Надежда Тубальцева, Виталий Старченко. Incognitus Gogol (часть 7)

 

371

 Шевченко

 

Гоголь и Шевченко если и были знакомы, то не поддерживали никаких отношений (хотя бы земляческих). Но это не значит, что два гения не интересовались творчеством и судьбами друг друга. Связывала их Украина. И главное – они оба вдохновение черпали в уникальной сокровищнице – Украинской Народной Песне.

В ХІХ веке в Петербурге литературно-художественных кругов – не так много. Среди них: славянофилы (в их числе – Гоголь) и украинофилы (в их числе – Шевченко). Объединения  имели «линии пересечения» – например, близкими людьми и для Гоголя и для Шевченко были поэт Василий Жуковский и актер Михаил Щепкин. И Гоголь и Шевченко  знакомы с художником Карлом Брюлловым; литератором (позже – ректором Петербургского университета) Петром Плетнёвым; поэтом Нестором Кукольником, критиком и цензором Александром Никитенко, княжной Варварой Репниной и другими.

По-видимому, Жуковский повлиял на уважительное отношение Тараса Шевченко к Гоголю. Жуковский нежно любил Гоголя, как родного человека, как болезненное гениальное дитя. Шевченко глубоко уважал Жуковского, которого считал одним из благородных освободителей своих.  Жуковскому Шевченко верил.

Пантелеймон Кулиш, товарищ Шевченко, к Гоголю относился как к небожителю. Тарас Григорьевич не мог не знать об этом.

Жизнь в столице Российской империи бурлила: обсуждения, сплетни, споры, обиды, симпатии и антипатии…

В письме к Варваре Репниной Шевченко пишет: «…Случайно зашел разговор наш с вами о «Мертвых душах». Вы отозвались сухо. Меня это неприятно поразило, ведь я всегда читал Гоголя с наслаждением… Но меня радует ваше нынешнее мнение о Гоголе и его бессмертном произведении! Перед Гоголем стоит благоговеть как перед человеком, одаренным глубоким умом и нежной любовью к людям».

Прочитав «Губернские очерки» Салтыкова-Щедрина, Шевченко писал, что в лице Салтыкова-Щедрина, Гоголь имеет гениального преемника.

В 1844 году Тарас Шевченко посвятил Гоголю стихотворение  «За думою дума».

Люди с одинаковой фамилией «Толстой» сыграли большую роль в жизни украинских гениев: Федор Петрович Толстой, вице-президент Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств и его жена Анастасия Ивановна приложили все силы для возвращения Шевченко из ссылки.

Александр Петрович Толстой – чиновник высокого ранга предоставил Гоголю убежище, которое стало последним в жизни писателя.

Интересовала и Шевченко и Гоголя судьба художника Александра Андреевича Иванова – автора полотна «Явления Христа народу».

Гоголь: «Сейчас все чувствуют нелепость упреков в медленности работы и лени художнику, который провел за работой вся жизнь и позабыл о том, что в мире есть другие наслаждения. С производством этой картины связана …воля Бога».

Шевченко: «Еще в Академии я много слышал об этой колоссальной, тогда уже почти законченной работе. Художники нерешительно говорили о ней, любители были в восторге, в том числе, и покойный Гоголь. Карл Иванович Брюллов говорил, что корпение – верный признак бездарности. По отношению к Иванову не могу с этим согласиться… Но мне что-то страшно за автора».

 

В 1872 году царь Александр ІІ решил поставить памятник «Тысячелетие России» – в Новгороде. Над скульптурами для него работал Микешин (автор памятника Богдану Хмельницкому в Киеве). После смерти Шевченко скульптор прибавил к списку выдающихся людей, которые должны быть изображены на памятнике: Гоголя и Шевченко; однако Александр ІІ не дал на это согласия. Почему империя не признавала Шевченко выдающимся человеком – понятно: поэт был врагом  самодержавия. Но Гоголь! Вероятно, никогда Россия относительно загадочного Гоголя иллюзий не имела.

Гоголь ни разу в письмах или статьях не вспоминал Шевченко. Он вообще демонстрировал, что не интересуется ни жизнью, ни творчеством земляков. А как было в действительности, можно узнать, внимательно читая его письма.

…Гоголь знал, что случилось с Тарасом Шевченко. В 1847 году Погодин пишет Гоголю за границу: «Между малороссиянами открылось что-то недоброе (имеется в виду разгром в 1847 году Кирилло-Мефодиевского братства). Гоголь на новость не отреагировал. Но как многозначительна «перекличка» тропов в стихотворении Шевченко и статье Гоголя!..

Гоголь: «Все расплылось и расшнуровалось у нас сейчас. Дрянь и тряпка стал человек. Каждый соглашается стать подлым подножием (у Шевченко: «…Рабы, подножки, грязь Москвы». – Авт.) всего и рабом пустых мелких обстоятельств, и теперь нет нигде свободы в истинном ее смысле».

Глубоко поражает такое признание Гоголя:

«Соотечественники, я вас любил той любовью, которую дал мне Бог, за которую я благодарен ему, как за наивысшую благодать. Эта любовь была мне радостью и утехой среди самых тяжелых страданий».

Кому адресованы эти слова?..

Реклама

Об авторе Издатель Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике эссе. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s