Ирина Анастасиади. Тоска зелёная

море и горы                          

Вторую неделю по улочкам Тиноса носился злобный, как взбесившийся зверь, Борей. Вероника с тоской наблюдала за тяжелыми сизыми тучами, быстро несущимися на солнце. Нет, ей положительно не везет! Положительно! Такого скучного, убогого медового месяца, вероятно, не было ни у кого в мире.

Совершенно иначе представляла она себе первые недели своей замужней жизни! Мэтью не отрываясь, читал книги. Ветер дул, вынимая душу. Вот и солнце спряталось за тучами. Стало холодно. Набережную затянуло мерзким, жидким, как кисель, туманом.

Вероника  почувствовала, как поледенела вдруг спина и поспешила натянуть на себя пуловер. Выпила последнюю каплю узо из высокого стакана и тогда увидела его. вчерашний незнакомец сидел за соседним столиком и, потягивая апельсиновый сок через трубочку, смотрел на Веронику жадными глазами.

«Втюрился! С радостным волнением подумала Вероника. – Второй день ходит за мной, как приклеенный. Что ж, повеселимся!» Но повеселиться не удалось, потому, что незнакомец поднялся внезапно и направился прямо к ее креслу.

Не очень-то понимая, что она делает, Вероника вскочила и, не глядя, нырнула в незнакомый переулок. Но тут поняла, что так недолго и потерять его. И убавила шаг. Но и это показалось ей недостаточным. Тогда она остановилась у большой зеркальной витрины, проверяя, не отстал ли он.

Но нет! Он стоял прямо за ее спиной и, кажется, забавлялся этим спектаклем. Она рассматривала его отображение в стекле, и бесовская радость отплясывала в ее сердце дикую пляску.

Когда Вероника забежала в свой номер, Мэтью лежал на кровати, впившись глазами в томик по археологии. На секунду он перевел сонный взгляд на жену и спросил:

— Что так быстро? – и опять уткнулся в книгу.

Вероника не ответила. Да он и не ждал ответа. бросив пляжную сумку у порога, Вероника проследовала вглубь комнаты к кухонной стойке. Отщипнув от виноградной кисти несколько ягод, она подошла к балконной двери и посмотрела вниз.

Незнакомец стоял прямо под балконом и дерзко смотрел ей в глаза. На нем были какие-то дурацкие широченные брюки с большими накладными карманами и жеваная блуза. И вообще весь он был какой-то нескладный, с взъерошенной шевелюрой, голодными глазами и долговязым телом.

Улыбнувшись, Вероника запихнула виноградинки за щеку. А он стоял, недвижно, не обращая внимания на бешеные порывы ветра и смотрел на девушку темным, дерзким взглядом.

—  Мы есть-то сегодня будем? – лениво потягиваясь, спросил Мэтью и зевнул.

—  Я, пожалуй, пойду, окунусь в море, — сказала Вероника.

—  Это в такую холодрыгу? – удивился он. – А то бы шла ко мне в постельку!

И он приподнял край измятой простыни, обнажая свое тощее белое тело.

—  Ах, нет! – воскликнула Вероника. – Я лучше пойду купаться!

Сразу стало веселей. Замурлыкав веселую песенку, она зашагала на остановку автобуса. И не обращая ни малейшего внимания на незнакомца, уселась на переднем сиденье. Ей нравилось, что он следует за ней. Нравилось играть в безразличие. На остановке «Агиос Яннис» она сошла, и не оглядываясь, проследовала на пляж.

Несмотря на отвратную погоду, люди все-таки купались. Вероника стащила с себя платье и зарылась в теплый песок. И пригревшись, задремала. Когда она проснулась, солнце грело вовсю. И хотя ветер, по-прежнему, налетал бешенными порывами, он уже не казался ей таким холодным. Была середина октября и, хотя солнце было горячо, море показалось ей ледяным.

Но из упрямства она окунулась и поплыла. Тело жег холод,  но теперь ей это было приятно.

—  А я уже подумал, что вам не нравится погода, — сказал хриплый голос рядом с ней.

Она повернула голову и увидела своего незнакомца.

—  С чего вы это взяли? – щуря глаза, спросила она.

—  А я не взял, — ответил дылда. – Вы были раздражены и кутались в пуловер.

—  Какой же вы все-таки, наблюдательный! – явно кокетничая, заметила она. – А что вы еще знаете обо мне? Может, расскажете?

— Отчего бы не рассказать? – отозвался он, откровенно пожирая ее глазами. — Но предпочтительно, не в воде.

