Ирина Анастасиади. Три безумных недели до конца света (глава 2)


 content_Timm_dekabristy.jpg 

— Разбегаются, — ликующе заметил личный секретарь премьера, следя из-за занавески за бегущей врассыпную толпой.

— Это знамение свыше, — растягивая бледные губы в улыбке, заявил фон Шайтан.

Секретарь, прилизанный, безликий мальчик, молча, улыбнулся шефу одними уголками губ и поправил галстук.

— Господин премьер, все собрались в зале заседаний. Ждут.

— Что же ты молчишь? Пошли! Да пошевеливайся же!

Секретарь поджал губы и бросился открывать дверь. От секретаря ничего другого и не ожидается, кроме того, как делать все дела предельно быстро. Не ждать же от него, в самом деле, качественной работы?! Качественная работа требует времени. А у бедных секретарей времени как раз и не имеется.

Премьер вошел в зал, где должен был заседать сенат, нагло стуча каблуками блестящих штиблет. Решительно опустился в кресло. И проговорил формулу открытия заседания металлическим голосом.

На сей раз совет собрался в Малом зале. Присутствовали лишь самые важные сановники государства. Премьер восседал во главе гигантского овального стола. Брови его были сдвинуты. Лицо перекошено. Члены сената, сидевшие вокруг стола, злобно переглядывались.

Камеры довольно урчали, записывая каждое произнесенное слово и отображая каждое движение губ важных государственных деятелей.

— Господа! Страна объята недовольством, —  со значительным видом заявил в эфир министр Всеобщего Вооружения фон Сталобыть. — Народ недоволен своим премьером.

— Население, доведенное до предела последствиями вашей политики, выступает против правительства. А это уже не просто недовольство, а революция, — напыщенно добавил сенатор фон Верходув, глава оппозиции. – Народ готов скинуть правительство фон Шайтана.

Он был страстен и суров. Как коса в руках смерти. Фанатичный защитник общественного блага, как он сам понимал эти блага, Фридрих фон Верходув считал вероятную революцию своим частным делом. Костлявый, дебелый, с длинным отекшим лицом, он со страстной ненавистью глядел маленькими обезьяньими глазками на фон Шайтана. Тайная борьба, которая подспудно шла весь последний год между ним и премьером, сегодня стала явной.

— Кто уполномочил вас, господин сенатор, говорить от лица народа? —  приторным тоном поинтересовался премьер.

— Боюсь, вам никогда не понять истинных масштабов катастрофы, постигшей страну, — покачал головой фон Авоськин, представитель партии Наконечников. — Народ жаждет перемен. Революция уже готова разразиться.

И почесал нос, вспоминая, о чем именно толковал ему несколько минут назад его собственный референт. Однако, ничего почему-то не вспомнил и загрустил.

— Разве у нас не имеется в наличии законов, предотвращающих революцию? – поинтересовался фон Шайтан и обвел зал вопрошающим взглядом.

— Не имеется, — с сожалением покачал головой советник по Особо Секретным Делам Нимфодор фон Борофф.

— Значит, надо постараться выпустить пару-тройку соответствующих законов. Вот вы, фон Борофф, этим и займетесь! — изрек премьер. — Коли законы недостаточно хороши, пусть, по крайней мере, их будет много.

— Гениальный ход, шеф! – пискнул советник по Крайним Случаям Базиль фон Зайкинн и нетерпеливо заерзал.

— И вообще, чтобы народу было бы не до революций, надо быстренько обложить этот самый народ новыми налогами, — удивил собрание еще одной готовой фразой фон Шайтан.

Таких фраз у него имелось множество. По паре на любой случай. В конце концов, он ведь был профессиональным политиком. А профессионализм политиков, как раз в том и заключается, чтобы вовремя вспомнить подобные заготовки, сделанные на каждый случай жизни. Дай бог жизни референтам! Не будь на свете референтов, что бы говорили народу политики Хватляндии?!

— Ну, думайте, кого мы еще не обложили налогами? — строго спросил премьер собравшихся.

В зале повисла тишина.

— Да вроде никого и не осталось, — пробормотал фон Борофф, не вставая с места.

