самых талантливых поэтов, музыкантов, актеров и всех преданных своему призванию творцов…

…Январь оказался роковым для писателя и философа Альберта Камю, драматурга Евгения Шварца, поэтов Томаса Элиота и Юрия Левитанского, композитора Георгия Свиридова, художника Сальвадора Дали, изобретателя Эдвина Армстронга, кутюрье Коко Шанель, балерин Анны Павловой и Натальи Дудинской, певицы Изабеллы Юрьевой, музыканта Мурата Насырова… Все они прожили жизнь разной длины, но наполненную бесконечным трудом… Познавшие и не познавшие славу и любовь своих современников… Но заслужившие высочайшее счастье – счастье полной самоотдачи, единения с высшими мирами, окрыленности и горения души…

Безжалостный январь…

27 января 1837 года на Черной речке…рукой Дантеса он ранил Александра Пушкина… Мы все знаем с детства о Пушкине и об этой дуэли, но не задумываемся о том, что… Эта Черная речка утрат течет неостановимо до сих пор…

… Свой черный январь не пережил талантливейший поэт Семен Надсон, умерший в 25 лет не только от болезни, но и от безжалостной травли. Ушел как раз в день Господнего крещения — 19 января 1887 года…

Критик, на которого юный Надсон написал когда-то эпиграмму, сподобился мстить… Подгадал момент, когда подлечившийся за границей Надсон вернулся в Россию. Врачи констатировали улучшение, подавая и смертельно больному, и его друзьям надежду… В этот момент критик и разразился статьями. Надсон де симулирует болезнь, чтобы жить и ездить по курортам за счет друзей и Литературного фонда… А стихи его, дескать, печатают только из жалости.

Но вышедшее собрание сочинений в 1885 году быстро разошлось. Потребовалось второе и третье издания. Академия наук присудила Надсону Пушкинскую премию, иллюстрировала дальнейшие издания, помещая его портреты… А критик не успокаивается. Выдает свои пасквили и присылает их больному в Ялту… Это и добило умирающего поэта…

…Через сто лет, в ночь с 31 декабря на первое января 1985 года попал в автокатастрофу по дороге в Чикаго (не исключено – подстроенную) иммигрант второй волны Иван Елагин (Матвеев). Замечательный поэт с очень трудной судьбой… Он — двоюродный брат известной поэтессы Новеллы Матвеевой, внук видного краеведа из Владивостока, поэта и переводчика – япониста Николая Петровича Матвеева…

Отец Ивана в тридцатые годы был арестован, мать попала в психиатрическую больницу, а он пополнил армию беспризорников.

Неисповедимы пути Господни. Опеку над ним взял Максим Рыльский. Он же и ввел его в поэзию… В 1943 году через Германию Елагин попал в США. Широко известна его фельетонная «Песенка о коллективном руководстве». В ней повествуется об устранении 7 руководителей КПСС: Берии, Маленкова, Молотова, Кагановича, Шипилова, Булганина, Жукова. В конце остается один Хрущев…

Катастрофа сыграла свою роль. Через два года болезни поэт скончался в Питсбурге (США), так и не увидев родины… Пронзительны его стихи:

… Мне не знакома горечь ностальгии.

Мне нравится чужая сторона.

Из всей – давно оставленной России –

мне не хватает русского окна.

Оно мне вспоминается доныне,

 Когда в душе становится темно –

Окно с большим крестом посередине,

Вечернее горящее окно»…

У каждого свой крест…

…В январе 1996 года не стало и русско-американского поэта, эссеиста, драматурга, переводчика, Лауреата Нобелевской премии 1987 года Иосифа Бродского. Какой парадокс!.. В 1963 году «Вечерний Ленинград» разразился статьей «Окололитературный трутень», в 1964 эта же газета опубликовала подборку писем «читателей», требовавших наказать «тунеядца Бродского»… Но в 1995 году этот же город, некогда осудивший поэта «за тунеядство» и затем выбросивший его за пределы могучего СССР, удостоил его звания «почетный гражданин Санкт-Петербурга»…

…Январь оказался безжалостным и к писателю Александру Беляеву, заглянувшему в своих произведениях далеко вперед. Он исследовал пустыню Гоби, предсказал появление голограмм, по его произведениям поставлены фильмы: «Человек-амфибия», «Завещание профессора Доуэля», «Продавец воздуха», «Остров погибших кораблей», «Спутник планеты Уран», 4-серийный «Морской дьявол»…

В чем только не обвиняли его критики: в пропаганде садизма, аморальности героев, в лженаучной фантастике…и даже в том, что он симулировал свои болезни, чтобы избежать репрессий. Умер писатель и провидец в январе 1942 года в возрасте 57 лет.

