Геродот. История (часть 6)

gtraklit

перевод: Ирина Анастасиади

67. В прежних войнах с тегейцами лакедемоняне постоянно терпели неудачи. Однако во времена Креза, когда царями Лакедемона были Анаксандрид и Аристон, спартанцы наконец одержали верх над ними, и вот как это произошло. Разочарованные постоянными поражениями, лакедемоняне отправили послов в Дельфы вопросить оракула, какое божество следует умилостивить для победы над тегейцами. Пифия дала ответ: они должны перенести в Спарту останки Ореста, сына Агамемнона, и тогда они одолеют тегейцев. Однако спартанцы не могли отыскать могилы Ореста, и им пришлось вновь отправить послов в Дельфы спросить: “Где погребен Орест?”. На вопрос послов Пифия ответила вот что:

Есть в Аркадии град Тегея на низкой равнине.

Там веют два ветра, гонимые силой могучей.

Там слышен удар, отраженный ударом, и следует беда за бедою…

Там сын Атрида сокрыт лоне земли жизнетворной.

Прах его ты перенесешь и станешь владыкой Тегеи.

Однако и после этого ответа оракула лакедемоняне все‑таки не могли найти могилы, несмотря на все усилия. А нашел ее Лих, один из так называемых агатоергов (бескорыстных исполнителей добрых дел) в Спарте. Эти‑то агатоерги – старейшие граждане числом пять – ежегодно отбираются из сословия всадников. В течение того года, когда они выходят из всаднического сословия, они должны быть наготове постоянно и повсюду выполнять обязанности послов Спарты.

68. Одним из этих бескорыстных исполнителей добрых дел и был Лих, отыскавший в Тегее могилу Ореста. Это было им сделано отчасти случайно, отчасти, применив хитрость. В то время у лакедемонян с тегейцами было перемирие. Лих зашел в кузницу посмотреть, как куют железо, и дивился искусству кузнеца. Последний заметил его удивление и, прекратив работу, сказал: “Друг‑лаконец! Ты дивишься, как искусно обрабатывают железо. Но вот если бы тебе довелось увидеть то же, что мне, то как бы ты сильно удивился! Я хотел выкопать у себя во дворе колодец и, копая, наткнулся на гроб в 7 локтей длины. Не веря, однако, чтобы люди когда‑нибудь были больше нынешних ростом, я открыл гроб и увидел, что покойник действительно был одинаковой величины с гробом. Измерив гроб, я снова засыпал его землей”. Так передавал ему кузнец то, что видел, а Лих обдумал эти слова. Ему пришло на мысль, что это и есть останки Ореста, о которых говорил оракул. Рассудил же Лих вот как: рассматривая два раздуваемых меха кузнеца, он решил, что это и есть ветры, о которых говорил оракул; наковальня же и молот – это удар и ответный удар, а беда на беде, это выковываемое железо («Это потому, — подумал он, — что железо изобретено на беду человеку). Рассуждая подобным образом, Лих возвратился в Спарту и рассказал всё, с ним что случилось. Тогда и была применена хитрость — лакедемоняне обвинили Лиха в вымышленном преступлении и будто бы изгнали его из города. Лих опять отправился в Тегею и рассказал кузнецу о своей мнимой беде. Затем он попросил сдать ему двор, но кузнец сначала не соглашался. В конце концов, Лиху удалось уговорить кузнеца. Он поселился там, откопал могилу и собранные кости привез в Спарту. С этого времени и всякий раз, когда дело доходило до столкновения, лакедемоняне неизменно оказывались гораздо сильнее тегейцев. Таким образом, они покорили бoльшую часть Пелопоннеса.

69. Всё это узнал Крез и отправил послов в Спарту с дарами и предложением союза. Царь указал послам, что они должны говорить, а те по прибытии в Спарту сказали вот что: “Прислал нас Крез, царь лидийцев и других народов, и говорит вам так: «Лакедемоняне! Боги возвестили мне через своего оракула, дабы я заключил союз с эллинами. Вы же, как я слышу, – самые могущественные люди в Элладе. Потому, по повелению оракула, я и обращаюсь к вам и желаю быть вашим другом и союзником без коварства и обмана»”. Так Крез приказал объявить своим послам, а лакедемоняне, которые уже слышали о прорицании, сделанном Пифией Крезу, обрадовались приезду лидийцев и заключили с ним освященный клятвой договор о дружбе и союзе. Тем более, что Крез и раньше оказывал им некоторые услуги. Когда же лакедемоняне послали в Сарды купить золото для статуи Аполлона, которая ныне стоит в Форнаке в Лаконии, Крез отдал им требуемое золото в дар.

70. Помня об этом, а также и потому, что Крез предпочел их в качестве союзников всем прочим эллинам, лакедемоняне заключили этот союз. Они не только приняли предложение царя, но захотели сделать Крезу ответный подарок. Изготовили медную чашу для смешивания вина, украшенную снаружи по краям всевозможными узорами. Чаша была огромна, вместимостью в 300 амфор. Впрочем, эта чаша так и не попала в Сарды. По причинам, о которых рассказывают двояко. Лакедемоняне утверждают, что на пути в Сарды корабль с чашей оказался у острова Самоса. Узнав об этом, самосцы подплыли на военных кораблях и похитили её. Самосцы, же утверждают, что лакедемоняне, везшие чашу, прибыли слишком поздно и по пути узнали, что Сарды взяты персами, а Крез  — пленён. Тогда они будто бы предложили продать эту чашу на Самосе, и некие самосцы купили её и поместили в храм Геры. Возможно также, что люди, действительно продавшие чашу, по прибытии в Спарту объявили там, что их ограбили самосцы.

71. Так‑то обстояло дело с чашей для смешивания вина. Что же касается Креза, то он неправильно истолковал оракула. Он выступил в поход на Каппадокию, надеясь низвергнуть Кира и сокрушить персидскую державу. Во время приготовлений к походу на персов один лидиец дал царю такой совет (этот лидиец – имя его было Санданис – и прежде слыл благоразумным, а благодаря этому совету он и подавно прославился у лидийцев): “Царь! Ты собираешься в поход на людей, которые носят кожаные штаны и прочую одежду из кожи; едят они не столько, сколько пожелают, а сколько у них имеется, так как обитают они в земле суровой. Они не пьют вина, довольствуясь водой. Нет у них ни инжира, ни иных полезных плодов. Если ты и одолеешь их, что возьмешь ты у народа, лишенного всех благ? С другой стороны, подумай о том, чего ты можешь лишиться в случае поражения. Ведь, вкусив прелести нашей жизни, они так привяжутся к нам, что мы не сможем уже их изгнать из нашей страны. Я благодарю богов за то, что они не внушают персам мысль воевать с лидийцами!”. Впрочем, эти слова Креза не убедили. Я рассказываю это потому, что до покорения Лидии персы действительно вовсе не знали ни роскоши, ни богатства.

                       

                                       перевод © Ирина Анастасиади

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике переводы с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s