Михаил Берсенев. И это слабый пол!


в гостях у журнала «9 Муз»

 литературная интернет-газета Финляндии

«Северная Широта»    http://www.sever-fi.org/

 20

Вера Александровна решила навестить свою школьную подругу Ольгу, с которой она давно не виделась и, так как оставить восьмилетнего сына Костика было не с кем, она взяла его с собой. Костик был достаточно крупным и плотным пацаном, он был посильнее многих своих сверстников и задирист, посему в школе его и называли хулиганистым малышом. Редко кому из его класса удавалось удержать над ним верх. Но то были пацаны… Ольга радушно встретила Веру Александровну и ее сына и после привычных приветственных вопросов Вера взяла Костика под ручку и отвела в дальнюю комнату, где играла семилетняя дочка Ольги — Ксюша. — Познакомьтесь, дети, — начала Вера Александровна,- это — Костя, а это — Ксюша. Дети, вы поиграйте тут, пока мы с Олей будем разговаривать. И, помня о хулиганистости Кости, добавила: — Костик, будь повежливей, ведь ты — сильный пол, а Ксюша — слабый! Комната была уставлена различными игрушками, множество кукол, две коляски для кукол, различные наборы пластмассовой посуды для девочек, искусственные цветы и мягкие игрушки. Это не особенно подходило для Кости. На одной из полок Вера увидела несколько игрушечных машинок, все в основном китайского производства, но одна была еще советского, крупнее всех, и хорошо сохранившаяся. Простая машинка серого цвета, но, вероятно, сделанная из настоящей безвредной пластмассы еще в СССР, с пластмассовым болванчиком за рулем. Вера сняла эту машинку с полки и поставила на ковер, сказала «играйте, дети!» и удалилась на кухню. На кухне шел обычный разговор двух мамаш и подруг, а в детской комнате завязалась непринужденная детская беседа о принадлежности пластмассовой машины а-ля СССР к одной из специальных служб. Определить, к какой точно, было трудно, так как, если на ней и были когда-то какие-то надписи, то сейчас они уже были стерты: эта машинка прошла через много детских рук. — Это — милицейская,- высказал предположение Костик,- у водителя фуражка на голове. — Нет, это не фуражка, а волосы,- выдала Ксюша,- и машина эта — санитарная! Единого мнения здесь было трудно добиться , так как на голове пластмассового болванчика было нечто бесформенное, что можно было принять и за фуражку, и за копну волос, и за шапку-ушанку. — Нет, это же — милицейская! — утверждал Костик. — Да нет — санитарная,- парировала Ксюша. — Милицейская! — Санитарная! Спор разгорался. Костик уже непрерывно канючил «милицейская!», а Ксюша невозмутимо и спокойно твердила «санитарная!» — Это милицейская! — Костик уже со слезами на глазах потрясал в воздухе машинкой. — Не-а, санитарная! — смеялась Ксюша. Через двадцать минут Костик уже почти ревел. Он никак не мог понять, почему эта упертая девчонка не хочет с ним согласиться. Он уже ползал по ковру, хрипел, сопел, рыдал и даже бил кулачком по полу, как заводной повторяя «милицейская, милицейская!» На что следовало убийственно спокойное Ксюшино — «санитарная!»- и новый поток слез бежал по разгоряченному мальчишескому лицу. На кухне говорили мамы и играл диск с классической музыкой, в детской вселенское горе навалилось на мальчика. Еще через пять минут спора Костя издал крик такой сногсшибательной силы, что его услышало, наверное, пол квартала. Женщины на кухне вздрогнули и сломя голову ломанулись из кухни в комнату. Они увидели страшную картину: Костик катался по полу истошно крича как заклинание «милицейская! милицейская!», все лицо его было красным от напряжения, мокрое от слез и соплей, а ручки отчаянно мяли машинку. Невозмутимая и спокойная сидела в углу Ксюша и, мелодично, растягивая слово, повторяла: «са-ни-тар-на-я!» Обе женщины кинулись к Костику, пытались его успокоить, но сделать это было очень трудно, ибо было видно что ГОРЕ вошло в душу мальчика. Вера отволокла на руках сына на кухню, а Ольга стала расспрашивать дочку о том, что здесь случилось. После короткого рассказа Ксюши, ее мама сказала: — Ну, доча, сходи к Костику, скажи что это — милицейская машина! Ну какая тебе разница! Успокой его хоть немного. Они же наши гости. Ксюша подошла к двери на кухню, открыла ее и увидела Костика, который чуть успокоился и, сквозь всхлипывания, ел шоколадку. При виде девочки он опять заканючил и попятился назад. Девочка шагнула вперед на Костика, посмотрела ему в красные от слез глаза, и твердо сказала: — А машина все равно — санитарная! Са-ни-тар-на-я! По телу Костика пробежала дрожь и он забился в истерике. К тому же он подавился шоколадкой и стал шумно хватать воздух ртом. Вера Александровна стала колотить Костю по спине. Ольга спешно нажимала кнопки телефона. В этот вечер «скорая» увозила больного человека восьми лет от роду в больницу. В больнице диагностировали нервное потрясение и назначили успокоительные. И после выписки из больницы мальчик еще полгода плохо говорил, часто сбивался, слегка заикался и часто спрашивал маму: — Ма-а-м, а ты-ы боль-ше не от-ве-зешь ме-е-ня к сла-а-бо-о-ому по-о-лу?

Об авторе Международный литературный журнал "9 Муз"

Международный литературный журнал "9 Муз". Главный редактор: Ирина Анастасиади. Редакторы: Николай Черкашин, Владимир Спектор, Ника Черкашина, Наталия Мавроди, Владимир Эйснер, Ольга Цотадзе, Микола Тютюнник, Дмитрий Михалевский.
Запись опубликована в рубрике проза с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Михаил Берсенев. И это слабый пол!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s