Сиятельный этот вельможа, обладающий внушительной осанкой, был возвеличен нынешним премьером почти до абсурда за услуги весьма и весьма сомнительного характера.

Блистательная карьера Нимфодора фон Борофф вызывала всеобщую зависть, равно как и титул советника по Особо Секретным Делам, изобретенный специально для него. Благодаря этому титулу сорокапятилетний сановник приобрел страшную власть не только над рядовыми гражданами Хватляндии, но и над ее сановниками.

Он слыл великим крючкотвором, а уж пререкаться с ним не решился бы даже грозный министр Всеобщей обороны фон Сталобыть. Вот и сейчас, фон Борофф вольготно развалился в кресле и повторил:

— Да вроде никого и не осталось.

И с победоносным видом оглядел зал.

— Государственным служащим еще полгода назад урезали зарплаты вдвое, — с удовольствием подпел всесильному советнику сенатор фон Пустофф.

И задумчиво почесал лоб, вспоминая подвиги правительства за последние шесть месяцев.

— С частных предпринимателей берут ровно половину их доходов, — вспомнил он, наконец. — Студентам высших учебных заведений перестали платить стипендию.

— А тем, кто не учится и не работает, назначили штраф, — проквакал с места фон Верходув.

Этот вельможа считал себя прирожденным главой крупных вассалов. Он олицетворял собой незыблемость далекого прошлого. Ни о каких нововведениях он и слышать не хотел.

— Правда, штраф пришлось отменить, — добавил он с важным видом.

— Ну конечно, господа сенаторы ни с того, ни с сего решили, что безработных следует подкармливать из государственного бюджета, – бесцеремонно перебил сенатора фон Борофф, который терпеть не мог старой гвардии.

— В стране не должно быть голодающих. Это вредит лицу правительства, — объяснил сенатор фон Авоськин и одарил присутствующих чарующей улыбкой. – Зато мы наложили на многодетных мамаш особый налог за каждого вновь рожденного младенца.

— А на бездетных наложили налог за бездетность, — важно подсказал сенатору фон Борофф. И довольно запыхтел, закидывая ногу за ногу.

Фон Верходув бросил на советника злобный взгляд. Он люто ненавидел советника по Особо Секретным Делам за то, что тот поднялся из низов. Ненавидел за титул, специально придуманный для любимчика премьера. Ненавидел за данную тому беспредельную власть.

— Пенсионерам перестали выплачивать пенсии, — вспомнил между тем Министр Обходных Путей фон Кабы. — Раз уже не работаешь, нечего проедать государственные деньги!

Тут все сенаторы замолчали, пытаясь вспомнить все свои заслуги. Но ничего более не вспомнив, обменялись вопрошающим взглядом.

— Всё! — решительно подвел итог этим раздумьям фон Борофф.

— Всё?! – не то спросил, не то вынес приговор фон Шайтан. И оглядел Малый совет осуждающим взглядом.

— Да больше, вроде бы никого более и не осталось, — пробормотал фон Пустофф.

—  Никого, кроме мертвецов, — небрежно бросил фон Зайкинн.

— Как?! Мертвецы еще не платят налогов? — Возмутился премьер. — Это безобразие следовало бы прекратить!

— Верно, — с готовностью согласился с ним фон Борофф. — Каждый гражданин, даже если он мёртв, обязан платить налоги.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 отзывов на “Ирина Анастасиади. Три безумных недели до конца света (глава 2)

  1. Георгий:

    Хороший роман. Есть элемент сказочности, но это даёт автору возможность говорить о том, о чём не очень принято говорить. Люди достойны счастья. И именно об этом говорит роман.

  2. Лариса:

    Прекрасное произведение. Сильное. Решительное. И сатирая злая, но верная.

  3. Вячеслав:

    Очень сильно. Роман отображает действительность и бичует все пороки. При этом в душе остается надежда, что все будет хорошо.

  4. Константин:

    Зло. Зло. Но как верно!

  5. Никос:

    Что ни строка, то шедевр.
    Что ни слово, то не в бровь, а в глаз!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s