Да, у каждого свой крест…Январь объединил их всех…

…Был репрессирован и посмертно реабилитирован прекрасный русский и российский поэт, писатель и литературный критик  Владимир Корнилов — уроженец города Днепропетровска. Он покинул этот мир 8 января 2002 г. Его книги «Пристань» и «Покуда над стихами плачут…» до сих пор в библиотеках нарасхват. Несмотря на пережитые тяготы и болезни, на безжалостно искалеченную жизнь, он остается в истории поэзии и памяти своих друзей светлым и «веселым звонарем»:

Я у весны веселым звонарем

Устроился на время половодья,

Чтоб хмурый день, разбуженный зарей,

Наполнить вешней музыкой сегодня…»

 Незамерзающая речка потерь…

…Восьмого января 2008-го не стало и прекрасного актера Александра Абдулова. Казалось бы, на дворе –ХХ1 век. Неужели мир не изменился и все те же нравы множат наши потери?.. Любимый многими и удачливый артист театра и кино, народный артист России?.. Да, и он. Доведенный травлей до отчаяния, он не удержался от горького признания: «Иногда мне хочется взять автомат и расстрелять всех этих брехливых журналюг, которые в погоне за сенсацией нагло влезают в чужую жизнь и разрывают ее на куски, словно свора вечно голодных псов»…

Трагический черный январь…

И для всемирно признанных,

и для мало кому известных…

8 января 2012 года Январь смертельно ранил сердце князя Вадима Ивановича Логвина-Шарданова, ведущего актера одного из Днепропетровских театров… Сегодня у него день рождения… Ему бы исполнилось 63 года. Но три года его уже нет с нами. Дальше речь пойдет о нем… В его судьбе и смерти, как в капле воды, отражены  наша действительность и наши, до сих пор не исправленные  временем нравы…

                         ОТДАЛ НАВЕК ОН СЕРДЦЕ МЕЛЬПОМЕНЕ…
«Не жертвуйте лицом ради положения»
Борис Пастернак

                                                                                                                 Вадим Иванович был открытым и бесхитростным человеком, он не умел подличать, заискивать, угодничать и плести закулисные интриги. Да ему и некогда было распылять свою душу на выяснение отношений. Он работал, как каторжник. Главные роли в самых известных спектаклях академического театра русской драмы требовали полной самоотдачи.

Он играл главные роли в пьесах В.Шекспира и А.Пушкина, А.Островского и А.Чехова, Л.Толстого и Лопе де Вега, Г.Горина и Н.Саймона. Ему удавались и трагические, и трагикомические, и комические образы…

Он ни в чем не умел жить наполовину. Если играл, то играл. Если слагал стихи, то читал или пел их так, что собирал на своих творческих вечерах весь Днепропетровск. Если участвовал в фестивалях с героической  и болючей тематикой («Чернобыльские мотивы», «Звезда полынь»), то занимал среди авторов и исполнителей только первые места.

 За годом год,

Все в прошлом и прошедшем,

Но все как будто рядом и вчера:

С врагом незримым

В смертный бой ушедшим,

Приходит дат геройская пора…

Он свято относился к героическим датам — к праздникам Великой Победы, к годовщинам Чернобыльской трагедии и вывода советских войск из Афганистана. К каждой из этих дат у него были стихи и песни…

…Я весь, как есть, стою у микрофона

Открыто и без пафосных прикрас…

 Пафосом, считал он, страдают только мало пережившие и не глубокие люди, не знавшие потерь. Его отец Иван Логвин работал спасателем на шахтах Криворожья. Вадим с детства видел, как делается настоящая мужская работа. Какой тут пафос, когда каждый раз человек спускается в шахту, как в последний раз… Героям пафос чужд. Пафосом одноразово болеют прославляющие героев… И тут же, забывают о них.

Вадим, какую бы роль не играл и о ком бы не писал и не пел свои песни, был по-мужски основательным… И никогда  никого не забывал…

Отец спасал в беде шахтеров –

Отсюда состраданья ген.