Не говоря больше ни слова, они вышли на берег. Она завернулась в парео. К своему удивлению, она чувствовала, как горит кожа. Тело было легко. В мышцах рождалась могучая сила.

—  Давайте присядем! – сказал он, отвечая на ее немой вопрос.

Она неопределенно пожала плечами. Бар изрыгался музыкой, сотрясая деревянный помост. Они уселись за стойку, лицом к морю, и заказали вино. Море серебрилось.

Она тайком бросила взгляд вокруг себя. Везде сидели, лежали, танцевали счастливые люди. Вероника даже застонала от зависти. Обошла ее судьба! Обошла! Если только… и она пытливо вглянулась в лицо незнакомца.

—  Мы вот с вами говорим, говорим, а я даже имени вашего не знаю, — сказала она.

—  Нестор, — представился он, — А  как зовут тебя?

—  Вероника… А вы откуда, собственно, знаете, что я француженка? – вдруг спросила она. – Почему  вы с самого же начала разговариваете со мной по-французски?

—  Я слышал, как ты говорила по-французски со своим…мужем.

—  Ну а про то, что он – муж, откуда знаете? Вы что маг?

—  Обручальное кольцо, — объяснил он. – Даю голову на отсечение, что и женаты вы недавно. Самое большее, месяц.

—  Три недели… — сказала она, заливаясь краской.

Разговор принимал неприятный оборот. Ей вдруг страстно захотелось удрать. Но недосказанные слова жгли нутро и просились наружу. Хотелось рассказать про то, как она встретила Мэтью. Как влюбилась в него. Как была поначалу поражена его умом. И как эта влюбленность вдруг прошла сразу же после свадьбы.

Все это ей просто надо было кому-нибудь рассказать…хоть этому всезнайке Нестору. Чем он хуже кого-либо другого? Особенно если учесть, что никого другого в помине и не было!

—  Дело в том, что родители выдали меня замуж насильно, — сказала и сама удивилась своей лжи. И зачем она ей вообще понадобилась?! Но начало было положено: надо было продолжать ложь, — Конечно, мы с Мэтью были помолвлены с самого детства.  – Вероника важно повела плечами. – Как это полагается в определенных кругах…

Вот и все. Слова были сказаны. И теперь уже нельзя было вернуться к истине. Нельзя было объяснить, что в средненьком отеле ее ждет зануда Мэтью с вялыми губами и с сонным взглядом.

Нет! Только что выдуманная жизнь нравилась ей куда больше. В этой выдуманной жизни выдуманный Мэтью приобретал аристократические черты. И вместе с Мэтью приобретает вес и она сама.

—  Я так и сказала маме: «Хорошо, я, так и быть, помогу вам с папой сдержать вами данное слово». Но не ждите, что я смогу полюбить его!

Нестор слушал, не перебивая. Она только никак не могла понять, верит он ей или нет. При словах: «как это делают в определенных кругах», он бросил престранный взгляд на ее руку, держащую стакан с вином. И она почему-то смутилась.

Но чудесный мир лжи уже увлек ее. Она даже Нестора не различала в этом веселом тумане. Сам собой родился и ожил  в фантазии целый сценарий. Но в тот момент сердитые  черные тучи вновь заслонили солнце.

И теперь ничто уже не мешало холодным струям Борея хлестать как тех, кто лежал на пляже, так и тех, кто сидел в баре. Буквально в две минуты пляж опустел.

Всю дорогу до города Вероника молчала, уставившись в окно, за которым мелькали голые, золотые терассы, немного оливковых рощиц и белоснежные дома. Ей казалось, что она предала свою любовь, своего мужа и всю жизнь свою.

На городской площади они стали прощаться.

—  Я поставил палатку на пляже, прямо под твоим окном, — сказал ей Нестор. – Придешь?

—  Не знаю, — прошептала она.

—  Пора б уж знать! Ты уже взрослая девочка, — заявил он, привлекая ее к себе властно-ленивым жестом.

«Ого! Это тебе – не Мэтью. Этот знает толк в объятьях!», — подумала она восхищенно.

Она вся дрожала от страсти. Но так хотелось показать ему свою независимость. И освободившись от его объятий, она ушла в свою гостиницу. Мэтью читал, беззаботно подрыгивая ногой.

—  А я тут без тебя поел, — сказал он рассеянно, — не выдержал.

—  Я вижу, — сухо заметила она.

—  Надо было, конечно, дождаться тебя…Но я ужасно проголодался.

