Филипп Эрлангер. Екатерина Медичи

перевод Ирины Анастасиади

452px-Catherinedemedicishadow

Бессердечной убийцей, отравительницей, воодушевительницей Варфоломеевской ночи рисует нам Екатерину Медичи Александр Дюма в своем бессмертном романе «Королева Марго».  Отвечает ли это правде? Что мы знаем об этой женщине, флорентийке, племяннице Папы Клемента, нелюбимой супруге короля Франции Генриха II, матери королей Франциска II, Карла IХ и Генриха III, в короткий срок сменивших друг друга на троне Франции? Какой она была на самом деле эта, несомненно, сильная личность? Как управляла королевством в течение своего регентства и после, когда Карл IХ уже достиг, наконец, совершеннолетия?

Невероятные пересуды вызвала при французском дворе новость о скорой свадьбе второго сына короля Франциска II на племяннице Папы Клемента, Екатерине Медичи. Подобный брак был в те времена совершенно неприемлем.  Как можно было себе только представить, что один из Валуа, предком которого был сам Людовик Святой, сможет когда-либо соединиться узами брака с внучкой банкиров и фармацевтов! Но не надо забывать и том, что в приданное невесте были даны города Неаполь, Женева и Милан. Поэтому невесту, которую сам Папа сопровождал до самого Марселя, встречали с особой пышностью.

медичи юная

Невесте, между тем, едва исполнилось четырнадцать лет. Скромность, прекрасное воспитание  и шарм этой девушки очень скоро завоевали симпатии и признание при дворе короля-рыцаря. Однако все эти качества не произвели никакого впечатления на ее пятнадцатилетнего супруга. Ибо Генрих тогда еще только второй сын короля Франции, был влюблен в Диану Пуатье, женщину, которая была старше него на двадцать лет, много лет была любовницей его собственного отца… и к тому же приводилась близкой родственницей его собственной жене. Любовь эта принесет бездну горя Екатерине, которая просто боготворила своего мужа.

Мы не знаем, какой была бы история Франции, если бы Екатерина не любила так горячо своего супруга, и если бы он, в свою очередь, не унижал  ее достоинство ежечасно. При жизни Генриха (и тогда, когда он был просто наследником престола, и когда стал королем Франции) Екатерина сносила его пренебрежение с удивительным смирением. Между тем, Диана де Пуатье была при жизни Генриха II настоящей королевой. Она вмешивалась в политику страны, ее осыпали богатыми дарами, перед ней преклонялся весь королевский двор. Она желал, чтобы Екатерина играла роль ее лучшей подруги.  Мало того, Диана вмешивается в воспитание детей Генриха и Екатерины, нанимает им кормилиц и учителей. Екатерина просто дрожит от страха перед своей могущественной соперницей и родственницей. И даже подумывает: не расправится ли с Дианой путем убийства. Но на это она не решается. Меж тем, ревность и унижения порождают в ее сердце ненависть и желание убивать. Но вовсе не мадам Диана заплатит по счетам унижений, которые вынесла Екатерина!

Впрочем, всё кончится для мадам де Пуатье в одночасье, когда 10 июля 1559 года, в самом расцвете сил Генрих погибнет от удара копьем, нанесенным королю на рыцарском поединке Монтгомери. Екатерина сама не своя от горя. Однако, не упускает случая унизить свою соперницу: никогда более, Диана не будет допущена к своему царственному возлюбленному. Ей придется вернуть короне все государственные земли Шенонсо и даже драгоценности короны, которые подарил ей Генрих. Екатерина не желает мстить Диане. Это, как она считает, уронит ее достоинство. А она не желает новых унижений.

Меж тем, смерть короля приходится на критический момент в истории Франции – разгоревшееся противостояние католиков и протестантов. Англия и Испания пытаются лишить Францию влиянию на море и разжечь в стране междоусобную войну между католиками и протестантами. Екатерина понимает, что нельзя допустить в стране междоусобицу и, улаживая религиозный вопрос, пытается действовать мягкими методами.

Для решения этого вопроса, Екатерина обращается к королеве Англии. Но Елизавета не решается встретиться с Екатериной, которая обещала приехать на встречу без многочисленной охраны, меж тем, как сама Элизабет прибыла к месту предполагаемой встречи с многочисленной охраной.  И хотя обе королевы прибыли на условленное место встречи, сама встреча не состоялась. Тогда Екатерина решила действовать на свой страх и риск.