Вот почему без разговоров

Встал под Чернобыльский рентген…

 

Это он не только об отце, но и о себе.

«Ген состраданья»… Образно и не пафосно…. Так он назвал свое врожденное желание прийти на помощь тем, кто в этом нуждался. Он, действительно, шагнул под Чернобыльский рентген практически сразу же после аварии на АЭС.

Тогда для поддержания духа спасателей формировали и отправляли в Чернобыль творческие бригады. Вадим был в одной из первых. И не один раз. Пел для спасателей, когда все дозиметры еще зашкаливали…

…И актеры, обнажая души,

Оживляя зримостью перо, —

На себя безжалостно обрушат

Тяжесть зла в сраженье за добро…

«Ген состраданья», усиленный радиацией, был у него в крови до конца жизни. Он приходил на помощь любому, кто оказывался в беде.

Нет, Вадим не был пафосным. Он был вдохновенным. Да разве живут на свете писатели, поэты, актеры и все творцы без вдохновения?! Вдохновение – это всегда безжалостная и неостановимая, как Чернобыльский рентген, самоотдача. И обнажение души…

Сорок два года на сцене…

Он и не заметил, как в этом вдохновенном горении пролетели годы. Неожиданно для всех, да и для него самого приблизился этот юбилей. 8 января 2012 года… Его творческий вечер…

Он читал:

Не почестей ради и гроша

Наш голос в звенящей струне.

Поэтом быть – тяжка ноша.

Певцом и актером – вдвойне.

Но вынесут верные кони

Сквозь бури нас в солнечность дней.

И будет весь мир на ладони,

И мы – четкой линий в ней.

Москвичка Татьяна Зайцева, создававшая в Москве вместе с мужем Сергеем Зайцевым музей Владимира Высоцкого, написала предисловие к сборнику Вадима «Я возьму гитару и спою…», пожелав ему долгих лет «творческой и всякой жизни»…

… Не об этом ли просил Бога и сам Вадим в своем программном стихотворении «Молитва»?!: Он просил Господа «отвадить» напасти и отвести все болезни от родных и близких, просил не разомкнуть «круг Любви» к Творцу, к звездному пространству, к светилу, к матушке-земле, к родным и близким, к постоянству… «в стремленье жить, как Ты нам повелел»…

Он никогда и ни у кого ничего не просил для себя… Просил только Бога. О самом главном для него:

 …Не дай мне, Бог, лишиться озаренья…

 

 …И дай, Господь, слагать такие песни,

Чтобы и враг стал другом дорогим…

Этот юбилейный вечер стал его отчетом. Отчетом человека, актера и поэта за все сделанное им в течение прожитых 60 лет и 42 лет самоотверженного служения Мельпомене.

…Конечно, все мы — его друзья надеялись, что и в родном театре наконец-то оценят его труд…

Увы!..

Да, директор театра зачитал приветствие от губернатора Днепропетровской области.

Да, специально из Москвы приехал поздравить своего однокурсника по Днепропетровскому театральному училищу заслуженный работник культуры Российской Федерации Владимир Праслов.

Да, пришли друзья и коллеги по Региональному союзу писателей Приднепровья и Международному сообществу писательских союзов…

Приехали поздравить собрата его коллеги из Кривого Рога, где он начинал свою артистическую карьеру…

В Москве к этому юбилею издали его сборник стихов и песен «Я гитару возьму и спою…».

 

…Его душа пела. Он любил свою певучую украинскую родину отца. И любил свою черкесскую родину — предгорья Домбая, где росла его Мама Сида Ибрагимовна, почти всю жизнь скрывавшая свое родство с древним княжеским родом Шардановых. Такие были времена…

…І цю землю – отца – я на мові вітаю,

И черкесской земле я «Салам» говорю!

 … Я возьму билет в страну черкесов,

Там, где горы и орел парит.

Моя кровь наследственных замесов:

«Приезжай скорее», — говорит.

 Готовясь к своему творческому вечеру, он побывал на своей черкесской родине.

…Там, где мама росла

Средь предгорий Домбая,

Где Кубань, Эрсакон и река Зеленчук,

Мчит, своим серебром берега огибая,

Подточив зеркала ледниковых кольчуг…

 Не правда ли, здорово: «Подточив зеркала ледниковых кольчуг»?!