Она молча убирала со стола. Затолкнула в холодильник сыр и колбасу. Выбросила объедки в мусорный ящик. «Да, воистину, великое удовольствие – быть замужем!» — думала она зло.

—  А ты не вставай, — дрожа от ярости, говорила она. Впрочем, на кого она была зла? На Мэтью, или на себя?! – Спи! Или телевизор посмотри.  А я пойду, закушу где-нибудь поблизости.

—  Душечка, — пролепетал он, — ты не сердишься?

—  Ну что ты, душечка! Ты спи. И меня не жди. Думаю, после ужина зайти в бар.

Но он уже не слушал ее. Его губы шевелились. Он читал. Вероника еще с минуту смотрела на него. Потом взяла свою летнюю курточку из шкафа и вышла.

Когда в полном одиночестве она переступила порог таверны, ей показалось, что все взгляды устремлены на нее. И что все спрашивают себя, как она умудрилась остаться в одиночестве на каникулах. Только сейчас она поняла, какой идиоткой она была, разыгрывая из себя недотрогу перед Нестором.

Вспомнила жар его объятий. Кровь прихлынула к голове и закипела. Тело зазвенело в тоске. Отхлебывая вино, она готовила фразы, оправдывающие ее присутствие в его палатке: «Шла, знаете, мимо и зашла…» Фу, прямо как из дешевого романа!  Что-нибудь умнее?

«Ах, это и есть ваша палатка?» Какая глупость! Глупость и пошлость. Но что можно сказать, чтобы это не показалось пошлым, Вероника не знала. Она доела свой ужин. И заплатила.

За дверью о чем-то прося, гудел ветер. Вероника, плотней закутавшись в куртку, вышла  на улицу. Было тихо и безлюдно. Ее душили слезы. Вдруг, прямо перед нею, открылась дверь бара и оттуда, из желтых вспышек рампы, вместе с ревом музыки. Вырвалась парочка. Дверь за ними захлопнулась. Оборвалась музыка.

Юноша захохотал. И схватив девушку за руку, увлек ее в лабиринт улиц. Они уже исчезли из поля зрения заплаканной Вероники, а она еще слышала их  беззаботный смех. Тогда это и случилось!

Разъярённая этим смехом, растревоженная вечерним поцелуем, она, вдруг, бросилась бежать. Как будто, пытаясь догнать свое счастье.

Когда, согнувшись вдвое, она вошла в его палатку, Нестор совсем не удивился. А только сделал ей знак раздеться.

© Ирина Анастасиади


Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев на «Ирина Анастасиади. Тоска зелёная»

  1. Галя:

    Господи, Иришка, я уже сняла шапку и кланяюсь-кланяюсь тебе прямо в пояс. Это как со всем можно справиться? Ты просто суперумница живой классик! Я тебя обожаю!

    Нравится

  2. Николай:

    Ирина, прочитал Ваш рассказ «Зеленая тоска». Очень понравился. В такой малой форме сказано столь многое. И стихия женской души весьма приоткрыта. Вы просто молодец!

    Нравится

  3. Александр:

    Всё: легкомыслие, безалаберность, душевная неуровновешенность описаны так чётко. Вообще вещь сильная. Увлекательно читать. И так хочется пожалеть героиню за дурость… но тут, как раз, вспоминаешь, что разговор идёт только о литературной героине. А ты уже думаешь о ней. как о живом человеке.

    Нравится

  4. Нина Плаксина:

    Спасибо. Понравилось эдгаровским психологическим настроем, почти мистическим. Успехов.

    Нравится

  5. Илья:

    Рассказ ещё раз убедил меня в том, что каждый в своей голове носит персональную реальность. И почти каждый уверен, что этот его личный спектакль и есть единственная жизнь. Психика наша похожа на комнату кривых зеркал, в центре которой располагается наивный зритель, убежденный, что глядя в зеркала, он смотрит в объективный мир. Именно эта убеждённость и порождает почти все возможные внешние и внутренние конфликты. Каждый уверен, что его субъективный мир – единственно реальный, потому и доказывает упорно свою правоту – то есть реализм своего персонального кинотеатра.
    Героиня «Тоски зелёной» и её кривые зеркала убедили меня только в одном: если человек получил свой опыт и из своего опыта какие-то свои выводы сделал, то он однозначно прав. Истина в том, что у каждого свой опыт, свои открытия и каждый прав, но по-своему. Любая концепция не есть объективная истина, а лишь что-то затвердевшее, старое, нетекучее.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s