Народ Франции с восхищением и удивлением следит за королевой-матерью, которая практически без охраны, передвигается из одной провинции страны в другую, подавляя восстания, и решает все связанные с этим проблемы с твердостью и пониманием дела. Вообще, она делает всё, чтобы решить все религиозные распри в государстве мирным путем. С этой целью в январе 1562 года она издает эдикт, подтверждающий и дополняющий Нантский эдикт, разрешающий приверженцам протестантства свободно служить свои религиозные службы. Этот был подлинно революционный шаг для государыни-католички.

На этот шаг, однако, фанатики-католики ответили взрывом кровавых выступлений.  Влиятельная семья де Гизов, возглавляющая католиков Франции, желала подчинить королеву-мать своему влиянию, и открыто угрожали Екатерине. Наиболее кровавое выступление фанатиков, получившее в истории имя «бойня при Васси», напугала Екатерину не на шутку. Укрывшись в Фонтенбло, она позвала к себе предводителя протестантов принца Конде. И если бы принц умел бы смотреть в будущее без фанатизма, то Варфоломеевская ночь никогда бы не имела место в истории Франции. Конде не только дал возможность Гизам и впредь заправлять делами при королевском дворе, он, к тому же обнародовал секретные письма Екатерины к нему.

— Да он просто сумасшедший! – воскликнула Екатерина, узнав о предательстве Конде.

И тогда вспыхнули кровопролитные схватки между католиками и протестантами, которые Екатерина изо всех сил старалась не допустить. Дело зашло так далеко, что королева-мать была вынуждена принять либо одну сторону, либо другую. И ей пришлось выбрать партию де Гизов. На это имелись серьезные политические причины.

Надо сказать, что в это время Фландрия пытается сбросить с себя иго Испании. Меж тем адмирал Франции Колиньи решительно поддерживает протестантов Фландрии. Таким образом, он разжигает между Гамбургами и  Валуа войну, которой лишь через много лет положит конец соглашение Капрези. Эта война по разумению Колиньи, должна была вернуть Франции ее былое влияние в Европе и не дать разгореться религиозной междоусобицы внутри страны. При этом он всерьез надеется на помощь Англии. Екатерина же не доверяет политике английской королевы и считает, что Франция недостаточна сильна в данный момент, чтобы вести войну. Будущее покажет, как права была королева-мать.

К сожалению, Колиньи увлекает своими тщеславными и, как показало будущее, политически неверными планами молодого короля Карла IХ. И королеве-матери уже приходится смириться с тем, что ее сын посылает в помощь фламандцам войска, дабы сражаться против испанцев. Прозрение к королю приходит позже, когда под Монсом испанцы берут верх. И вот они уже близ границы с Францией! Но королева-мать не может допустить, чтобы повторилась история, когда несколько лет назад испанские войска подошли к стенам Парижа, и чуть не захватили столицу Франции.

Надо было что-то предпринимать! И тогда Екатерина решает убрать с пути адмирала руками других своих врагов – де Гизов. Она мыслит так: когда протестанты узнают, что Гизы приказали убить Колиньи, они отомстят им. Так Валуа смогли бы избавиться сразу от двух врагов престола. К сожалению, всё выходит совсем не так, как рассчитывала Екатерина. Колиньи был только ранен. Правда о том, кто подослал к нему убийцу, вышла наружу. И оставалось только одно – вместе с Колиньи, толкающим Францию к войне с Испанией, избавиться от большинства протестантов.

Для этого, под предлогом свадьбы сестры короля Маргариты Валуа с официальным главой протестантов, королем Наварры, Генрихом Бурбоном, в столицу сзывается вся знать Наварры – сплошь вожди протестантов. И вот, ловушка захлопывается! В ночь святого Варфоломея протестантов истребляют.

Любопытно, что Екатерина никогда не выразила малейшего раскаяния по поводу этой страшной резни. И только позже, увидев, как набирает силу и так всесильная семья де Гизов, понимает свое личное поражение. Она, впрочем, продолжает бороться за власть свою и своих детей. И ей кажется, что она способна урезать власть Гизов, перетасовывая уже розданную колоду. И пытается преподнести католикам Франции нового главу – самого любимого сына своего – Генриха, герцога Д’Анжу. Но ее враги не дремлют, и исподволь уговаривают принца свергнуть своего брата-короля Карла, чтобы, как они его уверяют, самому занять трон. Узнав о предательстве брата, Карл желает наказать Генриха. Но мать всегда на стороже интересов своего любимца. Она припасла ему уже другой престол – короля Польши, который испрошен для него… протестантами.