Две недели провел Вадим Иванович на родине. Участвовал в торжествах по случаю открытия музея своего прадеда князя Шарданова. Посетил все места, связанные с памятью рода, увидел и тот «родник, куда мама ходила, наполняя кувшин свой водой ключевой». Испил воды из маминого родника, взял горсть родной черкесской земли и привез на свою вторую, украинскую родину, где покоится мама…

Да, это был его отчет и, увы! – подведение итогов…

…Хоть и мельком, но вспомнили в приветственном слове, что сотни спектаклей, где он играл, прошли с аншлагом, что тысячи творческих вечеров и встреч со зрителями он провел по всей Украине…

Не забыли упомянуть и о его неоднократных выездах и выступлениях перед ликвидаторами в зоне Чернобыльской АЭС в первый и второй годы аварии, когда дозиметры зашкаливали…

…Он стоял перед всеми нами на сцене торжественно строгий и взволнованный. На его груди мы впервые увидели медаль «Защитнику Отечества» и три медали «За заслуги». Увидели впервые, потому что он и одел-то их первый раз в жизни публично.

Да, у него были заслуги и награды… Но так и не случилась среди них главная и ожидаемая столько лет… Звания заслуженного работника культуры, служению которой отдал сорок два года, он так и не дождался … Такой вот парадокс!..

У него на виду (и в пику ему!) столько раз присваивали это звание молодым актерам, всего по нескольку лет проработавшим в театре и еще ни чем себя не зарекомендовавшим… Его же все эти годы обходили… И обошли в юбилей…

…Он слишком независим… У него и так много разных почестей!.. Он жизни не представляет без театра — куда он, мол, денется!?..

Сколько лет, беря в руки программки, мы ожидали увидеть, рядом с фамилией любимого ведущего актера и давно заслуженное им звание. Кто же, как не он, достоин?.. Ожидали и в этот вечер… Но этого опять не случилось!..

Многие руководители безбожно грешат: пока сами не получат то или иное звание, и других к нему не допущают…

Предыдущий художественный руководитель, так ценивший талант Логвина-Шарданова и даже ходивший в его друзьях, по этой или какой-то другой причине не успел представить Вадима Ивановича к званию. Сегодняшний же худрук выбил это звание …для своего собственного сына, который не проработал в театре тогда и пяти лет…

Звание это считается оценкой мастерства и символом признания заслуг.

Талант у Логвина-Шарданова был. Заслуги были. А звания не было. Можно ли больнее ранить творческую душу?

Больно писать об этом…

Художественный руководитель, вхожий в высокие кабинеты, докладывал: пьет!.. морально не устойчив — живет во втором браке!.. вспыльчив!.. князя из себя корчит!.. его время прошло, надо молодых привязывать к театру!.. Такая вот политика!

Бывший актер – не Бог весть какого дарования, выбившись в руководители, просто не любил ни талантливых правдоносителей, ни независимых в своих суждениях личностей. Он любил подхалимов и угодников, любил тех, кого любил директор театра…и, конечно, своего безличностного сына… Логвин же -Шарданов был личностью. Да к тому же еще и князем! Как мелкая душа могла пережить такое возвышение над собой и своим бесталанным чадом?!

До какой степени может дойти людская зависть и подлость, чтобы отметать столько лет известные всем заслуги, третировать и провоцировать гордого по натуре человека?! Разве нормальное человеческое сердце, сгоравшее 42 года в огне самоотдачи, горячая — в конце концов! — черкесская кровь способны выдержать такое планомерное и долговременное унижение?!

Он не умел услужить, подольститься, похвалить бездарную игру. Он был гордым и не умел жаловаться или требовать для себя что-то. Видно, именно это и раздражало больше всего и не прощалось ему. Его не стеснялись унижать и провоцировать изо дня в день. Самое больное — лишать новых ролей или ставить в третий состав…Он терпел только потому, что театр был его домом и его жизнью. Но он писал об этом и читал свои стихи на вечерах. И все знали, о ком это:

«Они портят нам жизнь –

Свора с подлою кровью.

Бог сказал: «Не вяжись

И ответь им любовью»

 

И я этот Устав

Соблюдал очень строго,

Но теперь подустал…

Бог, прости ради Бога!

 

Вот такая беда

Надорвавшимся нервам.

