Ксения Малкки. Коммуналка

0913.jpg

Первое, что я увидела, открыв глаза – облезлый провисший потолок. Все было расплывчато и туманно. Ну конечно, две бутылки бормотухи, выпитые накануне вечером с соседями по коммуналке, дают о себе знать. Так, какой сегодня день? Суббота. Отлично, Людкина смена. Не надо двигать на работу и продавать ханурикам алкоголь. Вспомнив, какой контингент к нам захаживает, меня передернуло. А чего удивляться? Водкой из-под полы не торгуют в престижных магазинах, а в нашем сарайчике самое то. Еще и себе в карман что-то перепадает. А если и глазки построить, то может шоколадку тебе купят. Если ее положить обратно на прилавок, то ее стоимость берется из кассы и кладется в свой кошелек. Или ребенку домой отнести.

Усилием воли пришлось оторвать тяжелую голову от подушки и заставить себя вылезти из кровати. Напялив халат, я поплелась на общую кухню. Соседка с опухшим лицом после нашей попойки уже громко отхлебывала горячий кофе.

— Доброе утро,- пробормотала я.

— Какое, нафиг, доброе?- возразила Ольга.

— А твой где?- вопросом на вопрос ответила я.

— Да спит еще. Хорошо хоть Максимку вчера к бабушке отвезли.

— И не говори,- согласилась я, отметив в уме, что и моя дочка у родителей бывшего мужа.

День тянулся медленно и нудно. Успела выпить литра два крепкого кофе, посмотреть всякую ерунду по телевизору и даже поспать. К вечеру головная боль утихла, но общее состояние все еще было далеко до идеала. Стук в дверь отвлек меня от моего безделья. Увидев выглядывающую голову соседки, уже, кстати, причесанную, я спросила:

— Ну чего тебе?

— Может, опохмелимся?- и протянула две бутылки дешевого вермута. – Леха сгонял в магазин,- добавила Ольга.

— А давай, — махнула я рукой.

Мы опять устроились на месте наших частых посиделок. Кухня, длиной 5 метров, но настолько узкая, что вдвоем с трудом можно разойтись. Свисающая с потолка штукатурка, старая мебель, желтые стены от налета сигаретного дыма, старые деревянные полы, в 

Ольга села возле окна, а мы с Лехой ближе к выходу. Нам всегда приходится рассаживаться таким образом, чтобы остальным членам коммунальной квартиры в центре Таллинна, было возможным пройти к плите или своему столу. Другое дело, что обычно все стараются не высовываться на кухню, пока там пьянствуем мы.

— Ну что, дамы, давайте ваши бокалы, — сказал Леха.

Мы с Ольгой, переглянувшись, рассмеялись и протянули два граненых стакана. Леха наполнил их наполовину, чокнулись и выпили залпом.

Знаешь, Ирка, — начала Ольга, закуривая сигарету, — мы придумали с Лехой как нам перезимовать. Мы нашли поле, засаженное картошкой. Оно не охраняемо. А у нас есть большая кладовка. Намек поняла?

— Угу,- я медленно кивнула, начиная осознавать, что они предлагают.

— Так вот,- продолжила Оля, — возьмем твою Ксюшку, нашего Макса и поздно вечером рванем. Никто не подумает на группу людей с детьми, что те будут воровать картошку. А то страшно вспомнить прошлую зиму — детей кормить нечем было. Не зарплата, а мышкины слезы. А так хоть картошка будет, да и бабушки всегда передают домашние заготовки-овощи, грибочки…

Я смотрела на Ольгу, выпучив глаза. Но после третьего стакана вермута идея не казалась мне столь безумной. А что делать? И так еле-еле сводим концы с концами, да и то не всегда.

— А помнишь, Оль, как в третьей комнате баба Маша жила? Они никогда за собой воду в унитаз не смывала? – вдруг вспомнила я.

— А как же, конечно, помню, — отозвалась соседка. – Ты ее после очередного бесполезного замечания, головой в унитаз окунула,- заржала Ольга.

— Ребят, ну вот скажите,- меня передернуло от ее гогота, — это мы такие сволочные?

-Это жизнь сволочная,- вставил Леха.

Задумавшись, мы молча выпили очередную порцию вермута. Мой взгляд задержался на пустой мышеловке под раковиной.

— Оль, а ты чего сыр не купила? Сейчас же ваша очередь. Крысы достали уже!

-Ирка, да денег нет, последние отдала Максюшке в детский сад. На утренник.

— Тьфу ты,- выругалась я.

0114.jpg

                                                                ***

— Ирэн,- муж дотронулся до моего плеча. Я вздрогнула. 

Когда-то я была Иркой, а теперь Ирэн. Все еще не могу привыкнуть. В чужой стране я сменила не только имя, но и супруга. Теперь я жена ювелирного магната. Вопреки всему и на зависть всем. Меня окрестили Леди Дрянь, а мне приятно. Не каждому в жизни удается из Ирки превратится в Ирэн.

— О чем ты думаешь?- спросил он, проведя рукой по моим волосам.

— О самой вкусной картошке в мире,- мечтательно произнесла я, закрыв глаза.

— Ты хочешь в ресторан? – не понял он меня.

— Нет, я хочу на большое поле картошки. Ночью и с ведрами.

— Зачем? — удивился муж.

— Потому что самая вкусная и сладкая картошка та, что на халяву. Особенно с голодухи.

Муж, вытаращив глаза, уставился на меня. А я позволила себе неприлично громко расхохотаться на весь трехэтажный особняк. Нам так и не суждено понять друг друга до конца.

Реклама

Об авторе Ирина Анастасиади

писатель, переводчик, главный редактор интернет-журнала "9 Муз"
Запись опубликована в рубрике проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s