Юрий Полисский. Битва за гонорар

2241

Момент был подходящий: судя по афишам, в город должен приехать Жванецкий. Я поставил последнюю точку, перечитал написанное и с удовольствием подумал:

— А, ведь, у меня и впрямь не хуже, чем у Михаила Михайловича.

Впрочем, что в этом особенного. Нужно только  в определённых местах текста вставлять монологи типа «Так это было или этого не было?  Так этого не было или это было?», а промежутки заполнять междометиями. В общем, предвкушая приличный гонорар, бросил рукопись в дипломат и без малейших колебаний отправился в редакцию. Заведующему литотделом лаконично представился:

— Михаил Михайлович Жванецкий, — и протянул рукопись.

—   Жванецкий ?  — удивился зав, — но…

—   Так «но», или вы прочитаете рукопись? – отпарировал я.

Через пять минут рукопись была  прочитана, но недоверие зава не исчезло.

— Вы, уж, меня извините, — отважился  завлитотделом, — но у Жванецкого лицо как-то круглее и,  простите,  животик  побольше.

Целую неделю я подгонял лицо и живот под Жванецкого, благо моей  зарплаты  как раз хватало на пару буханок хлеба в день.

— Ну, теперь-то вы признаёте во мне Жванецкого? — спросил я зава, усаживаясь в кресло.  —  Как  говорят в Одессе: «Таки да или таки нет?»

Зав внимательно осмотрел меня, помялся и, наконец, произнёс:

— Понимаете, до пояса  вы действительно похожи на  Жванецкого:  и лысина есть,  и  лицо  круглое,  и  животик — слава  Богу. Но Михаил Михайлович, как я уловил из телепередач, ходит в джинсах, а на вас, извините, приличные доперестроечного периода брюки.

В сарае, среди тряпья,  я отыскал  старые изношенные джинсы, расширил в поясе,  вставил клин и пошел в редакцию.

— Послушайте, — набросился я на  завотделом,  — весь мир знает Жванецкого, один вы не знаете. Что теперь вам не так?

Побледневший зав долго молчал, затем, заикаясь, выдавил:

— Весь мир знает не только самого Жванецкого, но и его знаменитый портфель. А у вас на коленях замшевый дипломат с никелированной табличкой и дарственной гравировкой на ней: «Дорогому юбиляру  Ю.Д.Полисскому от друзей».

— Как можно было так опростоволоситься? — грыз я себя по дороге домой. Но не сдаваться  же, когда теперь до финиша  буквально  один  шаг.

И  старый  рыжий портфель  с  поломанными  замками,   в  котором  по вечерам я выносил мусорные пакеты, завершил ансамбль «а ля Жванецкий».

…Я выскочил  из  автобуса, одолел последний угловой поворот и вышел на финишную пpямую. В каких-то пятнадцати метрах  виднелась заветная редакционная дверь, ручку которой тянул на себя… сам Михаил Михайлович Жванецкий. Сомнений быть не могло:  во — первых,  афиши,  а,  во-вторых, точь-в-точь как по телевизору: лысина, животик, джинсы и знаменитый портфель.

Всё. Битва за гонорар была проиграна.

Никем не замеченный и уничтоженный, я стоял, не имея сил сдвинуться с места. А когда за Жванецким захлопнулась дверь, я услышал, как наблюдавшая за входом из открытого окна приёмной бдительная секретарша крикнула заведующему литотделом:

— Сергей  Петрович! Приготовьтесь: опять этот Полисский пришёл!

 

 

 

 

 

 

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s