Только их никогда

Не ударю я первым»

Он так и не ударил… Просто ушел…. Из театра… И из жизни!.. Как будто по собственной воле…

Никто не стал искать виновных и заводить уголовное дело о доведении человека до самоубийства. Ибо то был бы скандал и удар по авторитету художественного руководителя, который стал уже Депутатом и был вхож во все высокие кабинеты. Власти и актеры стыдливо промолчали… Театр даже похоронить по-человечески не сумел своего ведущего актера, своего единственного Князя…

Заказали к зданию театра автобус для похорон, сесть в который почти никто из труппы так и не осмелился. Боялись своего руководителя или лишней огласки? А, скорее всего, стыдились самих себя и друг друга…

Проводить Вадима в последний путь поехали друзья, товарищи по писательской организации, да немногие поклонники, чудом узнавшие о постигшем всех нас горе…

Но еще страшнее и бесчеловечнее, чем всегда, оказались в этот скорбный час руководители театра… Они, не стыдясь, сразу же потребовали у родных покойного оплатить заказанный театром автобус для похорон… Вопиющая низость и мелочность их натур… И цинизм.

Черный и безжалостный январь их душ…

Теперь, задним числом, все чаще и чаще не дают уснуть уже никому не нужные вопросы… Где же все мы были тогда – все его друзья и поклонники, писатели и журналисты, чернобыльцы и афганцы, которых он прославлял в своих песнях и для которых был своим?!

Все опускают глаза: он же никогда и никому не жаловался!.. мы же думали, что звание для него не имеет никакого значения…

Господи! Да разве же тут дело только в звании?!

…В пригласительном билете в памятный юбилейный вечер все мы прочли стихи Вадима:

… Листаю годы, даты, календарь.

Навек отдал я сердце Мельпомене

Она дала мне Сцену – мой Алтарь.

 …Он распял себя над сценой. Над этим священным для него Алтарем. Принес, как жертву, неведомому и кровожадному богу Алтаря свою жизнь и свою смерть… О чем он думал, решаясь на такой шаг, — ведь он верил в Бога?!.. Во имя чего он принес эту жертву?

Читал и перечитывал Альбера Камю: « В смерти игра и героизм обретают свой подлинный смысл»?..

Думал, что эта смерть заставит власти наконец-то заинтересоваться обстановкой в театре, профессиональным и моральным обликом директора и худрука?.. Хотел именно таким образом — своей смертью — очистить театр от властвующей клики бездарей?..

…Его смерть не была последней. Другой актер, его коллега по сцене решил идти другим путем, он решил бороться. Боролся!.. Но после очередного разговора с директором, выйдя из его кабинета, умер от инфаркта прямо в фойе театра.

…Бог Алтаря принял и эту жертву… И не захотел ничего изменить…

Алтарь тут же заняли другие…

Но ЧТО смогли вознести на него они — трусливые, с нечистой совестью лицедеи?!..

И ЧТО оставят они после себя в этом мире и в душах своих зрителей?

… Князь Вадим Иванович Логвин — Шарданов оставил свою поющую душу.

…Хвала Всевышнему! О, чудо!

Душа поет! Душа поет!

Да, его душа всю жизнь пела.

Черный, черный январь 2012-го…

Он смертельно ранил и эту поющую душу…. Через несколько месяцев Вадима не стало… Ушел петь Богу… Та Черная речка потерь, обагренная кровью Пушкина, приняла и эту жертву… Он любил Пушкина и свою смерть приурочил к его дню рождения…

«Знаешь, так хочется жить…и всем объявить: Я ВЕРНУСЬ все плохое забыть, всех простить… Лишь прощенье – спасенье… Я ЗНАЮ!» — это поет другой музыкант… Мог бы спеть и Вадим, если бы остался с нами…

Но он ушел, оставив нам свои стихи. Мы читаем!.. Спасибо, Князь!.. И ради Бога простите нас всех!.. За то, что наш «ген сострадания» прорезался слишком поздно, и мы не уберегли вас… Простите!..

 

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 отзыва на “Ника Черкашина. Чёрная речка январь…

  1. Катерина:

    Прекрасно рассказано. Такая трагичная. высокая судьба! Спасибо, что рассказали нам о судьбе этого большого человека.

    Нравится

  2. Макар:

    Да, у каждого таланта есть своя Черная речка. И это делает жизнь этих людей особенно ценной.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s