Когда 31 мая 1574 года Карл IХ умирает, истекая кровавым потом, Екатерина призывает Генриха из Польши, чтобы отдать ему трон Франции. Многое из характера этой женщины можно понять из ее тайного послания к Генриху:

«Если когда-нибудь тебя отнимет у меня смерть, я похороню себя заживо вместе с тобой, сын мой». «Люби народ Франции, и трудись на его благо, но пусть  его недостатки не станут так же твоими».

Вообще, переписка матери с сыном, дает нам полную картину сотрудничества Екатерины и теперь уже короля Франции, Генриха III. Они во многом схожи, не напрасно же она, Екатерина, любит его более всех своих детей. И только в одном вопросе, одном из самых важных вопросов для государства Франции, они не согласны. Дело в том, что Генрих – бездетен, его единственный брат, Франсуа, герцог Аласонский умер, так кто должен будет стать его наследником? Генрих видит своим преемником своего зятя, короля Наварры Генриха. Но как же быть? Генрих, хотя и принял католичество сразу же после Варфоломеевской ночи, протестантское королевство Наварры считает именно его своим главой. Екатерина боится, что Генрих, став королем Франции, приведет страну к распрям. А эта женщина ставит вопросы государства Французского превыше всего. Превыше даже своих семейных выгод.

И вот, она, движимая страхом за будущее Франции, вновь обращает свои взоры к де Гизам. Но ее сын Генрих видит в Гизах опасных врагов. К тому же, шпионы доносят, что семейство это находится в заговоре с испанцами. Их желание – захватить трон Франции, даже если для этого придется призвать в страну врагов. И Генрих III подсылает к герцогу де Гизу наемных убийц. Узнав об убийстве герцога, Екатерина заболевает. Обеспокоенный король торопится навестить мать.

— Как вы чувствуете себя, государыня? – с участием спрашивает он.

— Не очень хорошо, сын мой, — отвечает королева-мать.

Тут, вероятно, Генриху кажется, что она просто притворяется. И он важно заявляет:

— А я, в отличие от вас, чувствую себя прекрасно. Простите меня, но я стал настоящим королем Франции, убрав с дороги короля Парижа. И надеюсь, никто не заговорит более о нём.

Екатерина только вздохнула в ответ. Кто знает, что больше всего расстроило ее: то ли, что она возлагала на де Гиза определенные надежды, то ли, что Генрих не посоветовался с ней, как обычно? Но факт остается фактом, она всерьез заболела. И вскорости умерла. Вероятно, ее все-таки мучили угрызения совести по поводу Варфоломеевской ночи. Потому, что умирая, она оправдалась так:

— И все-таки, именно я спасла Францию от распада.

Когда ее хоронили, кстати, без всякой пышности, архиепископ Буржа в своей речи сказал о ней:

— Отошла в мир иной самая великая королева Франции.

Но даже не его слова о Екатерине так знаменательны, как слова ее зятя Генриха Наррского, который всего лишь через несколько лет станет королём Франции Генрихом IV. Когда некий чиновник в разговоре с ним стал обвинять покойницу Екатерину Медичи во всех смертных грехах, Генрих, к удивлению всех присутствующих при этом разговоре, заявил очень серьёзно:

—  А что, по-вашему, могла ещё сделать эта несчастная женщина, когда после смерти мужа, осталась с пятерыми детьми против двух влиятельных семейств Франции. Которые изо всех сил старались отнять у неё престол? Конечно, ей пришлось притворяться и всячески  выворачиваться, чтобы обмануть как одних, так и других своих врагов и сохранить трон за своей семьёй. Только благодаря ее дальновидности, ее детям удалось одному за другим править государством Французским.

Не знаю, возможно ли добавить что-либо после этих слов? Слов человека, только благодаря чуду, сохранившему свою жизнь в Варфоломеевскую ночь.

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике мифы и реальность с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 отзыва на “Филипп Эрлангер. Екатерина Медичи

  1. Спасибо вам, за то, что рассказываете нам о том, о чем мы не имели представления. Здорово, что журнал «9 муз» помогает нам разобраться в истории Европы. Ведь мы не знаем даже части того, что печатается на страницах журнала.

  2. Николай:

    Действительно, мало кому известен портрет Екатерины Медичи таким, каким нам его описывает Филипп Эрлангер. Хотя, о ком мы вообще знаем правду? Полную правду…

  3. Владимир:

    Браво, госпожа Ирина! К сожалению, у меня разрозненные тома Батюшки французской литературы Александра Дюма. Если не ошибаюсь, в 9-м томе эта история в какой-то мере находит свое отражение у великого таланта Европы.Вы достаточно полно изложили судьбу великой матери-королевы страны, что много веков была лицом Европы.**С уважением, Владимир

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s